· Новые сообщения · Ленточный вариант форума · Поиск · RSS · Подписки ·




Страница 4 из 9«12345689»
Модератор форума: MurkyMargosha 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Хлоя Нейл - "Вампиры Города Ветров" (Чикагские вампиры 2)
Хлоя Нейл - "Вампиры Города Ветров"
ФемидаДата: Среда, 29.09.2010, 16:08 | Сообщение # 1
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline


Спустя 10 месяцев после того, как вампиры рассекретили свое существование перед смертными Чикаго, они наслаждаются популярностью, с которой обычно относятся к элите Голливуда. Но стоит только людям узнать о вечеринках-кормежках, на которые вампиры сгоняют людей подобно скоту, они тут же начнут затачивать свои колья.
И теперь молодой вампирше Мерит нужно воссоединиться со своей, принадлежащей к высшему классу, семьей и действовать подобно связующему звену между людьми и кровососами, стараясь держать медиа-службы подальше от наиболее неприятных аспектов вампирского стиля жизни. Но кто-то не желает мира между людьми и вампирами – кто-то, чья неприязнь слишком древняя…


Все обсуждения и отзывы в этой теме



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:42 | Сообщение # 31
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
– Все в порядке, – успокоила я ее. – Лучше спросить, чем подозревать худшее.
Ее лицо прояснилось.
– О'кей, о'кей, отлично. Послушайте, есть дело.
Не знаю, чего я ожидала, – еще один вопрос, наверное, – но не того, что произошло в следующий момент. Дженнифер достала тонкую визитку из лифа и наманикюренными пальчиками, едва шевелившимися под тяжестью обручального кольца с гигантским бриллиантом огранки «маркиз», подала ее мне.
На сей раз, когда она заговорила, ее голос был полон учтивой уверенности:
– Я знаю, что это несколько преждевременно, но хочу оставить вам свою визитку. Думаю, вы могли бы выиграть, имея представителя.
– Извини? – Я глянула на визитку, на которой было написано ее имя под названием «Чикаго артс менеджмент».
Она агент.
Я чуть не выронила стакан.
Дженнифер бросила осторожный взгляд на Этана, затем посмотрела на меня:
– Ты отлично выглядишь, у тебя хорошее происхождение и интересная история. Мы могли бы поработать с этим.
– Я… э–э–э…
– Не в курсе насчет твоего опыта и интересов – работа моделью, актрисой, что–то в этом роде, – но мы определенно могли бы найти для тебя нишу.
– Она вам перезвонит, – сказал Этан, и Дженнифер, расплывшись в улыбках и благодарностях, отошла. – Больше меня ничто не удивит, – заявил он.
– Присоединяюсь. – Я покрутила карточку двумя пальцами, показала ему. – Что за дьявольщина?
– Полагаю, Страж, попытались добиться твоего расположения. – Он мягко рассмеялся, и я испытала от этого смеха немного больше удовольствия, чем следовало. – Это произошло раньше, чем я полагал.
– Удивлена, что ты считал подобное развитие событий неизбежным.
– Да, спасибо. – Подошел очередной официант, и Этан взял с подноса завиток эндивия. – События определенно стали менее предсказуемыми, когда ты присоединилась к нам. Кажется, я начинаю это ценить.
– Ты ценишь шанс укрепить свои связи в обществе.
– Это помогает, – признал он, кусая эндивий. Прожевал, скривившись от неудовольствия, глотнул шампанского.
Рада, что я не одна такая.
Без предупреждения моя главная связь в обществе возникла рядом и коснулась моего локтя.
– Мы можем поговорить в кабинете Майкла, – сказал отец вместо приветствия и отошел, уверенный, что мы последуем за ним.
Этан и я обменялись взглядами, но так и сделали.
Мой отец шествовал по коридорам усадьбы Бреков с таким видом, будто ходил здесь миллион раз и словно находится в собственном особняке на Оак–парк, а не где–то ещё.
Кабинет папы Брека располагался в задней части второго этажа. Он был заставлен мебелью, книгами, глобусами и картами в рамках – обломками богатства, собранными семейством. Пахло как–то уютно и знакомо – сигаретами, старыми бумагами и одеколоном. Это было убежище папы Брека от мира, тайный приют, который мы с Николасом отваживались нарушать лишь время от времени. Мы про вели несколько дождливых дней в кабинете, прячась среди антикварных ценностей и притворяясь жертвами кораблекрушения в девятнадцатом веке, а потом удирали по коридору, заслышав шаги его отца.
Дверь закрылась, и я моргнула, отгоняя воспоминания.
Отец повернулся к нам, сунув руки в карманы. Он кивнул мне, потом взглянул на Этана:
– Мистер Салливан…
– Пожалуйста, называйте меня Этан, мистер Мерит, – сказал Мастер.
Они пожали друг другу руки – человек, который подарил мне жизнь, и вампир, который изменил меня. Это выглядело в корне неправильным.
Или, может быть, неуютно правильным.
– Я читал о том, что вы приобрели здание Национальной страховой компании, – заметил Этан. – Поздравляю. Серьезное приобретение.
Отец величественно наклонил голову в знак признательности, затем бросил взгляд на меня:
– Вы тоже заполучили собственность Меритов.
Я чуть не шагнула вперед, чтобы стереть самодовольную улыбку с отцовского лица, но вспомнила про свое красивое коктейльное платье.
– Да, точно, – ответил Этан с суховатым оттенком в голосе. – У вампиризма есть свои преимущества.
Отец согласно хмыкнул и посмотрел на меня поверх очков:
– Твоя мать сказала, что ты, выражаясь твоими собственными словами, хочешь «восстановить кое–какие отношения, встретиться с кое–какими людьми». – Он говорил тем же тоном, который использовал, когда в детстве я приходила в его кабинет извиниться за какой–нибудь предполагаемый проступок.
– Я обдумала твою просьбу посодействовать Роберту.
Он замер на миг, словно его глубоко шокировало мое предложение. С учетом того, как прошла наша последняя встреча, когда он просил меня об этом, – я практически вышвырнула его из дома Мэллори, – ничего удивительного.
– Что конкретно ты думаешь об этом? – наконец спросил он.
«Начнем игру», – подумала я и приготовилась действовать по заготовленному сценарию – упомянуть детали, которые могут быть полезны, если Роберт попытается наладить связи со сверхъестественным населением города. Несколько слов об этой части населения (которая, за исключением вампиров, была неизвестна широкой общественности), о финансах Домов и о наших связях с городской администрацией. Разумеется, умалчивая о том, что дедушка выступает в роли омбудсмена города. По мысли Этана, этого должно быть достаточно, чтобы заставить отца поверить в то, что мы предлагаем ему откусить кусок неилого пирога.
Но не успела я заговорить, как Этан выложил все козыри:
– Совет освободил Селину.
Я повернула голову и уставилась на него. Это не наш план!
Не думала, что могу активировать ментальную связь между нами, которую Этан установил, когда меня принимали в Дом. Во мне кипели сарказм и возмущение, и я попыталась. Это и есть твой «лакомый кусочек»?
Если он и услышал меня, то проигнорировал. И это была только первая ласточка.
– Когда? – спросил отец таким же вежливым тоном, как если бы мы обсуждали погоду. По–видимому, освобождение потенциальной серийной убийцы – женщины, которая организовала покушение на его дочь, – интересовало его не больше, чем сегодняшняя жара.
– На этой неделе, – ответил Этан.
Отец сделал движение рукой, и Этан последовал за ним к креслам, где они сели. Я пошла следом, но осталась стоять позади Этана.
– Почему ее освободили? – спросил отец.
Этан изложил многое из того, что мы обсуждали. Отец реагировал кивками и понимающими звуками. Меня поразило его знакомство с суперами, работой Домов и ГС. Удивительным было не то, что он обладал информацией, Интернет кишел сведениями о вампирах. Отец, похоже, понимал правила, игроков и связи.
У омбудсмена был тайный источник среди вампиров, поставщик информации о Домах. Возможно, у отца тоже.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:43 | Сообщение # 32
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
После того как Этан закончил свои пояснения, отец взглянул на меня.
– Ты определенно разбудила мое любопытство, – заметил он. – Но откуда такое изменение в отношении?
Итак, я ошиблась, когда предположила, что полезная Роберту информация отобьет у отца охоту задавать вопросы…
Давай, – мысленно подтолкнул Этан, и я изложила свою часть:
– Я хотела бы больше участвовать в общественной деятельности нашей семьи. С учетом моей новой должности в Доме и положения семьи, мое участие может стать взаимовыгодным.
Отец откинулся назад, положил локоть на спинку кресла и постучал согнутым пальцем по подбородку. Вид у него был более чем скептический.
– Почему именно сейчас?
– Сейчас я выступаю в другой роли, – объяснила я. – У меня новые обязанности и другие возможности. – Я бросила взгляд на Этана. – Другие связи. Я достаточно взрослая, чтобы понимать: имя Мерит делает определенные вещи доступнее. Для начала, оно упрощает заключение союзов. – Я дотронулась до медальона Кадогана на шее. – И теперь есть союз, заключению которого я могу поспособствовать.
