· Новые сообщения · Ленточный вариант форума · Поиск · RSS · Подписки ·




Страница 4 из 10«123456910»
Модератор форума: MurkyMargosha 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Хлоя Нейл «Некоторые девушки кусаются» (Чикагские вампиры 1)
Хлоя Нейл «Некоторые девушки кусаются»
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:23 | Сообщение # 1
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Некоторые девушки кусаются



Конечно студенческую жизнь нельзя назвать гламурной. Но только не жизнь Мерит. У нее все было чудесно, до тех пор, пока однажды на нее не набросился ненормальный вампир. Не успел он сделать и глотка, как был спугнут другим кровососом – который почему-то решил, что лучший способ спасти ей жизнь, это превратить ее в вампира.
Ее спасителем оказался Этан – Мастер вампиров Кадоган-Хауса, и теперь вместо корпения над учебниками ей придется привыкать к новой жизни в особняке, полного вампиров преданных, Хозяину Усадьбы. Несомненно, этот высокий, зеленоглазый, 400-летний вампир, обладает очарованием столетий, но к сожалению он ждет от нее благодарности – и подчинения. Непереносимость солнечного света и отношение Этана – это малое из проблем Мерит. Кто-то все еще ведет на нее охоту. Ее появление в ночной жизни Чикаго может послужить первым толчком к началу войны – и тогда прольется много крови. (Аннотация с OriginStory.net)
Новый роман знаменитого цикла Хлои Нейл "Чикагские вампиры"!
Впервые на русском языке!
Мерит, аспирантка университета Чикаго, не желала себе такой судьбы, но поздняя прогулка по парку закончилась плачевно - ее превратили в вампира. И хотя сделано это было из благих побуждений, девушке непросто было смириться с тем, что теперь придется забросить диссертацию и погрузиться в ночную жизнь в буквальном смысле этого слова. И родной Чикаго открыл ей свои новые грани. (Официальная аннотация издательства «Азбука»)


Все обсуждения и отзывы в этой теме



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:40 | Сообщение # 31
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Ну вот, опять список моих прегрешений. Все причины, по которым он не мог мной увлечься. Причины, по которым влечение, возникшее помимо нашей воли, было ему ненавистно.
— Я ничего от тебя не хочу, — сказала я, и мой тихий голос как будто прозвучал издалека.
— Лжешь, — возразил он и прижался губами к моему рту.
Он поцеловал меня, и цепь опять замкнулась.
Его теплые и мягкие губы вызвали желание ответить, уступить — пусть и кратковременному — влечению. Ноги ослабели, тело откликнулось на его призыв и умоляло забыть обо всем и погрузиться в бездну наслаждения. Но я уже слишком близко подошла к огню, когда набросилась на Этана и попыталась напиться крови из его вен. Этого оказалось достаточно. Более чем достаточно. Я сжала губы и попыталась отвернуться.
— Мерит, — простонал он, — успокойся.
Пальцы Этана скользнули вдоль моих щек, погрузились в волосы, и он слегка приподнял мое лицо. Он еще чуть-чуть шагнул вперед, и наши тела слегка соприкоснулись.
Нагнув голову, он снова поцеловал меня, поглаживая скулы большими пальцами. Его губы прижимались к моим ласково и осторожно, совсем не требовательно. И когда его язык проскользнул между губами и коснулся кончика моего языка, когда в спине возникла необъяснимая дрожь, я сдалась.
Поначалу очень осторожно — и обещая себе, что никогда, никогда не прикоснусь к нему снова, — я ответила на поцелуй. Я целовала его, посасывала предложенный язык и отвечала нежными укусами на его укусы.
Я не могла удержаться. Я не могла его не целовать. Я была без ума от его вкуса и запаха. Он стал для меня небом, золотым маяком в непроницаемой тьме сверхъестественного мира. Но волшебство было здесь ни при чем. Наше влечение было стихийным и потому более мощным. Это было взаимное желание в его самой первобытной форме.
Но я не могла позволить себе желать того, кто не хотел меня.
Я положила руку ему на грудь, на мгновение ощутила биение сердца под мягкой тканью рубашки, а потом оттолкнула:
— Прекрати.
Ему пришлось сделать пару шагов назад, чтобы не упасть. Грудь тяжело поднималась и опускалась, словно легким не хватало воздуху, зеленые глаза уставились на меня.
— Это ошибка, — сказала я. — Этого не должно было случиться.
Он облизнул губы и провел рукой по лицу.
— Нет?
— Нет.
Он помолчал.
— Я мог бы многое тебе предложить, — сказал он немного погодя.
Я моргнула, подняла голову, встретила его взгляд:
— Что же?
— Власть. Возможности. Награды. Ты будешь подчиняться только мне.
От потрясения у меня приоткрылся рот и внезапно пропал голос.
— Ты предлагаешь мне стать твоей любовницей? — наконец выдавила я.
Он немного помолчал, и мне показалось, что он обдумывал свое предложение. Словно взвешивая все издержки и выгоды, решая, стоит ли удовлетворение похоти возможного беспокойства. На его скулах вспыхнули красные пятна.
— Да.
— О боже! — Я опустила голову и приложила руку к груди, гадая, почему эта ночь выдалась такой странной. — О боже!
— Это означает «да»?
Я опять взглянула на него, заметила в глазах проблеск тревоги.
— Нет, Этан. Господи, конечно нет.
Его глаза опасно сверкнули, и я задала себе вопрос, случалось ли ему когда-нибудь быть отвергнутым? Нашлась ли за почти четыре сотни лет хоть одна женщина, которая отказалась от возможности ему принадлежать?
— Ты хоть понимаешь, что сейчас не тысяча восемьсот пятнадцатый год?
— Для мастеров вполне естественно иметь официальных любовниц.
— Конечно, — ответила я. — И твоя спутница сейчас находится на моей кухне. Если тебе необходимо... разрядиться, обратись к ней.
Шок — настоящий шок, — вызванный его предложением, начинал проходить, уступая место боли и негодованию, что я не настолько нравилась ему, чтобы предложить нечто большее, и что он считал такое положение для меня лестным.
— Как ни больно в этом признаться, но Эмбер — это не ты.
— Я даже не знаю, как к этому относиться. Считать себя польщенной, что ты, не испытывая ко мне никаких чувств, готов чем-то пожертвовать, лишь бы залезть мне под юбку?
У него дернулся нос и между бровей залегла морщинка.
— Ты грубишь.
— Я? — Мой голос упал до пронзительного шепота. — Это ты только что предложил мне стать твоей шлюхой.
Он шагнул ближе, так сильно сжав челюсти, что на щеке задрожал мускул.
— Стать спутницей мастера-вампира — большая честь, но никак не оскорбление.
— Для меня это оскорбление. Я не собираюсь быть твоей — и ничьей — сексуальной отдушиной. Когда это... случится со мной, когда я встречу его, я хочу партнерства. Любви. А ты не настолько мне доверяешь, чтобы считать меня партнером, и я вообще не уверена, что ты способен любить.
Он вздрогнул, и я тотчас пожалела о своих словах. Я перевела дыхание и попятилась к дивану. Мне понадобилось немало времени, чтобы собраться с силами и снова взглянуть ему в глаза.
— Прости. Я наговорила гадостей. Просто... просто мы живем в разных временах, — сказала я. — И у нас разные надежды. Я рождена не для того, чтобы служить кому-то без оглядки, не думая о себе. Как бы я ни относилась к своему отцу, но он воспитал в своих детях чувство независимости. Научил искать свой собственный путь. Просто он не верил, что выбранные мной дороги — правильные. Этан, я стараюсь быть самой собой. Сохранить здравый смысл среди всего этого... — я неопределенно взмахнула рукой, — хаоса. Я не могу быть такой, какой ты хочешь меня видеть.
В моих словах, как я только что поняла, был не только ответ на предложение стать его любовницей. Я не была уверена, что смогу стать покорным вампиром, послушным рядовым в армии Кадогана.
Лицо Этана дрогнуло, стало непроницаемым, зеленые глаза — равнодушными.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:40 | Сообщение # 32
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
— Значит, на этом и закончим. Я объяснил тебе ситуацию. Нравится тебе или нет, но мы не люди. И ты не человек. Больше не человек. Наши законы отличаются от тех, к которым ты привыкла, но это законы. Ты можешь их порицать, можешь отрицать, но это наши законы. — В его взгляде сверкнула сила. — И если ты не подчинишься, если будешь упрямиться, это будет вызовом мне.
— Я не собираюсь бунтовать, — спокойно ответила я, вспоминая, сколько границ нарушила — или мы нарушили — за сегодняшнюю ночь. — И я не намерена узурпировать твою власть. Я пытаюсь только... — я помолчала, подбирая слова, — уклониться от нее.
Этан поправил стрелки на брюках.
— Мерит, наши законы существуют не просто так. И мы не просто так объединились в Дома. Тому есть множество причин, и они не зависят от твоего мнения... И не важно, находишь ли ты в этом... добродетель. Нравится тебе или нет, но ты моя подданная. Если ты отвернешься от своего Дома, последует неминуемое наказание. Ты будешь изгнана. Станешь бродягой. От тебя откажутся все вампиры, они будут игнорировать и высмеивать тебя за то, что ты не доверяешь мне. У тебя не останется ни Дома, ни друзей, ни меня.
Я подняла на него взгляд:
— Но между порабощением и анархией должно быть что-то еще.
Этан посмотрел в потолок, потом прикрыл глаза.
— Почему ты считаешь это порабощением? Ты видела вампиров в моем Доме. Ты видела Дом. Неужели он показался тебе тюрьмой? Или они выглядели несчастными? А после твоего вызова, разве я обошелся с тобой нечестно? Разве жестоко наказал тебя или не дал шанса себя проявить? Ты достаточно умна, чтобы разобраться.
Конечно, он был прав. Вампиры в Доме Кадогана относились к нему с уважением и на первый взгляд были вполне довольны своим лидером. Но это не значит, что я готова слепо довериться ему или кому-то из них. Считайте это кризисом веры.
Потом мы стояли молча, пока у Этана не вырвался вздох разочарования, и он позвал Люка и Эмбер. Они тотчас вошли в гостиную, и Эмбер окинула меня взглядом, в котором одновременно читались и понимание, и торжество.
Скорее всего, она подслушивала, так или иначе, определенно знала, что предложил мне Этан, знала и о моем отказе. Я не вышла из игры, но укрепила ее позиции. Эмбер весело подмигнула, и я ощутила невольный и неожиданный укол ревности. Я не хотела, чтобы он ее обнимал. Я не хотела, чтобы она к нему прикасалась. Имея возможность занять ее место, я отказалась. Решение было принято, так что мне оставалось только подавить раздражение и отвернуться.
— Пора уходить, — сказал Этан.
Люк кивнул мне:
— Кровь на кухонном столе. Она подогрета и готова к употреблению.
Этан, не глядя на меня, пошел к двери, и я ощутила тяжесть его разочарования. Вопреки всякой логике мне хотелось, чтобы он мной гордился, гордился моей силой и способностью бороться, а не испытывал разочарование из-за того, что я не захотела принять обычаи вампирской жизни. С другой стороны, я не собиралась извиняться за то, что не дала главе Дома затащить себя в постель.
Люк и Эмбер уже вышли. У тротуара стояли две машины — черный спортивный двухместный «мерседес», который, как я догадалась, принадлежал Этану, и большой черный джип. Люк и Эмбер направились ко второму автомобилю. Охрана.
Этан задержался на первой ступеньке и оглянулся. На его лицо вернулось обычное бесстрастное выражение.
— Мерит, если бы я мог, я обязательно тебя спросил бы. Я спросил бы твоего согласия, хотел бы, чтобы ты приняла решение еще тогда. Но я не мог. В тот момент не было времени для обсуждения положительных и отрицательных сторон превращения в вампира. Я очень хотел бы, чтобы выбор был сделан сознательно.
Он немного помолчал, потом продолжил, и его голос не мог скрыть накопившейся усталости:
— Время не ждет. У тебя осталось четыре дня до коммендации, до официального вступления в Дом. Тебе пора сделать окончательный выбор, Мерит. Пора решить, принять ли данную тебе жизнь и воспользоваться всеми ее преимуществами или бежать и жить на окраинах нашего сообщества, стать изгнанницей и терпеть оскорбления от себе подобных. От всех, кто понимает, кто ты такая. И как тебя мучит жажда. — Его голос неожиданно окреп. — Ты должна сама сделать выбор. Это твое решение.
После этих слов он отвернулся и сбежал по ступеням. Следом за ним я вышла за дверь, остановилась между двумя охранниками и окликнула Этана. Он обернулся.
— Насчет... голода. Он всегда будет проявляться подобным образом?
Он невесело усмехнулся:
— Это так же, как быть вампиром Кадогана, Мерит. Смотря с какого боку посмотреть.

