· Новые сообщения · Ленточный вариант форума · Поиск · RSS · Подписки ·




Страница 3 из 3«123
Модератор форума: MurkyMargosha 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » "Дикости" Хлоя Хейл (Чикагские вампиры 9)
"Дикости" Хлоя Хейл
MurkyMargoshaДата: Воскресенье, 05.10.2014, 17:33 | Сообщение # 1
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
«Дикости»



С тех пор, как Мерит превратили в вампира, и она стала защитником чикагского Дома Кадоган, ее жизнь не была простой. Она и Мастер вампиров Этан Салливан помогли сделать вампиров Кадогана сильнейшими в Северной Америке, наладили связи с паранормальными созданиями всех пород и вероисповеданий, живыми и мертвыми...
Но сейчас эти союзы пройдут испытание. Странная и запутанная магия прорвалась сквозь Северо-Американскую Центральную Стаю, и близкие друзья Мерит попали в перекрестье. Габриэль Киин, Апекс Стаи, обращается к Мерит и Этану за помощью. Но кто — или что — оказалось достаточно могущественным, чтобы переиграть магию оборотней?


Переводчики: Triadochka, Teo (при скромном участии hegaj, Natasha25let, Mairy, kavkazjeans, dollygirl)
Вычитка: Triadochka, Teo
Обложка: Meloni

Все обсуждения и отзывы в этой теме
Прикрепления: 6877169.jpg(250Kb)



 
ТриадочкаДата: Пятница, 08.05.2015, 16:20 | Сообщение # 21
Ловчий
Группа: Переводчик
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 100
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 17
"СВЯТОЙ" ОТЕЦ


Портвилль, Индиана, был песчаным, промышленным городком на южном берегу Озера Мичиган, недалеко от границы штата Индиана. У Портвилля была репутация полуразрушенного города производственных рабочих с заброшенной промышленностью, от оставшегося отчаяния его наводнили банды, нищета и насилие.
Сет Тэйт, падший ангел с раскаянием в своих мыслях, поселился там. Если он действительно относился серьезно к заглаживанию вины за свои прошлые дурные поступки, местоположение было полностью соответствующим. Этот город определенно походил на тот, который нуждался в помощи. С другой стороны, во время его наименее ангельских дней, когда он находился под влиянием Доминика, он был наркобароном и осквернителем вампиров. Грязный город был как раз подходящим местом, чтобы он мог заниматься какой-нибудь грязной магией.
В любом случае, у меня не было ничего, кроме названия города, Интернет гласил, что в нем почти сто тысяч жителей. Не было ни адреса, ни места работы, ни церкви, ни избирательного участка — только название города. Это было проблемой.
Это было сложной задачей, и мне нужен был партнер. К сожалению, оба моих официальных партнера были недоступны. Этан находился под арестом, а Джонах был капитаном охраны Дома, Мастера которого назвали врагом Чикаго. У него было полно работы по обеспечению безопасности своих людей.
Это означало, что мне нужно найти кого-то еще. Поэтому, когда я снова села в машину, вытащила телефон и позвонила Джеффу.
— Привет, Мерит.
— Привет. — Я перешла к сути дела, и быстро. — Ты можешь отлучиться на некоторое время?
— Ты планируешь поездку?
— Вообще-то да. Что ты знаешь о Портвилле, штат Индиана?
— Ничегошеньки. А нужно?
— На данный момент там проживает Сет Тэйт.
— А, — произнес он. — Сера и дым?
— Вообще-то, да. Если она связана с Посланниками, он как раз тот, кто сможет рассказать нам каким образом. Мне надо еще обговорить это с Люком и Маликом, но думаю, они согласятся.
— А Этан?
— Он не будет сильно возражать, если ты поедешь со мной.
— Умею же я подписываться на приключения. Где мы встретимся?
Поскольку я уже была на южной стороне, дала ему адрес мини-маркета, в который заехала, чтобы позвонить по своим делам.
— Я должна подстраховаться. Я сообщу, когда все будет готово.
— Уже выезжаю, — сказал он, по-видимому убежденный, что у меня все под контролем.
Я была рада, что Джефф был на моей стороне. Теперь я должна была убедиться, что остальные тоже примут эту сторону.

***

Эти цели потребовали телефонных звонков. Множества.
Я позвонила Люку, сообщила ему, что Мэллори с Катчером нашли Тэйта, и Джефф согласился поехать со мной к нему.
Люк повесил трубку, и пока я прогревала Манипенни и потягивала газировку, которую купила в мини-маркете — охлажденную и с вишневым вкусом, потому что у меня было такое настроение — я ждала.
Десять минут спустя мой телефон зазвонил. Мой живот скрутило от нервов.
— Это Малик, — сказал временный Мастер Дома.
— Сеньор, — поприветствовала я, слово, которое я привыкла использовать во время смерти Этана.
— Наведаться к нему — это риск.
— Это так. А также ждать, пока Реган снова нападет, рискуя атакой эльфов и выбешиванием Киинов. Я была в тюрьме Доминика, Малик. Я знаю, на что он был способен. Но Сет Тэйт не Доминик. Человек, которого мы увидели после разделения, был хорошим человеком, серьезным человеком, и он хотел загладить свою вину за все, что натворил. Ради всего святого, он гостил в Доме.
— Этан уполномочил его говорить от лица Дома, — тихо сказал Малик, его тон ясно давал понять, что он был несогласен с этим решением.
— Я не знаю, оправдает ли он это в конечном итоге. Но кого еще мы можем спросить?
Хотя я не была уверена, что разговор с Тэйтом был хорошей идеей, я была готова отстаивать эту позицию — и взять вину на себя в случае необходимости. Я попыталась прибавить эту уверенность и браваду своему голосу.
— Эта идея не без риска, — признала я. — Но я готова принять этот риск на себя. Прямо сейчас у нас не так много хороших вариантов, и мы застряли на Реган. Я думаю, пришло время использовать союзы, которые мы заключили. Он находится не так далеко, и задолжал нам довольно большую услугу. Позволь нам с Джеффом поехать туда. Разок побеседуем с ним, и поймем, что сможем получить от него.
Воцарилась тишина, а я грызла кончик большого пальца.
— Ты выезжаешь сегодня, и возвращаешься целой и невредимой, — сказал Малик. — Если он даже отдаленно выглядит нестабильным, ты отказываешься от этого плана. Если ситуация кажется опасной, ты отказываешься от плана. Если с тобой что-нибудь случится, ты навлечешь Этана и меня на свою задницу, а ты этого не хочешь, Страж.
— Нет, Сеньор, — согласилась я. — Определенно не хочу.
Я радостно затанцевала. Не потому, что с нетерпением ждала встречи с Тэйтом, а потому, что уже хотела сделать хоть что-нибудь. Ошиваться вокруг Дома и просматривать большее количество снимков Этана в беде мне вообще ничем не помогло бы.
— Мы будем продолжать искать Реган и карнавал, — сказал Малик. — Найди нам ангела-хранителя.
Это было моей основной целью.

***

Поначалу я ждала Джеффа снаружи машины, прислонившись к ней, как будто была крутейшей вампиршей нашего времени. Или, вне всякого сомнения, вампиршей с наикрутейшей тачкой.
Но на дворе был февраль — в Чикаго — и я быстро отвергла эту идею, забралась внутрь и включила печку.
Джефф прибыл спустя несколько минут, припарковал свою машину с краю стоянки и залез ко мне.
— Это чертовски хороший автомобиль, — сказал он.
— Уж мне ли не знать. — Я указала на пару стаканов «Маунтин Дью»[74] в подстаканниках и на палочки вяленой говядины, которые втиснула между его стаканом и моим.
— Что это?
— Провизия. И подарок в знак благодарности. Ведь это геймеры используют в качестве топлива, правильно?
Он посмотрел на меня со смесью жалости и обожания, и мое сердце немного оттаяло.
— Это было очень мило, Мерит. — Он открыл палочку вяленой говядины и впился в нее. — Но не говори Фэллон. Она не сторонник таких продуктов.
— Это только между нами, — пообещала я, и мы направились на юг.

***

Город выстроился вдоль берега Озера Мичиган, промышленные порты и кирпичные дымовые трубы, тянущиеся в небо, были со стороны озера, а ветхие здания с другой.
Главная улица явно была в упадке, половина магазинов — все еще обозначенных своими старинными рукописными вывесками — были заколочены и закрыты. Когда производство прекратилось, потребовалось время, чтобы что-то другое появилось на этом месте. На Среднем Западе и Ржавом поясе[75] были десятки, если не сотни населенных пунктов, доказывающих это.
Я заметила группу новых магазинов недалеко от автомагистрали и заехала на парковку магазина, который торговал кормом для животных и сельскохозяйственным провиантом. Вам не придется отъезжать слишком далеко от Чикаго, чтобы добраться до сельскохозяйственных земель.
— Хочешь перекусить? — спросил Джефф с весельем.
— Хочу провести разведку, — ответила я, вытаскивая фотографию Тэйта из кармана. — Мы знаем, что он в городе. Но кроме этого нам ничего не известно.
Он махнул рукой в сторону фотографии.
— Это и есть твой грандиозный план? Ты собираешься бродить от магазина к магазину, спрашивая, видел ли его кто-нибудь?
Справедливости ради, в моей голове это звучало гораздо логичнее.
— Он был мэром Чикаго, и он ищет искупления. Я не думаю, что он планирует залечь на дно. Я думаю, он собирается выбраться оттуда. Смешаться. Контактировать с людьми.
— Он может и не выглядеть так, — сказал Джефф, указывая на фото. — Он узнаваем. Мы не так далеко от города.
— Я не подумала об этом, — призналась я. Но нам надо было с чего-то начинать. — Я все-таки попробую. А ты, тем временем, поколдуй над своим компьютером и посмотри, что сможешь найти в сети. Я скоро вернусь.
— Подстраховка не нужна?
— Мы не хотим пугать их, — сказала я. — Если я иду одна, то задаю вопросы. Если мы оба идем, то нападаем.
Когда он, наконец, утвердительно кивнул, я зашла внутрь, на двери зазвенел колокольчик, сигнализируя о моем появлении. В магазине пахло кожей и зерном, и я задержалась в дверях на мгновение, наслаждаясь ароматом. Здесь пахло усердием, тяжелой работой и домашними делами.
В столь поздний час в магазине не было покупателей, и за прилавком стоял мужчина, вероятно лет сорока, в рубашке с воротничком, брюках и ярко-зеленом жилете с бейджиком, на котором было написано «КАРЛ».
Он посмотрел на меня и улыбнулся.
— Добрый вечер. Вам чем-нибудь помочь?
— Вообще-то да, хотя у меня немного странная просьба. — Я подошла к кассе и вытащила фотографию из кармана. — Я ищу этого человека.
Я протянула ему изображение. Он мгновение поглядел на него, затем на меня.
— Простите. Он мне не знаком. — Его глаза с интересом сузились. — Он что-то натворил?
— Нет. — Я нахмурилась, понимая, что не придумала легенду, и решила сказать правду. — Он друг семьи и он пропал. Мы пытаемся найти его.
Словно посочувствовав, он снова посмотрел на фотографию и покачал головой.
— Простите. Но удачи.
Я поблагодарила его, снова убрала фотографию и забралась обратно в машину. Джефф вытащил тот гладкий небольшой квадрат стекла и деловито нажимал на экран.
— Дай-ка угадаю — ты уже узнал его адрес и любимый китайский ресторан?
— Нет. Но я всего лишь прокачал своего мага до сорок седьмого уровня.
— В играх много математики, не так ли?
— Ты и не представляешь. — Он отложил свой планшет. — Я ничего не нашел, но, конечно же, я использую мобильное оборудование, которое совсем не такое славное, как коробка, которая была у меня дома, когда ты позвонила мне, и которую мог бы использовать.
— Ты отрепетировал эту речь, не так ли?
Джефф ухмыльнулся.
— Я так понимаю, тебе тоже не повезло?
— Ни капельки. Он не узнал его по изображению.
Следующие парень и девушка, к которым я обратилась, тоже ничем не помогли. В результате, на четвертой остановке оборотень с взъерошенными волосами смог мне помочь.
— Дайка я возьму это, — сказал он, вылезая из машины вместе со мной, когда мы зашли в двадцатичетырхчасовую закусочную, которая видала лучшие дни — и линолеум почище.
Он рассмотрел обслуживающий персонал, высмотрел симпатичную, хрупкую на вид блондинку за кассой и подошел. Ее волосы были собраны в грязный конский хвостик, а под глазами залегли мешки от усталости.
— Здравствуйте, — обратился он. — Прошу прощения, что прерываю ваш вечер, но могу я попросить вас об услуге? — Его глаза были блестящими и голубыми, улыбка абсолютно открытой. Я бы оказала ему услугу. При условии, что это не навлекло бы на меня неприятности со стороны Фэллон.
— Услуга? — переспросила она, моргая. — От меня?
— Ну да, — Джефф вздрогнул, почувствовав вину. Он протянул фотографию, которую позаимствовал у меня в машине. — Мы пытаемся найти этого человека. Может, вы видели его?
Ее глаза расширились.
— Отец Пол? У него какие-то неприятности?
Так значит Тэйт не просто сменил свою личность; он изменил свое имя и, по всей видимости, подался в религию. Хотя я предположила, что в это было не так сложно поверить. Он был ангелом, как никак.
Джефф практически глупо улыбнулся.
— О, совсем нет. Мы на самом деле просто пытаемся найти его. Мы слышали его выступление — и нам очень понравилось то, что он говорил. Но мы не смогли найти его сайт или что-то в этом роде.
Она засмеялась.
— Отец Пол не дружит с технологиями. — Она посмотрела на часы. — Вы, вероятно, сможете найти его в благотворительной столовой. Он иногда работает до поздней ночи, помогая раскладывать еду.
— А это недалеко отсюда? — спросил Джефф с сияющей улыбкой.
— Около километра отсюда. И скажите ему, что Линетт передавала привет.
Джефф улыбнулся.
— Обязательно передадим. Большое спасибо за помощь.
Линетт слегка помахала, и мы вышли на улицу.
— Ты был просто великолепен, — сказала я, украдкой взглянув на него. — И чертовски хорошим актером.
— Когда ты растешь среди суперов, — таинственно произнес Джефф, — учишься ловко обходить правду.