Он наблюдал за мной, молча размышляя, затем кивнул.
– Допускаю, что ты не лжешь. Но вопрос остается. – Отец перевел взгляд на Этана. – Почему сейчас? Почему сегодня вечером?
Этан разгладил брюки на колене одним движением ладони. Оно было таким легким, почти небрежным, что я сразу увидела его вымученность.
– Брекенриджи, вероятно… проявляют определенный интерес к нашему миру.
– Проявляют интерес, – повторил отец. – Какой?
Миг колебания, и Этан принял решение – довериться моему отцу.
– Нас проинформировали, что Джейми Брекенридж планирует опубликовать дискредитирующую статью.
– Дискредитирующую вампиров?
Этан наклонил голову. Он играл свою роль бесстрастно, дивая отцу фрагменты информации. При этом не вызывал ни признака страха или беспокойства, которые явил мне прежде.
– Еели я предположу, что содержание репортажа слишком… деликатно, чтобы им поделиться?
– Вы будете правы, – сказал Этан. – Полагаю, вы не в курсе?
– Нет, – ответил отец. – Однако я полагаю, что ваш выбор дома Брекенриджей для первого появления в обществе не случаен?
– На самом деле случаен, – сказал Этан. – Но это удачная случайность.
Мой отец с сомнением выгнул бровь:
– Пусть будет так. Думаю, вы заметили, что Джулия единственная из Брекенриджей сегодня дома?
– Мне показалось это странным, – заметил Этан.
– Нам всем тоже, – согласился отец. – И мы не понимаем, почему так. – Он медленно поднял на меня глаза. – Но сейчас, вероятно, поймем. Может, их нет из–за появления некоторых… посетителей в доме.
В его взгляде сквозило обвинение, но незаслуженное. Ни эта статья, ни отсутствие Брекенриджей не было связано со мной. Что ж, в любом случае я ничего для этого не сделала. Но он тем не менее жаждал взвалить вину на меня.
Мило, – телепатически прокомментировал Этан.
Я тебе говорила, – отозвалась я.
Этан встал:
– Ценю ваше время, Джошуа. Верю, что информация, которой мы обменялись, останется конфиденциальной.
– Если желаете, – сказал отец, не потрудившись встать. – Уверен, вы будете осторожны в расспросах. Хотя я понимаю, что у вас есть причина. Какой бы она ни была. Однако все эти люди, семьи – мои друзья. Ничего хорошего, если вдруг пойдут сплетни и их оклевещут.
Этан отвернулся от отца, и я заметила, как на его лице мелькнуло раздражение. Вероятно, от предположения о клевете. Тем не менее, будучи опытным игроком, он сунул руки в карманы, и когда обернулся, на его лице снова были написаны мягкость и учтивость.
– Разумеется.
– Рад, что мы понимаем друг друга, – сказал отец и взглянул на часы. Это значило окончание аудиенции.
Я направилась к двери, Этан шел позади меня.
– Помните, – произнес мой отец, и мы обернулись. – Как бы там ни было, если вы потерпите неудачу, это падёт на вас. На вас обоих.
Это был последний удар. Мы вышли в коридор, оставив за ним последнее слово.
По пути обратно в танцевальный зал мы с Этаном остановились в проходе с окнами, связывавшем гостевую и жилую часть дома.
Он уставился в окно, уперев руки в бока.
– Твой отец…
– Тот еще тип, – закончила я. – Знаю.
– Он может помочь нам… или уничтожить.
Я заметила складку беспокойства, возникшую между его бровями, и дала без малого четырехсотлетнему вампиру совет:
– Не забывай, Этан, выбор остается за ним.
Он взглянул на меня, выгнув бровь. Я отвернулась и уставилась на темную покатую лужайку.
– Никогда не забывай, что, какие бы блага он ни предлагал, что бы ни обещал, все – голый расчет. У него есть деньги и власть, чтобы помогать или причинять зло многим людям, но обычно он руководствуется лишь своими причинами, эгоистичными и сложными для понимания. Он просчитывает ходы на три–четыре шага вперед, без видимых последствий. Но не сомневайся, что они есть.
Этан издал вздох, длинный и измученный. Вдалеке заворковал голубь.
– Мисс Мерит…
Мы оба обернулись и увидели женщину в проеме портика. Она была одета в простое черное платье и белый передник, на ногах – туфли на толстой подошве. Волосы уложены в аккуратный узел. Вероятно, экономка.
– Да? – отозвалась я.
Она протянула мне листок бумаги:
– Мистер Николас просил передать это вам.
Я удивлённо приподняла брови, но приблизилась к ней и взяла записку. Поблагодарила, и она скрылась в проеме.
– Мистер Николас? – переспросил Этан, когда мы остались одни.
Я проигнорировала его вопрос и развернула записку, в которой говорилось: «Встретимся в замке. Сейчас. Н. Б.»
– Что там? – спросил Этан.
Я выглянула в окно, затем посмотрела на него, складывая бумажку и пряча ее в сумку.
– Возможность установить кое–какие собственные котакты. Я вернусь, – добавила я, и не успел он возразить или выразить сомнения, которые омрачили его лицо, как я прошла по коридору к двери в патио.
Патио было построено в форме аккуратного полумесяца, заканчивающегося дугой ступенек, спускающихся к лужайке. Я прислонилась к кирпичным перилам, расстегнула застежки на босоножках и положила их с клатчем на ступеньку. Была прекрасная теплая ночь. С цветущих деревьев свисали белые бумажные фонари, освещая лужайку. Избавившись от шпилек, я осторожно спустилась к лужайке, кирпич холодил мне ноги, и я ступила в траву. Спокойно постояла минутку, закрыв глаза и наслаждаясь мягким прохладным ковром зелени.
Усадьба Брекенриджей была огромной – сотни акров земли, тщательно возделанной и ухоженной с сохранением первозданного облика, – отдохновение Бреков от будничного мира. Лужайка шла к лесу, расстилавшемуся позади дома; сквозь лес вела аккуратная извилистая тропинка.
В детстве я проводила здесь много времени, охотясь за Николасом среди густых деревьев летними днями и среди замерзших, покрытых снегом ветвей холодными ноябрьскими утрами. Платья и сарафаны я оставляла Шарлотте. Мне хотелось бегать, лазить по деревьям, дышать свежим воздухом – сказочный природный мир ребенка с богатым воображением и домашними ограничениями.
На этот раз, когда я шла по узкой тропинке, пришлось отводить ветки от лица. Я была выше, чем в последний раз, когда гуляла здесь: тогда я была достаточно маленькой, чтобы не задевать сучки. Теперь ветки хрустели в такт моим шагам, пока я не вышла на открытое пространство. К лабиринту.
Ограда была низкой, лишь три или четыре фута в высоту. Хрупкое ржавое кольцо, простирающееся на несколько ярдов в обоих направлениях от лабиринта из живой изгороди, который папа Брек распорядился разбить в лесах позади дома. Калитка приоткрыта. Значит, он уже здесь.
Сам лабиринт был простым – концентрические круги с тупиками и проходами по всей длине. Их узор я запомнила много лет назад. Переплетение из самшита было нашим замком, который мы с Николасом защищали от мародеров – обычно от его братьев. Мы орудовали мечами из палок и картонными щитами, оба сражались, пока его родичам не надоедало и они не отступали. Это был наш тайный сад, наше крошечное лиственное королевство.
Я приблизилась к светящемуся сердцу лабиринта едва уловимыми шагами по мягкой земле. В ночи царило молчание, если не считать периодического хруста деревьев и шелеста в подлеске вокруг меня. Было тихо, пока я не встретилась с ним в середине.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:45 | Сообщение # 33
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
ГЛАВА 9
Секреты тайного сада


– Я гадал, сколько тебе понадобится времени, чтобы добраться сюда, – сказал Николас, скрестив руки на груди и глядя на меня. Два фонаря–молнии бросали золотые отблески на его торс, сейчас облаченный в футболку с логотипом Чикагского марафона. Он сменил пиджак на футболку и костюмные брюки – на джинсы.
Я вышла в центр круга и посмотрела на него со слабой улыбкой:
– Я едва вспомнила, что это здесь.
Николас саркастически хмыкнул, дернув плечами:
– Очень сомневаюсь, Мерит, что ты забыла о замке.
Хотя уголок его губ приподнялся при этих словах, выражение лица довольно быстро снова посерьезнело. Он изучил мое платье, затем посмотрел мне в глаза:
– Похоже, вампиры преуспели в том, что не удалось твоему отцу.
Секунду я смотрела на него, не понимая, кого он хочет оскорбить – меня, отца или Этана, хотя, похоже, выстрел предназначался всем троим. Я решила проигнорирован, сказанное и обошла вокруг него – примерно пятнадцать футов. Изгородь прорезали отверстия для входа и выхода, на изогнутых деревянных скамейках вдоль изгороди сейчас стояли фонари.