В одном Этан был, безусловно, прав: пришло время принять решение. Сделать выбор: принять подаренную мне жизнь такой, какая она есть, или отказаться от Этана, от его Дома, от всего сообщества вампиров. Я могла стать членом одного из американских Домов, а могла выбрать жизнь отшельника. Но вечная жизнь, тогда как мои друзья и мир будут изменяться, а я буду оставаться прежней, будет слишком одинокой. Постареет Мэллори, постареет мой дедушка, а я по-прежнему останусь двадцатисемилетней. Что это будет за жизнь, если я, отвергнув Дом, стану притворяться человеком и вместо друзей у меня останутся лишь пыльные книги да медицинские пакеты с кровью?
И все же я не была готова сделать последний шаг. Еще нет. Остались еще кое-какие незавершенные дела. Вернее, одно дело. Именно это дело заставило меня в четыре часа утра сесть в машину, покинуть безопасное убежище и пренебречь опасностью новой встречи с вампирами. На этот раз я направилась к университету. И я торопилась, так что проигнорировала все запрещающие знаки и остановилась на первом же свободном пятачке обочины. Выбравшись из машины, я забросила на плечо пустой рюкзак и направилась к главному комплексу.
На краю кампуса я остановилась, посмотрела на просторные лужайки, дорожки и деревья и невольно подняла руку к горлу. Мне всегда нравилось это место, и частенько я останавливалась по пути к своему корпусу, где располагалась кафедра английской литературы, чтобы полюбоваться травой и небом. Я дошла до того места, где на меня напали, присела на корточки и прикоснулась ладонью к тому клочку земли, где пролилась моя кровь. Здесь, конечно, ничего не сохранилось; ни крови, ни смятой травы — ничего, что могло бы свидетельствовать о смерти и возрождении.
Слезы, хоть я и считала, что они уже кончились, вновь навернулись на глаза. Упав на колени, я вцепилась пальцами в траву, отчаянно жалея, что прошлое изменить нельзя. Жалея, что вышла из дому и приехала сюда. И я еще долго плакала, изливая свое горе и разочарование.
На лужайке послышался тихий смех. Я смахнула слезы и подняла голову. По дорожке, взявшись за руки, прошли двое студентов, юноша и девушка. Вскоре они исчезли между зданиями, и снова установилась ночная тишина. В главном корпусе не светилось ни одно окно, и даже листва деревьев оставалась неподвижной.
Я закрыла глаза. Сделала вдох. Потом выдохнула. Открыла глаза. Несмотря на свою печаль, я не могла не залюбоваться красотой ночи. Одной из бесконечной вереницы ночей, которую я теперь имела возможность наблюдать. Но для того чтобы прожить эту бесконечность, мне предстояло найти способ смириться с потерями, оплакать жизни близких, тогда как моя жизнь будет продолжаться. Найти способ примириться с требованиями Дома Кадогана.
И с Этаном.
Надо найти возможность помочь Мэллори и поддерживать отношения с дедушкой, несмотря на его и мое положение. И научиться отличать плохих парней от хороших в этом странном новом мире, в котором я оказалась.
Что еще более важно, придется выяснить, принадлежу ли я сама к числу хороших. И является ли Этан хорошим парнем.
И сделать все это можно было только при одном условии. Я должна сделать выбор. Необходимо принять для себя сознательное решение, которое неизвестно, к чему приведет. Быть или не быть настоящим вампиром.
Этот выбор я могла сделать. Здесь и сейчас мне предстояло снова стать хозяйкой своей судьбы.
— Значит, вампир, — прошептала я.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:40 | Сообщение # 33
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
И на этот раз я действовала уже по своей воле.
Определившись с направлением, я передвинула вперед пустой рюкзак и пошла к своему корпусу. В запертом здании не горело ни одно окно. Я достала ключ, открыла замок и стала подниматься по лестнице.
У каждого аспиранта имелся почтовый ящик. Я использовала свой в качестве временного хранилища, складывая туда всякую ерунду. Корешок билета на ночной сеанс в кинотеатре, куда мы пошли большой компанией. Корешок билета на баскетбольный матч между нашей командой и командой Университета Нью-Йорка, где я защищала диплом.
Я открыла рюкзак и стала складывать туда все бумаги, сувениры, памятные безделушки — вещественные свидетельства моего человеческого прошлого.
Вдруг я увидела в ящике нечто новое — розовый конверт, заклеенный, но неподписанный. Поставив рюкзак под ноги, я поддела пальцем клапан конверта.
Внутри оказалась двойная розовая открытка с фестонами по краям, и на лицевой стороне блестящими буквами было написано поздравление девочке по поводу ее шестого дня рождения. Я невольно улыбнулась и развернула открытку. Под изображением единорога стояли подписи доброй половины моих товарищей-аспирантов, и почти все они сопровождались добродушно-насмешливыми пожеланиями успехов в новой жизни.
До этого момента я даже не понимала, насколько важным является для меня это послание. Это была необходимая связь между прошлой и новой жизнью. Я хотела, чтобы они знали, почему я исчезла, почему больше не появляюсь на занятиях. Эта открытка стала своего рода признанием. Я не извиняла себя, что до сих пор не позвонила своим университетским друзьям, руководителю диссертации или куратору. Бог знает, когда я наберусь для этого сил.
Но это уже кое-что.
Я подхватила рюкзак, оставила ключ в замке ящика и вернулась к машине.
Скоро я уже была дома. На кухне, как и было обещано, я обнаружила стакан уже остывшей крови. Мэллори спала, в доме было тихо. Я была одна и радовалась, что подруга не станет свидетелем моего очередного шага.
Я смотрела на стакан с темно-красной жидкостью, и в ушах снова зашумело от просыпающегося голода. Сердце забилось чаще, и не надо было смотреться в зеркало, чтобы убедиться, что в глазах появился серебристый блеск. Но передо мной стояла кровь. Тело жаждало ее, а мозг отвергал.
Жажда победила.
Трясущимися пальцами я обхватила стакан, зная, что с первым же глотком моя человеческая жизнь окончательно уйдет в прошлое и начнется жизнь вампира. Больше не будет никаких оправданий и поблажек.
Я поднесла стакан к губам.
И выпила.
Мне потребовалось не больше пары секунд, чтобы осушить стакан, но его показалось недостаточно. Два следующих пакета я выпила, едва достав из холодильника, мне некогда было их греть или переливать кровь в стакан. За несколько минут я осушила три медицинских контейнера и влила в свое тело больше жидкости, чем когда бы то ни было. Остановилась только после того, как моя собственная кровь замедлила свой бег.
Утолив голод, я взглянула на брошенные под ноги разорванные пакеты. Мои собственные действия повергли меня в шок. Я выпила кровь и сделала это по своей воле. Пришлось зажать рот рукой. Если меня вырвет, придется пить еще и еще. Я скользнула по стене на пол, подтянула колени к подбородку и старалась дышать как можно глубже. Надо было дождаться, пока мозг и тело помирятся и придут к консенсусу.
Я изменилась.
Я вампир.
Неофит Дома Кадогана.
За несколько минут до восхода солнца Мэллори застала меня в том же положении — я сидела на полу, а у ног валялись пустые медицинские пакеты. Она уже была одета, чтобы идти на работу, — черный костюм, высокие каблуки, яркая бижутерия, маленькая сумочка и аккуратно уложенные голубые локоны.
Улыбка мгновенно исчезла с лица Мэллори, и она присела рядом со мной на корточки:
— Мерит, что с тобой?
— Просто я выпила три пакета крови.
Уронив сумочку, Мэллори двумя пальцами подняла один из пакетов:
— Я вижу. Как ты себя чувствуешь?
Я хихикнула:
— Вроде отлично.
— Ты смеешься?
Я опять хихикнула:
— Не-а.
Она удивленно моргнула:
— Ты пьяна?
— От крови? Нет. — Я возмущенно махнула рукой. — Это для меня все равно, что материнское молоко.
Мэллори собрала пакеты с пола и сунула их в мешок для мусора.
— А как ты? Чувствуешь себя волшебницей?
Она прошла к холодильнику, достала банку содовой, сорвала крышку.
— Я пытаюсь привыкнуть. Похоже, то же самое можно сказать и о тебе?
Я задумчиво нахмурилась, потом стала загибать пальцы:
— Ну, я выяснила, что дедушка четыре года лгал насчет своей работы. Я встретилась с волшебником, познакомилась с оборотнем, получила от него недвусмысленное предложение, узнала, что едва не стала жертвой серийного убийцы, едва не сгорела от выпущенной из пальца молнии, возбудила желание у Этана, отвергла его и выслушала новую порцию угроз. — Я пожала плечами. — Обычный день. То есть ночь.
У Мэллори открылся рот, и, закрывая его, она щелкнула зубами.
— Даже не знаю, с чего начать. Начнем с дедушки?
Ухватившись рукой за кухонный стол, я поднялась с пола и подождала, пока пройдет головокружение. Должно быть, я все же перебрала.
— Дашь попить?
Мэллори вернулась к холодильнику, вытащила еще баночку содовой, показала мне и, дождавшись одобрительного кивка, сорвала крышку.
Получив банку, я сделала большой глоток и, к своему удовольствию, поняла, что диетический напиток после трех пинт человеческой крови действует очень освежающе. Потом поблагодарила Мэллори и выложила все, что касалось офиса омбудсмена и его сотрудников. Я не стала передавать рекомендации Катчера относительно обучения Мэллори, решив, что будет безопаснее устроить их встречу и посмотреть, как полетят пух и перья.
— Я сегодня вечером иду на тренировку, — сказала я Мэллори. — Встречаюсь с Катчером в спортивном зале на северном берегу. Хочешь присоединиться?
Она пожала плечами:
— Можно.
— Нам нужно что-то обсудить? — спросила я. — У нас все в порядке?
Мэллори уныло усмехнулась:
— Да, все в порядке. Это ведь не твоя вина, что я... такая, как есть.
— Держу пари, у Катчера найдутся ответы на твои вопросы.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:40 | Сообщение # 34
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
— Было бы прекрасно.
Я допила содовую и выбросила банку.
— Мы договорились встретиться в восемь тридцать в спортзале. Но сначала мне необходимо поспать. Солнце вот-вот встанет, — заметила я, зевая. — Почему ты не спрашиваешь, целовалась ли я с Этаном?
Она закатила глаза:
— А что тут спрашивать? И так ясно, что вы с ним сгораете от страсти.
— Нет. Я — нет.
Она ответила откровенно скептическим взглядом, но я только пожала плечами, не желая тратить остатки сил на спор, тем более что пришлось бы ее обманывать или хотя бы кое-что утаить.
— Отлично, — сказала Мэллори. — Я тебя прощаю, поскольку ты стала ходячим мертвецом совсем недавно. Он был хорош?
— К несчастью.
— Техника? Опыт? Руки?
— Высшие баллы по всем категориям. Конечно, на триста девяносто пятом году жизни трудно остаться неопытным мальчишкой.
— Резонно, — согласилась она. — Даже если бы он был неопытным юнцом, это ничего бы не изменило. Стоит вам сойтись в одной комнате, как начинают тлеть портьеры. Не удивительно, что ты взорвалась от такого жара. Ты не зацепила его?
Я молчала.
— Мерит?
— Он предложил мне стать его любовницей.
Она долго смотрела на меня, приоткрыв рот.
— Да-а.
Некоторое время мы обе молчали. Затем Мэллори подошла к холодильнику и выудила пинту мороженого. Она достала ложки, сорвала со стаканчика крышку и протянула мне:
— Это тебе сейчас совершенно необходимо.
Я не была в этом уверена, но взяла мороженое и отправила в рот полную ложку.
Мэллори, облокотившись на стол, постучала по столешнице накрашенным ноготком:
— Знаешь, это в своем роде лестное, хотя и извращенное предложение. Даже если это противоречит его понятиям, он все-таки находит тебя чертовски привлекательной.
Я кивнула, зачерпывая очередную порцию.
— Да, но он не любит меня. Он сам это признал. Он... увлекся против своей воли.
— А тебе хотелось согласиться?
Я пожала плечами.
— Это не ответ, Мерит.
А что я могла сказать? Что даже в тот момент какая-то крохотная частичка моего существа, какая-то струнка в сердце (вернее, гораздо ниже) отчаянно хотела сказать «да»? Хотела закончить ласками тот поцелуй и продолжить, а не оставаться на весь день в холодной пустой постели?
— Не совсем.
Она склонила набок голову и окинула меня испытующим взглядом.
— Никак не могу понять, обманываешь ты или говоришь правду.
— Я и сама этого не понимаю, — ответила я, слизывая с ложки мороженое.
Мэллори вздохнула, подняла с пола сумочку, похлопала меня по спине и шагнула к выходу.
— Подумай об этом, пока спишь. Увидимся вечером. Я пойду с тобой на тренировку.
— Спасибо, Мэллори. Удачного дня.
— Он будет удачным. А тебе — хорошо выспаться.
Несмотря на ее пожелание, я спала плохо.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:41 | Сообщение # 35
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
ГЛАВА 6
Если не получится с первого раза, падай еще и еще