***

Согласно евангелию от Линетт, Сет Тэйт, бывший мэр Чикаго, сейчас был Отцом Полом, и работал в благотворительной столовой в Портвилле, штат Индиана. Учитывая хаос, который он посеял в Чикаго, я не была уверена, было ли невероятно иронично или же вполне закономерно то, что он, судя по всему, посвятил свою жизнь служению.
Благотворительная столовая была легко узнаваема, несколько больших, покрытых сталью зданий вдоль дороги, ярко-зеленый, покрытый листьями логотип, был нарисован вдоль одной из стен самого большого из них. Я припарковала Манипенни на месте для посетителей и поглядела на Джеффа.
— Готов?
Он кивнул.
— Давай сделаем это.
Мы вошли внутрь и наткнулись на симпатичную женщину с вьющимися волосами за столом дежурного, печатающую на компьютерной клавиатуре. Она подняла глаза и улыбнулась, когда мы вошли.
— Здравствуйте. Я могу вам помочь?
— Здравствуйте, — поздоровался Джефф. — Прошу прощения за беспокойство, но мы ищем Отца Пола. Я так понимаю, что могу найти его здесь?
Зазвонил телефон, и она взяла его одной рукой, другой указывая в сторону коридора.
— Он на складе. Дальше по коридору, затем налево.
— Спасибо, — сказал Джефф с улыбкой, акцентирую свою благодарность на тарелке с чипсами на столе, когда мы шли по коридору. Это было чистое и благоприятное место, стены покрыты детскими рисунками и плакатами о раздаче консервов на прошедшие праздники. Коридор вел прямо на склад, который был впечатляющим.
Площадь, с полированным бетонным полом, была огромной и заставлена шестиметровыми стеллажами с едой и коробками, некоторые из которых были обернуты целлофаном, чтобы держались вместе. Улыбчивые работники и волонтеры ходили по проходам с планшетами и передвигали поддоны в грузовики, которые дожидались в трех открытых окнах.
Мужчина с обросшей бородой и в клетчатой рубашке подошел к нам, с недоумением на лице.
— Вы Лори? Новый волонтер? Видимо, с другом? Нам нужен кто-нибудь в сортировочный зал.
— Извините, но нет. Мы вообще-то ищем Отца Пола. Дежурная сказала, что я смогу найти его тут.
— Ох, конечно. Он в памперсах. — Мужчина показал на другой конец склада, и я подавила назревающий смешок от его ненамеренной шутки.
На складе было прохладно, холодный воздух задувал в открытые окна. Но сотрудники выглядели довольными своей работой, вдохновленными, пожалуй, тем фактом, что они помогали другим.
Мы действительно нашли Сета Тэйта в памперсах. Но не в буквальном смысле слова.
Он был высоким и привлекательным, с голубыми глазами и волнистыми черными волосами. Его волосы были аккуратно подстрижены, а лицо покрывала черная борода. Если бы вы не знали Сета Тэта, не искали бы его, то не заметили бы сходства. Изменению внешности также помогло и то, что он от шеи до лодыжек был одет в черную рясу, одеяние, которое носили священники. Сет Тэйт прятался у всех на виду, всего в пятидесяти километрах от Чикаго.
У него в руке была коробка с подгузниками для новорожденных, он вдруг поднял глаза и встретился со мной взглядом. Его глаза расширились от приятного сюрприза, отчего мои нервы немного успокоились. Я боялась, что он воспримет наш приезд как неприятное напоминание о том, что он натворил в Чикаго.
— Дашь мне минутку? — прошептала я Джеффу.
— Не торопись, — сказал он. — Я буду здесь, — он оглядел стеллажи — в туалетной бумаге.
Сет поставил коробку на находящийся неподалеку стол, и мы пошли навстречу друг другу, встретившись посередине. Я видела, что он хотел протянуть руку, чтобы поприветствовать меня с распростертыми объятиями, поцеловать в щеку и прошептать «Привет, Балерина», как приветствовал меня, когда я была подростком. Я была балериной, и мою встречу с Тэйтом, другом моего отца, сфотографировали, когда я была в балетной пачке.
Но он сдержал себя, остановившись в метре от меня. Он сцепил руки за спиной, как будто не мог устоять перед соблазном человеческого контакта. И все же, я уловила запахи лимона и сахара.
— Мерит.
— Отец Пол, — поприветствовала я с понимающим взглядом. — Хорошо выглядите. — Я махнула рукой в сторону остальной части склада. — Это впечатляющая работа.
Он кивнул, его внимательный взгляд осматривал стеллажи и коробки.
— Это храм великодушия. Все это пожертвовано нуждающимся.
— Ты давно здесь?
— С тех пор, как покинул Чикаго. Это моя текущая миссия, я думаю. — Он наклонил ко мне голову. — И я думаю, что не только я один на миссии. Что привело тебя сюда, Мерит?
— Загадка. И политика.
— Это неизменно, — сказал он. Он смотрел на меня мгновение, даже не вздохнув. — Возможно, нам стоит поговорить где-нибудь наедине?
Я кивнула, и мы оба с Джеффом последовали за ним, когда он направился к двери, плотная ткань рясы шуршала, когда он двигался.
Люди приветствовали его и пожимали руку, когда проходили мимо, по всей видимости не догадываясь о его истории и о том, что он был ангелом и мог распустить крылья достаточно большие, чтобы вынести нас обоих из здания.
Мы вышли в холодную ночь и подошли к столику для пикника, который видал лучшие дни, его древесина выцвела и потрескалась.
Тэйт сел на скамейку, спиной к столу, подол дернулся, когда он двинулся. Мы с Джеффом остались стоять, наблюдая, как Тэйт молча смотрел на мужчин и женщин, входящих и выходящих из работающих отгрузочных окон склада.
— Что я могу для тебя сделать, Мерит?
Я рассказала ему историю о Реган, подробно описала похищения и нападения, объяснила, что мы пытались найти ее и рисковали перемирием с эльфами. А затем я подобралась к главному.
— Я погналась за ней в Лоринг-Парке. От нее пахло серой и дымом.
Выражение его лица осталось прежним, но я увидела крошечную заминку в его глазах.
— Я не уверен, что понял тебя.
— У нее есть сила — большое количество. Она не колдунья. И она пахнет в точности, как Доминик. Мы думали, что другие близнецы не могли разделиться, когда Малефициум был уничтожен.
— Не могли. Или не должны были. Меня единственного это коснулось.
— Есть ли шанс, что у тебя есть дети?
Его глаза округлились.
— Есть ли у меня дети, которые похищают сверхъестественных, ты имеешь в виду?
У меня начало расти раздражение.
— Мы пришли к тебе, потому что нам нужна помощь. Потому что ты эксперт в этой области. Это не оскорбление — это магический факт. Ты знаешь больше о Посланниках — падших или еще каких — чем кто-либо еще, кого мы знаем. Мы нуждаемся в тебе.
Он вздохнул, потер виски. А затем посмотрел на меня, с извинением в глазах, и я почувствовала потерю.
— Мне жаль, Мерит. Но я действительно не знаю ничего, что могло бы помочь.
Я взглянула на Джеффа, который пожал плечами.
— Ладно, — проговорила я. — В таком случае, может быть, есть кое-что еще, с чем ты мог бы помочь. Короче говоря, мэр Ковальчук слетела с катушек. Она арестовала Этана за убийство, которое он совершил в целях самообороны, избила Скотта, провела облаву на Наварру и собрала ударную группу, потому что думает, что мы внутренние террористы.
— И что ты хочешь, чтобы я с этим сделал?
Я воздержалась от колких слов.
— Не знаю. Ты можешь поговорить с ней? Объяснить, что сверхъестественные не являются ее врагами?
— Она не станет меня слушать, Мерит.
Я почувствовала, как надежда угасает.
— Ты в этом точно уверен?
— Вполне. Она думает, что я преступник. И даже если бы она выслушала меня, она не кажется склонной использовать аргументы или логику.
— Я просто прошу тебя попробовать.
Он отвел взгляд, покусывая внутреннюю сторону щеки.
— Я не могу вернуться к той жизни, Мерит. Не тогда, когда здесь куча дел. Так много хорошего, что я мог бы сделать. Так много хорошего, что я делаю.
— Хорошие дела можно творить повсюду, — сказала я. — Но помочь Чикаго можешь только ты. Я не знаю, к кому еще обратиться.
— Чикаго больше не мой дом. Тем не менее, было приятно увидеть тебя. А не хотела бы ты остаться? Поработать какое-то время? Я думаю, ты убедишься, что это питает душу.
Я посмотрела на него, озадачившись простодушным оживлением в его голосе. Он не мог не услышать панику и страх в моем.
— Это не мой город, — напомнила я. — И в действительности не твой.
Его взор резко вперился в меня, и я увидела искру в его холодных голубых глазах. Он не был в неведении относительно моей паники.
Он отказывался признавать ее.
— Чикаго неблагополучный, — сказал он.
— Он не идеален. Но он движется вперед, и борется. Его люди и вампиры борются.
Он издал саркастический звук.
— Ради чего? Всегда будет еще какой-нибудь монстр за углом, Мерит. Я то знаю. Я был одним из них. Люди всегда будут бояться монстра. И этот страх будет побеждать каждый раз.
— Храбрость не имеет ничего общего с победой, — сказала я спокойно. — Храбрость имеет отношение к борьбе за правое дело. Двигаться вперед, даже когда это самый хреновый из всех возможных вариантов.
Я посмотрела на Джеффа, увидела положительную оценку в его глазах и улыбнулась.
— Мне потребовалось много времени, чтобы понять это, — сказала я. — Но теперь я понимаю.
Я взглянула на людей, которые двигались позади нас, передвигая поддоны, просматривая планшеты и подготавливая партии товаров.
Я оглянулась на Тэйта, на его лбу выступили морщинки, пока он смотрел на них, я заметила отдаленность между ними. Он хотел быть частью того, чем были они — их жизней, которые были более простыми, чем его собственная. Я понимала его точку зрения; у меня было несколько таких ночей в качестве вампира. Но как и я, он знал, что такого не должно было быть. Он просто пока не был готов признать это.
— Я не выражаю недовольства по поводу чьего-либо излечения, — сказала я, думая о Мэллори. — Но для искупления нужно что-то делать. И прямо сейчас у тебя есть прекрасна возможность.
Я продолжала пристально смотреть ему в глаза, вопреки всему надеясь, что он передумает, поднимется и поедет с нами в Чикаго.
Но он не сказал ни слова, и мою грудь сжало от страха и разочарования.
— Если передумаешь, ты знаешь, где меня найти. — Я повернулась к нему спиной и зашагала с Джеффом в сторону стоянки.
— Мерит, — позвал Тэйт, наполняя меня надеждой.
Но когда я оглянулась назад, на его лице не было ничего, кроме сожаления.
— Мне жаль.
Это извинение заставило меня почувствовать себя еще хуже.

***

Я не стала писать Дому, что мне не повезло. Я не была готова признать, насколько бесполезной была наша поездка или как Тэйт не захотел помочь нам. Я была не готова столкнуться со степенью его отрицания того, каким он сформировал город, помогая превратить его в то, чем он был сейчас, к лучшему или к худшему.
Конечно же, я все еще надеялась, что он одумается и появится около Дома Кадогана, держа над головой радио, с раскаянием в глазах и с матерными словами о Диане Ковальчук на губах.
К сожалению, и огромной досаде Люка, жизнь не кино, и Сет Тэйт не был заинтересован в наших проблемах. Я сочувствовала ему. Было, несомненно, проще компенсировать свои прошлые дурные поступки на чистом, оживленном складе, который располагался далеко от беспорядка, который сам же и учинил, чем на территории Чикаго и в центре неприятностей. В Чикаго он был отстраненным от должности мэром, человеком со скверным прошлым. В Портвилле он был Отцом Полом. Человеком с миссией помогать другим.
Возможно, именно это раздражало меня больше всего — что он начал все с чистого листа, свободный и чистый. Тэйт не остался в Чикаго, чтобы столкнуться с последствиями, рассказать свою историю или собрать все по кусочкам. Мне пришлось отдать Мэллори должное за то, что осталась, во всем созналась и пыталась поступить правильно.
— Что ты теперь собираешься делать? — спросил Джефф, когда я сосредоточилась на дороге перед нами, на которой мелькали рекламные щиты торговых центров, костоправов и юристов.
— Не знаю. И это меня раздражает.
— Жаль, что мне нечего предложить, — сказал он, глядя в окно. — Или потянуть за какие-нибудь ниточки.
— Ага. Мне тоже.
Запищал мой телефон. Я была осторожным водителем, поэтому после моего кивка, Джефф проверил экран.
— Так, так, так, — проговорил он.
— Этана освободили? — было легко сказать то, что было у меня на уме.
— Я в этом сомневаюсь, потому что перед Центром Дэйли пикетирует сотня сверхъестественных, требуя его освобождения.


Примечания:
[74] - Mountain Dew («Маунтин Дью», рус. «горная роса») — безалкогольный сильногазированный прохладительный напиток, торговая марка американской компании PepsiCo.
[75] - Ржа́вый по́яс (англ. Rust Belt), известный также как Индустриальный или Фабричный пояс, — часть Среднего Запада и восточного побережья США, в котором с начала промышленной революции и до 1970-х годов были сконцентрированы сталелитейное производство и другие отрасли американской тяжелой промышленности. После наступления постиндустриальной эпохи тяжелая промышленность США пришла в упадок. Сам термин Ржавый пояс отражает кризис региона, в особенности сталелитейной промышленности, в результате которого, начиная с 1970-х годов, сотни тысяч людей потеряли работу.



 
ТриадочкаДата: Воскресенье, 17.05.2015, 18:42 | Сообщение # 22
Ловчий
Группа: Переводчик
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 100
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 18
ЗАХВАТИМ ЧИКАГО


Я высадила Джеффа у его машины и помчалась обратно к Дому Кадогана. Ключи от машины все еще были у меня в руке, когда я присоединилась к Малику, Люку и дюжине других вампиров Кадогана в передней гостиной, где телевизор вновь был включен на драме, что разворачивалась у Центра Дэйли.
За то время, что мне понадобилось, чтобы добраться до Дома, толпа протестующих возросла на несколько сотен, многие из них держали баннеры «ОСВОБОДИТЕ ЭТАНА!» и «ПРАВОСУДИЕ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫМ». Я не видела никого знакомого, но большинство из них были укутаны из-за морозного ночного воздуха.
— Есть успехи? — спросил Люк, когда я бочком протиснулась к нему через толпу вампиров, взгляды которых были обращены к экрану.
— Я нашла его, да. Но что касается убедить его поговорить с мэром, то нет. Он начал новую жизнь и хочет придерживаться этого курса. Он работает в благотворительном продовольственном фонде. Благородный труд, но не совсем полезен здесь. Есть новости от Эндрю?
Вопрос заставил его брови нахмуриться, отчего в животе у меня что-то неприятно перевернулось. Люк обычно был невозмутим. Если теперь он выглядел обеспокоенным, значит у нас были проблемы.
— Они не освободили Этана и не позволили Эндрю поговорить с ним. Он не получал кровь с тех пор, как приехал туда. Только воду. Они говорят, что считают, кровь превратит его в какого-то супервампира.
— Это смешно. — Но это также и беспокоило. Дефицит крови ослабит его, и в конечном счете эта потребность заставит его искать кровь где угодно — и как угодно.
— Это бюрократия. И не важно, что ты можешь купить «Кровь для Вас» в каждом супермаркете города.
— Что насчет федералов? Эндрю считал, что может попытать удачу с ними.
— Они заявили, что это не их юрисдикция, — насмешливо произнес он. — Они перенаправят все это военным, если будет «законная» угроза общественной безопасности, но они не считывают, что подобное уже случилось. — Он повернулся к экрану. — Все может измениться теперь, когда фан-клуб Этана появился на сцене.
— Видишь кого-то знакомого? — спросила я у Люка, который косился на экран.
— Не могу сказать.
— Как все это началось?
— Мы не совсем уверены. Вампиры Бродяги были бы лучшим вариантом, но мы не слышали ничего от Ноя, который мог бы намекнуть о чем-то подобном или попросить нас присоединиться.
Ной был неофициальным лидером Вампиров Бродяг Чикаго.
— А что насчет нашего участия? — спросила я.
Прежде чем он смог ответить, толпа вампиров в джинсах и парках протопала вниз по лестнице и остановилась в фойе, смотря на нас. Я узнала главаря, темноволосую вампиршу по имени Кристина, чей отец был известным уголовным адвокатом Чикаго. Не адвокатом Этана, но меня бы не удивило, если бы я узнала, что они контактируют.
Она сняла капюшон, открывая острые скулы, резко очерченные глаза и прекрасное лицо.
— Мы собираемся протестовать, — произнесла она, встречаясь взглядом с Маликом. Он стоял по другую сторону от этих вампиров в гостиной и беззлобно смотрел на нее.
— Говори сейчас или вечно храни молчание?
— Что вы делаете в ваше свободное время, включая поддержку вашего безутешного Мастера, это ваше дело. Но не позволяйте арестовать себя.
Она улыбнулась, кивая.
— Сеньор, — произнесла она, и ее войско покинуло Дом.
— Я надеюсь, что это не вызовет еще больше проблем, — пробормотала я. Кристина всегда была неистовой.
— Они хотят поддержать их Мастера, — сказал Люк, — и в отличие от тебя, у них не так уж много возможностей сделать это.
Он был прав в этом. Сколько раз у меня была возможность орудовать сталью за Этана и этот Дом? Слишком много, по моим подсчетам.
— Это согревает мое сердце, когда я вижу, как все эти суперы вышли, чтобы поддержать нашего Мастера. И вероятно какая-то часть этой поддержки законна, и не связана с тем, что они хотят спать с ним.
Я вытаращила глаза, смотря на него.
— Они что?
Люк фыркнул.
— Он не в моем вкусе, но есть много других, которые ценят твоего парня-вампира не только за его стратегический ум. — Он постучал пальцами по своему виску.
Я моргнула.
— И откуда это взялось?
Он указал на экране на стайку девочек-подростков, которые улыбались в камеру, держа в руках баннеры, украшенные сердцами и признаниями в любви Этану Салливану. Этим девчушкам с розовыми щечками и ослепительными улыбками было не больше четырнадцати-пятнадцати.
— Где их родители? — пробормотала я, думая, что меня не слишком радует мысль о том, что у моего «парня-вампира» есть фан-клуб.
С другой стороны, у них отличный вкус.
— Узнали что-нибудь новое о карнавале? — спросила я у него, чтобы мы не забывали о других сверхъестественных, которые потенциально находились в опасности.
— На самом деле, да, — ответил он. — Библиотекарь нашел еще одно место — Парк Пола Ревира. Карнавал был там в прошлом году. Но сейчас там пусто. Похоже, они залегли на дно.
Это означало, что у нас больше не было никаких зацепок относительно того, где могли находится Реган, карнавал или пропавшие суперы — если предполагать, что наша теория была верна и они все еще были живы. Все начинало выглядеть так, будто нам придется ждать, пока они сделают свой шаг, что не радовало меня. Нападение гарпий в лесу рядом с Лоринг Парком было одним, но нападение гарпий на стадионе «Солджер-Филд»[76] будет уже чем-то совсем другим.
Мой телефон запиликал, пришло сообщение от Джонаха. 
НУЖНЫ ТЕЛА НА ПРОТЕСТЕ. НАДЕНЕШЬ ВЕЧЕРНЮЮ ФУТБОЛКУ?
Это был код КГ, сигнализирующий о ссылке на футболку Вечерней Средней Школы. Школа была ненастоящей, но сама футболка была реальной, и носили ее члены КГ, как тайный знак их членства.
Я посмотрела на Люка и остальных. Я могла бы уйти, но мне нужно было бы объяснить ему, почему я ушла и куда направляюсь. Шансы, что в конечном итоге меня арестуют или что я появлюсь на телевидении в конце ночи были слишком высоки.
Я засунула свой телефон назад, наклоняясь к Люку.
— Могу я поговорить с тобой снаружи минутку?
Брови Люка поднялись, но он кивнул и последовал за мной в фойе.
Мы остановились в тихом месте за лестницей, где он скрестил руки, смотря на меня, опустив свой подбородок.
— Что ты задумала, Страж?
Я нервно облизнула губы.
— Я должна отправиться на протест. По причинам, которые не имею право обсуждать. Но я не хочу ускользать отсюда, не сказав тебе, что ухожу.
Он смотрел на меня мгновение, затем наклонился ближе.
— Это как-то связано с тем тайным проектом, над которым ты работаешь для Этана?
Я открыла рот, затем снова закрыла. Я не работала с Этаном над тайным проектом, по крайней мере, насколько я знала. Но я знала только о двух настоящих тайнах: предложение Лакшми бросить вызов ГС и моем членстве в КГ. Может быть, Этан подготовил Люка к неизбежному разоблачению одной или сразу двух этих тайн.
— Да? — предложила я.
Должно быть, это был правильным ответ, поскольку он кивнул.
— Будь осторожна и оставайся на связи.

