· Новые сообщения · Ленточный вариант форума · Поиск · RSS · Подписки ·




Страница 2 из 9«123489»
Модератор форума: MurkyMargosha 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Хлоя Нейл - "Вампиры Города Ветров" (Чикагские вампиры 2)
Хлоя Нейл - "Вампиры Города Ветров"
ФемидаДата: Среда, 29.09.2010, 16:08 | Сообщение # 1
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline


Спустя 10 месяцев после того, как вампиры рассекретили свое существование перед смертными Чикаго, они наслаждаются популярностью, с которой обычно относятся к элите Голливуда. Но стоит только людям узнать о вечеринках-кормежках, на которые вампиры сгоняют людей подобно скоту, они тут же начнут затачивать свои колья.
И теперь молодой вампирше Мерит нужно воссоединиться со своей, принадлежащей к высшему классу, семьей и действовать подобно связующему звену между людьми и кровососами, стараясь держать медиа-службы подальше от наиболее неприятных аспектов вампирского стиля жизни. Но кто-то не желает мира между людьми и вампирами – кто-то, чья неприязнь слишком древняя…


Все обсуждения и отзывы в этой теме



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:24 | Сообщение # 11
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Он выгнул светлую бровь:
– Не любишь? Ты и есть они, Мерит. Ты – дочь Джошуа и Мередит Мерит, бывшая девушка Николаса Брекенриджа. Ты дебютировала в этом обществе.
– Была представлена и сразу его покинула. Я не принадлежу ему, – напомнила я, протестующе поднимая палец. – Я – аспирантка. По крайней мере, была ею до твоего похода в кампус. – Лицо Этана напряглось при этом замечании, но я продолжала давить: – Я не танцую вальс, ненавижу вино и гламурные закуски. И как ты знаешь, не озабочена дизайнерскими туфлями по последней моде.
Его лицо оставалось спокойным. Мой приступ гнева не подействовал, и я сменила тактику, прибегнув к здравому смыслу:
– Я не подхожу им, Этан, и они это знают. Они знают, что мы с родителями не близки. Общаясь со мной, они не дадут мне никакой информации и не помогут подобраться к Джейми.
Этан спокойно рассматривал меня с минуту, затем отошел от бара и направился ко мне. Приблизившись, он скрестил руки и воззрился на меня с высоты своих шести с лишним футов.
– Ты больше не аспирантка. Кем бы ты ни была, теперь ты – другая.
Я начала было возражать, но он предупреждающе приподнял брови. Пусть я вампир–неофит, но я принесла две клятвы – служить ему и Дому. Что еще важнее, видела, как он сражается. Я хотела испытать пределы своих обязательств, но знала, что границы очерчены. И когда он заговорил, вспомнила, как он стал главой Дома Кадогана, почему его избрали вести и защищать стаю вампиров. Какими бы ни были наши с ним личные дела, Этан умел убеждать.
– Ты не просто его дочь. Ты – вампир Кадогана, Страж этого Дома. Войдя в комнату к этим людям, ты будешь знать, что ты не одна из них, а стоишь намного выше. Ты – вампир исторического Дома, занимающий особую позицию; обладаешь властью и связями если не благодаря отцу, то благодаря деду. Вопрос не в том, можешь ли ты это сделать, а в том, станешь ли делать.
Я подняла на него глаза. Он с вызовом выгнул бровь и продолжил:
– Ты обвинила меня в том, что я в тебя не верю. Если эта история будет обнародована и вампиров Чикаго очернят как хищников–манипуляторов, мы все потеряем. Кто знает, с чем тогда придется столкнуться. Еще с одной Чисткой? Возможно, нет. Но строгий учет? Тюремное заключение Подозрения и предписания? Вне всякого сомнения. Но если ты сможешь подобраться к Джейми, стать для него источником и помочь ему понять, кто мы на самом деле, или, еще лучше, убедить оставить эту тему, мы выиграем. В крайнем случае, сможем оттянуть взрыв насилия. Я обращаюсь к тебе, Мерит, потому что у тебя есть все необходимое, чтобы сделать это. Потому что Джейми знал тебя прежде, и он сможет увидеть, что твоя доброта и честность никуда не делись, хотя ты стала одной из нас.
– У Кристины есть связи, – заметила я, вспомнив вампиршу, которая принесла клятвы Дому Кадогана одновременно со мной. Она – дочь чикагского адвоката Дэша Дюпре и, хотя, как все новообращенные вампиры, утратила право пользоваться фамилией, осталась Дюпре, членом семьи, принадлежавшей к высшему эшелону чикагского общества.
– Кристина с этим не справится. У тебя есть сила защититься. У нее нет.
Держа руки скрещенными на груди, Этан наклонился ко мне и прошептал на ухо:
– Я могу приказать тебе сделать это, исполнить роль, которую ты приняла, дав клятву Дому. Либо ты выполняешь работу по доброй воле.
Он выпрямился и посмотрел на меня с видом, ясно демонстрирующим, что у меня нет выбора. Он предлагал мне видимость выбора, но в одном был прав: я принесла клятвы перед ним, Люком и другими защищать Дом, даже если это значило одеваться от «Дольче и Габбана» и посещать обеды в высшем обществе.
Фу! Приемы в высшем обществе. Чопорный народ. Неудобные туфли. Лакеи, хуже обезьян. Но я попрощалась со своими пятничными вечерами и смирилась:
– Хорошо. Я это сделаю.
– Я знал, что могу рассчитывать на тебя. Но в этом есть и позитивная сторона, знаешь ли.
Я взглянула на него, удивленно приподняв брови.
– Тебе придется взять меня с собой.
Я чуть не зарычала, мысленно дав себе пинка за то, что сразу не догадалась. Какой лучший способ мог найти Этан для внедрения в чикагское высшее общество (человеческое), если не использовать меня в качестве входною билета?
– Умно, – заметила я, одаряя его сухим взглядом.
– За четыреста лет я научился парочке приемов, – Отрезал он, затем хлопнул ладонями. – Займемся планами, да?
Мы устроились в кабинете Этана с тарелками, полными овощей и хумуса, которые я заказала из кухни. Этан воротил нос от овощей, но я умирала с голоду, а он находил меня довольно раздражительной и на полный желудок, чтобы допустить брюзжание из–за снижения сахара в крови. Так что я чавкала стеблями сельдерея и моркови, пока мы отмечали на карте Чикаго места, где предположительно могли проводиться рейвы. Клуб в Урбане, дорогой загородный дом в Шомбурге, бар в Линкольн–парке… Любое из этих мест вполне подходило для кровопускания.