Я проснулась вечером на своей кровати, под старым лоскутным одеялом, и услышала шум дождя. Я встала, потянулась, подошла к окну и отодвинула кожаную портьеру, оберегавшую мое тело от солнечных лучей во время сна. Вечер выдался ненастный, прижатая к стеклу ладонь ощутила холод. В окно барабанили тяжелые капли весеннего ливня. Половина восьмого, и впереди у меня целая ночь. В плане стояло только одно занятие — тренировка с Катчером, о которой мы договорились накануне.
Я постаралась выбросить из головы поцелуй Этана. В конце концов, я должна только радоваться, что хватило сил отказаться от его предложения. Я все еще оставалась Мерит, подругой Мэллори и внучкой своего деда. Так что я постаралась сосредоточиться на этом и на предстоящем вечере.
Никто не позаботился рассказать мне, в чем тренируются новички Дома Кадогана, да еще в такую погоду, поэтому я остановила свой выбор на черных капри, в которых занималась йогой, футболке и кроссовках, а чтобы не замерзнуть, набросила сверху трикотажную куртку. В гостиной меня уже ждала Мэллори, сменившая деловой костюм на джинсы и футболку. Она взяла меня под руку, и, выйдя на крыльцо и кивнув охранникам, мы пробежали в гараж.
— Ты готова к большому вампирскому приключению? — спросила Мэллори, после того как отодвинула створку гаража и скользнула внутрь.
— А ты готова узнать, кто ты такая? — парировала я.
— По правде говоря, я бы, наверное, предпочла ничего об этом не знать.
Я сочувственно кивнула, открыла машину и забралась на водительское сиденье. Мэллори дождалась, пока я открою дверцу с ее стороны, и устроилась на пассажирском сиденье. Мотор завелся с первой попытки — это уже неплохо для машины, которой почти столько же лет, сколько и мне, — и мы задним ходом выкатились на улицу.
— Трудно поверить, что мы оказались в гуще всех этих передряг, — заметила Мэллори. — Еще год назад мы даже не подозревали о существовании вампиров. А теперь увязли в этом с головой. И еще этот Катчер. Как ты сказала, кто он?
— Он утверждал, что был волшебником четвертой ступени, пока его не исключили из Ордена. Я не знаю, что это...
— Это верховный орган, объединяющий волшебников, — вставила Мэллори.
Я быстро взглянула на нее:
— И откуда ты об этом знаешь?
— Выполнила кое-какую домашнюю работу. Сделала несколько звонков.
— Понятно. А четвертая ступень? Это что означает?
— Наивысшее мастерство.
Не удивительно, если вспомнить, какой фейерверк он устроил. Страшновато, но не удивительно.
— Ладно, поехали.
Мы добрались до района, застроенного складами, и по адресу, указанному Катчером, обнаружили четырехэтажный кирпичный дом с просторной парковкой. По фасаду через равные промежутки тянулся ряд огромных окон, солидная дверь была выкрашена в красный цвет. Мы под дождем пробежали по тротуару, толкнули створку и поспешно заскочили внутрь, оказавшись в обширном холле, от которого вглубь здания уходил широкий коридор. Недалеко от входа возвышалась полукруглая стойка.
Кроме времени встречи и адреса, у меня не имелось никаких инструкций, так что мы с Мэллори, переглянувшись, зашагали по коридору. Двери выходили в него с обеих сторон, но никаких признаков волшебника или хотя бы спортзала мы не обнаружили. Заглядывать в каждую дверь, уподобляясь Алисе в Стране Чудес, мы не стали, а решили просто подождать, пока кто-нибудь выглянет. Тем временем мы поспорили, с какой стороны откроется дверь.
— Слева? — предположила я.
Мэллори покачала головой:
— Справа. И проигравший оплачивает ужин.
— Договорились, — поспешила согласиться я.
Мэллори угадала — через несколько секунд справа открылась дверь, и оттуда высунулась голова Джеффа. Оборотень улыбнулся мне, помахал рукой и широко раскрыл глаза при виде Мэллори.
— Ты привела волшебницу, — мечтательно протянул он и пригласил нас внутрь.
Мэллори что-то пробурчала себе под нос, но не стала пререкаться, и мы вошли.
Нашим глазам открылось огромное помещение с бетонными стенами и полом, почти полностью закрытым голубыми гимнастическими матами. В одном углу висели боксерские груши и несколько пар перчаток. Контраст между этим залом, предназначенным для обучения и тренировок, и залом в Доме Кадогана, церемониальным, пригодным для торжественных постановок, был поистине разительным. Этому залу не хватало солидности, но в нем не было и оттенка самоуверенности. Там надо было играть на публику. Здесь — работать. Готовиться. Однако музыка звучала относительно спокойная — в зале плыли мелодии Джона Ли Хукера.
— Меня зовут Джефф, — произнес оборотень, протягивая Мэллори руку.
— Мэллори Кармайкл, — ответила она, пожимая руку.
— Я оборотень, — добавил Джефф. — А ты — волшебница.
— Да, я что-то об этом слышала, — равнодушно бросила она.
— Ты еще не вступила в Орден?
Мэллори отрицательно покачала головой. Джефф кивнул:
— Потолкуй об этом с Катчером. Только не принимай близко к сердцу его заявления о выгодах свободного плавания.
Словно по сигналу, в противоположном конце зала скрипнула металлическая дверь. Навстречу нам вышел Катчер — босой, в джинсах и футболке с надписью «Настоящие мужчины пользуются Ключами». На него приятно было посмотреть — сексуальный, мужественный и немного опасный. Он выглядел так, как выглядит мужчина, который только что выбрался из постели, оставив под одеялом полностью удовлетворенную женщину.
Я наблюдала, как он осматривает зал, скользнув взглядом по Джеффу, потом по мне и наконец остановив его на Мэллори. И вот тут я заметила, как он чуть прищурился, едва заметно дрогнув при виде изящной фигурки, голубых волос и очаровательного личика. Повернувшись, я увидела на лице Мэллори такое же восхищенное выражение. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Сила притяжения, казалось, нагрела в зале воздух. Я усмехнулась.
Катчер подошел к нам и сложил руки на груди.
— Ты опоздала, — заявил он.
Милашка Джефф вступился за меня:
— Она пришла вовремя. Я обнаружил их в коридоре за осмотром здания.
— Отличное помещение, — добавила я.
— Спасибо, — ответил Катчер, не сводя глаз с Мэллори. — Сегодня вечером мне некогда с тобой заниматься.
Я догадалась, что представлять их нет необходимости. Мэллори вспыхнула:
— Что-то не припомню, чтобы я просила о помощи.
В воздухе вокруг них словно скопилось электричество, и у меня побежали мурашки по коже. Джефф на пару шагов попятился. Поскольку он явно знал, что может произойти, я последовала его примеру.
— Тебе незачем просить, — ответил Катчер. — Ты насквозь пропитана силой и явно не имеешь ни малейшего представления, что с ней делать.
Мэллори закатила глаза и тоже скрестила руки на груди:
— Я не имею ни малейшего представления, о чем ты говоришь.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:42 | Сообщение # 36
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
— Ты достигла четвертой ступени, — продолжал Катчер, оглядывая Мэллори из-под полуопущенных век. — И тебе известно, что это означает. И еще я знаю о твоем звонке. Но Мерит не владеет магией, а я в первую очередь должен убедиться, что она готова к тому, что может произойти. Так что не сейчас, ладно?
Мэл сверкнула глазами, но затем кивнула. Катчер тоже наклонил голову, после чего повернулся ко мне и подергал за рукав куртки:
— Это не годится. На тебе слишком много одежды. Тебе надо видеть, как двигается твое тело, как работают мышцы. — Он ткнул большим пальцем себе за спину. — Пройди туда. В раздевалке есть подходящий костюм. И сними туфли.
— Ты шутишь?
— Хочешь, чтобы я прочитал лекцию?
Этого я не хотела, но мне здорово надоели самоуверенные парни, которые все время что-то приказывают. Однако спорить я не стала и ограничилась лишь негромкими ругательствами по пути в раздевалку.
Эта комната тоже была просторной, светлой и чистой, но как и во всякой раздевалке, здесь стоял неистребимый запах пота и моющих средств. На скамье я увидела два лоскутка.
Катчер, очевидно, очень подробно хотел рассмотреть, как работают мышцы. «Одежда» состояла из полоски спандекса не больше восьми дюймов, чтобы прикрыть грудь, и шортиков из того же материала длиной в лучшем случае до половины бедра. Весь костюм похож на форму для игры в пляжный волейбол, хотя мне кажется, что даже на Габриэль Риз одежды было больше.
— Нет, ты, наверное, шутишь, — повторила я вполголоса, но разделась и натянула предложенную форму.
Костюм пришелся мне впору и прикрыл небольшую поверхность тела. Потом я свернула свою одежду, поставила рядом кроссовки и завязала волосы в хвост на затылке. Быстрый взгляд в зеркало над рядом раковин показал, что в общем все обстоит не так уж плохо. Я всегда была худощавой, но теперь мои мышцы выделялись более отчетливо. Вампирская генетика определенно работала лучше, чем все тренажеры, вместе взятые. Я сдула с лица челку, пожелала себе удачи и вышла в зал.
И тотчас удостоилась одобрительных возгласов от Мэллори и Джеффа, которые с удовольствием переглянулись. Закатив глаза, я присела в насмешливом реверансе, а потом прошла к Катчеру, стоявшему на татами. Он по-прежнему держал руки на груди и сердито хмурился.
— Отжимания, — произнес он, показывая на пол. — Начинай.
Как и было приказано, я легла на пол, выпрямила руки и ноги и начала выполнять упражнения. Отжимания давались мне легко; не могу сказать, что я могла бы продолжать до бесконечности, но верхний пояс мышц заметно окреп. Я чувствовала, как сокращаются и вытягиваются мускулы, и радовалась ощущению разогнавшейся крови в теле. В поле зрения появились босые ступни, затем исчезли.
Катчер окликнул Джеффа, и музыка сменилась, стала жестче, громче и ритмичнее.
— Шаг первый, — произнес Катчер, — это оценка. Могущество вампиров основано на физических преимуществах — силе, скорости и ловкости. Они способны прыгать выше и двигаться быстрее, чем жертва. А также следует помнить об обостренных обонянии, зрении и слухе, хотя эти качества могут проявиться не сразу. А важнее всего перечисленного их способность исцелять раны, исправлять любые повреждения, быстро возвращать наилучшую форму.