– Не ожидала столкнуться с тобой около Дома Кадогана, – призналась я.
– Не ожидал, что найду тебя внутри Дома Кадогана. Времена меняются.
– Люди меняются? – спросила я, оглядываясь через плечо.
Выражение его лица не изменилось. Невозмутимое, сдержанное.
Я решила начать с приятных вещей:
– Как твои дела?
– Меня больше интересуют твои дела. Существо, которым ты стала.
Я подняла брови:
– Существо?
– Вампир. – Он выплюнул это слово, будто сам звук внушал ему отвращение. Отвел взгляд, уставившись на деревья. – Люди явно меняются, по всей видимости.
– Да, – согласилась я, но сумела придержать свои мысли о его теперешнем отношении при себе. – Не знала, что ты вернулся в Чикаго.
– У меня дела.
– Ты насовсем?
– Посмотрим.
Более важный вопрос:
– Так ты работаешь? Имею в виду – в Чикаго?
Его взгляд переместился на меня, одна темная бровь выгнулась.
– Не уверен, что мне удобно обсуждать свои планы с тобой.
Наступила моя очередь выгибать брови.
– Ты попросил меня о встрече здесь, Ник, и никак иначе. Если тебе неудобно что–то обсуждать со мной, тебе следовало позволить мне остаться в доме.
Он долго смотрел на меня. Серо–стальные глаза напряженно впились в мои, словно он мог видеть меня насквозь, разгадывать мысли и намерения. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы не шевелиться.
– Я хочу знать, зачем ты здесь, – наконец пронзи он. – В доме моих родителей, моей семьи.
С учетом прозвучавшего в его голосе недоверия, полагаю, это не совпадение, что Джулия – единственный Брекенридж на вечеринке.
Я сцепила руки за спиной и посмотрела на него:
– Наступило время вспомнить семейные обязанности.
Он одарил меня холодным взглядом:
– Я знаю тебя двадцать лет, Мерит. Семейные обязанности – не первые в твоем списке приоритетов, особенно когда они предусматривают дресс–код. Попробуй еще раз.
Не знаю, к чему он клонит, но я не собиралась выдавать свои секреты.
– Скажи мне, что ты делал рядом с Домом Кадогана.
Он взглянул на меня с вызовом, словно спрашивая: «Почему я должен отвечать на твой вопрос?»
– Qui pro quo, – объяснила я. – Одно вместо другого. Ты отвечаешь на один мой вопрос, я – на один твой.
Он облизал нижнюю губу, обдумывая мое предложение, затем посмотрел на меня.
– Я провожу расследование, – ответил он.
– Ты пишешь статью?
– Я не сказал, что пишу статью. Я сказал, что провожу расследование.
Ладно, значит, расследование, но не для того, чтобы написать статью – о вампирах или еще о чем–то. Что же он расследует? И если у него есть вопросы, почему он ищет ответы в толпе папарацци около Дома, вместо того чтобы воспользоваться своими собственными связями? Что на важнее, почему Ник, а не Джейми?
Ник сунул руки в карманы и наклонил голову ко мне:
– Qui pro quo. Зачем ты здесь?
Секунда на размышление, перед тем как ответить:
– Мы тоже проводим расследование.
– На предмет кого?
– Скорее – чего. Мы пытаемся сохранить безопасность наших людей. – Не вся правда, но близко к действительности.
– От чего?
Я покачала головой. Пришло время копнуть глубже.
– Qui pro quo. Раз мы заговорили о Бреках, как дела в вашей семье? Как Джейми?
Выражение лица Ника изменилось так быстро, что я чуть не отступила. Его челюсть затвердела, ноздри раздулись, ладони сжались в кулаки. На секунду я была готова, что чувствую краткую пульсацию магии, но она тут же исчезла.
– Держись. Подальше. От Джейми, – отрубил он.
Я нахмурилась, пытаясь понять источник его гнева.
– Я просто поинтересовалась, как его дела, Ник. – Большей частью для того, чтобы понять, собирается ли он принести нас в жертву, чтобы получить поддержку папы Брека, но Нику это знать не обязательно. – Почему я должна держаться от него подальше? Что, по–твоему, я собираюсь сделать?
– Он – мой брат, Мерит. Вне зависимости от семейной истории, от личной истории, я буду защищать его.
И нахмурилась и уперла руки в бока:
– Ты считаешь, что я хочу причинить вред твоему брату? Могу сказать тебе, даже пообещать: этого не будет!
– А вампиры известны своей надежностью, не так ли, Мерит?
Я широко открыла глаза в ответ на эту колкость. Не просто враждебность, не только желание защитить брата, а сильное, острое предубеждение. Я уставилась на него:
– Не знаю, что ответить на это, Ник.
Мой голос был тих. Отчасти шок, отчасти смятение оттого, что дружба так исказилась.
По–видимому, мое смятение не вызвало сочувствии у Ника. Он пронзил меня взглядом, от которого волосы у меня на загривке встали дыбом.
– Если с Джейми что–то случится, ты поплатишься.
Последний угрожающий взгляд, затем он повернулся и исчез в противоположном отверстии в изгороди.
Я не отрываясь смотрела ему вслед, постукивая пальцами по бедру и пытаясь понять, что произошло. Дело не только в том, что Ник не пишет репортаж (по крайней мере, так он сказал). Непонятно это внезапное желание защитить младшего брата–бездельника. Что, черт возьми, происходит?
Я выдохнула и осмотрела лабиринт. Свет фонарей–молний гас по мере того, как выгорало масло. Темнело, и я направилась обратно сквозь заросли самшита с большим количеством вопросов, чем на пути сюда.
Гнев Ника, его недоверие сделали мою прогулку по лесу менее сентиментальной и более страшной. Ночное я создание или нет, но перспектива бродить по лесу среди ночи не радовала. Я осторожно выбирала дорогу между деревьями, опасаясь жутких ползучих существ, живущих и процветающих во мраке.
Внезапно среди деревьев раздалось шуршание.
Я застыла, сердце заколотилось… И всплеск интереса со стороны моей вампирши.
Но лес снова умолк.
Как можно тише я скользнула рукой под юбку, к ножнам с клинком. Очень медленно, тихо достала кинжал Толком не знаю, что буду с ним делать, но его ощущение в ладони замедлило биение сердца. Я прищурилась, глядя в темноту и пытаясь пронзить взглядом гущу деревьев.
Что–то шло по моему следу через лес. Животное, судя по звуку, на четырех лапах. Оно было в нескольких ярдах от меня, но достаточно близко, чтобы я слышала шлепанье лап.
Я сомкнула влажные пальцы на рукоятке клинка.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:45 | Сообщение # 34
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Но потом, стоя во мраке с кинжалом в ладони и коловшимся от страха и адреналина сердцем, я вспомнила слова Этана о нашей хищнической природе: как бы там ни было, мы – на верхушке пищевой цепочки.
Не люди.
Не животные.
Не то существо, которое пробирается в лесу неподалеку от меня.
Вампиры.
Я сама хищник, а не добыча. Поэтому голосом, слишком хриплым, чтобы быть моим, сфокусировав взгляд между деревьев, там, где, как я предполагала, оно должно было быть, я посоветовала животному во мраке: «Беги!»
Секунды тишины – и внезапное движение, топот по земле и хруст веток. Звуки явно отдалялись. Через несколько секунд лес снова затих. Что бы это ни было, оно убежало в другом направлении, прочь от угрозы.
Прочь от меня.
Полезное умение, пусть и несколько хлопотное.
– Верхушка пищевой цепочки, – прошептала я и продолжила идти к дому, держа оружие в руке. Я не расставалась с ним, пока не вышла из рощицы и не увидела приветливый свет из окон дома. Ступив на траву, я вернула клинок в ножны и последние несколько ярдов пробежала изо всех сил. Но, как жена Лота, не смогла не бросить последний взгляд через плечо.
Обернувшись, я увидела густой лес, гнетущий и неприветливый; по коже пробежал мороз.
– Мерит?
Я добралась до патио и подняла глаза. Этан стоял на верхней ступеньке, засунув руки в карманы и с любопытством склонив голову набок. Я кивнула, проходящим мимо него, и подошла к складу аксессуаров, оставленному перил Прогулка по росистой траве смыла лесную грязь с ног, и я надела шпильки.
Не говоря ни слова, он приблизился ко мне и наблюдал, как я обуваюсь и беру клатч.
– Как твоя встреча? – спросил он.
Я покачала головой:
– Потом расскажу. – В последний раз я посмотрела назад, стараясь объять одним взглядом огромный лес. Среди деревьев что–то мелькнуло – глаза или свет, я не поняла, но все равно вздрогнула. – Пойдем внутрь.
Он взглянул на меня, потом на деревья, кивнул и последовал за мной в дом.
Миссис Брекенридж говорила, благодарила гостей за визит. Представили волонтеров, они произнесли вежливые речи о важности Урожайной коалиции для города Чикаго; им поаплодировали. Деньги собирались, лоты менялись, Этан и я красовались среди богатейших жителей метрополиса. Обычный пятничный вечер в высших кругах общества.