Переваривая информацию, я поинтересовалась:
– Если у тебя были все эти сведения о рейвах, почему ты их не прекратил?
– У нас не было подобной информации, – ответил Люк, копаясь в документах.
– Откуда она сейчас взялась? – спросила я.
Выражение легкого недовольства на лице Этана выдавало ответ. Что ж, это и тот факт, что Люк, роясь в бумагах, обнаружил папку из манильской бумаги с остатками красной бечевки. Я разобрала слова «Уровень первый» на обложке. Вот оно!
– Ты звонил в офис омбудсмена, – заключила я. – У них была информация, либо они провели расследование. Это то, что я принесла тебе раньше.
В ответ – молчание. Затем:
– Да! – Ответ Этана был таким же сухим, как его голос.
Ему не приходилось гордиться тем, что пришлось просить об информации, и, несмотря на то, что их с Катчером связывала дружба (пусть своеобразная), Этан не являлся большим ценителем службы омбудсмена. По его мнению, они слишком тесно связаны с мэром Тейтом, позиция которого касательно «вампирской проблемы» была не слишком ясна. Тейт отказывался общаться с Мастерами Домов даже после того, как вампиры вышли на свет, хотя городская администрация знала о нашем существовании давно.
Фиаско Селины не способствовало налаживанию отношений между Кадоганом и омбудсменом. Гринвичский Совет не признал власть Чикаго над Селиной, несмотря на ее отвратительные поступки. Поскольку она сама была членом ГС, Совет решил, что у нее есть право на некоторые послабления. Например, ее не приговорили к вечному заключению в тюрьме округа Кук. Потребовались невероятные дипломатические усилия моего деда, чтобы добиться ее высылки в Европу. Это значило, что моему дедушке, поклявшемуся служить и защищать Чикаго, пришлось освободить вампиршу, которая пыталась убить его внучку. Не стоит говорить о его чувствах по этому поводу. С другой стороны, Этан сам был связан преданностью ГС. О неловкость, имя твое – вампир!
– Каким бы ни был источник, Страж, теперь у нас есть информация. Давай ею воспользуемся, хорошо?
Я ухмыльнулась в ответ: я становилась Мерит, когда Этану что–то было нужно, и Стражем, если он реагировал на мою вспыльчивость. Надо сказать, последнее случалось часто.
– Они заподозрят, что Мерит что–то нужно, – заметил Люк. – Значит, необходима легенда.
– И не просто легенда, – согласился Этан, – а история, которая сойдет даже для ее отца.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:25 | Сообщение # 12
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Мы молча размышляли. Как глава «Мерит пропертиз», одной из самых больших компаний по недвижимости в городе, мой отец разбирался в продажах достаточно хорошо, чтобы понимать, когда ему хотят что–то втюхать.
– Как насчет легкого семейного злорадства? – наконец, предложил Люк.
Этан и я посмотрели на него.
– Объясни, – велел Этан.
Люк нахмурился, отсутствующе почесал щеку и снова обмяк на диване.
– Ну, я думаю, вы об этом уже упоминали. Она – член одной из ключевых семей Чикаго, а теперь – Страж одного из самых древних американских Домов. И она изображает младшую дочь, триумфально возвращающуюся в общество, некогда отвергшее ее. Начнешь с отца. Сначала сблизишься с ним; изобразишь холодную, уверенную и жеманную девицу, будто наконец усвоила знаменитую манеру Меритов – Он хлопнул, явно чтобы поставить акцент. – Бум. Патриарх принимает ее обратно в стадо.
Этан открыл рот, закрыл, затем снова открыл:
– Интересный подход.
– «Династию» без конца крутят по кабельному телевидению, – сказал Люк.
Уфф!
Интересная информация касательно главы безопасности.
Этан смотрел на него некоторое время, думая, как отреагировать.
– Бог с ней, с поп–культурой, но твой план потребует от Мерит значительного актерского таланта. – Он одарил меня оценивающим (и не слишком лестным) взглядом. – Не уверен, что она справится.
– Эй! – хихикнув и не подумав, кто он и какую власть имеет надо мной, я легонько ущипнула Этана за руку.
К счастью, он не выпрыгнул из кресла и не прибил меня хотя воззрился на то место на своем щегольском черном костюме, где я до него дотронулась.
– Притворство – не самая сильная моя сторона, но я уверена, что смогу прикинуться надменной, – ведь у меня отличный учитель. Хотя есть план получше.
Этан выгнул брови:
– Мы все внимание, Страж.
– Роберт, – объявила я. – Он будет нашей легендой.
Несмотря на наше продолжительное отчуждение, а может быть, из–за него, пару недель назад отец явился ко мне вечером, в день моего двадцативосьмилетия, чтобы попросить о помощи моему брату Роберту, который должен принять бразды правления «Мерит пропертиз» и установить контакты с состоятельным сверхъестественным населением города. Я отказалась по ряду причин. Первой была скорость, с которой Этан накажет меня за то, что посчитает предательницей в пользу людей. Второй – неприязнь к отцу.
На его заявление о моем долге перед семьей я возразила в столь решительной манере, что он удивится моему отступлению. Но если подумает, что я хочу помочь Роберту установить связи с суперами, полагаю, проигнорирует собственное удивление и будет торжествовать.
– Неплохо, – заметил Этан. – И когда ты добьешься встречи с отцом, подаришь ему невероятный контакт.
На этот раз была моя очередь приподнимать брови.
– И какой же?
– Меня, естественно.
Да. Именно это я и предполагала.
Люк взглянул на меня:
– Звони домой как можно скорее. Пусть они думают, что ты хочешь вернуться под их крыло. Спроси, намечаются ли какие–нибудь интересные приемы.
– Да, мой капитан!
– Что ж, теперь, когда мы разработали стратегию, – сказал Этан, хлопая себя по коленям и поднимаясь, – ты можешь идти.
– Люк, сделай приготовления, о которых мы говорили.
Приготовления, о которых они говорили? В прошедшем времени?
– Постойте, – сказала я, тыкая пальцем в сторону Этана, возвращавшегося на свое место за столом. – Что из нашего прелестного плана вы двое уже обсудили, до моего прихода?
Этан одарил Люка задумчивым взглядом:
– Что, Лукас, много?
– Достаточно, – кивнул Люк.
– Не стоит недооценивать обмен информацией среди сотрудников, – самодовольно заявил Этан.
Я хмыкнула.
Предатель Люк цапнул ломтик сельдерея с тарелки. встал с кушетки и похлопал меня по плечу, проходя мимо, жест одновременно дружеский и снисходительный.
– Спасибо, что ты пришла, Страж. Мы благодарны.
Стул Этана скрипнул, когда он устроился за столом. Затем он провел руками по волосам и уставился на монитор компьютера.