В этом я уже убедилась, когда увидела, что на шее не осталось никаких следов укуса.
Я продолжила отжимания, а Катчер, присев на корточки, остановил движение, прикоснувшись пальцем снизу к моему подбородку. Он заглянул мне в глаза, но окликнул Джеффа:
— Джефф?..
— Она остановилась на сто тридцать втором отжимании.
Катчер кивнул:
— Ты сильнее большинства остальных. — Опершись ладонями на колени, он поднялся. — Теперь приседания. Начинай.
Сменив позицию, я приступила к следующему упражнению. Потом последовали прыжки, упражнения на пресс и серия асан, которые, как сказал Катчер, были необходимы, чтобы проверить мою гибкость и ловкость. Все это я выполняла почти без усилий, и мое тело принимало положения, которые — даже после основательных занятий танцами и фитнесом — казались невероятными. Но я принимала позы «король танца», «воин» и «колесо», делала стойку на согнутых руках с той же легкостью, с какой стояла на ногах. Мышцы сами поддерживали корпус в самых разных положениях, и ощущение было великолепным — как будто все тело просыпалось после долгой спячки.
— Что ж, ты вполне соответствуешь уровню «очень сильный» в физическом отношении, — высказал свое мнение Катчер.
В этот момент я выполняла стойку на голове, а после его слов опустила ноги и поднялась.
— И что это означает? — спросила я, поправляя хвост на затылке.
— Означает то, что твое физическое развитие соответствует высшему эшелону. Для оценки вампиров существует три основных направления. Физика — физическая сила, выносливость и мастерство. Психика — психические и умственные способности. Стратегия — умение анализировать обстановку и выбирать союзников. Надо уметь выбирать себе друзей. И все три категории делятся на три уровня. Очень сильный, очень слабый и средний, между ними.
Я нахмурилась:
— Приведи пример. Хотя бы по сравнению с людьми.
— В стратегии и психике они очень слабые, по меркам вампиров. В отношении физической силы — между средним и очень слабым. Многие вампиры физически не сильнее людей. Они лишь пьют кровь и испытывают аллергию к солнечному свету, но мускулатура их существенно не меняется. Кое-кто потом обретает силу, но это происходит позже, а с твоего превращения прошло четыре дня, верно? Но даже те вампиры, которые не становятся сильнее, получают метафизические преимущества, такие, например, как способность зачаровывать людей и общаться на ментальном уровне, едва мастер инициирует связь.
— Ментальный уровень? Ты имеешь в виду что-то вроде телепатии? — спросила я.
— Да, это телепатия, — подтвердил Катчер. — Этан сможет обратиться к тебе в любой момент. А ты получишь возможность связываться только с ним, как с мастером своего Дома. Довольно удобно.
Я оглянулась на Мэллори, вспоминая ее слова, сказанные перед началом моего поединка с Этаном в Доме Кадогана. Мэллори, заметив мой взгляд, кивнула в ответ.
— С твоей физической подготовкой все в порядке, — продолжал Катчер. — С психологической, вероятно, тоже. Просто новые способности еще не проявились. Это случится после того, как появится связь между тобой и Этаном. — Катчер подошел ближе и пристально заглянул в мои глаза, словно что-то рассматривал через зрачки. — В тебе что-то есть, — тихо произнес он. Затем он отступил. — Ты будешь мастером, Мерит. Когда-нибудь у тебя будет собственный Дом.
— Ты серьезно?
Он равнодушно пожал плечами, словно это пустяковое дело — стать одним из самых могущественных вампиров в мире.
— Как хочешь, конечно. Можешь вечно ходить в новичках и оставаться под крылом Этана.
— Ты умеешь уговаривать девушек.
Он усмехнулся:
— Тогда пять минут перерыва, и начнем разучивать приемы. В холле есть фонтанчик с водой.
Я подошла к Мэллори, и она, вскочив, схватила меня за руку и потащила в пустынный холл. Отыскав фонтанчик с водой, я внезапно ужасно захотела пить и нагнулась к трубке. В этот момент Мэллори начала изливать свое негодование:
— Ты сказала, что он волшебник! Волшебник! — Она ткнула пальцем за спину, на дверь в спортзал. — Это никакой не волшебник.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:42 | Сообщение # 37
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Похоже, Катчер произвел на нее впечатление. Я подняла голову, вытерла с губ капли воды и посмотрела в зал, где Катчер начал поединок с удивительно энергичным Джеффом.
— Нет, он точно волшебник. Поверь мне, я в этом убедилась. Я едва не стала жертвой молнии, появившейся по щелчку его пальцев.
— Но он же молодой! Сколько ему, двадцать восемь?
— Двадцать девять. А кого ты ожидала увидеть?
Она пожала плечами:
— Ну, старика. Седого. С длинной белой бородой. В неряшливой одежде. Симпатичного. Приятного, но слегка рассеянного, как твои профессора.
Я с трудом подавила усмешку:
— Я сказала «волшебник», а не Дамблдор. Значит, он тебя зацепил. — Я пожала плечами. — Могло быть хуже. Он мог оказаться спесивым вампиром трехсот лет от роду, решившим, что ты его очередная подданная.
Мэллори помолчала, потом похлопала меня по руке.
— Ты права. Это гораздо хуже.
— Вот-вот, — согласилась я, и мы вернулись в зал.
Тренировка продолжалась еще два часа. Катчер поставил меня перед зеркальной стеной и стал учить двигаться и защищаться. В первый час я училась падать.
Серьезно.
Катчер, опасаясь, что я могу пострадать после броска через голову или неуклюже выполненного прыжка, учил, как избежать повреждений при ударе о землю. Учил перекатываться, балансировать, учил использовать энергию толчка для движения в противоположную сторону. Второй час ушел на знакомство с основами схватки — удары руками, удары ногами, блоки и отражение выпадов при рукопашной схватке. С комбинациями блоков, которые у Катчера превращались в атакующие выпады, и сериями приемов, определявших стиль вампирских боев. Все эти движения в основе имели различные боевые искусства Азии — дзюдо, айкидо, кендзюцу, которым европейские вампиры научились у бродячих монахов. Но Катчер объяснил мне, что первоначальные приемы трансформировались в уникальный стиль борьбы, потому что, как он сказал, «у вампиров особые отношения с гравитацией». Вампиры способны прыгать выше, чем люди, и дольше удерживают свои тела над землей, так что их приемы значительно сложнее и оригинальнее, чем человеческие. Да и визуальный эффект тоже имел немалое значение.
И только к концу второго часа Катчер начал разучивать со мной позиции для боя на мечах и даже дал взглянуть на меч. Клинок в ножнах был завернут в лоскут гладкого шелка цвета индиго, и Катчер разворачивал его с сосредоточенной серьезностью. Это была катана, очень похожая на те, что висели на поясе охранников из Дома Кадогана. Оружие покоилось в черных лакированных ножнах, и наружу торчала лишь длинная, обмотанная черным же шнуром рукоятка. Катчер обнажил клинок, и сталь тихонько свистнула в воздухе, длинное изогнутое лезвие сверкнуло отражением ярких флюоресцентных ламп.
Пока я восхищалась оружием, обводя его пальцем на расстоянии не меньше дюйма из опасений оставить пятно на блестящей поверхности, Мэллори задала вопрос:
— Но зачем нужны мечи? Если вампиров можно убивать, почему не использовать для этого огнестрельное оружие? Оно быстрее и гораздо легче, чем трехфутовый меч. Такую вещицу невозможно пронести куда-то незаметно.
— Вопрос чести, — ответил Катчер, взял меч чуть ниже рукоятки и завертел его в руке, описывая плавные восьмерки. — Ты бессмертна, то есть будешь жить вечно, если тебя не убьют. Но если кто-то решит, что твое время пришло, у него будет три варианта. Солнечный свет, безусловно, самый легкий из них. — Он перехватил меч обеими руками, повернул его острием в пол и резко опустил. — Второй вариант — пронзить сердце деревянным колом. Разрушишь сердце — убьешь вампира. Традиционно используется осина.
— Почему именно осина? — спросила я.
Мэллори подняла руку:
— В ее волокнах, по одной из теорий, содержатся химические вещества, препятствующие регенерации.
— И тебе это известно из?..
— Да ладно, — отмахнулась она. — Ты же знаешь, что я много читаю.
Катчер взмахнул мечом над головой, описывая дугу, и сталь засвистела, разрезая воздух.
— Третий вариант — разрушить тело. Отделить голову, отделить конечности — и тело погибнет. Уколы и раны ослабляют тело, так же как и пулевые пробоины. Но огнестрельное оружие — это слишком легко. Пули — слишком просто. Если ты хочешь убить бессмертного, ты должна действовать тщательно и точно, и только в поединке. Ты можешь уничтожить бессмертное существо, лишь победив его, следуя древним традициям. Это право надо заслужить. — Перевернув меч рукоятью вверх, он сделал молниеносное движение в сторону, и этот выпад поразил бы любого, кто мог стоять за его спиной. Катчер снова перевел взгляд на меня. — Честь против воровства, — сказал он в заключение.
Уже не в первый раз я задавала себе вопрос, откуда Катчеру так много известно о вампирах и что значит этот блеск в его глазах. А он тем временем повернулся к Мэллори:
— Вот почему вампиры не пользуются ружьями.
— Откуда тебе все это известно? — спросила она.
Катчер невозмутимо пожал плечами:
— Я создаю это оружие.
— И использует свои заклинания, — добавил Джефф.
— Это второй Ключ, — сказала я, наслаждаясь удивлением, возникшим на лице Катчера. — Я способная ученица.
— Ты смогла меня озадачить, — бросил он.
Затем Катчер опустился на колени, вложил клинок в ножны и положил меч перед собой. Он с полной серьезностью поклонился и только после этого завернул оружие в шелковую ткань.
— В следующий раз я дам тебе его подержать.
— В следующий раз? А как же твоя работа у дедушки?
— Чак не против, чтобы я заботился о твоей безопасности.
Когда меч был полностью упакован, Катчер, не выпуская свертка из рук, поднялся с коленей.
— Кто хочет яичницу? — спросил он, обращаясь ко всем нам.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:42 | Сообщение # 38
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
ГЛАВА 7
Во имя чего?