***

Я отправила сообщение Джонаху, договорившись о встрече в двух кварталах к северу от Центра Дэйли, где мы могли бы найти друг друга, прежде чем достигнуть хаоса площади и протестующих.
Даже в двух кварталах оттуда звук был оглушительным. Многое было как и во время человеческих беспорядков, которые наводнили город на прошлой неделе, здесь были и протестующие кричалки, но на этот раз сверхъестественные требовали отпустить Этана, требовали прав для сверхъестественного населения города. И как и люди, они не особо задумывались о том, что будут делать, если их требования не будут удовлетворены. «Никакой справедливости, никакого мира», — это было их общим посланием.
Но в отличие от человеческих демонстраций, с этим протестом было связано сильное ощущение магии. И большая ее часть — хаотическая и несфокусированная, как маленькие водовороты, которые появляются на порогах скалистых рек.
Джонах завернул за угол, направляясь ко мне. Отрицать было нельзя: капитан охраны Дома Грей был красавцем.
Высокий и подтянутый, с каштановыми волосами, опускающимися до плеч и обрамляющими чистые голубые глаза. Он обзавелся своими клыками в Канзасе, но выглядел скорее как воин с обдуваемых ветрами скал Ирландии, с его отточенными скулами и точеным подбородком. Сегодня он надел джинсы и темно-синее пальто, что только усиливало этот эффект. Я почти ожидала, что он заговорит с певучим акцентом, но, вероятно, наслаждалась бы слишком сильно, если бы он так и сделал.
— Привет, — сказала я, немного застенчиво. Я не видела Джонаха уже несколько дней, и провела слишком много времени, разбираясь с драмой Дома Кадогана, так что у меня было не так уж много времени, чтобы помочь моему напарнику в КГ.
— Привет, — ответил он. — Как Дом?
— Нервничает. Им не нравится, что Этан вне досягаемости для них. Как Скотт?
— Хорошо. Разозленный. Несколько вампиров Дома Грей вышли сегодня. Он не хотел, чтобы они приходили сюда, но и не мог им запретить.
— То же и в Кадогане.
Джонах кивнул.
— Давай двигаться.
Мы пошли по улице в сторону площади, каждый шаг приближал нас к шуму и магии.
— Кто организовал это? — спросила я.
— Не знаю, — ответил он. — Сарафанное радио, как полагаю.
Это было совершенно рациональное предположение, но из-за этого я не чувствовала себя хоть чуточку лучше, ввязываясь во все это.
— План? — спросила я у него, теперь вынужденная повысить свой голос, учитывая окружающий нас шум.
— Мы наблюдаем. Мы здесь как миротворцы, и держимся по периметру. Помогаем любому, кто выглядит так, будто попал в неприятности, или помогаем проредить толпу, если все станет опаснее.
Я оставила свою катану в машине — это лучше, нежели давать повод полиции Чикаго беспокоиться из-за ее наличия у меня — но кинжал все еще находился в моем сапоге. Это было единственное оружие, что было у меня на случай, если все здесь примет ужасный оборот. С другой стороны, если здесь все пойдет ужасно, даже меч может не помочь.
Дэйли Плаза была открыта с трех сторон, огражденная улицами Кларк, Дирборн и Вашингтона и Центром Дэйли. Это было огромное пространство бетона, подчеркнутое насекомоподобной металлической скульптурой Пикассо, которая достигала пятнадцати метров в высь, и квадратным фонтаном, выключенным на зиму.
Площадь была набита людьми, толпа была очень плотной, как глубокая вода, поэтому каждый человек наклонялся или врезался в своих соседей, посылая эту волну дальше.
Полицейские в черной форме виднелись по краям, также как и несколько журналистов с видеокамерами на плечах, и несколько вампиров, стоящих парами вне главной давки. Члены КГ, подумала я, пытаясь сохранить сверхъестественных города в безопасности.
— Здесь много людей, — сказал он.
— Ага. А также много магии. — Она поднималась и оседала, как ритм симфонии, посылая неприятные иголочки по моим рукам. — Колючей магии, — проговорила я, рассеянно почесывая тыльную сторону руки.
Мне пришло в голову, что я, вероятно, находилась в пределах телепатической связи с Этаном, и мысленно позвала его, но смогла практически почувствовать, как слова отскочили обратно ко мне. Слишком много магических помех, наверное.
— Давай пройдемся по периметру, — предложил он, и я кивнула, идя с ним в ногу. Ночь была холодной, но давка тел перед нами работала как печь, посылая тепло в нашу сторону.
Толпа была разнообразной, от явно пораженных подростков, которые возбужденно улыбались сложившейся ситуации, до вампиров и оборотней, которых я не узнала, с мрачными выражениями лиц и повторяющих свои призывы освободить Этана снова, снова и снова.
— У твоего мужчины серьезная поддержка, — сказал Джонах.
— У причины имеется поддержка, — поправила я, резко остановившись, когда два двадцатилетки в пальто и шарфах выскочили из такси в заварушку с неоновыми плакатами, требующими права сверхъестественным и освобождения Этана. — Не могу поверить, сколько же из них знает, кто такой Этан.
— У него есть фан-сайты, Мерит.
Я остановилась, посмотрела на него и увидела смущение на его лице.
— Не может быть.
— В следующий раз, когда будешь в сети, загляни на ЭтанСалливанМойМастер-точка-нэт. Там есть фанфики. Ты не очень-то осведомлена о многочисленности поклонников Этана.
— Нет там никаких сайтов, и нет там никаких фанфиков.
На этот раз остановился он и посмотрел на меня, выражение его лица было отчаянным.
Мои мысли завертелись от вероятности полчища женщин, страстно желающих моего очень вампирского парня. Я решила, что нахожу это милым, так как не беспокоилась по поводу его верности. Хотя мои познания в Интернете были явно неудовлетворительными. Я сделала мысленную заметку исправить это, когда у меня появится свободное время.
Однако, упоминание Этана затуманило мое настроение.
— Как думаешь, они его освободят?
— В течении его жизни? Да. К сожалению, эта жизнь может длиться вечность.
Не самые вдохновляющие мысли.
Мы прошли мимо мужчины и женщины в футболках Вечерней Средней Школы под расстегнутыми пальто. Мужчина был высоким и худощавым, с бледной кожей и густыми бакенбардами; женщина была миниатюрной, с темной кожей и вьющимися волосами. Это был Гораций, доброволец Гражданской Войны и член Красной Гвардии. Ее имени я еще не узнала.
Гораций обменялся коротким кивком с Джонахом, когда мы проходили мимо. Подтверждение нашего членства, нашего партнерства, нашего вампирского ограждения вокруг площади.
Мы обогнули периметр и повернулись к другой стороне толпы так же, как и женщина, миниатюрная и с темными волосами, она шла по тротуару в атласном пальто и в сапогах на десятисантиметровой платформе, из-под плаща виднелось красное платье, а вокруг нее струился покров магии.
Ростом она едва достигала 1 м. 52 см, но с каждым шагом, очередные мужчина или женщина в ее близости обращали свои взгляды на нее, охваченные благоговением. Как и у всех нимф, у нее была большеглазая красота персонажа аниме.
Я поглядела на Джонаха и увидела то же опьяненное выражение на его лице.
— Речная нимфа приближается, — предупредила я, немного с опозданием. — Хотя я забыла, какой частью реки она управляет.
— Северным Рукавом, — ответил он, затем прочистил горло. — Ее зовут Кэсси.
Кэсси подняла глаза, обнаружив, что мы стояли там, и помчалась к нам на своих платформах, ее пальто развивалось позади нее.
— Ты внучка Чака! — провозгласила она, захлопав ресницами. Но когда она посмотрела на Джонаха, ее улыбка превратилась в надутые губки. — Где Джефф?
Я сочувственно поморщилась Джонаху и любому другому мужчине в Чикаго, которые не были Джеффом Кристофером. Гик или нет, но у него был подход к нимфам.
— Его здесь нет. Прости.
В ее больших глазах расцвели слезы, и задрожала нижняя губа.
У меня не было времени на нимфу в истерике.
— Джефф упоминал тебя, — сказала я. — Как раз прошлой ночью. Сказал, что думает, что ты безумно красивая.
Она сложила руки вместе с очевидным ликованием.
— Правда?
— Правда, — заверила я ее, затем с опаской поглядела на ревущую толпу. Я была не совсем уверена, что это территория Речной нимфы. — Ты пришла на протест?
— Да, — живо ответила она. — Сегодня вечеринка. Я получила эффектное приглашение.
Я бы не назвала это вечеринкой, но прежде чем я успела что-либо возразить, она метнулась вперед и юркнула в толпу.
Я взглянула на Джонаха.
— «Эффектное приглашение»? На протест?
Это казалось подозрительным. И связанным с манипуляцией.
— Реган? — задумалась я.
— Я думаю, нам стоит присмотреть за ней, — сказал Джонах.
Я кивнула.
— Держись поблизости. Если разделимся, встретимся у фонтана.
— О'кей, — ответил он, и я двинулась в толпу.
Кэсси была маленькой, но толпа расступалась, чтобы дать ей пройти, как будто они были рекой, которой она управляла. Я пристально за ней следила, пока она продвигалась глубже в толпу.
— Ты нашла ее? — прокричал Джонах позади меня, толпа становилась все плотнее, пока мы продвигались, децибелы повышались.
— Я вижу ее! — крикнула я в ответ, протягивая руку за спину, чтобы он мог схватиться за нее и мы могли держаться вместе в толпе.
Наши пальцы соприкоснулись как раз когда справа от меня началась давка, чьи-то локти врезались мне в спину и бок. Я отдернула руку, удерживая взгляд на Кэсси в толпе, и вжалась ногами в асфальт, пытаясь найти точку опоры. Но давка становилась сильнее.
Мое раздражение начало расти.
Я протолкнулась в направлении, в котором, как я думала, она пошла, запаниковав, когда не смогла увидеть лоска ее атласного пальто или почувствовать пузырь магии вокруг нее.
— Дерьмо, — пробормотала я, поморщившись, когда чья-то нога протопталась по моей. Толпа сжималась, сокращаясь как сердцебиение. Я медленно выдохнула сквозь сжатые губы, поскольку меня поджимали тела, магия, запахи и звуки давили на меня со всех сторон.
Через некоторое время, давка тел двинулась в другом направлении, освобождая достаточно места, чтобы я могла встать на цыпочки, осматривая толпу в поисках Кэсси.
Я нашла ее, на расстоянии в три-четыре метра, ее рука лежала на плече мужчины, когда она улыбнулась и напряглась, чтобы осмотреть толпу.
Я чувствовала облегчение только мгновение.
Она обернулась, выражение ее лица было мученическим, как будто ее застали врасплох. И ее глаза, широкие и невинные, стали пустыми. Я видела такие глаза прежде. То же мертвое выражение, отсутствие воли. Гарпии выглядели так же.
Дела угрожали стать очень, очень скверными.
— Кэсси! — крикнула я сквозь толпу. — Кэсси! Ты в порядке?
Она не повернулась, но ее глаза закатились, а голова начала запрокидываться. И там, всего в полуметре от нее, стояла девушка в красном плаще.
Я выругалась, начав проталкиваться сквозь толпу. Реган нашла идеальное место, чтобы выкрасть еще одного сверхъестественного, и она делала это прямо у меня на глазах.
— Кэсси! — прокричала я, втискивая свое тело в попытке протолкнуться сквозь толпу, но люди вокруг меня стояли плотной кучей и оглядывались в раздражении, когда я использовала локти и колени, чтобы протиснуться сквозь них.
— Прочь с дороги! — призывала я, глядя поверх толпы в поисках ее волос или зазывалы, пытаясь проследить, куда они ушли. — Стойте! Остановите тех девушек!
Мужчина около меня выставил руку, попадая мне в живот. Я втянула воздух и хорошенько выругалась, отчего его глаза расширились и он отступил.
— Назад, — сказала я ему, и от вида моих посеребренных глаз он поднял руки и дал мне столько свободного места, сколько смог.
Я оглядела толпу, но ничего не увидела. Ни темных волос, ни нимфы с похитительницей, быстро ускользающих сквозь толпу, чтобы удрать.
— Черт побери! — прокричала я так громко, что люди вокруг одарили меня неприятными взглядами. Я проигнорировала их, как они игнорировали мою панику и просьбы о помощи.
Мне нужна была возвышенность, поэтому я побежала к Пикассо и вскарабкалась по склону, который был его основанием, затем прыгнула на следующий выступ из металла, отчего оказалась над толпой. Я осматривала тела, ища Реган.
Через некоторое время я нашла ее, капюшон плаща все еще был поднят, она скользила сквозь толпу, таща за собой нимфу. Они направлялись к Дирборну. Если они отделятся от толпы или прыгнут в такси, то я их потеряю. У меня не было времени искать Джонаха. Я успевала только шевелить задницей.
Я спрыгнула вниз, приземлившись на корточки, и рванула.
Это закончится сегодня.
Она добралась до края протестующих раньше меня и сбавила свой быстрый темп до прогулочного шага, Кэсси неловко шла позади нее, ее запястье было в руке Реган. Любому, кто обратил бы внимание, показалось бы, что Кэсси немного переборщила с весельем на протесте. Но не многие обращали внимание. Толпа росла, их призывы к освобождению Этана становились все громче с каждым раундом.
Я добралась до внешней границы как раз когда она достигла улицы и взяла курс на север, к реке. Подходящее место для нимфы, но не тогда, когда нимфу волочили, находящуюся под воздействием наркотиков или магии.
Я увидела женщину в красной футболке, пока бежала к тротуару и крикнула, — Найди Джонаха! — когда пробегала мимо нее, надеясь, что она была членом КГ и в действительности знала, кто такой Джонах.
Реган и Кэсси были почти на квартал впереди. Они пробежали мимо входа в подземную автостоянку Центра Дэйли и пересекли улицу, Кэсси неуклюже тащилась позади.
— Реган! — выкрикнула я, уворачиваясь от мчащегося такси и проклятий водителя, который опустил окно, чтобы удостовериться, что я их слышала. — Остановись сейчас же!
Она проигнорировала требование и рванула через Дирборн, чудом не задев переднюю часть чикагского городского автобуса. Она заскочила на бордюр, но потеряла равновесие на замерзшей горе льда с другой стороны и упала на землю, Кэсси последовала за ней.
Реган оглянулась, затем вскочила с земли и умчалась, оставив Кэсси в снегу.
Я преодолела полквартала и остановилась рядом с Кэсси, оценивая ее расширенные зрачки и рассеянное выражение лица.
— Я позабочусь о ней, Мерит! — заявил Джонах, перебегая улицу и указывая мне двигаться дальше. — Поймай девчонку!
Я поверила ему на слово и рванула вперед. Реган продолжала бежать на север, уворачиваясь от людей и скрываясь в тени надземки[77], которая распростерлась по Лэйк-Стрит. Я ускорила шаг, когда она начала подниматься на одну из вертикальных опор, которые удерживали железнодорожные пути в воздухе.
Она неуклюже взобралась где-то на полтора метра вверх, когда я нагнала ее, подпрыгнула и схватила ее за лодыжку. Она пнула меня, попав в плечо. Я проигнорировала укол боли и снова схватила.
Руки замахали в воздухе, она упала, толкая меня вниз за собой и приземлилась на меня сверху с такой силой, что у меня на мгновение перехватило дыхание.
Она перевернулась и начала мутузить меня кулаками. Над головой пронесся поезд, его грохот перекрыл глухой стук ее кулака о мою грудную клетку, треск ее костяшек о бетон, когда я увернулась от второго удара.
Я попятилась, поджала ноги и ударила ее в живот. С судорожным вдохом она упала навзничь, ударилась о землю и проскользила немного назад.
Я поднялась на ноги, проковыляла к ней и нагнулась, чтобы стянуть капюшон плаща.
Девушка, которая моргнула мне в ответ, определенно была не Реган.


Примечания:
[76] - Soldier Field - легендарный открытый стадион в Чикаго, где выступает команда по американскому футболу Chicago Bears ("чикагские медведи").
[77] - Эстака́дный тра́нспорт, надземка (англ. elevated railways, в США сокращённо: el) — городская рельсовая скоростная внеуличная отдельная система или часть системы городских железных дорог (S-Bahn), метрополитенов, легкорельсового транспорта (в зависимости от исполнения, количества вагонов и массо-габаритных параметров подвижного состава), проложенная над землёй на эстакаде.