– Если мы закончили, – заметила я, – я пойду наверх.
Люк устроился на стуле напротив стола Этана, который занялся проверкой почты или иными электронными делами. Его пальцы летали по клавиатуре, как у пианиста.
– Дa, Страж. Иди.
Люк пожевал сельдерей и помахал огрызком в мой адрес.
– Хорошего вечера, солнышко.
Я оставила их наслаждаться триумфом.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:26 | Сообщение # 13
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
ГЛАВА 5
Разговоры о свободе


Я никогда не любила тратить время на болтовню. Была одержима книгами и балетом и не относилась к тем подросткам, которые проводили вечера дома в обнимку с телефонной трубкой. Я так и не привыкла к этому чуду техники. Разумеется, время от времени звонила старшему брату и сестре, Роберту и Шарлотте, поинтересоваться, как дела. Учась в университете, договаривалась с Мэллори о совместном обеде в Петле. Но болтовня с Джошуа и Мередит Мерит – совсем другой коленкор…
Уже была почти полночь; мои родители, скорее всего, спали, готовясь к очередному дню в высших сферах чикагского общества.
Из–за внутреннего спора с самой собой – спят они или нет, – вернувшись в комнату, я провела первый час нового дня с батончиком мюсли и книгой в руках. Но потом решила, что тянуть бесполезно; села, скрестив ноги, на кровати и уставилась на телефон, ругая себя на чем свет стоит за клятвы, принесенные Этану Салливану.
Я сделала вдох, собралась с силами, набрала номер родителей и с удовольствием услышала четкую запись на автоответчике.
– Вы позвонили в резиденцию мистера и миссис Джошуа Мерит, – объявила моя мать. – Боюсь, сейчас мы не можем ответить на ваш звонок. Пожалуйста, оставьте сообщение после сигнала.
Раздался гудок. Я закрыла глаза и изобразила небрежную самоуверенность, о которой мы с Этаном и Люком говорили.
– Привет, это Мерит. Я хотела поговорить с вами обоими. Вкратце: теперь, когда положение вещей… изменилось… и я тоже, думаю, будет неплохо восстановить кое–какие отношения, – Я почувствовала отвращение, но продолжила: – И начать общаться с правильными людьми…
Меня прервал щелчок – звук поднятой трубки. Я молча выругалась – цель была так близка!
– Что ж, дорогая, – сказала моя мать, явно не спавшая, несмотря на позднее время, – ты не могла выбрать более подходящее время для звонка. Брекенриджи устраивают прием в пятницу вечером – коктейль в честь Урожайной коалиции в Лоринг–парке. – (Поместье Брекенриджей располагалось в пригороде.) – Я не смогу пойти, – продолжила она, – у меня другая встреча. Но отец будет. И разумеется, Брекенриджи. Тебе следует прийти и поздороваться с мальчиками Бреков.
Урожайная коалиция – это продуктовое хранилище Чикаго. И хотя повод был похвальный, меня не радовала мысль находиться в одном помещении с отцом. С другой стороны, первый светский ужин, и я сразу попадаю на задний двор Брекенриджей. Или, точнее, в их курятник, с вампиром на буксире. Боже, прости меня!
– Звучит отлично, мам.
– Чудесно. Дресс–код – вечерний, начало в восемь часов, сказала она. – Я распоряжусь, чтобы Пеннебейкер (старамодный дворецкий моих родителей) позвонил Брекенриджам и достал для тебя приглашение. Ты живешь с той девицей Кармайкл, верно?
Если бы…
– Не, мам. Я сегодня переехала в Дом Кадогана, к остальным вампирам, – добавила я, на случай… если это не очевидно.
– Что ж… – Мои слова явно заинтриговали маму. – Разве это не к лучшему? Обязательно расскажу отцу.
Я не сомневалась, что она это сделает, поскольку мой отец спекулировал информацией и связями.
– Спасибо, мама.
– Не за что, дорогая.
И тут меня осенило. Пусть у меня нет такого источника информации, как у дедушки, но зато есть Мередит Мерит.
– Мам, еще кое–что на прощание. Я слышала, Джейми начал работать. В газете?
– В газете, в газете… – задумчиво повторила она. – Нет, не припоминаю ничего о газетах. Все знают, что журналист в семье Брекенриджей – это Ник. Разве что ты слышала что–нибудь другое? – ее голос понизился на октаву; она быстро перестроилась на режим сплетен и ждала, что я подкину ей подробности. Но моя работа состояла в том, чтобы расследовать, а не раздувать огонь.
– Нет, – ответила я. – Просто вспомнила, что слышала где–то нечто подобное.
– Ладно. Бог мой! Хоть бы он нашел место себе по вкусу. Что–то, что займет его.
Она помолчала, потом переспросила слишком громко:
– Что, дорогой? – Снова пауза. – Дорогая, твой отец зовет меня. Я организую приглашение… А ты отдыхай в Доме Кадогана.
– Конечно, мам. Спасибо!
Я нажала кнопку «отбой» и захлопнула телефон.
– Черт! – пробормотала я.
Я здорово продвинулась, выполняя задание Этана, и добыла нам приглашение в загородный дом Брекенриджей. Возгордившись своим достижением, пусть и сомнительным (подписалась на встречу с отцом), я решила заняться другими делами Дома и проинформировать Этана о телефонном звонке.
Я прицепила к поясу катану и направилась в его кабинет. Спустившись на первый этаж, миновала Малика, заместителя Этана, выходившего из кабинета босса. Малик был мрачнее тучи и ни единым жестом не показал, что заметил меня. Это не сулило ничего хорошего.
На сей раз дверь в кабинет Этана оказалась открытой. Еще хуже было то, что он стоял по центру комнаты, скрестив руки, обеспокоенно нахмурив брови и уставившись в пол. И он переоделся – вместо черного пиджака рубашка с короткими рукавами, без галстука; только блеск золотого медальона Кадогана на шее нарушал безупречную белизну рубашки, обтягивавшей его торс. Этан даже изменил прическу – собрал волосы в короткий хвост на затылке. Так делает девушка, когда ей приходится заняться делом.
Мой живот скрутило в узел от беспокойства. Пока я ходила в свою комнату и возвращалась на первый этаж, что–то случилось.
Я постучала по косяку двери. Этан поднял взгляд.
– Я хотел отправить тебе послание, – сказал он. – Входи и закрой дверь.
Я сделала, как было велено, затем подумала, что с тем же успехом могу сначала изложить хорошую новость:
– Я звонила матери. В пятницу в загородном доме Брекенриджей благотворительный коктейльный прием. Она достанет нам приглашение.