«Яичница» обернулась вкуснейшим и калорийным завтраком. После того как я приняла душ и сменила спортивный костюм на уличную одежду, мы с Мэллори присоединились к Катчеру и Джеффу и все вместе отправились в крохотный павильон из алюминиевых панелей, спрятанный в тени надземного метро, в торговом районе, знававшем лучшие времена. Голубая неоновая вывеска в одном из окон закусочной гласила: «У Молли».
Мы сразу прошли в одну из кабинок и прочитали меню, в котором числился только завтрак. Вскоре официантка в клетчатом платье приняла заказ — яичница, колбаса и тосты на всех, — и мы погрузились в спокойное молчание, лишь Мэллори и Катчер, не в силах сдержаться, время от времени обменивались напряженными взглядами.
Спустя несколько минут появились наши тарелки, до краев заполненные всеми необходимыми для завтрака ингредиентами. Я сразу же набросилась на поджаренную колбасу, мигом проглотила три ломтика и жалобно взглянула на Мэллори. Она быстро перебросила на мою тарелку четвертый ломтик.
Катчер не удержался от усмешки:
— Тебе явно не хватает протеина.
— Оборотню тоже, — вставил Джефф, хищно оскалившись.
Его гримаса кое о чем мне напомнила.
— Джефф, а в какое животное ты превращаешься? — спросила я, отщипывая краешек тоста.
Джефф и Катчер обменялись тревожными взглядами, так что я сразу поняла, что сделала еще один неверный шаг в мире сверхъестественных существ. И снова подумала о справочнике. Проклятие, придется его написать, если до сих пор никто не удосужился.
— Опять недопустимый вопрос? — осведомилась я, прожевав еще кусочек тоста, поскольку возникшее неловкое молчание ничуть не повлияло на мой аппетит.
— Спросить у оборотня, в какое животное он превращается, — это все равно, что заявиться к мастеру Дома и попытаться его отшлепать, — сказал Катчер.
Вот тут-то кусочек тоста и попал в мою трахею. Я закашлялась и выпила полстакана сока, чтобы восстановить дыхание.
— Все в порядке, — прохрипела я, заметив беспокойство Мэллори. — Я справилась. — А потом виновато улыбнулась Джеффу. — Извини.
Он просиял улыбкой:
— Я ничуть не обиделся. Я даже могу показать. Думаю, тебе очень понравится.
Я протестующе подняла руку:
— Спасибо, не надо.
Джефф пожал плечами и с невозмутимым видом вернулся к своей яичнице.
Катчер отпил кофе, потом обмакнул кусочек тоста в лужицу яичного желтка.
— Знаешь, у тебя есть довольно простой способ избавиться от невежественности в этих вопросах.
— Какой же? — спросила я, отодвигая тарелку.
Я проглотила пять ломтиков колбасы — три своих и еще два, одолженные у подруги, — три яйца и четыре тоста и едва утолила голод. Но две тысячи калорий вкупе с жирами, углеводами и белком были моим пределом для одного приема пищи. Попозже я устрою себе еще один завтрак, после открытия «Джордано» или до закрытия супермаркета. Хот-дог и жареная картошка — звучит совсем неплохо.
— Читай «Канон», — ответил Катчер, прервав мои гастрономические мечтания. — Это лучший источник информации о сверхъестественном мире, включающий все то, что ты уже должна бы знать о вампирах. Не зря же они оставили тебе этот экземпляр.
Я побарабанила пальцами по столу — прогнала видение огромного бургера с голубым сыром — и поморщилась.
— Да, конечно, но я так занята в последнее время — выслушиваю угрозы, дерусь со своим мастером, а теперь еще и тренируюсь.
— Тебе, пожалуй, придется покупать портативный компьютер, — вставила Мэллори, попивая апельсиновый сок из пластикового стаканчика.
Я бросила на нее недовольный взгляд, а затем похлопала ресницами, повернувшись к Катчеру:
— Так что там за история с Мэллори?
Она застонала, но Катчер не обратил на это внимания.
— Теперь, когда она обнаружена, Орден свяжется с ней. Она будет тренироваться, получит наставника. Не меня, — добавил он, зыркнув в ее сторону. — И ей будет предложено принести клятву — пообещать никогда не использовать магию во зло, — Катчер приложил руку к груди, — а лишь в добрых целях.
— А ты сделал именно это? — спросила я. — Воспользовался магией в дурных целях?
— Нет! — отрезал он и бросил на стол салфетку.
— Но почему это произошло только сейчас? — удивилась Мэллори. — Если я так могущественна, почему мной заинтересовались только сейчас? Почему меня не заметили раньше?
— Вопрос зрелости, — ответил Катчер, прислоняясь спиной к стенке кабинки. — Ты только сейчас входишь в силу.
Я насмешливо фыркнула:
— А ты думала, что все закончится вместе с прыщами?!
Мэллори ткнула локтем меня в живот:
— Какую еще силу? Мне что, уже можно размахивать волшебной палочкой?
— Сила настоящего волшебника не в этом. Мы не накладываем чары и не варим зелья. Нам не нужно вызывать духов или просить их о помощи. Мы не размахиваем палочками, не бормочем заклинания, не разводим руками. Мы обладаем силой и управляем ею посредством своей воли. — Катчер ткнул пальцем в мою сторону. — Вот она — хищник, генетически улучшенный человек, одаренный магией. Но ее способности слишком незначительны. Вампиры более чувствительны к волшебству, чем люди, и больше осведомлены, но они не могут контролировать магию. Мы же — сосуды магии. Мы держим ее в своих руках. Мы ее направляем. И охраняем.
На лице Мэллори отразилось недоумение, и Катчер продолжил:
— Вспомни, не было ли недавно такого, чтобы ты сильно чего-то захотела, а потом получила, хотя и неожиданно для себя?
Мэллори нахмурилась и задумчиво отправила в рот последний кусочек колбасы, провожаемый, как я заметила, алчным взглядом Джеффа.
— Ничего не приходит в голову. — Она посмотрела на меня. — Что-то захотела и получила?
Меня осенило.
— Твоя работа! — воскликнула я. — Ты просто сказала Алеку, что хочешь у него работать, — на следующий день тебя приняли в фирму.
Мэллори, побледнев, повернулась к Катчеру:
— Это так?
Она явно огорчилась и, возможно, смутилась при мысли о том, что получила работу у Макгетрика не благодаря своей квалификации и творческому мышлению, а вследствие каких-то сверхъестественных способностей.
— Может быть, — согласился Катчер. — Что-нибудь еще?
Мэллори задумалась.
— Элен... — вспомнила она. — Я приказала ей покинуть наш дом и очень рассердилась перед этим. Я открыла дверь, сказала, чтобы она убиралась, и — бах! — ее как ветром сдуло. — Мэллори подняла взгляд на Катчера. — Я думала, что вампиры вылетают из дома, если аннулировать приглашение.
— Они уходят, но не вылетают. Это сделала ты.
Мэллори кивнула и бросила на тарелку остаток тоста.
— Мы могли бы тебя испытать. Прямо сейчас, пока я здесь.
Голос Катчера звучал мягко, словно задумчиво. Мэллори опустила взгляд, облизнула губы. Наконец после долгого молчания она подняла голову:
— Что я должна сделать?