 
ТриадочкаДата: Суббота, 30.05.2015, 17:04 | Сообщение # 23
Ловчий
Группа: Переводчик
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 100
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 19
ПЕСНЬ ОБ ИСКУПЛЕНИИ


Девушка также находилась не на нашей волне.
Она сидела на стуле, который мы поставили в центре тренировочного зала Кадогана, совершенно неподвижно. Она была примерно того же роста и телосложения, что и Реган, но у нее были короткие, темные кудри вместо копны платиновых волос Реган. Ее глаза были темно-карими, и в настоящий момент открытыми и пустыми.
Она не говорила вообще ничего, даже не осознавала, где мы находились или как туда добрались. Я была за рулем Манипенни; она сидела на заднем сидении машины Джонаха.
Кэсси вышла из своего транса и находилась сейчас наверху в холле, где Линдси добровольно предложила развлекать ее модными журналами, где они ожидали Джеффа с его успокаивающим воздействием.
Дверь тренировочного зала приоткрылась, и внутрь вошла Пейдж, ее ярко-рыжие волосы подчеркивали джинсы и бледно-голубая рубашка с длинными рукавами и V-образным вырезом. Даже в джинсах, у нее была тлеющая чувственность, как у магической, ржаво-волосой версии Мэрилин Монро.
Спокойным взглядом она осмотрела комнату, кивнула мне и Люку, прежде чем ее пристальный взгляд устремился на девушку. Она всматривалась в нее мгновение, наклонив голову в сторону девушки с явным увлечением.
— Она что-нибудь говорила?
— Ни слова, — ответила я. — За все время.
— Ты сказала, что она пыталась схватить нимфу?
— Она и схватила ее, — ответила я. — Но мы отбили ее, прежде тем та смогла добраться туда, куда собиралась.
Пейдж опустилась на одно колено, вглядываясь в глаза девушки, затем наклонилась вперед и деликатно понюхала плащ. Вынюхивание магии не было необычным среди суперов; собственно, таким способом Малик и вычислил впервые колдовство Мэллори.
Ее нос сморщился и она дернулась назад, смотря на меня.
— Сера, как мы и предполагали.
— Ее? — поинтересовалась я.
— Нет, не этой девушки, — ответила Пейдж. Она снова встала на ноги, уперев руки в бедра. — Ею пахнет ткань. Девушка была околдована, я знаю об этом совсем немного. Это не магия Ордена. Это... — она нахмурилась, поджала губы — что-то другое.
— Ты можешь вывести ее из этого, чем бы это ни было, чтобы мы смогли задать ей несколько вопросов? — спросил Люк.
— Я, конечно, могу попробовать. — Она взглянула на нас и пошевелила пальцами. — Отойдите назад, пожалуйста. За меня.
Мы сделали как она велела без возражений. Я знала на что была способна магия колдунов — и шары света и огня, которые, как правило, сопутствовали ей — и не хотела быть у нее на пути.
Пейдж встала, стряхнула волосы с плеч и посмотрела на девушку.
— На счет три ты очнешься. С новыми силами, возможно, немного сбитая с толку, и готовая к разговору. — Она пошевелила скрученными пальцами перед лицом девушки. — Раз, два, три. — Пейдж щелкнула пальцами.
Она словно бы щелкнула выключателем, девушка подняла голову, осмотрелась и моргнула в замешательстве.
— И это все? — спросила я, не совсем разочарованная, но определенно удивленная отсутствием вспышки и магии.
— Напомню, — терпеливо ответила Пейдж, — что вы не видите всего. У каждого колдуна свой собственный стиль. В подобных ситуациях я стараюсь придерживать физические проявления максимально умеренными. Она будет помнить то, что видела; для нее же будет лучше, если это было не что-то травмирующее.
Девушка сосредоточила остекленевшие глаза на Пейдж, затем на нас. В ее глазах был страх; если у нее была стычка с Реган, я не нашла это чем-то неожиданным. С другой стороны, она могла быть сообщницей. Столь же виновна, но очень хорошая актриса.
— С тобой все в порядке? — спросила Пейдж.
Она тяжело сглотнула и кивнула, ее глаза все еще метались по комнате, замешкавшись, когда она остановилась на антикварном оружии, которое висело на стенах.
— Я ничего не сделала. Это была не я. Это была она.
— Продолжай, — сказала Пейдж, голос был ровным и спокойным, как у сверхъестественного психотерапевта. — Шаг за шагом. Как тебя зовут?
— Я Харли. Харли Катлер. Харли Элизабет Катлер. — С каждым повторением имени, ее фокус становился яснее. — Где я?
— Ты в Чикаго, с вампирами. Союзниками. — ответила Пейдж, чтобы она что-нибудь о нас не напридумывала. — Ты в Доме Кадогана.
— Реган, — проговорила она, нервно оглядываясь вокруг. — Где Реган?
Люк шагнул вперед и присел перед ней.
— Мы надеялись, что ты нам это скажешь. Ты помнишь, что произошло сегодня вечером?
— Помню? — Она посмотрела вниз на свое тело, свою одежду, казалось, начиная осознавать, что была одета в плащ. Она начала цепляться за него, снимая.
— Это Реган, — сказала она внезапно обезумевшим голосом. — Он принадлежит Реган. — Ей удалось избавиться от него, сбросив на пол.
— Где она? — спросила я.
Харли посмотрела на меня, и страх в ее глазах перерос в гнев.
— Я не знаю. — Узнавание забрезжило в ее глазах. — Ты гналась за мной — на площади. Ты видела, как я схватила девчонку и погналась за мной по улице.
Я кивнула.
— Это была я. Ты собиралась отвести ее к Реган?
— Не потому, что я этого хотела! — Ее глаза стали безумными, осматривая каждого из нас, как будто она должна была доказать нам, что была невиновна. Я видела ее глаза; и поверила ей.
— Она это подстроила, — настаивала Харли. — Заставила меня надеть плащ. Сказала, что ты видела ее в нем.
— Почему она хотела, чтобы ты выглядела как она?
Она пожала плечами.
— Она не хотела, чтобы ее поймали. Она не думала, что ты посчитаешь площадь мишенью. Но на всякий случай...
Реган была права. Мы не рассматривали ее в качестве мишени, пока не увидели этот чертов наряд Красной Шапочки. Но это соответствует ее подчерку — создавать беспорядочные, магические ситуации и использовать их в качестве отвлекающего маневра, чтобы выманить супера.
— Протестующие не были реальными, — продолжила Харли. — Во всяком случае, не все из них.
— Они, несомненно, выглядели реальными, — сказал Джонах, глядя на меня. — Магия чувствовалась реальной.
Он был прав, но он не видел гарпий. Не знал размаха Реган в умении творить магию.
— Магия была реальной, — сказала я, получив кивок от Харли. — Но тела были наколдованы. Уплотненная магия, но все же магия. — Я повернулась обратно к Люку и Джонаху. — У Центра Дэйли было по меньшей мере триста суперов, всех видов и типов. Уговорить суперов сделать что-нибудь вместе — это как пасти котов[78], и внезапно сотни из них объявляются у Центра Дэйли? — Я покачала головой. — Это не при каких обстоятельствах не может быть реально.
— Они были как гарпии, — подтвердила Харли. — Она знала, что нужно было только заполнить площадь — создать там достаточно фиктивных тел, чтобы это было похоже на реальный протест, и народ присоединится.
И они присоединились, подумала я. Вампиры. Нимфы. Даже человеческие подростки.
— Ты была одной из ее жертв?
Она кивнула.
— Я сильфида. И официантка — была официанткой — в Мэдисоне. Большинство сильфид придерживается своих деревьев, но мне было любопытно. Хотелось чего-то большего, понимаешь? Я пошла в колледж, чего никто не делал, устроилась на паршивую работу. Пыталась накопить немного денег. Мои родители не разговаривали со мной довольно долго. Потому что я пыталась прижиться.
Прижиться, как человек, она имела в виду. Изображать из себя человека, а не сверхъестественного. Если она была оторвана от семьи, для Реган было гораздо легче захватить ее без шумихи.
— Она похищает сверхъестественных существ? Держит их вместе? — спросила я.
Харли кивнула.
— Она называет это коллекцией. Я была ее частью.
— Теперь у нее есть эльфийка и оборотень?
Харли кивнула.
— Да. Они новенькие.
Облегчение затопило меня — не от того, что Реган захватила Ниеру и Алину, а от того, что мы подтвердили их похищение. На один шаг ближе к решению нашей эльфийской проблемы.
— Мы были со Стаей, когда гарпии напали, — объяснила я. — И эльфы похитили нас, думая, что мы им навредили. О Реган мы узнали после этого.
— Харли, а где карнавал? — спросил Люк.
— В Гумбольдт-Парке. Но она не там держит свою коллекцию — всегда где-то в другом месте. В противном случае, обычным людям было бы слишком легко обнаружить их. А она не хочет, чтобы обычные люди нашли их. Так она называет их — обычные люди. Она поставляет только самым причудливым из них. Добрые имена, старые деньги.
Думаю, это исключает использование моего отца в качестве помощи по ее обнаружению. Его деньги были солидными, но новыми. Вероятно, слишком бестактно для Реган.
— Так она говорит. У нее есть сеть — люди, которые год за годом приходят, чтобы посмотреть на коллекцию.
— И где же мы можем ее найти?
— Я не знаю. Никогда не знала. Это два трейлера — большие. Карнавал путешествует поездом, а затем фуры цепляют трейлеры и перевозят их на места. Мы остаемся в трейлерах. И даже если нас выпускают, то мы не отходим далеко. Мы никогда точно не знаем, где находимся, если только нам не доведется увидеть какую-нибудь табличку.
— Все сверхъестественные в двух трейлерах? — спросила я.
Харли кивнула.
— Они не намного больше клеток. Она держит их в отключке при помощи магии.
— Сколько у нее сверхъестественных? — спросил Джонах.
— Прямо сейчас? Думаю, восемнадцать, — ответила она, вызвав тихий свист от Люка. — Нимфа была бы девятнадцатой. — Харли нервно улыбнулась. — Она была в восторге от приближения к двадцати. Она думает, что это рубеж.
Для женщины, которая коллекционирует сверхъестественных, двадцать было бы хорошим, большим числом. К сожалению, это были почти двадцать похищений сверхъестественных в промежутке трех лет, у чьих друзей, любовников и родителей до сих пор не было ответов.
— Мы можем помочь тебе вернуться на свое дерево, в твою семью, — сказал Люк. — Если это то, чего ты хочешь. Но мы были бы признательны за любую помощь, которую ты сможешь оказать нам в поиске остальных, чтобы мы могли также и их вернуть семьям.
Харли кивнула, ее глаза наполнились слезами, которые она смахнула.
— Помогу, чем смогу. Я бы хотела увидеться с мамой и папой. Я не знаю, скучали ли они по мне, но...
Она замолчала, и я положила руку ей на плечо.
— Я уверена, что они скучали по тебе и будут рады узнать, что ты в безопасности.
— Почему бы нам не переместиться в оперотдел? — спросил Люк, по-видимому, больше не считая Харли угрозой. — Мы можем устроиться поудобнее, может найдем тебе что-нибудь поесть?
Харли застенчиво кивнула.
— Хорошо, — произнес Люк, кивнув. — И посмотрим, что еще сможем выяснить о том, где может быть Реган. Мне только нужно обговорить все с Маликом. Мерит, ты поможешь ей обустроиться?
Харли встала, оглядывая комнату.
— Что это за место? Что-то вроде вампирского студенческого клуба?
— Если бы ты только знала, — проговорила я.

***

По словам Харли Катлер, трейлеры, используемые для перевозки и удержания сверхъестественных, были длинными и серебряными, как старомодные трейлеры «Эйрстрим трэйлерс»[79]. Края были круглыми, поверхность блестящей и светоотражающей. К сожалению, на них не было написано «ПОХИТИТЕЛЬ» или «НЕЛЕГАЛЬНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ СУПЕРОВ» кричащей красной краской, что делало бы их видимыми с земли.
Тем не менее, когда Харли съела сэндвич с подноса, который нам любезно предоставила Марго, мы передали информацию Джеффу, который притопал вниз после того, как успокоил Кэсси и помог ей добраться до дома у реки.
— Я могу проверить вчерашние спутниковые снимки города, — сказал Джефф, — но серебряные трейлеры точно не будут выделяться. Это может занять время — если мы вообще сможем найти их.
— Делай, что можешь, — проговорил Люк, затем поглядел на Харли, которая набивала рот «Читосами»[80], как будто месяц не ела.
Она закрыла рот, пока жевала.
— Она кормила нас, — сказала она. — Но органической пищей. Выдавала нам коробки для завтрака, как будто мы были детьми. Я соскучилась по «Читос».
Я подумала, что чувствовала бы то же самое.
— Исходя из того, что мы ищем ее, — сказал Люк. — И, раз уж речь зашла об этом — прошу прощения, что прерываю твою трапезу, Харли — но не могла бы ты рассказать нам что-нибудь еще о Реган, что может помочь нам найти ее? Откуда она? Какая у нее фамилия?
— Я не знаю, — ответила Харли. — Я не знаю ее имени. Она представилась просто Реган. И я не знаю о ее прошлом. Одна из других суперов сказала мне, что мать Реган умерла, а своего отца она не знала. Но у нее было такое чувство, ну знаете, будто та знала, что она особенная. Будто у нее было много чем поделиться. — Харли нервно покачала головой. — Простите, это, вероятно, не имеет большого смысла.
— Это имеет смысл, — сказал он. — И это очень продуктивно. Пожалуйста — продолжай.
— Хм, хорошо. — Харли заправила выбившийся локон за ухо. — У нее была некоторая неуверенность, я думаю. Проблемы из-за того, что ее отец ушел. Я хочу сказать, что она не говорила со мной о таких вещах.
— Она творила всю магию?
Харли кивнула, скрестив руки, на этот раз более спокойно.
— Все это сделала она. Не с нашей помощью — у нее есть отдельное место, где она обитает, спит. Большинство работников карнавала останавливаются в дешевых гостиницах, но это не для нее. — Она снова кивнула, наклоняясь вперед. — Она представляла себе нас семьей. И я думаю, что коллекция была для нее семьей. Так сказать: «Посмотрите на эту удивительную вещь, которую я построила, это семья, которую я создала с нуля. Посмотри на меня, мир.»
Люк кивнул, положил руку на плечо Харли.
— Это очень помогло. Мы ценим это.
— Конечно, — произнесла она, но ее глаза снова омрачились.
— Я предполагаю, мне стоит подумать о возвращении домой или о чем-нибудь в этом роде.
— Ты можешь остаться на день или два, если хочешь, — сказал Люк. — Мы уже получили разрешение от босса. Или мы можем отвезти тебя обратно в Висконсин.
Харли все обдумала и посмотрела на нас.
— Думаю, я хочу поехать домой. Как много выпадает шансов начать все сначала, верно?
Это, подумала я, полностью зависело от того, были ли вы вампиром.

***

Джонах, Люк и я вышли в коридор, где Люк закрыл за нами дверь и посмотрел на меня.
— Съезди в Гумбольдт-Парк. Проверь его на всякий случай. Может быть, Харли права, и там нет абсолютно ничего, касающегося коллекции. Но я не думаю, что Реган делилась с ней всеми подробностями, так что ты могла бы найти что-нибудь, о чем Харли даже не знает.
— Или мы могли бы найти Реган, — сказала я. — Она была зазывалой на первом карнавале. Зазывала народ в «Тоннель Ужасов».
Я взглянула на Джонаха.
— У тебя есть время, чтобы немного прокатиться?
— Если Скотт одобрит это, конечно.
— Магия, которую использовала Мэллори, чтобы найти Тэйта, — проговорил Люк. — У нас есть плащ Реган. Мы можем использовать этот ход снова?
Я отрицательно покачала головой.
— Она не точная. Она указала нам город, а не адрес. Нам по-прежнему предстояло найти его самим. — А в таком большом городе, как Чикаго, это займет много времени, даже со спутниковыми снимками и описанием.
— Что насчет протеста? — спросила я Люка.
Люк кивнул.
— Катчер следит за ним. У него по-прежнему есть контакты твоего дедушки в ЧДП, и они обратились к нему за советом относительно ситуации с суперами. К счастью, у ЧДП все еще есть места обитания вне залов Центра Дэйли.
— А Этан? — спросил Джонах.
— Эндрю звонил с новостями. У него есть готовые для подачи иск и жалоба на клевету против города, на основании списка врагов народа. Он просто ждет, пока юристы Скотта их просмотрят. От Моргана ни слова не слышно, разумеется, но это весьма ожидаемо. Он предпочитает игнорировать проблемы, пока мы с ними разбираемся.
— Все еще ничего не известно относительно освобождения, но Эндрю говорит, что ему разрешили посетить Этана пару часов назад. Он выглядит потрепанным — псы из группы по терроризму очевидно используют эту уникальную возможность испытать границы Восьмой Поправки[81].
Что касается именно этой поправки, как я вспомнила из того одинокого урока истории в колледже, она включала в себя жестокое и необычное наказание, и это не заставило меня почувствовать себя лучше.
Я взяла себя в руки.
— Насколько все плохо?
— Синяки, сломанная скула. Эти хмыри считают, что спасают мир. Во многих случаях, они, возможно, правы. Но не в этом. — Люк похлопал меня по руке. — Я дам тебе знать, если что-нибудь произойдет. Съезди, проверь парк. Не все сразу.