Этан одобрительно поднял брови:
– Отличная работа. Сразу два зайца убиты.
– Кстати, она еще сказала, что не слышала, чтобы Джейми занялся чем–то похожим на журналистику. Разумеется, я не откровенничала, – добавила я, когда взгляд Этана посуровел. – Лишь задала туманный вопрос. Если бы он работал, тем более в той же области, что и Ник, она бы знала. Миссис Брек была бы в экстазе и не стала бы скрывать такие новости от моей матери.
Он помолчал с озадаченным видом.
– Гмм… Что ж, будь что будет, – сказал Этан, обходя стол и усаживаясь. – Учитывая вред, который может причинить подобная история, не перегнуть бы палку с осторожностью. Без сомнения, в полученной нами информации есть доля истины, пусть и специфическая. – Мгновение он разглядывал поверхность стола, затем поднял на меня тяжелый взгляд. – Садись, Мерит.
В его голосе прозвучало беспокойство. Мое сердце тревожно сжалось, но я сделала, как было велено, отодвигая катану в сторону и опускаясь на стул перед столом Этана.
– Совет освободил Селину.
– О боже! – Я знала, что мои глаза посеребрели – от гнева, страха или из–за адреналина, устремившегося по телу. – Как? Когда это случилось?



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:26 | Сообщение # 14
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
– Три дня назад. Только что звонил Дариус. Я перекинулся парой слов с Люком, он обновит дейлисы и поставит в известность «РДИ» и другие чикагские Дома.
Переводя на человеческий язык, это значило, что Люк обновит информацию для службы безопасности и проинформирует эльфов–наемников (да, тех самых эльфов!), работающих в «РДИ» – организации, которая обеспечивает безопасность Дома в дневное время суток и стоит на страже у передних ворот, а потом позвонит Моргану и Скотту Грею. .
– Он позвонил только что? – повторила я. – Ты же разговаривал с ним пару часов назад. Он не сказал, что в мир выпустили безумие?
– Он не знал, так как не присутствовал на голосовании. Возможно, умышленно. Совет – мажоритарный орган, и она принадлежит к большинству, что и было продемонстрировано. Совет… – Этан сделал паузу и покачал головой. – Они – вампиры, Мерит. Хищники, которые родились во времена, когда это слово значило не то, что сейчас. Когда это была не показуха, а сущность. Когда люди были…
Я чувствовала, что поскольку сама стала вампиром совсем недавно и отчасти сомнительным образом, он искал подходящие слова, чтобы охарактеризовать то, что можно было легко назвать одним словом.
– Пищей, – закончила я. – Они были пищей.
– И кое–чем еще. Помимо политики, – (беспокоит ли меня тот факт, что Этан относится к восприятию людей как прямоходящего скота как к «политике»?) – остальные члены Совета могли быть зачарованы, даже не осознавая этого. Селина очень могущественна.
Медленно провалиться в чары, отдаться ее способности проникать в твою душу и манипулировать по своему усмотрению – это я понимаю. Я смогла сопротивляться ей, но это мое личное умение, судя по всему. Некое причудливое свойство.
– Как мы обсуждали, я ждал, что Селину заключат в тюрьму за ее преступления. Такое соглашение твой дед заключил с мэром Тейтом, окружным прокурором и Гринвичским Советом. Но у Совета короткая память касательно Чисток. Хотя я не сомневался, что ее примут по высшему разряду, надеялся, что она лишится своего Дома, как и произошло, и останется в Лондоне в заключении. – Он покачал головой, затем закрыл глаза, явно измученный. – По крайней мере, люди не в курсе ее освобождения. Пока.
Вне зависимости от того, узнают люди или нет, освобождение Селины ставило под сомнение честность мэра Тейта и всех в Чикаго, кто признал справедливость ее экстрадиции, включая Этана и моего деда.
Черт побери! И я еще думала, что отношения с кабинетом омбудсмена были затруднительными.
– Как они могли совершить такой политически глупый шаг? – вслух удивилась я.
Этан откинулся в кресле и сложил переплетенные пальцы па груди.
– Члены ГС склонны придерживаться противоположных мнений по таким вопросам, – сказал он. – Многие верят, что залог их долговечности – не привлекать внимания, жить как люди и ассимилироваться. Они довольны подобным положением дел. Другие устали скрываться столетиями и испытывают горечь, хотят выйти из тени. Селина предложила свой вариант. Она дала им жизнь среди людей и новое руководство. Кроме того, не говоря об их силе… Ты видела Селину, Мерит, и знаешь, что она обладает определенным… очарованием.
Я кивнула. Красота этой брюнетки неоспорима. Тем не менее. С каких пор горячность извиняет глупые решения?
– Но ведь мы говорим о Совете. Сильнейших вампирах! Лучших! Тех, кто принимает важные решения. Сгоряча или нет, разве они могли не знать, чем это грозит?
– Они сильные, но не обязательно самые. Амит Патель, по общим отзывам, сильнейший вампир в мире, однако он избегает политики и много лет успешно уклонялся от членства в Сабхе .
Интонации Этана трансформировались из полных страха в заметное восхищение, на которое он не был щедр. В голосе прозвучала такая же нотка почтения, как когда люди говорят о Майкле Джордане или Джо Намате .
– Ты без ума от Амита Пателя, – заметила я, расплываясь в улыбке. – Броманс . Как мило. – И как по–человечески, добавила я про себя, но вслух не произнесла, зная, что он не воспримет это как комплимент.
Этан пренебрежительно закатил глаза:
– Ты слишком юна, чтобы быть такой сильной.
Я восприняла это не как камень в огород моей человеческой молодости, а как ощущение Этаном моей вампирской зрелости. Хмыкнула и нахмурилась, но по другому поводу.
– Она приедет в Чикаго, – предположила я.
Организация моего убийства была частью плана Селины по захвату власти в чикагских Домах, но я помешала ей убить Этана, метнув в нее кол. Какими бы ни были ее другие мотивы, она приедет в Чикаго, чтобы найти меня… Если уже не приехала.
– Похоже на правду, – согласился Этан. Он открыл рот, собираясь произнести что–то еще, но промолчал, видимо размышляя. Затем, сурово нахмурившись, скрестил руки на груди. – Я ожидаю, что ты передашь мне всю информацию касательно Селины, которую сможешь собрать в других Домах.
Несмотря на формулировку, это не был ни вопрос, ни «ожидание», а самый настоящий приказ. И поскольку в Домах имелся лишь один доступный источник информации, он был чертовски оскорбителен. Желание избежать подобных разговоров в четыре часа утра было той самой причиной, по которой мне не хотелось жить и Доме.