Сыграв наши роли и внеся вклад в общее дело от лиц Кадогана, после того как Этан поставил росчерк на чеке, мы поблагодарили миссис Брекенридж за приглашёние и сбежали в свой «мерседес».
Салон машины пах его одеколоном, свежестью и мылом. Раньше я этого не замечала.
– Так как прошла твоя встреча? – повторил он вопрос, когда мы выехали на дорогу.
Я нахмурилась и скрестила руки на груди.
– Тебе хорошую новость или плохую?
– Меня интересуют обе.
– Позади дома есть лабиринт. Он ждал меня там. Сказал мне какую–то колкость по поводу того, что я стала вампиром, потом заявил, что был рядом с Домом Кадогана, потому что ведет расследование. Не пишет статью, – объяснила я, не дожидаясь вопроса Этана, – а ведёт расследование.
Этан нахмурился:
–Что указывает на предполагаемый репортаж Джейми о вампирах?
– Без понятия, – сказала я. – А теперь плохая новость. Я спросила о Джейми, задала совершенно невинный вопрос, и он слетел с катушек. Велел мне держаться подальше от Джейми. Кажется, он думает, что мы имеем на него зуб.
– Мы? – переспросил Этан.
– Вампиры. Он прошелся на тему нашей ненадежности. Хм–м, – протянул он. – И чем дело кончилось?
– Перед тем как умчаться прочь, Ник пообещал, что, если с Джейми что–то случится, он заставит меня поплатиться.
– Твой круг общения очарователен, Страж, – заметил он с ханжеской прохладцей. Ненавижу этот тон!
– Это люди, с которыми ты попросил меня общаться, Салливан. Не забывай! Кстати говоря, откуда такая перемена в планах? С каких пор у моего отца полный доступ к тайнам вампиров?
– В последнюю минуту я решил поменять стратегию.
– Умалчиваешь, – пробормотала я. – Чего конкретно должна достичь твоя стратегия?
– Предчувствие. У твоего отца очень широкие связи, но не хватает знакомств среди сверхъестественных существ. Без сомнения, именно поэтому он так хотел сотрудничать с тобой и познакомиться со мной. Тем не менее его нехватка знакомств не означает, что он не сделал домашнее задание. Что–нибудь в его реакции тебя удивило?
– Полное отсутствие удивления. – Я взглянула на Этана, приподняв уголки губ в одобрительной улыбке. – Очень коварно, Салливан. Не задавая вопросов, ты добился своего: он дал понять, что интересуется ситуацией с Селиной.
– Время от времени у меня рождаются светлые идеи.
Я саркастически хмыкнула.
– Но ты права. Не похоже, чтобы его удивило то, о чём мы говорили.
– Скажи ему, что считаешь нужным, – предложила я. – Если он подумает, что может получить выгоду, то использует информацию против нас.
– Знаю, Мерит. Я достаточно сообразителен, чтобы понять цену твоему отцу.
Мой желудок зловеще заурчал, и я прижала руку к животу. Начинался гложущий приступ голода, и я не хотела оказаться в таком состоянии пристегнутой ремнем безопасности в родстере с мужчиной, с которым у нас и так сложности. Признаю, что Этан довольно вкусный, но я не хочу, чтобы моя вампирша стремилась его попробовать.
– Мне нужен перерыв, – предупредила я его. Я выглянула в окно и заметила впереди съезд с шоссе. Постучала пальцем по стеклу. – Туда.
Наклонившись, чтобы разглядеть съезд, он спросил:
– Перерыв? Для чего?
– Мне надо поесть.
– Тебе всегда надо поесть.
– Либо еда, либо кровь, Этан. Принимая во внимание, что в машине только мы с тобой, съесть что–нибудь будет значительно проще, ты не находишь?
Этан заворчал, но, похоже, проникся и направил «мерседес» к съезду и вырулил на стоянку рядом с придорожной закусочной. Поскольку было почти три часа ночи, на парковке мы оказались в числе немногих ретивых полуночников в поисках бургеров.
Он припарковался рядом с павильоном и через левое окно окинул взглядом грязную алюминиевую стенку, неухоженные окрестности и палатку около бывшего киоска молочника (на вывеске остались буквы «М…ЛОК…»). явно знавшую лучшие дни. Я опустила стекло, и запах мяса, картошки и горячего масла просочился в машину.
О, все будет хорошо! Я уверена.
Он повернулся и посмотрел на меня, выгнув бровь:
– Страж?
– Тебе понравится, Салливан. Понюхай, как пахнет картошка. Это твоя порция.
– Мы только что отужинали севиче и креветочным парфе. – Я оценила сдавленный смешок, прозвучавший в его голосе.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:46 | Сообщение # 35
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
– Серьезно, мы ели взбитые морепродукты, можешь поверить? А теперь мы сделаем по–моему. Езжай к окошку.
Он издал слабый неодобрительный звук, но не очень искрений, завел машину и порулил по объездной дорожке.
Я изучила освещенное меню, разрываясь между чизбургером с обычной порцией бекона или с двойной, и в итоге остановилась на тройной. Солнечный свет или осиновый кол убьет меня когда–нибудь, но не холестерин.
Этан уставился на меню:
– Понятия не имею, что здесь заказывать.
– Это подтверждение того, что ты принял правильное решение, когда взял меня в штат.
Я предложила ему кое–какие варианты и, когда он начал спорить, заказала достаточно еды для обоих – бургеры, картошку фри, шоколадный шейк, дополнительную порцию луковых колец. Он заплатил наличными, которые достал из продолговатого тонкого бумажника, лежавшего во внутреннем кармане пиджака.
Когда «мерседес» снова наполнился вампирами и жареной едой, Этан вырулил к выезду, притормозил у обочины, пока я заворачивала бургер в салфетку. Когда я протянула ему сэндвич, он некоторое время смотрел на него, затем откусил.
Жуя, издал одобрительный звук.
– Ты знаешь, – заметила я, вгрызаясь в луковое кольцо, – мне кажется, жизнь станет намного проще, если ты просто признаешь, что я всегда права.
– Готов признать, что ты права насчет еды, но не более.
– Годится, – сказала я с улыбкой. Мое настроение улучшилось после нашего побега от Ника и моего отца и еще, вероятно, из–за влияния жирного фастфуда на уровень серотонина.
Не чувствуя необходимости изображать из себя леди, я откусила здоровенный кусок от своего бургера с беконом и прикрыла глаза, жуя. Если есть на свете что–то, за что мне стоит поблагодарить Этана Салливана, так это за возможность есть все подряд, не толстея. Правда, я все время голодна и один раз чуть не вцепилась в его сонную артерию, но в целом цена невысока. Жизнь – это шведский стол!
По–видимому, серотонин и облегчение способствовал и моему следующему заявлению.
– Спасибо, – сказала я ему.
Держа в руке завернутый в салфетку бургер, он снопа выехал на дорогу, и мы продолжили обратный путь в Гайд парк.
– За что?
– За то, что ты изменил меня.
Он помолчал.
– За то, что изменил тебя?
– Да. Без адаптации, конечно, не обошлось…
Этан фыркнул и полез в коробку с луковыми кольцами, стоявшую между нами.
– Это скорее преуменьшение, ты не находишь?
– Не мешай, я пытаюсь изобразить искреннее благоговение.
Этан хихикнул при моем упоминании анахроническом традиции «Канона»: искреннее благоговение – чувство, которое мне полагалось испытывать по отношению к Этану, моему сеньору. Не то восхищение, которое он обычно вызывал у меня, – это старомодная версия Джейн Остин. а когда ты угождаешь и придерживаешься всех ритуалов этикета. Определенно не моя стихия!
– Спасибо, – повторила я, – потому что, если бы ты не изменил меня, я бы не могла есть эту чудесную вредную еду. Я бы не стала бессмертной. Не смогла бы управляться с катаной – а это умение, необходимое каждому чикагцу двадцати восьми лет от роду. – В ответ на его широкую улыбку я ласково, шутливо толкнула его локтём. – Да?
Он мягко рассмеялся.
– И тебе бы никто не надоедал. У тебя не было бы моих связей и моего сказочного чувства стиля.
– Это платье выбрал я.
Я удивленно моргнула. Его признание удивило и от части взволновало меня, хотя я в этом ни за что не созналась бы. Я заметила, что на нем оно бы так хорошо не смотрелось, и получила «хм» в ответ на мою заботу.
– Как бы там ни было, спасибо.
– Не за что, Страж.
– Картошку будешь доедать?
Мы жевали всю дорогу до Дома. Объехали территорию с другой стороны, чтобы избежать стаи папарацци у ворот. Этан провел карточкой доступа у ворот парковки, одна секция отъехала, впуская его на подземную стоянку. Припарковавшись, мы вышли из машины, захлопнули дверцы, и Этан – хотя машина стояла за железными воротами в десять футов высотой, под Домом вампиров, в гараже, куда можно было попасть, только зная секретный код, – включил сигнализацию.
На полпути к дверям он остановился:
– Спасибо и тебе.