***

Гумбольдт-Парк был большим, L-образным открытым пространством из травы, деревьев и пешеходных дорожек, бейсбольные поля располагались между Гумбольд-Парком и районом Украинская Деревня. Трава все еще была покрыта снегом, за исключением нижней стороны парка, где расположилась лавка «Зимняя Страна Чудес Джека Фроста». Реган снова сменила название, но сам карнавал выглядел и пах так же.
Джонах припарковался вдоль улицы.
— Катана? — спросил он, когда мы вылезли из машины и перелезли через кучу снега, которая все еще лежала вдоль обочины.
— Думаю, не сегодня. Слишком подозрительно. У меня есть кинжал. Что насчет тебя?
— Аналогично. Плюс парочка дополнительных игрушек.
По общему мнению для вампиров считалось низко носить скрытое огнестрельное оружие. Катану, примерно метр заточенной стали, было трудно скрыть, что делало ее использование более почетным среди вампиров, которые на самом деле печились о таких вещах. Я понимала сентиментальность, но в Чикаго двадцать первого века нужно быть немного практичнее.
— И что это за игрушки? — поинтересовалась я, засовывая руки в карманы куртки, чтобы защититься от холода, пока мы шли к входу на карнавал.
— Сюрикены[82], — ответил он. — Звезды ниндзя, в американской терминалогии.
Я кивнула.
— Ну еще бы. Не терпится увидеть их в действии. — Было поздно, и поблизости было немного людей. Но время от времени мимо нас проходили парочки, так что это, наверное, было не самое лучшее время для сюрикенов.
Мы зашли внутрь и начали с парка развлечений. Мы могли купить билеты на метание колец, стрельбу по уткам, бейсбольный бросок или игру с водяным пистолетом, а также торты «Муравейник» с любым количеством начинок.
Мой живот начал урчать. Я не смогла вспомнить, когда в последний раз ела.
— Хочешь поужинать? — спросил Джонах.
— Не здесь. — И не сейчас, когда есть шанс, что нам в конечном итоге придется гнаться за неопознанным супером. — Но я бы не возражала заехать в закусочную по дороге домой.
— Принято к сведению. Эй, — сказал он, просияв, когда увидел аттракцион «Пиратский корабль», лодка раскачивалась взад и вперед, в то время как несколько храбрых людей победоносно поднимали руки. — Я всегда хотел прокатиться на таком.
— Купить билет? — ехидно спросила я.
Джонах хмыкнул, и пока он наблюдал за маятниковым движением аттракциона, я осмотрела мужчину на контроле. Худощавый, темнокожий, со скучающим выражением лица. Человек, с гигантским комом жвачки во рту. Очевидно, не часть какого-либо магического плана, что означало, что нам нужно двигаться дальше.
Реган, что не удивительно, нигде не было видно. К настоящему времени она, вероятно, была уже в курсе, что Харли не вернется, и она потеряла свою нимфу. Остальная часть операторов аттракционов и игр была людьми, и в воздухе не было никакого другого запаха или ощущения магии.
Мы сделали полный круг вокруг массива и собирались начать второй заход, когда я поймала глазами красный проблеск среди деревьев.
— Джонах, — позвала я, сходя с дорожки на снег за ее пределами. Он шагнул ко мне, вглядываясь в темноту.
— Что такое?
— Я не уверена. — Я вынула кинжал из сапога и, когда уловила отблеск серебра в его руке, двинулась вперед.
Она стояла под голыми и простирающимися ветвями древнего дерева, деревянная повозка на больших деревянных колесах. Колеса, спицы которых расходились от центра ступицы, были, вероятно, около метра в поперечнике. Повозка сама по себе была длинной, прямоугольное основание с высокой, округлой вершиной, практически круглой формы, окрашена в ярко красный. В задней части были два небольших окна, закрытые занавесками, с низкой, узкой дверью между ними. Желтая рельефная лестница спускалась к земле. Но не было ни единого признака жизни.
Я видела изображения бродячих ремесленников и путешественников, семей, которые жили в фургонах вне ограничений нормального общества. Этот был почти слишком сказочным, чтобы казаться реальным.
— Вардо[83], — тихо сказал Джонах.
Я окинула его взглядом.
— Чего?
— Передвижная повозка. Обычно такими пользовались цыгане в Европе. Не часто можно увидеть в Чикаго.
Я закрыла глаза, опуская защиту, которая удерживала мои чувствительные вампирские ощущения, которые в противном случае поглотили бы меня, и прислушалась, ища хоть какие-то признаки жизни. Я ничего не услышала, ничего не почувствовала, магического или какого-либо еще.
Я открыла глаза и взглянула на него. Его глаза были сосредоточены на повозке, взгляд напряженным. Мне не придется беспокоиться о Джонахе.
— Я не думаю, что там кто-то есть.
— Я тоже, — произнес он. — Пошли.
Я поднялась по короткой деревянной лестнице, которая скрипнула под моими ногами, и заглянула внутрь. Там было темно и тихо, никаких признаков жизни. Я попробовала повернуть дверную ручку, обнаружила, что там не заперто, и оглянулась на Джонаха, убедившись, что он готов.
Когда он кивнул, я открыла дверь.
Свет пролился в небольшое пространство из открытой двери позади нас. Это была комнатка на одного человека, уютная и роскошная, с небольшим бархатным диванчиком, покрывала и коврики были практически повсюду. Свечи были разбросаны там и сям, а деревянный сундук с латунным креплением стоял напротив диванчика, как кофейный столик.
В одном углу была подвешена одежда, и я узнала костюм, который видела в Лоринг-Парке. Маленькая шляпка, которую она надевала, висела сверху небольшого антикварного комода, увенчанного овальным зеркалом. Баночки и бутылочки с косметикой были разбросаны по его поверхности.
И под всем этим были запахи дыма и серы.
— Она здесь живет, — сказала я, и Джонах кивнул в знак согласия. — Харли говорила, что она обитает в своем собственном месте. Хотя странно, что она не остается со своей коллекцией.
— Может она передвигается туда-сюда, — предположил Джонах. — Остается здесь, когда карнавал открыт, уходит туда, когда тот не работает. Это для нее офис, место постоянной дислокации.
— Бумаги, — произнес он, направляясь в сторону небольшого раскладного столика с X-образными ножками с другой стороны комнаты. Две аккуратные стопки бумаг лежали на нем.
В то время, как он проверял стол, я продвигалась все дальше внутрь, нежно пробегая пальчиками по цацкам и безделушкам. Небольшая шкатулка из лиможского фарфора[84] в форме шотландского терьера. Иностранные монеты. И сверху сундука, в красивой позолоченной рамке, фотография женщины. У нее были навязчиво светлые глаза и кудри, которые идеальными, густыми спиралями обрамляли ее симпатичное личико. Слово «МАМА» было напечатано золотыми буквами на нижнем краю рамки.
— Мама Реган? — спросил Джонах, вставая позади меня.
— Не знаю. Но это кое-что.
Я достала телефон, сфотографировала фото и отправила его Джеффу с просьбой:
ВОЗМОЖНО, ЭТО ФОТО МАТЕРИ РЕГАН. МОЖЕШЬ ПРОСКАНИРОВАТЬ НА РАСПОЗНАВАНИЕ?
КОНЕЧНО, — сразу же ответил он.
Я посчитала, что могла также воспользоваться возможностью, чтобы выяснить ее местонахождение. В конце концов, мы же были на прогулке.
ЧТО-НИБУДЬ УЗНАЛ О РЕГАН?
ЧИКАГО БОЛЬШОЙ.
Я восприняла это за мягкий упрек и убрала телефон, затем поставила фотографию обратно на сундук.
— А что насчет бумаг? Есть что-нибудь интересное?
— Ничего. Это просто журналы учета состояния аттракционов. У нее может и другая цель, но она, похоже, заботится о повседневных делах.
— Это кое-что. Я просто надеюсь, что она заботится о своих суперах.

***

Ни повозка, ни карнавал не открыли нам больше ничего. Пока Джефф продолжал свои поиски Реган, ее коллекции и женщины с фотографии, мы поехали обратно в Дом Кадогана. Джонах, к счастью, сдержал свое обещание насчет ужина, проезжая мимо местной бургерной, он раскошелился на довольно жирный бургер с сыром и беконом, отчего потребовалась куча салфеток, но он был донельзя вкусным.
Мы вернулись в Кадоган и обнаружили, что Харли уехала, Люк, Линдси и временные сотрудники были в оперотделе.
— Ну как? — спросил Люк, поднимая голову.
— Только фотография, — ответила я, пропуская объяснения, поскольку Джефф сидел за столом около него. Я тоже села, Джонах занял место рядом со мной.
— У нее есть вагончик, — проговорил он, — вардо, но ее там не было.
— Никаких других признаков магии или Реган. Мы зашли в тупик. — Я глянула на Джеффа, который деловито сканировал изображения на своем планшете. — А у тебя есть что-нибудь новенькое?
— В городе ничего, так же с фотографией, — ответил он. — Я нашел программу сопоставления изображений и применил ее к спутниковым снимкам Чикаго, но каждая отражающая поверхность окон на небоскребах похожа на крышу серебряного трейлера. То же касается и фотографии. Но я продолжаю с этим работать. Продвигаюсь настолько быстро, насколько это возможно.
Он казался таким же уставшим, каким выглядел Люк. Это была долгая неделя, с политической и сверхъестественной драмой, и казалось, что все мы начинаем чувствовать усталость.
Зазвонил мой телефон, и я его вытащила. Номер был незнакомым, хотя у звонившего был код города Чикаго.
— Алло? — произнесла я.
— Привет, Балерина.
Я села так быстро, что стул стукнулся о край стола.
— Сет. Рада тебя слышать.
Все глаза в комнате обратились ко мне. Люк указал на спикерфон, но я отрицательно покачала головой. Я была не совсем уверена, что это повлечет за собой, и казалось лучше обсудить все только вдвоем.
— Я думал о нашем разговоре.
Я была бессметной, хищником и Стражем моего Дома. И все же я скрестила пальцы под столом.
— Я хочу поговорить с тобой о Диане Ковальчук.
Мое сердце начало колотиться напротив груди.
— Слушаю.
— Я завербовал ее, Мерит. Она была молодым членом городского управления, как раз подходила для моей команды. Она упорно работала, потратила много долгих часов. Я не говорю, что с того времени она следовала верным путем, но она была преданной.
— Я не понимаю. Почему ты ее защищаешь?
— Потому что чувствую себя виноватым, что не рассказал все раньше. Мне пришло в голову, немного поздно, что совершения благих поступков для меня не будет достаточно, чтобы начать все с чистого листа. У меня за плечами все еще немало багажа.
Я понимала его необходимость исповедаться, но зацепилась за первое, что он сказал. Я наклонилась вперед и жестом попросила ручку и бумагу.
— Рассказать о чем?
Он немного помолчал.
— Настоящее имя Дианы Ковальчук Тэмми Морелли.
Я моргнула.
— У мэра Чикаго вымышленное имя?
— Да. И если ты подключишь своего технически подкованного друга, я полагаю, что вы найдете множество информации для рычага давления, которым сможешь воспользоваться ты и другие суперы.
Я записала имя, пододвинула листок Люку, который сразу же передал его Джеффу. Но это не облегчило неприятного ощущения в моем животе.
— Шантаж немного не в духе ангела, не так ли?
Он не стал это отрицать.
— Это так. И для меня легко стоять на пьедестале и говорить о правильных поступках. Но иногда поступить правильно означает замарать руки.
— Золотые слова, — пробормотала я, думая о всех тех ситуациях, когда я уклонялась от правды, чтобы обезопасить своих людей и оставить их счастливыми, в том числе в последнее время. — Спасибо, Сет.
— Не за что, Балерина. О, и насчет девушки — я поломал себе голову, но так и не смог додуматься до чего-нибудь полезного. Мне жаль.
Потребовалось мгновение, чтобы в моей голове завертелись шестеренки.
— Вообще-то, у меня есть кое-что для тебя. Не вешай трубку — я пошлю тебе фотографию. — Я переслала фото, которое мы нашли в вардо. — Ты узнаешь эту женщину?
Наступило долгое молчание, настолько долгое, что моя кровь начала гудеть от ожидания.
— Боже, — наконец произнес он, его голос охрип от волнения.
Этот гул превратился в полноценный рев.
— Ее звали Анналиса Перде. Он встретил ее много лет назад.
Я также написала и это имя, и передала его Джеффу.
— Он? — спросила я Сета.
— Доминик.
Я моргнула, сбитая с толку.
— Я не понимаю. Что ты имеешь в виду под «он встретил ее»?
— Мы делили тело, — ответил он. — Я не знал этого в то время, конечно. Но теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что были времена, когда он... когда он получал контроль, со всем его эго и самодовольством. В какие-то моменты он был сильнее, чем в другие.
— И он был сильнее с Анналисой Перде?
— У них был роман. Он длился месяцев пять, или, вероятно, шесть? Я помню все смутно. Она была молодым адвокатом. Судебным юристом. Умная. Яркая. Очень целеустремленная, и ее нравственность была, скажем так, гибкая. — Он невесело усмехнулся. — Она была ему под стать.
— Им двигало влечение — от этого он стал сильнее — и воспользовался этим, чтобы протолкнуться через меня. Это было — сколько — почти два десятилетия назад?
— Я бы дала Реган двадцать три или двадцать четыре, так что, да, примерно два десятка лет. Ты был так молод.
Сет усмехнулся.
— Когда ты бессмертен, на возраст не обращаешь внимания. Но какое отношение Анналиса Перде имеет к девушке, которую вы ищите?
Я подумала о надписи на фотографии.
— Мы думаем, что Анналиса Перде ее мать.
В трубке воцарилась гробовая тишина, так же как и в комнате. Я могла почувствовать силу их пристальных взглядов, напряжение, когда они ждали, пока кто-нибудь озвучит очевидный факт.
— Реган... дочь Анналисы? — спросил Сет. — Но это значит, что она... Боже, — снова произнес он, и я услышала шуршание ткани. Он садился, предположила я, что было хорошей идеей. Мне, вероятно, первым делом следовало посоветовать ему сделать это.
— Твоя дочь? — спросила я. — Или Доминика?
— Я не... — он прочистил горло. — Я не знаю. Да? Я имею в виду, мы делили тело, но именно он завел интрижку. Она его дочь? Моя племянница? Я не знаю. Это вообще имеет значение?
— Имеет, если это поможет нам найти ее. И мы должны найти ее, Сет.
— Мне жаль — я не знаю, как помочь вам сделать это. — В его голосе ясно слышалось расстройство. — Вы можете найти ее мать? Выследить ее таким путем?
— Мы ищем, — ответила я. — Мы сообщим, если что-нибудь найдем.
— У меня есть — у него была — дочь. — На этот раз его голос прозвучал с благоговейным трепетом. — Если вы найдете ее... — начал он.
— Мы дадим тебе знать, — пообещала я ему. — Спасибо, что позвонил, Сет. Это многое значит для нас. Для меня.
— Возможно, ты подарила мне семью, — сказал он. — Это тоже многое значит.
Мы разъединились, и я потерла лицо руками.
— Богом клянусь, у суперов в этом городе может быть их собственное реалити-шоу.
— Секс случается, — сказал Люк. — У демонов тоже.
— Надо полагать, что так. — Я поглядела на Джеффа, который щурился на свой планшет, из правого уголка его рта выглядывал язык.
— Анналиса Перде скончалась, — сказал он, отправляя фотографию из некролога на экран. В заметке была фотография, в нижней части которой по-прежнему было выгравировано «МАМА». Они, должно быть, позаимствовали снимок у Реган.
Люк схватил свой телефон.
— Я попрошу библиотекаря покопаться в ее прошлом. Может что-то поможет нам определить местонахождение Реган.
Я кивнула и взглянула на Джеффа.
— Тэмми Морелли?
— Тэмми Морелли, — произнес он, нажимая на экран, — мошенница. — Другая фотография сменила снимок Анналисы, и женщина едва ли могла сильнее отличаться.
У Тэмми Морелли был несгибаемый взгляд. У нее были вьющиеся волосы, кудри окружали ореолом лицо, которое я не сразу узнала. Ее нос был немного шире, подбородок немного поменьше. Но глаза были такими же.
— Это Диана Ковальчук, — сказала я. — Кем она была?
— Мошенницей, — ответил Джефф, снова нажимая на планшет и выставляя череду газетных статей. «Мошенничество» фигурировало в большинстве заголовков.
— Похоже, у нее было пристрастие к искусству и страховому мошенничеству, — сказал Джефф.
Люк присвистнул, откинулся на стуле и задрал ноги на стол.
— Теперь, друзья мои, я могу с этим поработать.



 
ТриадочкаДата: Суббота, 30.05.2015, 17:04 | Сообщение # 24
Ловчий
Группа: Переводчик
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 100
Замечания: 0%
Статус: Offline
***

У нас был список требований, и теперь у нас была информация, чтобы заключить сделку. Пришло время использовать это.
При том, что Этан был недоступен, а Малик отвечал за Дом, Люка назначили официальным переговорщиком Дома. Он согласовал все с Эндрю и уехал в Центр Дэйли в надежде на совершение сделки с мэром.
Какой бы аморальной эта сделка ни была бы.
Мы не стали заморачиваться с возвращением в оперотел. Джефф принес свой компьютер наверх, и вампиры заполнили остальную часть гостиной на первом этаже в ожидании новостей. Малик сидел рядом со мной на диване, просматривая соглашение, закинув одну ногу на другую.
Линдси вышагивала по прихожей, переживая, как бы Люка не втянули в политическое сумасбродство города, и он не повторил бы судьбу Этана.
Один час и тридцать минут спустя, я получила сообщение от Люка.
МЫ ЕДЕМ ДОМОЙ.
Я закрыла глаза и выдохнула.