– Не собираюсь шпионить за Морганом, – огрызнулась я.
Хоть я и не знала, как далеко хочу зайти в отношениях с ним, была уверена, что «далеко» включает шпионаж. Кроме того, из–за дела с рейвами личное и профессиональное уже и так смешались в моем сознании. Пусть чисто символически, но я уже привела Этана к цели и идти дальше была не готова.
Как и ожидалось, мой вызов его верховной власти спровоцировал напряжение.
– Ты доложишь мне обо всем, о чем тебе велели докладывать. – Его голос был холоден и резок.
Волосы у меня на затылке встали дыбом – реакция на проявление магии, которую источают вампиры, эмоционально реагируя на происходящее; магии, наполнявшей комнату по мере ожесточения нашего спора. Вампиры не способны колдовать, но мы магические существа, хищники. Добавьте к этому наливающиеся серебром глаза и клыки, и перед вами – полный набор защитных механизмов вампира, которые начинают активизироваться.
Я сжала руки в кулаки и попыталась замедлить дыхание. Полагаю, мои глаза стали серебряными, но я пыталась сдержать клыки. Однако она хотела кое–чего другого…
За последние пару месяцев я заметила, что когда расстраиваюсь или пугаюсь, срабатывает инстинкт «держись–или–беги» и вырастают клыки, я чувствую в себе вампира, что–то отдельное внутри, будто мы не до конца слились. Трехдневное генетическое изменение должно было превратить меня – полностью и до конца – в вампира с серебряными глазами, клыками и всем прочим. Я не понимаю, как одновременно могу быть вампиром – жажда крови, ночная жизнь, клыки и обострившиеся чувства – и чувствовать себя человеком. Словно во мне поселился призрак. Но так оно и есть.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:27 | Сообщение # 15
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Однажды я сказала об этом Катчеру. Его непонимание и неуверенность поразили меня. Если он не знал, что происходит, откуда было знать мне? Как со всем этим разобраться? И что еще важнее – чем я должна была стать?
Часть меня удивлялась, нашептывала то, с чем я едва могла смириться, – что это ненормально. Что со мной как с вампиром что–то не так.
Сейчас я чувствовала в себе тигрицу, готовую к прыжку; ощущала, как она двигается и устраивается под костями. Мои мышцы вибрировали, налитые необыкновенной силой. Она требовала, чтобы мои глаза налились серебром, клыки выступили, а магия заполнила комнату. Хищница хотела швырнуть слова Этана ему в лицо, бросить вызов.
А еще лучше – сбросить его самого на пол и делать все, что хочется.
Все эти желания и действия были дикими, первобытными и… доставили бы невероятное удовольствие. Плохие мысли!
Я сжала эфес катаны, впиваясь ногтями в оплетку рукояти и пытаясь сохранить контроль над собой. После неудавшейся попытки обсудить эту проблему с Катчером я решила держать все при себе. Этан не в курсе, и я не собиралась делиться с Мастером вампиров, и так сомневавшимся во мне, сомнениями в моей вампирской полноценности.
Тигрица застыла в ожидании. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы справиться с ней, продышаться и обуздать магию, крошечными вихрями кружащуюся по кабинету.
«Добро пожаловать в Дом Кадогана», подумала я и, ощутив прилив силы, подавила ее, подняла подбородок и уставилась на Этана. Его глаза были огромными хрустальными зелеными озерами.
– Я – Страж этого Дома, – горячо заявила я, – и не хуже тебя понимаю ответственность, которую на меня налагает эта должность. Я согласилась помочь тебе проникнуть в места, куда вход вампирам заказан, и оказать содействие в расследовании рейвов. Ты – первый человек, который узнает, что Селина в городе, если я услышу об этом, но не лезь в мою личную жизнь!
– Не забывай, с кем разговариваешь, Страж!
– Я никогда ничего не забываю, Салливан!
Прошла почти минута – мы оба не двигались, и воздух сгустился от нашего обоюдного упрямства.
Но затем – чудо из чудес! – Этан смягчился. Напряжение и магия рассеялись. Один холодный кивок – это все, что я получила в ответ, но я наслаждалась им, смаковала, решив сохранить в памяти момент, когда он уступил.
Едва сдержалась, чтобы не закричать: «Я победила!» – но подавить легкую усмешку не смогла.
Мне следовало знать, что торжество преждевременно.
– В любом случае ты поставишь меня в известность, если приведешь Моргана в Дом Кадогана, – сказал Этан. В его голосе прозвучало достаточно самодовольства, чтобы стереть улыбку с моего лица.
Разумеется, он хотел все знать и насладиться победой – тем фактом, что я привела новоиспеченного главу Дома Наварры и союз Кадогана и Наварры к его порогу. Учитывая прежние сомнения относительно моей лояльности, усиленные противоречивым превращением из человека в вампира, – как убедиться в том, что я не сливаю информацию Дому Наварры? Лучше всего – держать меня в целости и сохранности при себе, в Кадогане, а Моргана – на привязи.
Я не была уверена в своем полном равнодушии к Моргану. Еще слишком рано, отношения едва начались. Но по сравнению с человеком, которого Мэллори очень точно прозвала Дартом Салливаном, Морган был прекрасным принцем в джинсах «Дизель».
Замечание Этана, хоть и весьма оскорбительное, я поняла как намек удалиться. Бессмысленно притворяться, что через пару минут мы вместе посмеемся над произошедшим. Чем дольше я оставалась в кабинете, тем сильнее рисковала, что вампирша вырвется наружу. Я не могла себе позволить так рисковать. Поэтому, не глядя ему в глаза, прожигавшие мне кожу, встала со стула и направилась к двери.
– И не забывай, – добавил Этан, – мой интерес к твоей личной жизни вызван исключительно интересами Кадогана.
Как мериться силами с таким типом?!
– Меня интересуют союзы, – сказал он, – возможность повесить над дверью эмблему Наварры как наших союзников. Не пойми превратно…
– Я бы не посмела, Салливан!
Сложно понять превратно, когда он признал, что я его привлекаю, хотя и скупо; практически отдал меня Моргану. Это произошло сразу после того, как он предложил сделать меня его фавориткой. Его любовницей. (Конечно, я отказалась.)
И вот он опять поднимает эту тему. Может быть, Этан Салливан, несмотря на железный самоконтроль, сам не знает, чего хочет?
– Что за тон! – продолжал он.
– Что за намеки! – Я балансировала на грани неподчинения, но не могла оставить за ним последнее слово. Не в этом вопросе.
Он стиснул челюсти:
– Просто делай свою работу.