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:45 | Сообщение # 39
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Катчер кивнул:
— Давайте выйдем отсюда.
Из кармана джинсов он достал потрепанный кожаный кошелек, вынул из отделения для мелочи несколько монет и положил на стол. После этого, убрав кошелек, он встал, наклонился вперед и протянул руку Мэллори. Она немного помедлила, глядя ему в лицо, но приняла руку, и они вдвоем направились к выходу.
Джефф проглотил сок, поставил пустой стакан на стол, и мы последовали за своими друзьями.
Дождь наконец-то прекратился. Катчер, не выпуская руки Мэллори, повел ее за ресторан. Мы с Джеффом переглянулись и поспешили их догнать.
Катчер прошел квартал насквозь, пока не оказался прямо под эстакадой надземного метро, потом остановился и развернул Мэллори лицом к себе. Джефф придержал меня за плечо.
— Не будем подходить близко, — прошептал он. — Надо обеспечить им свободное пространство.
— Протяни мне руки и смотри прямо в глаза, — донесся голос Катчера.
Мэллори нерешительно вздохнула, но подняла руки ладонями вверх.
— Ты проводник, — сказал волшебник. — Канал для силы, для энергии.
Он тоже поднял руки перед собой, повернул ладони вниз, но не коснулся рук Мэллори, оставив небольшое пространство.
Несколько секунд ничего не было слышно, кроме обычных звуков города. Машины. Разговор в дальнем конце улицы. Уханье басов из какого-то бара. Капли воды с путей у нас над головами.
— Жди, — снова зашептал Джефф. — И наблюдай за их руками.
Это произошло одновременно — послышался нарастающий грохот поезда, а между ладонями Мэллори и Катчера стало разгораться сияние. Она широко раскрыла глаза, потом он ей что-то сказал, и Мэл подняла взгляд. Они смотрели друг на друга, Катчер продолжал что-то говорить, но я ничего не могла разобрать из-за шума подходившего поезда. Сияние разгоралось, превращаясь в сферу, и наконец в воздухе повис золотистый шар.
— Я чувствую! — воскликнула Мэллори.
— Что ты чувствуешь? — спросил Катчер.
Она опять посмотрела ему в лицо, освещенное волшебным сиянием.
«Страсть», — не удержалась я от мысли, глядя на радостно-изумленное лицо подруги.
— Магию, — прошептал рядом со мной Джефф.
— Всё, — ответила Мэллори.
— Закрой глаза, — приказал Катчер. — Вдохни.
Она нерешительно кивнула. Ее веки дрогнули и опустились, и Мэллори улыбнулась. Золотистый шар все еще рос, поглощая их руки, потом тела, пока теплый свет не окутал полностью обоих. Воздух заметно наэлектризовался, заставляя шевелиться мои волосы и мягкую шевелюру Джеффа.
Внезапно раздался хлопок, и словно клочья желтого тумана рассеялись в воздухе.
Мэллори и Катчер все еще стояли с поднятыми руками и смотрели друг на друга.
Катчер заговорил первым:
— Не так уж и плохо.
— Мелл, можно подумать, у тебя когда-нибудь было лучше.
Я радостно ухмыльнулась. Это по-прежнему моя подруга, несмотря на всю ее магию. Уверена, теперь с ней все будет в порядке.
Волшебники опустили руки, и подошли к нам.
— Итак, что же все-таки это было на самом деле?
Катчер едва взглянул на меня:
— Самые необходимые основы, вампир. Но тебе это сейчас совершенно ни к чему.
Закончив с демонстрацией магии, мы зашагали через квартал обратно, к тому месту, где оставили машины — мой приземистый «вольво», стильный седан Катчера и старенькую малолитражку Джеффа.
— Какие планы? — спросил Катчер.
Джефф ухмыльнулся:
— Сегодня вечер пятницы, я рано освободился и намерен поболтать с хорошенькой девчонкой из Буффало. Она блондинка и довольно кругленькая в нужных местах, так что я тороплюсь домой, чтобы выйти в Сеть. — Он толкнул Катчера локтем. — Верно, Кей Би?
— Я просил меня так не называть.
— Ну, знаешь, у каждого из нас свои слабости. Сам понимаешь.
Катчер в упор уставился на Джеффа:
— Нет, Джефф, не понимаю.
Но когда Джефф попытался что-то объяснить, он поднял руку:
— Мне это неинтересно. — Потом посмотрел на Мэллори. — Какие у вас планы?
Мы обе покачали головами.
— Здесь, на северном берегу, есть неплохой клуб. — Катчер выудил из кармана рекламный листок. Точь-в-точь как тот, что я нашла на ветровом стекле, когда оставляла машину у Дома Кадогана. — Он находится недалеко от спортивного зала.
— У меня такой же, — заметила я, показывая на листок. — Должно быть, они оклеили ими весь город.
Катчер пожал плечами, свернул листовку и сунул ее в карман.
— Хотите потанцевать?
— О боже, — вздохнула Мэллори.
— Потанцевать? — переспросила я. — Мне надо переодеться, и я могу потанцевать.
Я в любой момент могла танцевать. Ноги меня никогда не подводили.
Мэллори задумчиво натянула языком щеку и с притворным раздражением посмотрела на Катчера:
— Прекрасно, Гэндальф. Ты решил окончательно ее вымотать, а мне ее надо будет как-то прокормить. Ты не хочешь мне помочь?
Катчер ей улыбнулся, и, хотя улыбка была предназначена не мне, она оказалась достаточно жаркой, чтобы и у меня загорелись щеки.
— Я Катчер, а не Гэндальф, ладно?
Мэллори, немного подумав, кивнула, и на ее щеках вспыхнули алые пятна.
Я бы на ее месте, наверное, потупила бы взгляд.
— Тогда я оставляю вас на него, — сказал Джефф, отпирая свою машину. — Повеселитесь хорошенько. А если вдруг заскучаете, — он многозначительно поднял брови, — позвоните мне.
Джефф подмигнул, сел в машину и уехал.
— Когда-нибудь придется его поцеловать, просто из принципа, — сказала я Мэллори по пути к машине.
— Надо было сделать это прямо сейчас. Ему хватило бы радости на весь уик-энд.