***

Все были взволнованы. Но большинство из них были достаточно умны, чтобы оставаться в помещении подальше от холода, который окутал город.
Я сидела на крыльце, зажав руки между коленей, чтобы хоть как-то спасти их от обморожения.
Хлопнула дверца машины, и моя голова поднялась, как у животного, учуявшего свою пару. Медленно, я поднялась со ступеньки.
Он прошел через ворота, как в замедленной съемке, золотистые волосы были окрашены кровью, на скуле заживал фиолетовый синяк. Его пиджак был снят и зажат в руке, а глаза горели, как огненные изумруды.
«Страж», — мысленно произнес он. — «Ты услада для усталых глаз».
Я побежала так, словно за мной гнались адские гончие, прыгнула в его объятия и обернула руки и ноги вокруг него.
«Слава Богу», — произнесла я. — «Слава Богу». — Сказала я вселенной, ему, за него.
Он обнял меня с причиняющей боль силой и уткнулся головой в мою шею.
Я сжала его волосы в кулаках, накатили слезы. Слезы облегчения, любви, тоски. Слезы благодарности за то, что мне предоставили еще один шанс с ним.
Он сказал мне однажды, что не был уверен, сколько уже потерял из своих жизней, или сколько еще должен отдать. Я тоже не знала, и не особо волновалась об этом, пока у него все еще была одна для меня.
Когда от парадной двери послышались аплодисменты, я опустила ноги и соскользнула вниз по его телу, отводя глаза от смущения.
Этан улыбнулся, заправил прядь волос мне за ухо.
— Я полагаю, что они аплодировали тебе, Страж.
— Ты лжец, — сказала я, припадая горящей щекой к его рубашке. — Но с этим я могу жить.
Вампиры вышли вперед, обнимая его, пожимая руку и улыбаясь от восторга.
— Как хорошо быть дома, — сказал он им. — И не думаю, что когда-либо снова попрошу подобное отдельное жилище.
От вампиров послышалось добродушное фырканье.
— Прошу извинить меня, но мне нужно присесть. Это была долгая ночь.
Пока Малик и Люк помогали ему войти внутрь, а остальные вампиры последовали за ними, я достала свой телефон.
Этан был дома и в безопасности, даже при том, что он шагнул навстречу опасности, чтобы оградить других от насилия, что считал своей обязанностью. Он доверял своим инстинктам и навыкам людей, которых собрал вокруг себя. Пришло время отпустить его, позволить ему лететь и надеяться на то, что он снова вернется.
Я написала Лакшми:
ОН НА СВОБОДЕ И ДОМА. ОН ДОЛЖЕН УПРАВЛЯТЬ НАШИМИ СУДЬБАМИ.
Для случайного наблюдателя сообщение должно было восприниматься, как будто я просила ее сделать мне одолжение. Но на самом деле, это была расписка. Признание того, что Лакшми была права, что Этан был самым подходящим человеком для этой работы.
Остальное было в руках судьбы.

***

Он сделал обход по Дому, приветствуя своих вампиров, обсудив дела с Маликом. К тому времени, как он добрался наверх, я сидела в пижаме перед камином, а его синяки почти зажили. Он закрыл дверь апартаментов и повесил свой пиджак на спинку рабочего кресла.
— И вот мы снова здесь, Страж. — Он прошел вперед, почти спотыкаясь от усталости, и схватился за стул, чтобы сохранить равновесие.
Я вскочила на ноги.
— Позволь мне помочь.
— Мне не нужна помощь, — тихо ответил он, но принял руку, которую я обернула вокруг его талии и позволил мне отвести его к кровати. Он вздрогнул, когда сел, как будто каждая частичка его тела была избита и болела.
И судя по тому, что я увидела, расстегнув пуговицы и стянув рубашку с его плеч, так оно и было.
— Они поработали над тобой, — тихо скачала я, неуверенная, стоит ли мне кричать или плакать от такого злодейства.
— Я исцелюсь, — ответил он, пристально глядя на меня, когда я бросила его рубашку на пол, сняла обувь и помогла расстегнуть штаны. При любых других обстоятельствах, его пристальный взгляд был бы серьезным и соблазнительным. Но сегодня он выглядел изможденным.
Я загасила огонь, выключила свет и забралась на прохладные простыни рядом с ним. Проклиная боль, он прижал меня к своему телу.
— Спасибо, что спасла меня, Балерина, — сонно сказал Этан. — И если он хоть пальцем тебя тронет, я его сломаю.
Я улыбнулась ему в грудь и начала проваливаться в сон под звук его медленного и устойчивого сердцебиения.


Примечания:
[78] - Сложно выполнимая, трудно организуемая задача.
[79] - «Airstream Trailer Company» — компания, которая специализируется на производстве трейлеров.
[80] - Cheetos — всемирно известный бренд кукурузных снеков. Cheetos представлен его талисманом, гепардом Честером: это колоритный анимированный персонаж, популярный среди детей. С 1948 года Cheetos производится в США, а с 1996 года — продается в России. Кукурузные снеки Cheetos отличаются разнообразием вкусов и форм. В России Cheetos представлен 5 вкусами — сыр, кетчуп, пицца, сырно-ветчинный тост и Cheetos спирали со вкусом сметаны и лука.
[81] - Восьмая поправка к Конституции США является частью Билля о правах. Она запрещает чрезмерные залоги и штрафы, жестокие и необычные наказания.
[82] - Сюрикэн (дословный перевод: «лезвие, скрытое в руке») — японское метательное оружие скрытого ношения (хотя иногда использовалось и для ударов). Представляет собою небольшие клинки, изготовленные по типу повседневных вещей: звёздочек, игл, гвоздей, ножей, монет и так далее.
[83] - Вардо - кибитки английских цыган. Цыганская повозка - их дом на колесах - была поистине произведением искусства. По всей Европе и даже в Америке встречаются различные варианты повозок, но более всего известен английский вариант, то есть вардо. 
[84] - Лиможский фарфор — керамические изделия, относящиеся к категории твёрдого фарфора, производство которых было начато во французском городе Лимож приблизительно в 1770 году, сразу после открытия в непосредственной близости от Лиможа месторождений каолиновой глины. Каолин был необходим для производства этой твёрдой и просвечивающейся керамики, отличающейся особенной белизной.



 
ТриадочкаДата: Суббота, 06.06.2015, 18:04 | Сообщение # 25
Ловчий
Группа: Переводчик
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 100
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 20
ЦИРК С ТРЕМЯ АРЕНАМИ


Солнце опустилось, и мои глаза моментально распахнулись. Этан, золотой и прекрасный, стоял около своего стола, уже одетый и пристегивающий запонки. Он принял душ, отмылся и выглядел совершенно здоровым.
— С добрым утром, Страж.
— С добрым утром, Салливан. Хорошо поспал?
— Я поспал, — ответил он с улыбкой. — После последних двадцати четырех часов, это было весьма чудесно.
Я схватила телефон с тумбочки, надеясь на сообщение или свежие новости от Джеффа относительно местоположения Реган или коллекции. Но ничего такого не было.
— Похищения? — спросил Этан, и я кивнула.
— Люк посвятил меня в подробности прошлой ночью. Это была хорошая идея, позвонить Тэйту.
Я почувствовала дрожь от облегчения.
— Мы не были уверены, что ты посмотришь на это с такой стороны.
— Если бы он навредил тебе, я бы сам его убил. К счастью, все хорошо. И у него появилась семья.
— Похоже на то.
— Чикаго стал весьма необыкновенным миром теперь, когда в нем есть ты, Мерит.
— Я бы хотела, чтобы этот мир стал поменьше. Мы все еще не знаем, где находится Реган.
Этан кивнул.
— Не сдавайся. Вы найдете ее в конечном счете, и когда вы это сделаете, я хочу знать об этом. Я также хотел бы обратиться к Дому, прежде чем все они начнут свой день.
Меня пронзила молния нервозности. Обсуждения в актовом зале подразумевали серьезный повод.
— По поводу?
— Будущее Дома, — загадочно ответил он. — Одевайся.
Я отсалютовала ему и направилась в душ.

***

Я оделась в кожу и взяла свою катану, что заставило меня выглядеть странно среди вампиров в прекрасном актовом зале Кадогана на втором этаже. Практически все были одеты в свои стандартные костюмы Кадогана, их новые каплевидные медальоны мерцали над бледной кожей. Люк, который был одет в джинсы, и Элен, на которой был розовый твидовый костюм, были исключением из общей нормы. Я подошла к Люку и встала рядом с ним и остальными охранниками.
Настроение вампиров, которые заполнили помещение, было нервным, но приподнятым. Те, кто пропустил прибытие Этана, явно были рады, что он вернулся, и я слышала шепотки о том, что с их Сеньором случилось в заточении, и что теперь он был так же здоров, как и когда уехал.
Этан подошел к помосту в передней части зала, Малик встал рядом с ним. Бурные аплодисменты наполнили воздух. Этан улыбнулся, позволяя своему взгляду скользнуть по толпе и встретиться с глазами Послушников, которые стояли перед ним.
Этан позволил аплодисментам продолжаться еще некоторое время — у него по-прежнему было его эго — и только после этого поднял руки. Зал мгновенно умолк.
— Приятно снова оказаться дома, — сказал он, что побудило к очередной серии улюлюканий и аплодисментов.
— Город действовал несправедливо по отношению к нам, к Дому Грей, к Наварре. Мы помогали этому городу в течении нескольких последних месяцев с проблемами, с которыми они не были способны или не желали обратиться к нам, и они сделали нас крайними, обвинив в противоправных действиях.
Его пристальный взгляд сузился.
— Я могу подтвердить, к лучшему это или к худшему, что они верят, что поступают правильно ради Чикаго. Это не политическая уловка или попытка завоевать голоса. Они, мэр включительно, много говорили о том — и напрасно — что сверхъестественные существа являются врагами. Честно говоря, большая часть неприятностей, которые мы наблюдали последние несколько месяцев, может быть возложена на сверхъестественных. Это неоспоримый факт. Но также мы являемся решением. И подавляющее большинство из нас старается отдать должное городу, который мы любим.
— Я рад объявить, что мэр согласилась начать мирные переговоры со сверхъестественным населением этого города. Мэр также согласилась воспользоваться услугами дедушки Мерит в качестве представителя сверхъестественных существ на испытательном сроке.
Раздались счастливые возгласы и несколько дружественных похлопываний по моей спине. Я бы, конечно же, предпочла, чтобы мой дедушка стал фанатом дневного телевидения, вместо того, чтобы вновь разбираться с еще большей сверхъестественной драмой. Но он был тем, кем был. И не мне запрещать ему это.
— Но есть еще одна проблема, которую нам стоит обсудить, — произнес он. На этот раз мой живот свернулся в тугой узел.
— Лакшми Рао приехала в Чикаго, чтобы встретиться с нами, как представитель Гринвичского Совета и изложить требования ГС в связи с возмездием за смерть Гарольда Мормонта. Как вы можете себе представить, я не верю, что их требования будут хоть как-то связаны с реальностью. Но ГС — это ГС. Мы выслушаем ее предложение и будем действовать соответственно.
Он посмотрел на меня.
— Мир меняется. Наш мир меняется. Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы встретить эти испытания с честью, с храбростью, с уважением к тем, кто окружает нас. Это, — произнес он, снова смотря на море вампиров, — то, что делает нас вампирами Кадогана. — Он поднял свой кулак в воздух. — За Дом Кадогана!
— За Дом Кадогана! — прокричали его вампиры в унисон.
Я любила Этана Салливана. Страстно желая его, во многих смыслах. Но я уважала его больше всех. И как и мой дедушка, он был тем, кем был.
И опять же, не мне запрещать Этану что-либо.

***

Этан извинился перед Домом, и вампиры вышли за дверь, направляясь на свои рабочие места или возвращаясь к своей работе. Этан и Малик задержались в передней части комнаты.
Я посмотрела на Люка.
— Я встречусь с тобой в оперотделе.
Он кивнул.
— Договорились, Страж. Мы будем ждать тебя.
Я направилась к Этану, кивнув Малику, когда он пожал руку Этану, а затем отправился вслед за остальными вампирами.
Он все еще стоял на помосте, находясь на полметра выше меня, смотря вниз, положив руки себе на бедра. 
— Здравствуй, Страж. Я помню, мы находились в подобном положение и раньше.
— Да. Когда ты назначил меня Стражем.
Он сошел вниз, коснулся пальцем медальона у меня на шее.
— И столько всего случилось с тех пор.
Я посмотрела на него, игнорируя свой страх, и выплеснула все, что было у меня на сердце.
— Мы нуждаемся в изменениях. Вампиры нуждаются в изменениях, в сильном лидере и новом направлении. Ты можешь обеспечить все это. Ты должен бросить вызов Дариусу. Сделать ГС вновь уважаемым.
Шок и удовольствие появились в его глазах, он шагнул вперед, обнимая меня и прижимаясь своими губами к моему лбу.
— Столько всего можно добиться. И сколько всего потерять.
Мое сердце заколотилось от неожиданного страха, что он включает и меня в последнюю категорию.
— Будущее Дома неопределенное, — сказал Этан, но он не казался обеспокоенным. Он снова поцеловал меня. — Но сейчас, Страж, отправляйся в оперотдел и позаботься о нашем настоящем.

***

Я нашла Джеффа уплетающим за обе щеки вместе с Люком и Линдси за столом в конференц-зале.
— Как продвигаются поиски? — спросила я, садясь по другую сторону стола.
— Никак, — ответил Джефф, с необычным раздражением. — Ты знаешь сколько времени уходит на то, чтобы осмотреть каждый квадратный метр каждого квартала этого города в поисках трейлеров, квартал за кварталом? — Он вздрогнул, проводя рукой по волосам. — Прости. Я просто расстроен. Это займет гребанную вечность. — Он посмотрел на меня и даже Джефф — Джефф с его безграничной энергией и хорошим чувством юмора — выглядел усталым. — И мы даже никак не можем сузить зону поиска. У нас нет никакой биоинформации, никакой личной информации. Я даже искал в сети, думал, может Реган отправляла приглашения по электронной почте, и ничего не нашел.
Я выдохнула, посмотрев на доску. Информация о Реган была ограниченной. Чрезвычайно ограниченной.
— Она потеряла свою мать, — сказала я. — Не знала своего отца. Немного неуверенная. Считает себя своего рода кочевником, если вардо можно рассматривать в качестве признака. Но что еще?
— Ты видела ее в мини-маркете, — заявил Люк. — Она покупала что-то, что может дать нам хоть какую-то зацепку?
Я закрыла глаза, представляя ее, находящуюся в противоположном конце комнаты, с корзинкой продуктов в руке. Она искала медицинские принадлежности, но это было все, что я помнила.
— У нее хороший вкус. Джинсы, красный плащ. — Я посмотрела на Линдси. — Подумай об этом, это был не тот наряд, который ты могла бы просто стащить.
— Конечно, я могла бы.
— И дизайнерская сумочка. Если ей нравятся модные вещи, может быть ей нравятся и модные кварталы. — Я посмотрела на Джеффа. — Ты можешь проранжировать кварталы в соответствии с доходами на душу населения? Может, мы сможем таким образом сузить зону поиска?
Джефф кивнул, уже занятый тем, что печатал что-то на своем планшете.
Элен появилась в дверях, смотря на меня.
— Здесь кое-кто хочет видеть тебя, — произнесла она. — Мужчина. — Сообщив это, она снова исчезла.
Я нахмурилась, глядя на Люка, который пожал плечами.
— Если бы она посчитала его опасным, то просто ударила бы по яйцам. Она жестокий боец, наша Элен.
Я не была уверена в этом, но поняла его мысль и побежала наверх по лестнице на первый этаж.
Дэмиен Гарса — высокий, темный и элегантный в своей кожаной куртке — стоял в фойе Дома Кадоган.
— Дэмиен, — произнесла я, игнорируя любопытные взгляды вампиров, находящихся в фойе. — Что ты здесь делаешь?
— Реган, — произнес он. — Я думаю, что могу найти ее. Но мне нужна команда.

***

Он выглядел неловко за столом в конференц-зале, его голова на десять сантиметров возвышалась над головами других. Тот факт, что мы все уставились на него, вероятно никак не помогал.
— Как Бу? — спросила я, пытаясь сломить лед.
Дэмиен очаровательно улыбнулся.
— Хорошо. Нравится его подушечка. Спит на старой футболке.
— Это очаровательно, — решила я и не могла не полюбопытствовать, ходит ли он теперь без футболки, учитывая, что котенок позаимствовал ее.
Очевидно это любопытство было слишком громким. Люк ударил меня ногой под столом, улыбаясь Дэмиену.
— Расскажи нам, что привело тебя в город.
— У меня есть кузина, человек, которая живет в Линкольн-Парке. Я попросил моих друзей, семью, присматривать за карнавалом или чем-то другим подозрительным. Она позвонила мне сегодня ночью. Кое-какая застройка появилась в Линкольн-Парке под названием «Брайарторн». Огражденный жилой комплекс, очень эксклюзивный. Она живет через улицу. Говорит, видела два больших серебряных трейлера, которые проехали через ворота прошлой ночью.
— Господи, — произнес Люк, его глаза расширились от волнения. — Трейлеры Реган.
Дэмиен улыбнулся.
— Так и мне показалось. И я хотел бы подключиться к делу.
Люк потянулся, предлагая Дэмиену руку.
— Сэр, это не проблема.
— Я навелся на них, — сказал Джефф, экран был нацелен на Линкольн-Парк и комплекс «Брайарторн». Он опустился до уровня улиц так быстро, что мой живот перевернулся, как будто я действительно нырнула туда, а затем он начал сканировать окрестные кварталы.
Дома были роскошными, с огромными бассейнами и невероятных размеров гаражами, все это было редкостью в Чикаго. Джефф переместил камеру через ворота и вверх по улице, мимо одного огромного строения к другому. Квартал был огромным; должно быть, они сравняли много других зданий, чтобы построить его. Улицы сменились небольшим парком, который пересекали тротуары.
— Там, — сказал Дэмиен, указывая на два гладких трейлера, что стояли в конце парка.
— Смелая, раз остановилась в центре города, — сказала Линдси. — И в центре денег и власти.
— Не всех денег и власти, — фыркнул Люк. — Родители Мерит живут в Оук-Парке.
— Ха-ха, — произнесла я. — Не смелая, учитывая, что комплекс огражден, — добавила я. — Это создает защиту.
Люк кивнул.
— А цена входной платы обеспечивает ее неплохими деньгами и заставляет их верить, что они видят захватывающее и эксклюзивное сафари.
— Я сообщу Малику и Этану, что мы нашли ее, — сказал Люк, поднимая свой телефон.
— Я позвоню Катчеру и Мэллори, — предложила я, решив дать Джонаху отгул. Ведь к нам присоединился еще один оборотень.