Я чуть не зарычала. Я сделала свою работу – несмотря на миллион причин, кричащих, что не стоит рисковать ради него своей жизнью; несмотря на его недоверие и неправоту. Потому что я должна была выполнить свои обязанности и принять новую жизнь – жизнь вампира. Я защищала его перед Морганом и перед Селиной!
Обида переполняла меня, рвалась наружу. Я могла бы отпустить поводья, позволить хищнице поточить коготки об Этана… Но я принесла ему две клятвы, в том числе обещала защищать от всех врагов – живых и мертвых.
Моя вампирша, вероятно, относилась к одной из этих категорий.
Поэтому, призвав на помощь остатки ангельского терпения, я выдавила из себя улыбку и посмотрела на него из под опущенных ресниц.
– Сеньор, – решительно сказала я, признавая его власть и в то же время давая понять: если он захочет поставить меня на место, я напомню ему о его собственном.
Секунду Этан смотрел на меня, раздувая ноздри, но если и сердился, то сдержал свой гнев. Вместо этого он наклонил голову и уставился на бумаги, разбросанные на столе. Я вышла и решительным хлопком закрыла за собой дверь.
Не то чтобы я не была готова к предстоящему и не знала, что он выработает начальственный тон и станет вмешиваться в мою жизнь. Переезд в Дом был необходим для работы Стража и помощи коллегам.
Но все имеет свою цену. Быть рядом с Этаном – провокация, вызов. Отчасти враждебность, странная химия… Но ни то ни другое не способствует мирной домашней обстановке. А это лишь первая ночь под его крышей! Плохой знак…
Я вернулась в свою комнату и распустила волосы, оглядываясь по сторонам. Скоро восход солнца выведет меня из строя, но до зари еще час, а стычка с Этаном сильно завела меня. Можно остыть в спортзале в подвале Кадогана (например, пробежать пару миль на беговой дорожке) или посмотреть, что подают в кафе на рассвете. Я не собиралась делать это в одиночестве, поэтому поднялась на четвертый этаж в поисках Линдси.
Найти ее оказалось несложно: на ее двери висела фотография Брэда и Анджелины, а поверх лица Анджелины приколото аккуратно вырезанное фото лица Линдси.
Дверь открылась, не успела я постучать. Линдси стояла на пороге, устремив взгляд на журнал, который держала в руках. Волосы собраны в низкий хвост, и вместо кадоганской формы – обтягивающая футболка и джинсы.
– Я ждала тебя, – сказала она. Я моргнула:
– Что?



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:27 | Сообщение # 16
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
– Я же экстрасенс, помнишь? – Она ухмыльнулась и махнула рукой в воздухе. – Вуду! – Линдси явно посмеивалась над сверхъестественным. – Я почувствовала, что ты идешь, и знаю, что ты голодна.
– Физически чувствуешь мой голод?
Она хмыкнула:
– Я знаю, потому что ты – это ты. Когда ты не голодна?
В ее словах была крупица правды.
Я бросила мимолетный взгляд на комнату Линдси, прежде чем она. бросила журнал внутрь и захлопнула дверь. Расположение и обстановка были примерно как у меня – обычная спальня вампира, но ее комната буйствовала красками. Ярко–алые стены увешаны кричащими постерами, фотографиями и обложками альбомов. Прямо над кроватью висел огромный флаг «Нью–Йорк Янкиз». (Линдси родилась в Айове, но некоторое время провела в Нью–Йорке. Похоже, это повлияло на нее.) Хотя я любила Большое Яблоко, как любая девчонка, тем не менее я была до мозга костей фанаткой «Кабз». Видимо, ничто не смогло поколебать ее страдания по «Янкиз».
Закрыв дверь, она взглянула на меня и хлопнула в ладоши:
– Ладно, крутой Страж. Пошли найдем тебе что–нибудь поесть, и заодно ты продемонстрируешь остальным братьям и сестрам свою доброту, да?
Я отсутствующе почесала предплечье:
– Дело в том…
– Они тебя не ненавидят.
– Прекрати!
Линдси подняла руки вверх:
– Это было написано у тебя на лице, птичка. Серьезно, они тебя не ненавидят. Теперь заткнись и пошли жрать.
Я послушно заткнулась и пошла следом за ней к главной лестнице и вниз на второй этаж.
В это время ночи на главном этаже было почти пусто. Одни разговаривали, другие читали книги, но в целом Дом начинал затихать – вампиры расходились перед восходом солнца.
Мы прошли по главному коридору в кафе, где несколько вампиров–неофитов, стоявших в U–образной очереди, брали еду с застекленных витрин из нержавейки. Мы встали в конец очереди, взяли подносы и начали двигаться вдоль отделений с едой.
Подавались в основном блюда для завтрака – сладкие булочки, бекон, яйца. Не похоже на обеденное меню, но, с другой стороны, было почти пять утра.
Из напитков я выбрала упаковку органического шоколадного молока, затем прихватила датскую булочку и тарелку с беконом. Наверное, мне не следовало плотно завтракать перед сном, но я подумала, что белки не помешают. И правда, неужели, помахав тарелкой с беконом перед вампиром, вы думаете, что он откажется?
С полным подносом я бочком приблизилась к Линдси и другим вампирам, ожидая, пока они определятся с выбором. Она положила мед на овсяную кашу, подняла поднос и пошла к свободному столу. Я пошла за ней и села напротив.
– Хочу ли я поинтересоваться, что произошло внизу?
Я глянула на нее:
– Внизу?
Она погрузила ложку в овсянку, попробовала.
– Повторяю, – сказала она, – я – экстрасенс. Сегодня вечером по всему Дому Кадогана ходят взволнованные вампиры. Какая–то нервная энергия. Может, что–то готовится?
Маловероятно, чтобы Линдси, как сотрудник охраны, не знала о Селине.
– Селину освободили, – прошептала я, отламывая кусочек датской булочки с вишней.
– О, дерьмо! – вскрикнула Линдси изумленно и встревоженно. – Это объясняет, почему здесь повсюду твоя энергия.
Я взглянула на нее: голова склонилась набок, на лице – любопытство.
– Но есть что–то еще, какая–то другая энергия. – Помолчав, она ухмыльнулась. – О–о–о, теперь я поняла.
Я выгнула бровь:
– Что поняла?
– Нет, – сказала она, покачивая головой. – Если не хочешь говорить о Селине, я не буду обсуждать тот факт, что ты горячая и возбужденная. – Линдси закрыла глаза и приложила кончики пальцев к вискам. – Хотя я вижу кое–кого, да, определенно вижу. Кое–кого со светлыми волосами и зелеными глазами. – Она уронила руки и воззрилась на меня.
– Заткнись! – предупредила я, ткнув в нее пальцем.