 
ФемидаДата: Понедельник, 20.09.2010, 17:46 | Сообщение # 40
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Я обошла вокруг «вольво» и открыла дверцу.
— Но тогда его хорошенькая блондинка скучала бы в одиночестве. Я не могу этого допустить.
— Возможно. Но ты слишком щедра.
Я скользнула на водительское место, открыла вторую дверцу и стала ждать, пока Мэллори о чем-то договорится с Катчером. Вероятно, они решили какую-то проблему, и раскрасневшаяся Мэллори наконец села в машину. Я уже хотела спросить, о чем шла речь, но передумала, заметив непроизвольное прикосновение пальцев к губам. Подавив смешок, я завела двигатель и свернула в сторону дома.
Катчер на своей машине проехал с нами до Уикер-парка. Пока мы выбирали наряды, он устроился на диване перед телевизором. Мы обе вышли из своих комнат в стильных джинсах, в туфлях на высоких каблуках и пикантных, подходящих для клубной вечеринки топах. На мне был черный топик с белыми крапинками и короткими рукавчиками, купленный при распродаже коллекции. Мэллори выбрала топ без рукавов, но с высоким воротом и длинным серебристым галстуком.
— Отличная блузка, — заметила она, дотрагиваясь до рукава, когда мы спускались вниз. — Похоже, ты решила сменить стиль.
На этой неделе я уже достаточно наслушалась замечаний по поводу манеры одеваться, что, в общем-то, и не удивительно для девушки, которая задумывается лишь о сочетании цветов, когда надевает одну маечку поверх другой. Я не слишком следила за модой, к большому разочарованию матери. И Мэллори... И Этана.
Но я все равно поблагодарила подругу и тотчас отыгралась, наблюдая, как по пути в гостиную ее тонкие пальчики бессознательно поправляют распущенные по плечам волосы.
— Я уверена, твоя прическа ему нравится, — поддела я подругу, потом взяла ключи и вместе с кошельком положила в маленькую сумочку на длинном ремне.
Мэллори в ответ показала мне язык. Мы окликнули Катчера — он с виноватым видом выключил «Канал чрезвычайных происшествий» — и вышли из дому.