***

К тому времени, как вся команда была в сборе, оперотдел гудел от энергии и магии. Несколько вампиров, два колдуна и два оборотня. Джефф позвонил Гейбу, чтобы известить Стаю, что мы нашли коллекцию Реган, но они все еще были в Лоринг-Парке; если бы мы стали их ждать, то это замедлило бы нас. Чем дольше мы ждали, тем больше рисковали тем, что она снова переедет. И в следующий раз нам может так не повезти.
План «Брайарторна» все еще был на экране, давай каждому возможность сориентироваться.
— Два трейлера, — произнес Люк, указывая на экран. — Северная сторона парка, от начала до конца. Пойдут Джефф, Дэмиен, Катчер, Мэллори, Этан и Мерит. Мы останемся здесь, чтобы присмотреть за Домом на тот случай, если Реган решит, что у нее появилась уникальная возможность испытать нашу систему безопасности. — Идея, несомненно, была хорошей, но он явно был не в восторге от мысли остаться.
— Элен готовит актовый зал к помощи и приюту пострадавшим, — сказал Этан. — Всякий супер, кто пожелает придти в Дом, сможет это сделать. У нас будет транспорт в парке, чтобы доставить их сюда. Мы также поможем с воссоединением с их друзьями и семьями, неважно откуда они.
— А что насчет Реган? — спросил Джефф. — Рискуя быть беспощадной, она нажила много, много народу, который захочет кусочек от нее, когда все это закончится.
— Они захотят, — согласился Этан. — Но в нашу задачу не входит решение ее судьбы.
— Когда вызволим суперов, — произнес Люк, — мы позвоним детективу Джейкобсу и сообщим, что она является подозреваемой в похищении нескольких сверхъестественных. Это удержит ее за решеткой довольно долгое время.
— Она обладает магией. Он может не захотеть такой ответственности.
— Мэр однажды создала способ борьбы с Тэйтом, — напомнил Этан. — На нее это также подействует.
— У нас соглашение с эльфами, — сказал Дэмиен. — Доставить Ниеру домой, в целости и сохранности. Мы сделаем это, когда они будут свободны.
Люк кивнул.
— Вы заходите туда, освобождаете суперов и берете под стражу Реган. И когда все это будет сделано, у вас появится это кайфовое чувство выполненного долга, а Гейб и эльфы оставят нас в покое. И вы, наверное, получите ужин. Я думаю, Элен заказала пиццу.
Люк встал, оперся руками о стол и посмотрел на каждого из нас по очереди.
— Будьте осторожны там. И установите свои фазовращатели[85] на отметку «наводящие жуть».
И только сверчки стрекотали в наступившей тишине.
Линдси покачала головой и погладила руку Люка.
— Будет и на твоей улице праздник, дорогой.

***

Было поздно, и район по большей части был темным. Мы припарковались на противоположной трейлерам стороне и устремились, бесшумно, в темноту. Ворота были из черного кованого железа, поднимаясь ввысь между двумя каменными колонами. Улицы за их пределами были тихими, усеянные декоративными уличными фонарями.
Я посмотрела на ворота, которые, должно быть, были метра три с половиной высотой. Я была лучше в спуске, чем в подъеме и не хотела кое-как совершать подъем перед моими коллегами.
Но ворота из кованого железа нервно курили в сторонке по сравнению с Джеффом Кристофером. Пока мы толпились в темноте рядом с одной из колонн, Джефф направил свой волшебный планшет на считыватель карт, вмонтированный в камень, пока индикатор над ним не загорелся зеленым, и ворота распахнулись.
— Квест выполнен, — произнесла я с благоговением, и поймала его быструю улыбку.
— Я так и знал, что ты геймер в глубине души, — прошептал он.
Мы бесшумно прокрались через ворота в квартал.
— Парк выше по улице и немного в сторону, — прошептал Джефф, снова убирая планшет. Мы придерживались разделительной полосы, которая делила аллею. Деревья на пригорке все еще были голыми без листьев, но они хоть как-то исполняли роль щита на тот случай, если кто-нибудь соизволит посмотреть в окно.
Дорога вильнула, и мы продолжили по ней путь до прелестного парка, который овалом возвышался над двумя рядами домов.
Там, под ветвями по-зимнему голых деревьев, стояли два серебристых, отражающих свет трейлера.
Слабые вибрации магии колебались в воздухе.
— Берем по одному трейлеру за раз, — сказал Этан. — Мерит, Мэллори, Катчер и я идем внутрь. Джефф, Дэмиен остаетесь ждать здесь; стойте на стреме.
Когда все кивнули, мы подобрались к ближайшему трейлеру и увидели дверь в задней части. Этан вскочил на ступеньку позади вагончика, надавил на гигантскую серебряную ручку и открыл дверь.
Ступеньки опустились, и мы с Катчером прошли вслед за Этаном внутрь.
— Господи Боже, — пробормотал Этан, прикладывая руку к груди, словно пытаясь защититься ото зла.
Вагончик был разделен пополам проходом, люминесцентные лампы работали под потолком. Здесь было чисто, все было белым и слегка пахло моющим средством с сосновым ароматом. С каждой стороны вагончик был разделен на контейнеры, расположенные, как небольшие капсулы для сна. В каждой капсуле лежал супер. Я узнала гарпию, лепрекона, чья кожа была слегка зеленоватой, великанша сидела в самой большой из них. На них были надеты голубые больничные костюмы и выглядели они вполне здоровыми, но их глаза были пустыми и смотрели они рассеяно.
На мои глаза навернулись слезы, но я сдержала их. Сейчас было не время горевать о годах, что они потеряли. Сейчас было время подарить им их оставшуюся жизнь.
Я посмотрела на капсулы, понимая, кто отсутствует.
— Ниеры и Алины здесь нет.
— Есть еще один трейлер, — напомнил мне Катчер. — Они могут быть там.
— Тогда давайте начнем, — произнесла я, подходя к первой клетке и протягивая руку к замку — длинной серебряной булавке внутри сложного крутящегося механизма — но Катчер ударил рукой по двери, прежде чем я смогла открыть его.
Я посмотрела на него в недоумении.
— Мы должны вытащить их.
— Вытащим, — спокойно ответил он. — Но открытые двери сейчас нам не помогут. Если они с помощью магии введены в это состояние забвения, они не смогут убежать отсюда, когда мы откроем двери. И они, вероятно, заколдованы атаковать.
— И что же нам делать? — спросила я.
Катчер посмотрел на Этана.
— Я займусь этим трейлером. Мэллори может заняться другим. Мы снимем заклинание, подготовим их к освобождению. — Он посмотрел на Мэллори. — Ты помнишь как?
— Да, — ответила она, скрестив руки, чтобы скрыть дрожь в пальцах. Но я скорее предпочитала, чтобы она боялась, нежели была дерзкой и опасной.
Этан кивнул и мы вышли наружу, объясняя, что увидели.
— Дэмиен, оставайся с Катчером. Джефф, оставайся с Мэллори. Охраняйте их, пока мы будем искать Реган.
— Еще одно, — произнес Катчер, когда Мэллори и Джефф отправились к второму трейлеру. Он вытащил набор соединенных серебряных обручей из кармана.  — Наручники, магически усиленные. Такие мы использовали на Мэллори. Они должны сдержать ее. — Он подбросил их в воздух и Этан поймал их одной рукой.
— Спасибо тебе, — сказал он. — Освободи их.
С кивком и вспышкой магии, он отправился работать. Мы с Этаном осмотрели парк.
— Шансы возрастут, если мы разделимся, — сказала я Этану.
— Согласен. Я займусь восточной стороной. Ты отправляйся на запад.
Я кивнула, поправляя свой пояс.
— Будет сделано. Я позвоню, если найду ее.
— Да. — Прежде чем я смогла уйти, он обнял меня рукой за талию, притягивая мое тело к своему, и прижался грубым поцелуем к моим губам. — Защищай то, что принадлежит мне, Страж.
Я воспротивилась собственническим интонациям его голоса, но все же наслаждалась ими. То, что я была достаточно сильной, чтобы обезвредить своего врага еще не значило, что я не наслаждалась поведением альфа-самца Этана время от времени.
— То же касается и тебя, Салливан, — произнесла я и ушла прочь по тротуару.
Ночь была холодной, но это же был Чикаго, огражденный воротами или нет, а чикагцы привыкли к холоду. Несколько людей прогуливались там и сям, выгуливая собак или возвращаясь поздно с работы быстрыми шагами. Включая и одну девушку с платиновыми светлыми волосами.
«Я нашла ее», — сказала я Этану. — «Восточная сторона парка, двигается на юг».
«Я обойду ее», — ответил он. — «Перехвати ее, но осторожно».
Не убивая гражданских или себя, он имел в виду. Не беспричинный совет.
Я сошла с тропинки, наблюдая, пока она не подошла ближе. Она была одета в длинное черное пальто, завязанное на талии и застегнутое на все пуговицы, с огромной блестящей сумкой с покупками, что висела на ее плече.
Когда она приблизилась, я уловила безошибочный аромат дыма и серы.
Когда она была в полутора метрах, я шагнула ей навстречу.
— Привет, Реган.
Она остановилась, с любопытством глядя на меня.
— Мерит, я полагаю. Страж Дома Кадоган.
— Это я. А я так понимаю, что у тебя есть крылья.
Я надеялась поймать ее врасплох этим замечанием о крыльях, которые, я могла поспорить, она показывала очень немногим людям.
Уловка сработала. Ее глаза расширились, а руки побелели на ручке сумки. 
— Ты ничего не знаешь обо мне.
— На самом деле знаю. По крайней мере, думаю, что знаю. Твоя мать говорила тебе, что твой отец был особенным.
Ее челюсть дернулась, а в голосе послышалась контролируемая ярость.
— Ты ничего не знаешь о моей матери.
— Ох, я знаю многое об Анналисе. И твой отец был особененным, как выяснилось. Волшебным и талантливым и очень уникальным. Мне жаль говорить это, но его больше нет с нами, но его брат-близнец жив. Твой дядя. — По крайней мере, я выбрала именно такие взаимоотношения. Мы были на нечеткой территории, где столкнулись магия и генетика, и я ни в чем не была стопроцентно уверена.
— Ох, и твой дядя ангел.
Впервые она выглядела искренне растерянной.
— Что?
— Ангел и очень хороший мужчина, Реган. Я могу помочь тебе встретиться с ним, если ты хочешь.
Она фыркнула.
— Ты думаешь, что я поверю тебе? Ты хочешь посадить меня в клетку.
Она, похоже, не видела иронии.
— Ты совершила преступления в нескольких штатах, — указала я. — Похищения, в первую очередь.
Из-за моего невежества на ее лице появилось выражение отвращения.
— Их не похищали. Они моя семья.
— Они в клетках. Одурманенные и запертые внутри клеток, как животные, тогда как ты ходишь по магазинам. — Она вздрогнула, доказывая, что я была на правильном пути.
— Вот как ты относишься к своей семье? Ты держишь их в безопасности, под замком, чтобы они не могли уйти, пока ты не вернешься домой? Чтобы они не могли оставить тебя, как твой отец?
— Ты ничего не знаешь обо мне или моей семье.
— Я знаю слишком много, — ответила я, говоря чистую правду. — И я знаю, что ты не можешь создать себе семью с помощью магии просто потому, что тебя выбесила твоя настоящая семья.
Я толкнула ее через край. Она закричала, раскручивая сумку и бросая ее в меня. Я подняла руку, чтобы защититься, морщась, когда ее вес ударил по моей руке. Используя момент моего колебания, она бросилась прочь через парк.
И началась погоня.
«Она направляется к трейлерам», — сказала я Этану, несясь изо всех сил и пытаясь сократить расстояние между нами. Она перепрыгнула через скамейку и я последовала ее примеру, радуясь, когда это помогло мне подобраться на полтора метра ближе к ней.
Я остановилась, чтобы достать кинжал из своего сапога и отправить его в полет спиралью в ее направлении.
Реган закричала, когда он вонзился в ее плечо, споткнувшись, но не позволяя себе упасть, а затем выдернула его с криком.
Запах дыма и серы стал сильнее. Когда она повернулась ко мне, кинжал сверкал в ее руке, а в глазах было желание убивать.
— Ты знаешь, что я такое?
— Знаю, — заверила я ее, обнажая катану и обхватывая пальцами рукоять. Я продолжала смотреть в ее глаза, а выражение моего лица было надменным.
— Ты дочь Доминика Тэйта. Племянница Сета Тэйта, бывшего мэра Чикаго и ангела. Ты также испорченный ребенок. Но это всего лишь мое мнение.
Реган бросилась вперед, ударяя клинком, но я ловко увернулась.
Я атаковала горизонтально и она отпрыгнула, чтобы избежать моего удара, поднимая кинжал в четком ударе, который пришелся на мою голень. Линию боли горячо обожгло, но я проигнорировала ее, заканчивая свое вращение и атакуя снизу.
Она откатилась по земле, вскакивая в полуметре от меня. Мы кружили друг перед другом, и когда повернулись, я уловила движение краем глаза — Этан стоял рядом, его меч все еще находился в ножнах, но его глаза были холодными и расчетливыми.
«Не стесняйся, присоединяйся», — сказала я ему, отпрыгивая назад, чтобы увернуться от ее атаки и кончика кинжала.
«Ты, похоже, хорошо справляешься и сама. Суперы уже расколдованы и освобождены. Можешь сказать ей об этом».
— Все кончено, Реган. Суперы ушли. Теперь только ты и я.
Она выругалась, бросившись вперед, опустив клинок и используя вес своего тела, чтобы опрокинуть меня на землю. Моя катана откатилась в сторону, и снег просочился в щели моего кожаного костюма, посылая мокрые струйки вниз по горячей коже.
— Они моя семья, — кричала она, пытаясь ударами подчинить меня.
— У них есть... их собственные... семьи, — напомнила я ей. Я схватила ее кулак, вывернула его и снова оттолкнула ее, прижимая к земле.
Я была быстрее, но она была сильнее. Реган закричала, отбрасывая меня. Я пролетела метра два, проехав еще и по земле.
«Теперь, похоже, я могу присоединиться к тебе», — произнес Этан.
«Слишком поздно», — ответила я, вытирая кровь с глаз. — «Она моя».
Я положила руки позади себя, вскакивая на ноги и хватая катану с земли, поворачиваясь, чтобы вновь оказаться лицом к ней.
Она выбросила вперед руку и заряд магии, который послала в дерево позади нас, что повалилось к земле с невероятной силой. Я отскочила, когда оно упало недалеко от меня, ветки с силой закачались и затрещали, распространяя в воздухе химический аромат.
— Ты немного старовата для истеричного метания, не так ли? — спросила я, прыгая на верхнюю ветку и перекатывая пальцы на рукояти катаны.
— Я покажу тебе истерику, — ответила она, протягивая ладони, огненный меч появился между ними. Она сразу же замахнулась им на меня и я ловко увернулась, снова ударяя.
— Конечно же, у нее есть огненный меч, — пробормотала я, уклоняясь от еще одной атаки. Реган, похоже, никто не тренировал — ее движения были вполне предсказуемыми — но у нее было достаточно силы и магии, чтобы владеть этой пылающей сталью как чемпион.
Сирены завыли в отдаленности, и я воспользовалась своим шансом. Я увернулась, атакуя и постепенно двигаясь к тротуару и сине-красным огням, которые приближались по улице.
Она низко зарычала, мои волосы поднялись дыбом, когда она приготовилась выбросить еще один клинок магии.
Я нырнула и упала на землю, когда шипение раздалось в воздухе. Но и Реган согнулась, меч в ее руках исчез в облаке дыма.
Мы посмотрели назад, где стоял детектив Джейкобс рядом с полицейской машиной, с электрошокером в руке. Он улыбнулся, от улыбки глубокие морщины появились на его темной коже.
— Просто подумал, что могу предложить тебе руку помощи , — произнес он и подмигнул.
Мне он всегда нравился.

***

Этан надел наручники, а Катчер помог усадить Реган на заднее сидение машины детектива Джейкобса.
Когда преступница была передана ему, они отошли назад, где мы с Этаном стояли достаточно близко, чтобы убедиться, что она была заключена под стражу.
— Это удержит ее, — сказал Катчер. — Они собираются использовать ту же сдерживающую магию, которую использовали на Тэйте. По-видимому, исправительные учреждения США развили довольно неплохие навыки в этой области.
— Я свяжусь с Габриэлем, — произнес Дэмиен, кивнув головой в сторону Ниеры и Алины, которые сидели на противоположных концах скамейки неподалеку. Даже в критической ситуации, между этими кланами не было никакого дружелюбия.
Алина встала и подошла к нам, посмотрела на меня и на Этана.
— Я не знаю, могу ли доверять вам. Но знаю, как выразить благодарность, когда это того стоит.
Она протянула руку. Ошарашенная, я приняла ее. Сделав свое дело, она развернулась и пошла обратно к скамейке, куда снова угрюмо села.
— Ну, это случилось, — сказала я. — Не знаю, продержится ли в будущем этот момент дружелюбия, но начало положено.
— Иногда, — произнес Этан, — это лучшее, на что мы можем надеяться.
— И говоря о надежде, — сказала я, глядя на Ниеру, — нам нужно возобновить кое-какое перемирие.