Я немного растерялась оттого, что она знает, что это Этан довел меня до состояния «горячей и встревоженной, но обрадовалась, что Линдси приписала все сексуальному возбуждению, а не физическим неполадкам.
Я осмотрелась, заметив любопытствующие взгляды вампиров, сидящих за деревянными столами вокруг нас. Они что–то потягивали из кружек и ели фрукты, глядя на меня.
Их явно не очень впечатлял новый Страж.
Я подалась в сторону Линдси:
– Ты заметила, что на меня все пялятся?
– Ты – новенькая, – пояснила она. – К тому же бросила вызов Мастеру еще до принесения клятвы и тебя назначили Стражем. Плюс ты не поддалась во время церемонии коммендации, и наш возлюбленный вождь продолжает прикрывать твою тощую задницу.
Её слова заставили меня робко улыбнуться:
– Меня не подчинили во время церемонии. А это не одно и то же.
– Ты знаешь, что я здесь уже сто пятьдесят лет? За все время Этан назначил только одного нового Мастера?
Я отломила еще кусочек булочки и положила его в рот.
– Я – не Мастер.
– Пока что, – заметила Линдси, тыкая в меня ложкой. – Но это лишь вопрос времени. Конечно, у тебя может быть врожденная магия, и ты можешь пользоваться кое–какими приемчиками Мэллори Кармайкл – она станет хорошей колдуньей, знаешь ли, – и все равно не сравнишься с Золотой Деткой.
– Я знаю, что она станет классной, – согласилась я. – Это меня регулярно пугает. Кто такая Золотая Детка?
– Лейси Шеридан.
Я слышала это имя прежде, но не помнила, при каких обстоятельствах.
– Кто она?
– Мастер, которого назначил Этан. Мастер Дома Шеридан.
– А, – сказала я, вспомнив, что видела это имя в «Каноне». В Штатах есть двенадцать вампирских Домов. Шеридан – самый молодой из них.
– Лейси была в Доме Кадогана двадцать пять лет, прежде чем Этан назначил ей испытание. Она выдержала, и Этан взял ее в подмастерья, чтобы подготовить к обряду. Потом она переехала в Сан–Диего и основала Дом Шеридан. Они были близки – он и Лейси.
– Близки по делу или?..
– Щекотливо близки, – уточнила Линдси. – И это плохо кончилось.
Я не могла не согласиться. Что–то в моей груди сжалось при мысли о том, что Этан был близок с кем–то другим, несмотря на то что мне довелось быть свидетелем этого акта. Тем не менее я поинтересовалась:
– Почему плохо?



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:28 | Сообщение # 17
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Линдси нахмурилась, делая вид, что обдумывает вопрос, и помешала овсянку.
– Потому что Лейси Шеридан была прекрасна, как картинка, – наконец сказала она. – Высокая, стройная и голубоглазая блондинка. Всегда вежлива и уступчива: «Да, сеньор», «Нет, сеньор». Правильно одевалась, выглядела, будто сошла со страниц каталога Энн Тейлор. Говорила только правильные слова. Это выглядело неестественно. Она едва ли была человеком, даже до того как стала вампиром.
– Должно быть, Этан с ума по ней сходил, – заметила я, подумав, что именно такой тип женщин предпочитает Этан. Элегантная, утонченная… И послушная.
Линдси кивнула:
«С ума сходил» – подходящие слова. Он ее любил, полагаю. По–своему.
Я взглянула на нее, держа бекон на полпути ко рту.
– Ты серьезно?
Не могу себе представить влюбленного Этана, отпустившего поводья и ослабившего самоконтроль. Не считала его способным довериться кому–то настолько, чтобы подпустить к себе действительно близко.
За исключением нескольких странных минут со мной, не похоже, чтобы он был счастлив.
– Серьезна, как осиновый кол, – подтвердила Линдси. – Когда он осознал, насколько она сильна – ее оценивали как очень мощного экстрасенса, – он взял ее под крыло. С тех пор они все время проводили вместе. – Она съела ещё одну ложку овсянки. – Они были словно… ледяные северные эльфы. Прекрасно смотрелись вместе, но… – Линдси покачала головой. – Она ему совсем не подходила.
– Почему?
– Этану нужен кто–то другой – девушка, которая сможет противостоять, бросить вызов. И которая сможет сделать его лучше, а не будет целовать ему задницу двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю и ловить каждое слово.
Она задумчиво рассматривала меня.
Я уловила блеск в ее глазах и покачала головой:
– Даже не думай. Он ненавидит меня, я ненавижу его, мы осознаем это и только поэтому можем работать вместе.
Линдси фыркнула и стащила у меня ломтик бекона.
– Если ты его ненавидишь, я съем свою салфетку. И может, он и ненавидит тебя, но только внешне. Это видимость. – Она немного откусила, покачала головой и взмахнула остатком бекона. – Нет. В нем больше, чем он показывает, Мерит. Я это знаю. Под его холодом – жар. Ему просто нужно… перестроиться.
Я сделала нетерпеливый жест:
– Расскажи мне еще о Лейси.
– У нее здесь были друзья, до сих пор остались, но мне казалось, что она холодна. Высокомерна. Она слаба физически, но очень сильна как стратег. Политика у нее в крови, умеет маневрировать. Она всегда выглядела дружелюбной, но напоминала политика во время предвыборной кампании. Очень расчетлива. – Линдси задумчиво помолчала, ее голос смягчился. – Она не была доброй, Мерит. Стражники ее ненавидели.
– Из–за манеры поведения?
– Ну да, отчасти. Послушай, Этан управляет Домом, поэтому он до некоторой степени… существует отдельно от нас. И если честно, то же самое я бы сказала о тебе. Народ подозрительно к тебе относится из–за того, что ты так быстро стала Стражем, из–за твоей семьи. Ты наивна в том, что касается вампиров, и при этом получила исторически важную позицию. И хотя ты что–то вроде охранника, ты ближе к нему, чем остальные из отдела Люка.
Я заворчала, приканчивая бекон.
– Не то чтобы я думала, что вы с ним… – начала она и умолкла, по–видимому ожидая от меня подтверждения.
– Между нами ничего нет, – сухо ответила я и вонзила пластиковую трубочку в пакет с шоколадным молоком. Это было проявлением агрессии, которую во мне всегда вызывал этот вопрос. Однако вкусно.