– А мне за что?
– За то, что ты согласилась поехать туда. И хотя у нас возникли дополнительные вопросы по поводу вмешательства Николаса, мы проникли на их территорию и теперь знаем больше, чем прежде. – Он прочистил горло. – Ты хорошо сработала сегодня.
Я ухмыльнулась:
– Я тебе правлюсь. Очень, очень нравлюсь!
– Не переигрывай, Страж.
Я открыла подвальную дверь и помахала рукой:
– Сначала возраст, потом красота.
Этан хмыкнул, но я заметила след улыбки.
– Забавно.
Когда я повернула в сторону оперотдела, полагая, что надо исполнить свой долг, отметиться и сообщить Люку, что я сохранила Этана целым и здоровым во время нашей экскурсии, Этан придержал меня:
– Ты куда?
Я выгнула бровь:
– Я не настроена продолжать вечеринку, если ты это предлагаешь. – В ответ на его непонимающий взгляд я пояснила: – Мне надо проверить мою папку в оперотделе.
Он отпустил мою руку и засунул ладони в карманы
– Ты мне еще понадобишься, – заявил он. – Подожду.
Нахмурившись, я отвернулась и пошла к закрытым дверям оперотдела. Понятия не имею, чего ему надо, и это не та загадка, которая мне могла бы понравиться.
Когда я открыла дверь и проскользнула внутрь, меня приветствовали свистом, заставившим бы гордиться строителей этого дома.
Джульетта повернулась на стуле, чтобы рассмотреть меня, потом подмигнула:
– Хорошо выглядишь, Страж.
– Она права, – заметила Линдси со своего насеста. – На удивление прилично.
Я закатила глаза, взялась за подол платья и изобразила реверанс, потом сняла свою папку с полки. Там был один лист бумаги – распечатка записки, которую Питер отправил Люку по электронной почте. С именами папарацци, имевшими поручение написать о Доме Кадогана и названиями газет, интернет–сайтов и журналов, с которыми они сотрудничали.
Я поискала глазами Питера и увидела, что он разглядывает меня с любопытством.
– Быстрая работа, – сказала я ему, помахав бумагой.
– Ты удивишься, узнав, как много пользы от клыков, – ответил он. Одарил меня озадаченным взглядом и, ринувшись обратно к компьютеру, забегал пальцами по клавиатуре.
Странный тип.
– Полагаю, наш с тобой сеньор в порядке? – поинтересовался Люк.
– Цел и невредим, – сказал голос за моей спиной.
Я оглянулась. Этан стоял в дверях, скрестив руки на груди.
– Пойдем? – спросил он.
Я молча выругалась в ответ на его предложение, точно зная, что подумают другие охранники. А именно: представят себе всякие непристойности на повестке дня. Несмотря на его влечение ко мне, я была не настолько глупа. Я – инструмент в ящике Этана, пропуск, которым можно воспользоваться для доступа.
– Конечно, – ответила я, предупреждающе глянув на Линдси.
Она сжала губы, будто старалась не ляпнуть лишнего.
Я вернула папку на место и с бумагой в руке последовала за Этаном на первый этаж. Он направился по коридору к главной лестнице, повернул за угол и поднялся еще на этаж выше. Остановился перед дверями, которые, как я знала, ведут в библиотеку. Ее я еще не успела изучить. Я встала рядом с ним. Он бросил на меня косой взгляд:
– Ты не была здесь?
Я отрицательно покачала головой.
Казалось, он обрадовался моему ответу, улыбнувшись со странным удовлетворением, и взялся за дверную ручку обеими руками.
– Страж, твоя библиотека!



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:48 | Сообщение # 36
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
ГЛАВА 10
Что можно узнать о человеке по размеру его библиотеки


Невероятно!
Открыв рот от изумления, я вошла внутрь и медленно повернулась вокруг себя, чтобы оглядеться. Библиотека была квадратной и занимала третий и четвертый этажи Три высоких сводчатых окна освещали помещение. Прихотливые перила из кованого красного железа окаймляли верхний этаж, куда можно было подняться по витой лестнице из такого же металла. На столах стояли медные лампы с зелеными абажурами.
Стены – от пола до потолка – закрыты книжными полками. Большими и маленькими, в кожаных переплетах И мягких обложках, разделенными на секции: история, справочники, физиология вампиров, даже маленький отдел художественной литературы.
– О. Мой. Бог!
Этан хихикнул позади меня:
– Сейчас мы квиты даже по вопросу о превращении без согласия.
Я бы согласилась с чем угодно, лишь бы прикоснуться к этому сокровищу, поэтому бросила отсутствующим голосом «конечно», подошла к одной из полок и провела кончиками пальцев по корешкам. Эта секция была посвящена западной классике. Дойл стоял между Диккенсом и Дюма, Кэрролл над ним и Элиот внизу.
Я сняла с полки переплетенный в синюю кожу экземпляр «Холодного дома» Диккенса. Открыла, перевернула фронтиспис из веленевой бумаги и посмотрела на первую истрепанную страницу. Шрифт мелкий и так глубоко впечатан в бумагу, что чувствуется на ощупь. Я счастливо всхлипнула, закрыла книгу и убрала ее на место.
– Ты – рабыня книг, – захихикал Этан. – Если бы я знал, что тебя так легко подкупить, привел бы тебя в библиотеку несколько недель назад.
Я издала согласный звук и вытащила тонкий томик поэзии Эмили Дикинсон. Провела большим пальцем по страницам в поисках нужного стихотворения и прочитала вслух:
Я принял смерть, чтоб жила Красота.
Но едва я был погребен,
Как в соседнем покое лег Воин другой –
Во имя истины умер он.
«За что, – спросил он, – ты отдал жизнь?» –
«За торжество Красоты».
«Но Красота и Правда – одно.
Мы братья – я и ты» .
Я с нежностью закрыла книгу и вернула ее на полку, затем перевела взгляд на Этана, стоявшего рядом со мной с задумчивым видом.
– Ты умер во имя истины или правды?
– Я был солдатом, – ответил он.
Его слова поставили меня в тупик. Мысль о воюющем, а не плетущем тайные интриги Этане была удивительной. Но представить Этана в центре боя – нормально.
– Где? – тихо спросила я.
Повисло тягостное молчание, в наклоне его подбородка ясно читалось напряжение. Потом он изобразил явно фальшивую легкую улыбку:
– В Швеции. Давным–давно.
Он вампир уже триста девяносто четыре года. Я сделала кое–какие исторические подсчеты.
– Тридцатилетняя война?
Он кивнул:
– Именно. Мне было семнадцать, когда я первый раз сражался. Дожил до тридцати, когда меня превратили.
– Тебя превратили в бою?
Еще один кивок, без уточнения. Я уловила намек.
– Полагаю, и меня превратили в бою, фигурально выражаясь.
Этан взял книгу с ближайшей полки и рассеянно листал ее.
– Ты имеешь в виду битву Селины за контроль над Домами?
– Вроде того. – Я прислонилась к книжным полкам, скрестив руки. – Как ты думаешь, чего она добивается, Этан? Чтобы вампиры контролировали весь мир?
Он покачал головой, захлопнул книгу и поставил ее на место.
– Она мечтает о том, чтобы новый мировой порядок отдал власть в ее руки. Не важно, вампирский это мир, человеческий или оба.
Он прислонился к стеллажу, оперся локтем на полку рядом со мной и опустил голову на руку, проведя длинными пальцами по волосам. Другая рука опиралась о бедро. Внезапно он показался мне очень уставшим.
Мое сердце сочувственно сжалось.
– А чего хочешь ты, Мерит?
Он смотрел в пол, но вдруг поднял на меня своп зеленые глаза. Вопрос странный… В его глазах промелькнула ожесточенность.
Я мягко спросила:
– Что ты имеешь в виду?
– Ты это не планировала, но ты – член уважаемого Дома, в уникальном положении, на серьезной должности. Ты сильна и обладаешь связями. Оказавшись на месте Селины, чего бы ты захотела?
Я уставилась на него. Испытывает меня? Хочет узнать мне цену и понять, насколько сильна во мне жажда власти и завладевшая Селиной? Или все проще?
– Ты полагаешь, что она стала плохой, – сказала я, – что в своей человеческой жизни она была уравновешенной, но отчасти утратила контроль после превращения? Я не уверена. Может, Селина всегда была плохой и отличается от меня и от тебя.
Его губы приоткрылись.
– Мы разные, Селина и я?
Я глянула вниз и нервно потрогала подол своего шелкового платья.
– Разве нет?
Когда я снова посмотрела вверх, его взгляд интимно и требовательно впился в меня. Вероятно, он размышлял над своим вопросом, взвешивал собственную долгую жизнь и её уроки.
– Стараешься понять, не предам ли я тебя? – спросила я.
На лице Этана отразилось желание. Не думаю, что он хотел поцеловать меня, хотя мысль об этом – жажда или, наоборот, боязнь – ускорила мой пульс.