Клуб располагался в отдельно стоящем трехэтажном кирпичном здании, в котором, судя по внешнему виду, могли помещаться художественные студии. На такую мысль наводили три ряда высоких полукруглых окон с затейливыми барельефами наверху. Оставив машину на боковой улочке, мы подошли ко входу и услышали тяжелое уханье басов, проникавшее сквозь стены. У двери стояла небольшая очередь, но охранник — выбритый наголо, в черной футболке и камуфляжных штанах — замахал нам своим блокнотом.
— Нас нет в списке, — предупредил его Катчер.
— Ваши имена? — невыразительным низким голосом спросил он.
— Катчер Белл, Мэллори Кармайкл и Мерит, — ответил Катчер.
Вышибала сосредоточенно нахмурился и стал листать свой блокнот. Но затем поднял взгляд к небу и кивнул. Как я догадалась, он прислушивался к распоряжениям, передаваемым в маленький наушник. Наконец охранник отступил в сторону и жестом пригласил нас пройти.
Очень странно, но кто мы такие, чтобы спорить с охраной?
Мы вошли в зал под мощный басовый грохот, от которого у меня внутри все завибрировало. Но, несмотря на слишком громкую музыку, здесь было приятно находиться: интерьер шикарный, элегантный. Напитки подавали в огромном баре с зеркальной задней стенкой, расположенном вдоль передней стены, а вдоль боковых стен, под обрамленными портьерами зеркалами, тянулись обитые красной кожей скамьи и стояли низкие столики. Миниатюрные лампы на столах отражались в бесчисленных зеркалах и придавали заведению облик европейского кафе. Сбоку от бара вверх уходила кованая винтовая лестница, а у задней стены виднелась небольшая, до отказа заполненная танцевальная площадка. И клиентура клуба была под стать интерьеру — шикарно одетые пары сидели на скамьях вдоль боковых стен и болтали, потягивая мартини и коктейли. Почти все посетители обладали весьма привлекательной внешностью, и я сразу отметила множество сумочек от Луи Виттона, туфли от Маноло Бланик, тщательно уложенные прически и костюмы от лучших портных.
Я поняла, что среди клиентов клуба немало вампиров. Это впечатление возникло благодаря исключительной красоте большинства присутствующих. Кроме того, от них исходила особая вибрация, какая-то таинственная аура. Но вместе с тем они сидели здесь, потягивали десятидолларовые напитки, флиртовали и танцевали, как обычные люди.
Пока мы с Мэллори пробирались к единственному свободному столику под зеркалом, Катчер отлучился, чтобы заказать напитки — водку с тоником для Мэллори и джин с тоником для меня. Мы уселись у самой стены, оставив для него место с краю.
— Восхитительное местечко! — воскликнула Мэллори, оглядывая зал. — Удивительно, что мы с тобой здесь еще не были.
Я кивнула и стала наблюдать за танцующими, пока Катчер не вернулся с нашими бокалами. Закончилась одна композиция, и тотчас началась другая. В зале поплыли вступительные аккорды «Истерии» группы «Мьюз». Мне не терпелось потанцевать, и потому я едва отпила из бокала, схватила Мэллори за руку и потащила ее на танцплощадку. Мы немного потолкались в толпе, отыскали свободный пятачок и пустились в пляс. Мы кружились, прыгали, размахивали руками и вертели бедрами, подчиняясь музыке и избавляясь от всех тревог и сомнений с каждым тактом синтезатора. Мы протанцевали под эту песню, потом еще и еще, пока не решили сделать перерыв, чтобы выпить и немного передохнуть. Кроме того, мы оставили Катчера охранять наши сумочки, так что считали себя обязанными вернуться, хотя бы ненадолго.
Мэллори уселась рядом с Катчером и с увлечением стала рассказывать о нашей восхитительной танцевальной сессии, энергично сверкая при этом глазами и небрежно заложив волосы за уши. Я пригубила коктейль.
Внезапно музыка закончилась, в клубе стало совсем тихо, и над площадкой загорелся стробоскопический шар. Потом над полом заклубился туман, словно прелюдия к «Рамаламе», которая не заставила себя долго ждать и вскоре заполнила зал мощными аккордами. Танцоры, нерешительно задержавшиеся на площадке, как будто по команде, разразились радостными возгласами и задвигались в такт музыке.
Несколько минут мы поболтали о всяких пустяках, как вдруг Катчер забрал у Мэллори бокал, поставил его на столик и увел ее на площадку. По дороге она оглянулась, и я заметила, что Мэллори сама шокирована своей смелостью. Я только подмигнула ей в ответ.
Я перекатывала льдинку в бокале и наблюдала, как краснеет Мэллори, когда Катчер прижимает ее к себе. И вдруг рядом раздался чей-то голос:
— Отличная песня, не правда ли?
Подняв голову, я с удивлением увидела рядом на скамье улыбающегося молодого человека; его рука уже лежала у меня за плечами на спинке скамьи. Темно-каштановые, слегка вьющиеся волосы были коротко подстрижены и красиво оттеняли высокие скулы, подбородок с ямочкой и щеки, покрытые короткой двухдневной щетиной.
Но больше всего мое внимание привлекало не его лицо целиком, а глаза. Его взгляд учащал пульс. Глаза казались совсем темными и словно прятались под длинными густыми ресницами. Он смотрел на меня из-под этих ресниц, слегка маскирующих огоньки соблазна. Ресницы медленно поднялись, затем опустились и снова приподнялись.
Мистер Сексуальные Глазки был одет в черный кожаный пиджак — элегантный покрой, стоячий воротник, превосходное качество — и черную рубашку, тесно облегавшую его стройный торс. На запястье поблескивали часы на широком плетеном кожаном ремне. Все вместе создавало облик мятежного, опасного горожанина, очень подходивший для вампира. А он определенно был вампиром.
— Песня отличная, — ответила я, закончив осмотр и кивнув в сторону танцплощадки. — И гостям очень нравится.
— Это очевидно, — кивнул он. — Но ты не танцуешь.
— У меня перерыв. Я провела на танцплощадке не меньше часа, — ответила я, усилив голос почти до крика, чтобы его не заглушила пульсирующая музыка.
— О! Ты так любишь танцевать?
— Это мое основное занятие. — Я махнула рукой, едва прислушавшись к своим словам. — Нет, я не это хотела сказать. Просто я очень люблю танцевать.
Он засмеялся и поставил на столик бутылку с пивом.
— Не хотел лишать тебя возможности посомневаться, — сказал он и окинул меня открытым взглядом.



 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Хлоя Нейл «Некоторые девушки кусаются» (Чикагские вампиры 1)
Страница 4 из 10«123456910»
Поиск:

Добавить свой баннер

Copyright chicagoland-vam.ucoz.ru © 2010 - 2014

Сайт посвящен творчеству Хлои Нейл.
Сайт является некоммерческим проектом. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна

Рейтинг@Mail.ru