***

Они стояли длинными, точными колоннами, которые растянулись поперек поля неподалеку от их деревни. Они сменили свои простые туники на сверкающие доспехи и открытые шлемы с тонкой защитой, которая прикрывала их носы, и каждый держал лук и стрелы. Там, должно быть, их были тысячи, и они стояли с роботизированной точностью, готовые к действию.
Пожалуй, не на столько уж и непохожи на метафорическую саранчу.
Мы стояли перед ними, меньшей группой, чем в последний раз, когда встречались. Брексы, Киины, Этан и я. Более уязвимые для эльфов без армии позади нас, и верящие, что они сдержат свое слово.
Но не настолько доверчивые, чтобы у нас наготове не было наших мечей.
А также рядом со мной стояла Ниера. Она не издала ни звука, так же, как и во время поездки в поместье Брексов. Но она таращилась на достопримечательности со смесью изумления и страха, отчего по машине разлилась магия. Казалось, эльфы избегали всяческих контактов с мегаполисом, что располагался на краю их территории.
Эльф, который вел с нами переговоры после похищения — или мне так казалось, поскольку как и фейри, они выглядели по-братски похожими — вышел вперед, в лице предводителя.
— Перемирие было объявлено, — проговорил он, — в соответствии с условиями нашего договора. Вам есть что сказать?
Габриэль вышел вперед.
— Ниера, женщина из вашего клана была захвачена против ее воли существом необъятной силы. Мы выяснили, что это за существо. Выследили ее. Добились освобождения Ниеры. И сегодня возвращаем ее вам.
Он махнул рукой в сторону Ниеры, которая вышла вперед.
Выражение лица эльфа осталось спокойным, контролируемым, но в его глазах не было облегчения.
Ниера пошла к нему, в его объятия. От эльфов послышались крики радости и облегчения, повеяло приливом свежей магии, когда армия проглотила Ниеру в своих рядах.
— Договор был выполнен, — сказал Габриэль.
— На данный момент, — согласился эльф. — Увидим, что принесет будущее. — Они развернулись и молчаливым строем пошли обратно в свой лес.
Мы молча смотрели, пока они не скрылись полностью, пока деревья больше не покачивались от вторжения армии.
— Не знаю, как вы, — произнес Габриэль, — но я думаю, что пора выпить.


Примечания:
[85] - Фазовращатель — устройство, осуществляющее поворот фазы электрич. сигнала. Широко используется в разл. радиотехн. устройствах — антенной технике, технике связи, радиоастрономии, измерит. технике и др.



 
ТриадочкаДата: Суббота, 06.06.2015, 18:05 | Сообщение # 26
Ловчий
Группа: Переводчик
Сообщений: 135
Награды: 1
Репутация: 100
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 21
ОРАНЖЕВЫЙ — ХИТ СЕЗОНА


В сумерках следующего вечера прибыла Лакшми, чтобы обсудить ГС и разнообразие его проблем, выглядя просто великолепно в элегантном черном платье с асимметричным вырезом и на высоких каблуках. Я стояла в фойе с Люком, Маликом и Элен, вежливо кивнула, как только она прибыла, а затем направила ее в кабинет к Этану.
— И теперь, в очередной раз, мы ждем, — проворчал Люк. — Богом клянусь, я трачу половину своего времени на это.
Я была с ним согласна. Но я уже нашла способ, как провести это время.
Час спустя, я стояла у высокого забора около бывшего кирпичного завода, где когда-то ЧДП держали Сета Тэйта, и где теперь держали его племянницу.
И теперь, благодаря детективу Джейкобсу, Реган и ее дядю ждет их собственное воссоединение.
Подъехало такси, и после уплаты за проезд, наружу вылез мужчина. У него были короткие песочные волосы и массивный нос, одет он был в хаки и рубашку на пуговицах.
Сет Тэйт мог бы сойти за бухгалтера, но от него по-прежнему пахло свежеиспеченным печением.
— Неплохая маскировка, — сказала я.
Он кивнул.
— Они охраняют здание, поэтому мне пришлось воспользоваться трюками из старой школы.
Темноту осветили фары, и к воротам подъехал гольф-кар[86]. Молодая, привлекательная женщина в черной униформе выбралась из него и подошла к воротам.
— Кэролайн Мерит и Джон Смит?
Я слегка помахала.
— Это мы.
Она формально кивнула, отперла ворота и приоткрыла их для нас.
— Смотрите под ноги, — сказала она, указывая на скамейку в задней части машинки.
— Джон Смит? — пробормотал Сет, когда сел рядом со мной.
— На самом деле, псевдоним не был ключевым компонентом плана, — сказала я, когда конвоир увеличила скорость и мы покатились по гравийной дорожке. Завод в действительности представлял собой ряд из нескольких больших зданий, использовавшихся для отливки и обжига кирпичей в военное время. Сета держали в небольшом отдельно расположенном здании, но мы прошли его, поскольку направлялись в сторону длинного одноэтажного здания на другой стороне территории.
— Нервничаешь? — тихо спросила я, когда его пристальный взгляд остановился на его бывшей тюремной камере.
— Немного, — признался он. — Раньше у меня никогда не было племянницы. Или любого другого родственника, кроме Доминика. И я не уверен, что он считается.
— Скорее он был сверхъестественным паразитом.
— И все же он был достаточно разумным, чтобы контролировать меня. Чтобы вступить в связь с женщиной и зачать ребенка.
Но в свое время Доминик был дамским угодником. Он соблазнил Клаудию, королеву фейри. Именно ее любовь привязала Доминика к Сету и удерживала от Малефициума.
Конвоир остановилась напротив входа и сопроводила нас в здание. Это было большое пустое пространство, поделенное на группу небольших квадратных помещений, которые выстроились в линию на бетонном полу. То там, то тут стояли охранники, и они выглядели как опытные военные типы.
Мэр не собиралась упускать возможности с Реган. И теперь у нее был объект, где можно удерживать небольшую сверхъестественную армию. Это совсем не утешает.
— Она в первой, — сказала конвоир, указывая вперед. Помещения были сделаны из бетона, с окном и дверью с передней стороны. — Вы можете пройти.
Мы подошли к окну и заглянули внутрь.
Реган сидела за алюминиевым столом, и она сменила свою дизайнерскую одежду на оранжевый комбинезон. Она нервно поерзала на стуле, продолжая нервно теребить свои волосы. Она могла быть очень крутой в своей стихии, но здесь выглядела маленькой и закомплексованной.
Я взглянула на Сета.
Он наблюдал за ней, склонив голову, с широко раскрытыми глазами, в течении длительного времени.
— В ней больше от него, чем я мог представить, — наконец произнес он.
— Это хорошо или плохо?
— Я не уверен.
— Учитывая все обстоятельства, я не знаю, способна ли она на раскаяние. Но, быть может, ты сможешь дать ей покой. Может, ты сможешь сделать так, чтобы она больше никому не причинила вреда.
Сет кивнул. Было не так много случаев, когда я видела, как он нервничает. Но сейчас, встретившись с семьей, про существование которой не знал, он выглядел совершенно растерянным.
— Ты можешь сделать это, — сказала я. — И прямо сейчас, я не думаю, что ты должен быть хорош. Ты просто должен быть там.
Он сжал мою руку.
— Ты мудра не по годам, Балерина.
— Этому способствует бессмертие, — пробормотала я.
Сет выдохнул, положил руку на дверь и вошел внутрь.
Реган подняла глаза, когда вошел Сет и сел на стул напротив нее.
— Что происходит? — спросила конвоир, приближаясь к двери.
— Воссоединение семьи.
Может, маленькая семья пойдет им обоим на пользу.

***

Они проговорили почти час, это было все, чего смог добиться Джейкобс от мэра, учитывая многочисленные обвинения против Реган.
Я стояла, наблюдая через окно вместе с конвоиром, пока выделенный Сету час не истек и конвоир постучала в дверь.
Сет сжал руку Реган, поднялся и подошел к двери.
Когда он вышел из помещения, встретился со мной взглядом. В его глазах была до боли знакомая проницательность, которая до жути напугала меня. Сделала ли я ошибку, приведя его сюда? Дав им двоим встретиться?
— Ты в порядке?
Он кивнул, и на его лице расцвела улыбка.
— Я не смогу в полной мере отблагодарить тебя за это. За организацию этого воссоединения после всего, что случилось.
Я не ожидала благодарности, и это нервировало меня.
— Пожалуйста. Все прошло хорошо?
— Да, — ответил он, нервно почесывая затылок. — У нее есть проблемы. Многие из них связаны с Домиником; другие с магией. Но я думаю, что у нее есть шанс, Мерит.
Я посмотрела на Реган и подумала о том, что Гейб говорил на Луперкалии, когда Мэллори стояла перед тотемом, прежде чем все пошло наперекосяк. О той храбрости, которая нужна, чтобы пережить свои ошибки и попытаться все исправить.
— О сверхъестественных в ее зверинце хорошо заботились. Она говорила мне, что считала их своей семьей. Может быть, именно в этом она нуждается сейчас. Может, она способна на раскаяние; может, нет. Но она твоя, и ты заслуживаешь шанса помочь ей попытаться.
— Ох, я определенно настроен на это, — ответил он, и, прежде чем я смогла ответить, снял свой парик и пластик, который маскировал его нос. Он провел рукой по своим темным волосам, улыбаясь конвоиру.
Конвоир, которую Тэйту наконец-то удалось встряхнуть, тяжело сглотнула.
— Вы... вы мэр.
— Бывший, — произнес Сет с мягкой улыбкой. — Теперь я просто мужчина, и я уверен, что вы сможете найти ордер на мой арест. Я избегал своего наказания. Но я готов понести его сейчас.
Конвоир смотрела на него мгновение, затем повернулась ко мне, явно не зная как поступить. Не каждый день она сталкивалась с преступником, который предлагал лишить его свободы.
— Это не трюк, — сказал Сет. — Я просто наконец-то — после слишком долгого времени — поступаю правильно. Мне хотелось бы распорядиться своим временем с честью.
Спустя мгновение конвоир расслабилась.
— Тогда все хорошо, — произнесла она, прося жестом еще двух охранников подойти. Пока они обыскивали Тэйта на предмет оружия, она стянула его запястья пластиковым шнуром, который достала из мешочка на ее поясе.
— У вас есть право поговорить с адвокатом, — сказала она, положив руку ему на плечо.
— Нет нужды, — ответил он. — Но вы можете захотеть позвонить мэру.
Когда клонвоир указала на вторую камеру, Сет посмотрел через плечо на меня и великодушно улыбнулся.
— Что ты собираешься делать? — спросила я, все еще совершенно ошеломленная.
— Ни Доминик, ни я не защищали ее ранее. Но если я буду здесь, то смогу защитить ее. По крайней мере, хоть так.
А затем он позволил охранникам увести его.

***

Кафетерий Дома находился в задней части первого этажа, огромные окна выходили на прекрасные лужайки, что окружали Дом. Снег все еще волшебно блестел на них. Кафетерий был пуст, так как было еще не время ужина, но персонал, который работал, чтобы приготовить блюда для следующей трапезы вампиров, суетился рядом.
Этан еще не закончил с Лакшми, поэтому я села за деревянный стол на деревянный стул рядом с одним из окон и уставилась на деревья и горки непотревоженного снега, которые возвышались на другом конце лужайки. Кролик метнулся в поле моего зрения, остановился и осмотрелся в поисках хищников, а затем вновь умчался к безопасности.
При звуке шагов я подняла глаза. Этан вошел в комнату, затем направился к стеклянному холодильнику у противоположной стены. Он схватил две бутылки с «Кровью для вас», принеся их за стол.
— Ты в порядке? — спросил он, откупоривая каждую из бутылок и протягивая одну мне.
— Наслаждалась тишиной. Такая возможность мне выпадает не часто.
— Да, — согласился он. — Определено не часто. Сет?
— Заключен под стражу, — ответила я. — Сдался, так что теперь он в тюрьме с Реган.
Глаза Этана расширились.
— Неожиданный ход.
Я кивнула.
— Это еще мягко сказано. Но это, скорее всего, идеальное решение.
Я заставила себя подождать, дать ему возможность глотнуть крови, прежде чем набрасываться с расспросами.
— Что сказала Лакшми? Чего требует ГС от Дома?
Он сделал еще один глоток и поставил бутылку на стол.
— ГС считает, что так как мы убили одного из их вампиров, у них есть право сделать то же самое.
Моя кровь заледенела.
— Они хотят убить члена Дома Кадогана?  — ГС предпринимал необдуманные и невежественные шаги и ранее, но никогда еще таких бессердечных. Ни одного такого коварного или, откровенно говоря, глупого.
— Они блефуют, — сказала я, и Этан слабо улыбнулся.
— Блефуют или нет, именно таким было их предложение, доставленное Лакшми Рао. Я так понимаю, что вы хорошо знакомы.
Я постаралась, чтобы выражение моего лица оставалось как можно нейтральней, но была уверена, что он увидел ответ в моих глазах.
— Да? — невинно спросила я.
Он бросил на меня сомневающийся взгляд.
— Она поддерживает идею вызова Дариусу ради блага ГС. Она предложила мне сделать это.
— Хм. А ты? — я поняла, что мои руки начали дрожать и сжала их между коленями. Даже если я приняла тот факт, что Этан безоговорочно любит меня, это еще не значило, что я не буду беспокоится за его безопасность, если он решит бросить вызов Дариусу.
Он долгое мгновение молча смотрел на меня, взяв меня за руку.
— Я верю, Страж, что так должно быть.
У меня было такое чувство, будто меня столкнули со скалы, неожиданное головокружение, а затем беспокойство. 
— А Дом? Чикаго?
— Будут под защитой, — ответил он. — Впереди ждет долгий путь, прежде чем лидерство над ГС окажется в наших руках. Потенциально опасный путь, — признался он. — Но тем не менее, этот путь долгий. Обо всем можно будет позаботится.
— А Лондон? — спросила я. — О нем тоже можно позаботится?
— Иди сюда, — пробормотал Этан, и прежде чем я смогла пошевелиться, моя рука оказалась в его, а мы уже двигались. Он поднял меня на ноги и вывел из кафетерия, провел дальше по коридору и вверх по лестнице.
— Куда мы идем? — спросила я, когда мы обогнули площадку третьего этажа и направились по коридору в комнату, которая, как я знала, была пуста, за исключением опускающейся при надобности лестницы, которая вела на чердак и крышу Дома.
— Я покажу тебе кое-что, — ответил Этан, опуская лестницу. Он жестом показал подниматься. — После тебя.
Я знала, когда нужно повиноваться без сарказма. Я поднялась на чердак, где не так уж много можно было увидеть. В основном стропила и изоляцию. Окно, что вело на крышу, было закрыто. Я отперла его и распахнула, полагая, что именно этого Этан и хотел от меня. Когда он поднялся за мной по лестнице, я вышла наружу.
Площадка на крыше была всего лишь узким выступом, что тянулся вдоль всей крыши, огражденная коваными перилами. Озеро Мичиган было темным пятном на востоке, центр Чикаго же сиял на севере.
Крыша заскрипела, когда Этан встал рядом со мной. Он обнял меня одной рукой за талию, а вторую использовал, чтобы указать на мигающие огни города.
— Вот, — произнес он. — Если я заполучу власть, это станет новым домом Гринвичского Совета.
Мне понадобилось мгновение, чтобы понять, что он сказал, осознать изменения, которые он только что предложил.
— Ты хочешь перевезти ГС в Чикаго?
— Я перевезу ГС в Чикаго, — ответил Этан, наполняя эти слова претенциозностью и эгоизмом, которые, как я знала, были свойственны ему.
Он поднял мой подбородок, чтобы я смогла встретиться с его взглядом.
— Ты моя душа, Мерит. Но вампиры мое тело. Чтобы быть цельным, я должен уважать обе эти части. И ГС слишком долго находился очень далеко от Американских Домов. Пришло время ГС поменять место обитания.
— Они будут бороться за то, чтобы сохранить свой дом в Европе, — сказала я. — Даника и остальные не позволят тебе перевезти его.
— Если они не будут контролировать ГС, у них не будет выбора. — Он коснулся кончиком пальца моих губ. — Я сделал свой выбор, Мерит, много месяцев назад. Пути назад нет. Не сейчас.
Его губы были такими нежными, и в то же время такими упрямыми, когда он прижался своим ртом к моему.
— Я заполучу вас обоих, — произнес он. — Своего Стража и свой город. И ГС вскоре узнает, насколько упрямыми мы можем быть.


Примечания:
[86] - Машина для гольфа (также машинка для гольфа, гольф-карт от англ. golf cart или гольф-кар от англ. golf car) — маленький автомобиль, предназначенный для перевозки игроков в гольф и их клюшек. Обычно рассчитана на двух пассажиров, реже — на четырёх.



 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » "Дикости" Хлоя Хейл (Чикагские вампиры 9)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Добавить свой баннер

Copyright chicagoland-vam.ucoz.ru © 2010 - 2014

Сайт посвящен творчеству Хлои Нейл.
Сайт является некоммерческим проектом. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна

Рейтинг@Mail.ru