Sottо voce он произнес:
– Я хочу рассказать тебе кое–что – о Кадогане, Доме и политике. – Он сглотнул. Я никогда не видела его таким неловким. – Я должен это сделать.
Я подняла брови, побуждая его говорить.
Он открыл рот, затем снова закрыл.
– Ты молода, Мерит. И я не говорю о возрасте – сам был едва старше тебя, когда меня превратили. Ты – вампир–неофит, к тому же недавний. И тем не менее не прошло двух месяцев после твоего посвящения, а ты увидела на какое насилие и коварство мы способны.
Он взглянул на книги и тоскливо улыбнулся:
– В этом отношении мы не так уж отличаемся от людей.
В просторном помещении царила тишина, пока он мрачно смотрел на меня.
– Решения принимаются… – Он помолчал, словно собираясь с мыслями, и начал опять: – Решения принимаются с оглядкой на историю, защиту наших вампиров и обеспечение безопасности наших Домов.
Этан кивнул в сторону полок с книгами у противоположной стены, ряды пожелтевших томов с красными цифрами на корешках.
– Полный «Канон», – сказал он, и я поняла, почему «Канон» выдают вампирам–неофитам в виде краткого руководства. Здесь, должно быть, пятнадцать–двадцать томов в каждом ряду, а сколько рядов!
– Как много законов, – заметила я, рассматривал книги.
– Много истории, – уточнил Этан. – Столетия истории. – Он взглянул на меня. – Ты знакома с происхождением системы Домов, с Чистками?
– Да.
Хотя «Настольный вариант», в отличие от полного руководства, не предлагал репортаж с места событий, он содержал азы истории системы Домов – от зарождения в Германии до основания Французского трибунала, который впервые начал коллективно управлять вампирами Западной Европы. До тех пор, пока после наполеоновских войн Совет не перенес собрания в Англию. Оба события приписывались панике, вызванной Чистками.
– Тогда ты понимаешь, – продолжил он после моего кивка, – важность защиты вампиров и заключения союзов.
Я действительно понимала. Ведь меня отдали Моргану, чтобы обеспечить потенциальный союз с Наваррой.
– Брекенриджи, – сказала я. – Я считала их союзниками. Никогда бы не подумала, что он будет так со мной говорить. Не Ник. Он назвал меня вампиром – но это было не просто слово, Этан. Это было ругательство. Проклятие. – Я замолчала, посмотрела на него. – Он сказал, что заставит меня поплатиться.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:49 | Сообщение # 37
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
– Помнишь – ты под защитой? – спокойно и искренне просил он. – Как вампир Кадогана, живущий под моей крышей.
Я была благодарна за утешение, но боялась Ника не поэтому. Я сожалела, что уступила его невежеству и ненависти.
– Проблема в том, – сказала я, – что они не просто не союзники. Они – враги.
Этан нахмурил брови, между ними образовалась крошечная складка. В его глазах… Не знаю, что это было, и предпочту и дальше не знать.
Что бы это ни было, Этан совладал с лицом, и в его голосе послышались интонации Мастера вампиров:
– Я привел тебя сюда, информация – в твоем распоряжении. Мы знаем, что ты могущественна. Подкрепи могущество знанием. Нехорошо оставаться в темноте.
Я зажмурила глаза от неожиданной удачи, а когда открыла, он направлялся к двери. Только звук затихающих в далеке шагов по мраморному полу. Дверь открылась и снова закрылась, и комната погрузилась в тишину и покой – шкатулка с сокровищами, скрытая от всего мира.
Повернувшись к книгам и осмотрев полки, я поняла замысел Этана. Когда он начинал воспринимать меня как что–то большее, чем обузу или оружие; когда мы разговаривали как равные, без должностных и исторических преград, – он давал задний ход, часто оскорбляя меня, чтобы увеличить дистанцию. Я знала по крайней мере некоторые причины его отступления, включая ощущение моей подчиненности, и подозревала о других – о разнице в нашем положении.
Но было еще что–то неуловимое. Страх в его глазах говорил, что он чего–то боится. Вероятно, что–то скрывает и не хочет мне рассказывать.
Я встряхнула головой, пытаясь привести мысли в порядок, потом взглянула на часы. Два часа до зари. Большую часть ночи я потратила на Этана, Ника и отца, а теперь использовала библиотеку в чисто исследовательских целях.
Книги были поделены на художественную и нехудожественную секции, как в обычной библиотеке. Каждая секция имела четкую организацию, каждая полка – безупречно чистая. Наверное, в этой комнате собраны тысячи томов. Такая внушительная коллекция просто не могла существовать без библиотекаря. Я осмотрелась, но не увидела и следа стола для выдачи книг или администратора. Интересно, кому повезло получить эту должность? И что еще важнее, почему не я стала явным претендентом? Книги или меч для бывшего аспиранта, специализирующегося на английской литературе, – легкий выбор.
Я просмотрела полки на предмет чего–нибудь читабельного и остановилась на книге в жанре городского фэнтези из секции художественной литературы. И ушла из библиотеки с тоской, на прощание пообещав стеллажам вернуться, как только появится свободное время. Затем спустилась по лестнице в заднюю часть Дома, прошла по длинному коридору до кафе, где горстка вампиров чавкала предутренними закусками и пялилась на меня, когда я проходили мимо. Я выскользнула в кирпичное патио, простиравшееся позади Дома, и по тропинке проскочила в маленький симметричный садик. В центре садика был фонтан, освещенный дюжиной встроенных в землю фонарей. Света для чтения вполне хватало. Я выбрала скамейку, забралась на нее с ногами и открыла книгу.
Время шло, вокруг было тихо и пусто. Поскольку ночь подходила к концу, я загнула страницу, закрыла книгу и вытянула ноги. Поднявшись, посмотрела на заднюю часть Дома: в окне третьего этажа виднелся чей–то силуэт. Некто стоял лицом к саду и засунув руки в карманы.
Это окно покоев фаворитки, ранее принадлежавших Эмбер, рядом с апартаментами Этана. Ныне совершенно пустые. Трудно представить, что кто–то, кроме Этана, мог там находиться и тем более смотреть в сад.
Я немного постояла с книгой в руке, наблюдая за ним. Интересно, о чем он думает? Оплакивает ее? Сердится? Смущён, потому что не смог предсказать ее предательство? Или заново пережевывает события сегодняшнего вечера, беспокоясь о Николасе, Селине и о том, во что она может нас всех втравить?
Горизонт начал розоветь. Поскольку я не испытывала особого желания попасть под лучи солнца и сгореть дотла, сидя в саду с книжкой и шпионя за своим Мастером, я вернулась в Дом, на ходу поглядывая на окно. Однако силуэт словно застыл в одной позе.
Я вспомнила Питера Гэбриэла и его песню о труде во имя выживания . Этан делал именно это – день за днем присматривал за тремя с лишним сотнями вампиров Кадогана. Мы вроде королевства, и он – лорд поместья, в фигуральном и буквальном смысле Мастер Дома. Наше выживание –ответственность, павшая на его плечи с тех пор, как умер Питер Кадоган.
Здесь я ему полностью доверяю. Но самая большая ошибка Этана, как мне кажется, – его неспособность отделить ответственность от всего остального в его жизни.
И от всех остальных.
Итак, ночью в конце мая я стою на лужайке поместье вампиров в Гайд–парке, уставившись на словно вырезанную из камня фигуру парня, одетого в «Армани», – врага, ставшего союзником. Забавно: сегодня я потеряла одного союзника, но приобрела другого.
Этан провел рукой по волосам.
– О чем ты думаешь? – прошептала я, прекрасно зная, что он меня не услышит.
Где магнитофон, когда он нужен?



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:49 | Сообщение # 38
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
ГЛАВА 11
В которой нашу героиню посылают в главный офис


Я внезапно проснулась и резко выпрямилась в кровати. Солнце наконец село, даря мне несколько часов бодрствования. Я подумала, насколько изменится жизнь зимой, когда в нашем распоряжении будут многие часы темноты.
С другой стороны, появится снег и длинные, холодные ночи. Я взяла себе на заметку найти теплое местечко в библиотеке.
Я встала, приняла душ, собрала волосы в хвост и натянула спортивный костюм, который мне велели сегодня надеть. Хотя официально сегодня – выходной, плюс намечалась вечеринка у Мэллори по случаю ее недалекого отъезда и свидание с Морганом, которого я ждала с нетерпением. Кроме того, у меня была запланирована групповая тренировка с охраной Кадогана, чтобы мы стали лучшими или по крайней мере более эффективными и яростными вампирами.
Официальная тренировочная форма – черный топ до середины живота с перекрещивающимися лямками и облегающие брюки с заниженной талией и до середины икры (вроде тех, что надевают на занятия йогой). Разумеется, чёрного цвета, кроме стилизованной серебряной буквы К в левой верхней части топа.
Может, не самая интересная одежда, но она прикрывала намного больше кожи, чем наряд, который Катчер заставлял меня надевать на его тренировки, – по сравнению со мной, игроки пляжного волейбола носили скафандры.
Я сунула ноги во вьетнамки, прихватила меч и закрыла за собой дверь. Затем прошла по второму этажу к главной лестнице и поднялась на третий.
Дверь Линдси была распахнута, в комнате стоял такой же шум, как два дня назад; на крошечном телеэкране показывали очередной эпизод «Южного парка».
– Как ты спишь? – поинтересовалась я.
Линдси, в таком же облачении, что и я, с белокурыми волосами, стянутыми в низкий хвост, сидела на краю кровати и зашнуровывала кеды.
– Когда восход солнца лишает тебя сознания, это получается само собой.
– Интересный подход.
– Как твое свидание с Этаном прошлой ночью?
Я знала, что этим кончится!
– Это не было свидание.
– Без разницы. Ты слишком горяча для училки.
– Мы были в библиотеке.
– О, перепихон на книжных полках. Полагаю, ты из тех, у кого есть такие фантазии, – университет и все такое. – Покончив с видавшими виды кедами для бега, она вскочила с кровати и ухмыльнулась. – Пошли поучимся.
Внизу, в оперотделе, Линдси и я заглянули в наши папки (пустые), прежде чем отправиться в огромное помещение в конце вестибюля. Там находился спортзал – место, где я бросила вызов Этану, впервые появившись в Доме Кадогана; высокий потолок, гимнастические маты и арсенал старинного оружия. Помещение опоясывал балкон, обеспечивавший наблюдателям первоклассный вид на происходящее внизу.
Сегодня, к счастью, балкон пустовал. Спортзал, однако, нет. Охранники колошматили друг друга на матах, а в самом центре в белых штанах для занятий боевыми искусствами со скучающим видом стоял волшебник. Его живот украшала круглая сине–зеленая татуировка. В руках он сжимал эфес сверкающей катаны; лампы над его головой отражали свет на безупречном клинке.
Я шла следом за Линдси и чуть не налетела на нее, когда она вдруг резко затормозила и, присвистнув в адрес Катчера, оглянулась на меня:
– К вопросу о горячих преподах. Он все еще встречается с Кармайкл, верно?
– Более чем.
Она пробормотала ругательство, вызвавшее смешок у Джульетты и тихое возмущенное ворчание у Люка.
– Какой позор! – воскликнула она.
– Ты можешь хотя бы сегодня притвориться профессионалом? – возмутился Люк.
Линдси остановилась и взглянула на него:
– Покажи мне свой профессионализм, а я покажу тебе свой.
Люк фыркнул, но вид у него был радостный.
– Солнышко, ты не определишь профессионализм, даже если он укусит тебя за задницу.
– Предпочитаю, чтобы меня покусывали за другие места.
– Это приглашение?
– Ты не настолько везуч, ковбой.
– Везуч? Свидание со мной станет счастливейшим днем в твоей жизни, блондиночка.
– О, пожалуйста, – саркастически протянула она.
Люк закатил глаза:
– Ладно, теперь, когда ты развлеклась, тащи свою задницу на этот мат. Конечно, если ты можешь уделить нам пару минут своего драгоценного времени.
Не успела Линдси ответить, как Люк обошел по кругу других охранников, расставляя их по порядку.
На краю матов, когда мы снимали обувь, я искоса глянула на нее:
– Издеваться нехорошо.
Она согласно кивнула и улыбнулась:
– Верно. Но зато весело.
Разувшись, мы ступили на маты и сделали несколько упражнений на растяжку, затем подошли к краю и выстроились перед Катчером. Опустились на колени и уселись в позицию сэйдза положив левые руки на рукояти мечей и приготовившись слушать.
Когда мы были готовы, Люк встал рядом с Катчером упер руки в бока и осмотрел нас.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:50 | Сообщение # 39
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
– Леди и… леди, – начал Люк, – поскольку сексуальные домогательства уже начались, полагаю, вы заметили что у нас особенный гость. В течение двух недель мы будем оценивать ваше умение владеть катаной, знание кат и способности выполнять необходимые движения. Вместо того чтобы надирать друг другу задницы; как бы это ни было мне приятно, Катчер Белл, – он наклонил голову в сторону Катчера, – бывший Хранитель Ключей, покажет вам, как это делается. Будучи охранниками Кадогана под моим чутким руководством, вы, разумеется, лучшие из лучших, но он сделает вас еще лучше.
– «Топ ган» , – прошептала я Линдси.
Мы начали обращать внимание на повсеместные цитаты Люка из поп–культуры, придя к выводу, что, поскольку он обзавелся клыками во времена Дикого Запади, его завораживает кино и телевидение. Жизнь в обществе источающих магию вампиров заставит поверить во что угодно!
– Катчер больше не член Ордена, – добавил Люк, – а гражданское лицо. Поэтому нет необходимости отдавать ему честь. – Люк хмыкнул, видимо позабавившись над двусмысленностью сказанного.
Парочка охранников хихикнула для пущего эффекта, но мы застонали.
И Линдси наклонилась и прошептала:
– Как ты и говорила, задница хорошая, но не ее обладатель.
Я осталась довольна, что Люка наконец оценили как «хорошую задницу».
Катчер выступил вперед, и его серьезный взгляд, поочерёдно задержавшийся на каждом из нас, мгновенно прекратил смешки.
– Вы можете прыгать, – заговорил он, – но не умеете летать. Вы живете в ночи и не выносите солнце. Вы бессмертны, но деревянная щепка, воткнутая в нужное место, превратит вас в пепел.
«Ученики» заметно притихли. Катчер подошел к концу ряда, затем медленно двинулся обратно.
– За вами охотятся. Вас уничтожают. Тысячи лет вы скрывались. Потому что, как и у всех живых существ, у вас есть слабые места.
Он поднял катану, и я моргнула, когда клинок, поймав луч света, блеснул. Катчер остановился перед Питером.
– Но вы сражаетесь с честью. Вы сражаетесь сталью.
Ещё один шаг, и он перед Линдси.
– Вы быстрее.
Он притормозил передо мной.
– Вы нечто большее, чем прежде.
Моя кожа покрылась гусиными пупырышками.
– Урок первый, – продолжил он. – Это не игра с мечами. Скажете подобное при мне и увидите последствия. Урок второй. До сих пор вам везло: почти столетие вы жили в мире, по крайней мере в Домах, но это изменится. Селина на свободе и думает только о себе. Сейчас или позже она причинит вред. Если сможет. – Катчер постучал пальцем по голове. – Это ее метод.
Он поднял катану, держа ее горизонтально перед собой.
– Это ваше оружие, спасение и жизнь, а не игрушка. Это понятно?
Мы коллективно кивнули.
Катчер повернулся, подошел к другому концу мата и поднял ножны своей катаны. Убрал клинок, затем взял два боккэна – деревянные тренировочные мечи, формой и весом копирующие катаны, – и вернулся к нам. Покрутил один боккэн в руке, приспосабливаясь к его тяжести. Вторым указал на меня:
– Давай, Страж.
«Черт!..» – подумала я, не желая становиться центром всеобщего внимания на его уроке, но встала и отстегнула катану. Прежде чем выйти на середину мата, почтительно поклонилась. Катчер протянул мне второй боккэн.
– В следующий раз мы сделаем это, – сказал он группе охранников, с нетерпением ожидавших нашей схватки, – с завязанными глазами. Ваши чувства достаточно остры, чтобы вы могли отразить атаку, не пользуясь зрением. Но сегодня, – Катчер принял боевую позу: одна нога перед другой, колени согнуты, обе руки на эфесе катаны, – вы можете использовать глаза. Позиция стоя, – приказал он, указывая, что я могу отразить его атаку, не выпрямляясь и не выхватывая катану из ножен.
Я скопировала его позу, держась от него на расстоянии двух мечей и поднимая боккэн над головой.
– Первая ката, – произнес он перед тем, как броситься на меня.
Мои мышцы сжались в ответ на просвистевшее дерево, но он не коснулся меня. Я ответила выпадом вниз, двигаясь плавно и гибко. Я не Мастер, но чувствую себя с катаной довольно уверенно. Идея та же, что в основных балетных позициях, – учишь основы, и они дают тебе навыки, необходимые для более сложных движений.
Выполнив первую кату, мы вернулись в исходную полицию, затем проработали оставшиеся шесть. Катчер выглядел в общем довольным моей работой. В какой–то момент он отошел от меня и заставил повторить последние три каты против невидимого противника, чтобы проверить мою форму. Он был строгим учителем – комментировал угол наклона моей спины, положение пальцев па рукоятке, правильное распределение веса. Когда мы закончили и Катчер сделал замечания группе, он снова повернулся ко мне.
– Теперь пофехтуем, – сказал он, с вызовом выгибая брови.
Мой желудок провалился в пятки. Довольно легко прятать мою вампирскую составляющую, когда я ношу нарядную одежду или гуляю по улице. Но это намного сложнее в центре спортзала, если к голове приставлен деревянный меч. И это как раз то, что привлекает ее внимание.
Я выдохнула и снова напряглась, выставив меч перед собой. Пошевелила пальцами, поудобнее устраивая их на эфесе и пытаясь держать себя в руках в ожидании предстоящей схватки.
Нет. Поправка: схваток. Между мной и Катчером и между мной и ею – вампиршей внутри меня.
– Готовность. Внимание. Начали, – сказал Катчер и атаковал.
Он приблизился ко мне с поднятыми руками и ударил катаной вниз ловким вертикальным движением. Я уклонилась от удара, подняв меч горизонтально и сделав вращательное движение, которое выпустило бы ему кишки. Но для человека Катчер был слишком быстр, не говоря о проворстве. Он крутанулся вокруг себя, отклонившись, и избежал удара моего боккэна.
Я так впечатлилась его движением – это было похоже на танец Джина Келли , с присущей ему вызывающей серьезностью, – что ослабила защиту. И в этот момент он подловил меня.
Катчер завершил оборот вокруг своей оси и ударил боккэном по моей левой руке, усилив удар за счет инерции своего тела.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:50 | Сообщение # 40
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Рука взорвалась болью. Я выругалась и зажмурилась.
– Никогда не ослабляй защиту, – без всякого извинения предупредил Катчер. Я открыла глаза и увидела, что он снова в исходной позиции, с боккэном наготове. – И никогда не отводи взгляд от нападающего. – Он кивнул мне. – Это пройдет, и у тебя, вероятно, будут более серьезные раны, когда это все закончится. Попробуем еще раз.
Я выплюнула отборное ругательство в адрес моего «нападающего», но снова встала в позицию и поудобнее сжала рукоятку боккэна. Рука пульсировала от боли, но я же вампир – скоро пройдет. Это часть наших генетических особенностей.
Пусть он и не вампир, но хорош. Я – быстрая и сильная, но у меня нет ни его природной сноровки, ни такого опыта в фехтовании. К тому же я пострадала. И пыталась изо всех сил сражаться без сражения. Заглушить поднимающуюся волну адреналина и гнева, которая спровоцирует ее – перед толпой приученных к схваткам вампиров. А выпустить наполовину сформировавшегося вампира в мир, да еще на публике, – не лучшая идея. Надо пройти по лезвию ножа.
Будучи вампиром–неофитом и одновременно бывшей студенткой, я скорее реагировала на выпады Катчера – крутилась вокруг своей оси, ударяя мечом, когда он не успевал ставить блок, – чем придерживалась определенной тактики.
Он двигался слишком быстро, чтобы я могла и защищаться, и нападать, хотя пыталась. В том числе анализировать его движения и находить уязвимые места.
Чем дольше мы фехтовали, тем сложнее было анализировать. С каждым движением моего боккэна, с каждым выпадом и поворотом мои конечности расслаблялись, мозг отключался, и я начала драться по–настоящему.
К несчастью, как только я позволила адреналину захватить всю себя, а телу затанцевать с боккэном в руках, вампирша внутри меня вырвалась на волю. Я кружилась, выставив боккэн перед собой, а она завладела моими руками–ногами. Я заморгала, почувствовав, как от ее движений теплота наполняет вены. Теплота – это забавно, несвойственно телу вампира. Но сейчас все зашло слишком далеко.
Она дернулась вперед без предупреждения и взяла контроль, будто кто–то вошел в мое тело. Я наблюдала, что происходит перед моими глазами, но это она двигала моими руками, внезапно ускорив движения и увеличив ловкость. Настолько, что их никто не мог превзойти, даже волшебник, квалификацией и смыслом жизни которого было оружие.
Она не собиралась терпеть маневры человека. Там, где я защищалась, она бросалась вперед, атакуя Катчера и заставляя его отступить почти к противоположному концу мата. Словно показывали кино или я сидела в мысленном театре, наблюдая за схваткой со стороны.
Когда мой боккэн скользнул по голове Катчера в миллиметрах от кожи и кости, мысль о том, что я могу его ранить, и серьезно, толкнула меня – Мерит – вперед. Я выдохнула, уклоняясь от очередного удара и загоняя ее вглубь.
Когда я втянула кислород и снова глянула на него, увидела в его глазах что–то неожиданное. Не осуждение – гордость. Не страх – оттого, что я чуть не пронзила его горло, и не злость, что зашла слишком далеко. Его глаза горели возбуждением человека, захваченного битвой.
От этого взгляда стало еще хуже. Он взволновал ее. Гордость, жажда в его глазах…
Я испугалась. Мгновенно выпустила ее и чуть не навредила своему учителю. Расчет прост: вампиршу надо подавить.
К несчастью, хотя подавление уменьшало вероятность лишить Катчера жизненно важного органа, оно также ослабило мою способность противостоять ему. Точно как говорил Йейтс: все начало распадаться. Части моего мозга, сосредоточенные на битве и сохранении контроля над ситуацией, работали и над мыслью, как близко я подошла к противнику, чтобы взять его кровь – причинить вред человеку, стремившемуся подготовить меня к схватке.
Эксперт по Второму Ключу или нет, но Катчер начал уставать. Конечно, он умел пользоваться оружием. Знал, как и когда взмахнуть боккэном для максимального эффекта. Но все же он был человеком (во всяком случае, я так полагала), а я – вампиром. Я более вынослива. Но чего у меня нет, так это опыта в фехтовании. Поэтому, хотя он начал уставать, мне тоже становилось хуже. Я терпела его критику, какой бы унизительной она ни была. Но удары выносить тяжелее.
Два раза он взмахивал боккэном, описывая что–то вроде неровной арки. Дважды я пропустила удар. Один – по левой руке, которая еще горела от последнего контакта, второй – по икрам. И я упала на колени перед коллегами.
– Вставай, – сказал Катчер, взмахивая концом боккэна. – И на этот раз хотя бы попытайся уйти от удара.
– Я пытаюсь, – пробормотала я, поднимаясь и опять становясь в позицию.
– Знаешь, – произнес Катчер, набрасываясь на меня с серией ударов боккэном, заставивших меня попятиться к противоположной стороне мата. – Селина не даст тебе возможности разогреться. Она не будет сдерживать удары и не станет ждать, пока ты позовешь на помощь.
Он полуобернулся, потом взмахнул боккэном скользящим движением с уклоном влево, словно отбивал теннисный мяч.
– Я стараюсь, – ответила я, уклоняясь от очередного удара и пытаясь маневрировать так, чтобы вернуться на другой конец мата, – изо всех, – я взмахнула катаной, но он парировал удар своим мечом, – сил.
– Этого недостаточно! – проревел он и встретил мой боккэн сильным ударом, выбившим дерево из моих потных рук. Сбитый с толку моей неловкостью, боккэн улетел, ударился о мат один раз, второй и наконец, перекатившись, остановился.
В зале повисло молчание.
Я рискнула посмотреть вверх. Катчер стоял передо мной с боккэном в руке, потный от напряжения, с недоумением на лице.
Я не собиралась отвечать на его немой вопрос, поэтому наклонилась, положив руки на колени и тяжело дыша. Отбросила потную челку с лица.
– Подними его, – скомандовал он, – и передай Джульетте.
Я подошла к тому месту, где лежал боккэн, нагнулась и подняла его. Джульетта выступила вперед и, взглянув на меня с сочувствием, взяла меч из моих рук. Полагая, что меня отпустили, я отвернулась и утерла пот с глаз.
Но Катчер окликнул меня, и я снова встретилась с ним взглядом. Он впился в мои глаза в поисках ответа. Прошло несколько секунд, пока он сосредоточился и начал снова смотреть на меня, а не сквозь меня.
– Ты ничего не хочешь мне рассказать?
Кровь застучала в ушах. Видимо, он забыл, что мы касались этой темы прежде и я пыталась поговорить с ним о моей неправильно функционирующей вампирше. Что меня очень радовало. Я отрицательно покачала головой.
Уверена, его это не удовлетворило, но он перевел взгляд на Джульетту и приготовился фехтовать.
Катчер заставил Джульетту отработать те же семь кат. Она двигалась плавными точными движениями. Глядя на ее изящное тело, никогда не подумаешь, что она так управляется с длинным оружием. Закончив с ней, он попросил нас высказать свои замечания. Охранники, сначала с волнением, потом уверенно, заговорили о ее выступлении. В общем, народ был впечатлен, думая, что враг недооценит ее хрупкое тело и это послужит ей преимуществом.
Прежде чем Катчер объявил урок законченным, тренировку еще прошел Питер. На прощание наш тренер сделал пару комментариев. Он избегал смотреть мне в глаза, пожал руку Люку, натянул футболку, собрал оружие и вышел из зала.
Я взяла свой меч и сунула ноги во вьетнамки, намереваясь принять душ после тренировки. Линдси подошла и положила ладонь на мою руку, обувая кеды.



 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Хлоя Нейл - "Вампиры Города Ветров" (Чикагские вампиры 2)
Страница 4 из 9«12345689»
Поиск:

Добавить свой баннер

Copyright chicagoland-vam.ucoz.ru © 2010 - 2014

Сайт посвящен творчеству Хлои Нейл.
Сайт является некоммерческим проектом. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна

Рейтинг@Mail.ru