– Я просто проверяла, – сказала Линдси и подняла руки, чтобы разрядить обстановку. – Они преодолеют неприязнь, когда получше тебя узнают. – Она улыбнулась мне, выгнула брови. – Как я. Конечно, у меня отличный вкус на друзей, но как бы там ни было… Дело в том, что Лейси другая. Не такая, как мы. Она была классическим учительским любимчиком – стремилась быть рядом с Люком, Этаном, Маликом, постоянно около представителей власти. Она не общалась с нами, не могла сработаться. Но, – добавила Линдси, покачав головой, – хотя она и была фальшива, тем не менее очень хороша. Все анализировала. Придумывала стратегии. Она была Стражем, и хотя не смогла бы одолеть и мокрую кошку, обладала прекрасными мозгами. Ей присуща склонность планировать, просчитывать последствия и шаги.
Мой следующий вопрос, вероятно, поставил крест на демонстрации отсутствия интереса к обсуждаемой теме:
– Почему они расстались?
– Этан и Лейси? Они перестали встречаться после испытания, когда она вернулась в Кадоган для обучения, чтобы подготовиться к руководству своим Домом. Говорили, что для него было важно, чтобы их отношения оставались во время подготовки сугубо профессиональными. Слишком многое стояло на кону – не время для нежных взглядов.
– Он не хотел, чтобы эмоции мешали, – согласилась я.
– Я слышала, что он временами летает в Сан–Диего, как это сказать, для половых сношений. – Линдси кивнула, ухмыльнувшись. – Да. Готова поспорить, для него это так и сеть. Очень формально. Они с Лейси, должно быть, заключили соглашение, возможно даже оговорили условия.
– Хм–м… – Я подавила замешательство, вызванное мыслью об использованных коллегой терминах.
Я подняла глаза и заметила, что в кафе вошел Малик. Он кивнул мне и направился к шведскому столу.
Малик – высокий, с кожей карамельного цвета, спокойный – оставался для меня загадкой. За два месяца, пока я была членом Дома Кадогана, я разговаривала с ним от силы раза три. Как заместитель Этана, он разделял с ним руководящие обязанности, но они редко выходили за пределы территории вместе, чтобы сохранить преемственность в случае покушения на Этана. У меня возникло ощущение, что он играет роль исполнительного директора и дублера, изучая, как функционирует Дом и как им управлять, уделяя внимание деталям, в то время как Этан исполняет функции председателя Совета директоров. Я не воспринимала Малика ни как вампира, ни как человека. С вампирами, исполненными благих намерений, – на ум сразу приходили Люк и Линдси, – было легко вступить в контакт, как и с очевидно стратегическими фигурами – Этаном и Селиной. Но Малик такой сдержанный, что я не уверена, с кем он. Кому принадлежит его верность.
Конечно, он и Этан имели одну общую черту – отличный вкус по части «Армани». Малик носил такие же безупречно сшитые костюмы с иголочки, как и Этан.
Я наблюдала, как он двигается вместе с очередью, а он не отводил взгляда от вампиров вокруг. Весь погружен в дела Этана – по крайней мере, когда я видела их вместе, – но вел себя весьма дружелюбно с остальными вампирами Кадогана. К нему подходили, когда он выбирал блюда на завтрак, здоровались, болтали. Интересно: в то время как вампиры Кадогана были склонны держать дистанцию с Этаном, они шли к Малику. Разговаривали с ним, шутили, по–дружески общались. С Мастером – ничего подобного!
– Как долго Малик – Второй? – спросила я у Линдси. Она проглотила бекон, затем подняла на него глаза.
– Малик? С тех пор, как Дом переехал в Чикаго. С восемьдесят третьего года.
Имелся в виду 1883–й, не 1983 год.
– Этан выбрал Чикаго, ты знаешь. Когда Питер Кадоган умер, он захотел вывезти Дом из Уэльса, и из Европы вообще. А Малик жил в Чикаго и был сиротой.
– Лишился родителей? – спросила я, – Ужасно!
– Не просто сиротой. Он был бродягой, бездомным. Вампиром–сиротой. Его Повелительница оказалась недостаточно сильна, чтобы удержать свой Дом, и погибла от руки соперника. – Линдси поднесла кулак к груди, изображая, как пронзают колом. – Так они с Этаномвстретились, а остальное – история.
– Ты знаешь его? Хорошо – имею в виду.
– Малика? Разумеется. Малик классный. – Линдси глянула на часы, потом допила воду, перед тем как встать и взять поднос – Итак, к Дому Кадогана принадлежат триста девятнадцать вампиров. Хочешь идею?
Я посмотрела на нее и кивнула.
– Они бы не отказались узнать тебя получше, если бы ты дала им шанс.
– Для этого я здесь.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:29 | Сообщение # 18
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
ГЛАВА 6
Возвращение принца


Я проснулась ни свет ни заря. Точнее, в глубокой ночи. Мне первый раз предстояло нести вахту – патрулировать территорию Дома Кадогана величиной с квартал, присматривать за дырами в кованом заборе высотой десять футов, который удерживал незваных гостей снаружи и вампиров внутри. В городе, полном странных сверхъестественных существ, следует быть начеку.
Я встала, приняла душ в крошечной ванной, сделала кое–какие девичьи дела и облачилась в униформу, завершив наряд катаной на поясе и медальоном Кадогана, который мне дал Этан во время церемонии коммендации. Я расчесывала свои длинные темные волосы, пока они не заблестели, затем собрала их в высокий хвост и провела щеткой па челке. Вампиризм освежил и цвет моего лица, так что понадобилось лишь немного румян и блеска для губ.
Прихорошившись и вооружившись, я направилась к двери и вдруг заметила цветное пятно на полу – перед дверью лежала стопка почты. Сообразив, что ее доставили, пока я была в душе, я наклонилась и взяла каталог «J. Crew» , пересланный Мэллори, и конверт из толстой льняной бумаги. Конверт оказался тяжелым и плотным, несомненно дорогим. Я открыла его и заглянула внутрь: обещанное приглашение к Брекенриджам, по всей видимости присланное мамой еще до захода солнца.
Торжество у Брекенриджей явно на мази. К сожалению… Я бросила каталог на кровать, положила приглашение в карман и уже собиралась идти к лестнице, когда зазвонил мобильник. На экране высветился номер Моргана.
– Добрый вечер, – сказал он, когда я взяла трубку.
Держа телефон около уха, я направилась в коридор, заперев за собой дверь.
– И тебе добрый вечер, – ответила я. – Что нового в Доме Наварры?
– В Наварре – не много. Еще рано. Мы стараемся не устраивать драму раньше полуночи.
– Ясно, – хихикнула я, приближаясь к главной лестнице.
– На самом деле я не в Доме Наварры. Совершил вылазку на юг и нахожусь в пределах досягаемости Дома Кадогана.
Я остановилась на ступеньке, положив руку на перила.
– Насколько близко?
– Выходи во двор, – игриво предложил Морган.
Заинтригованная, я закрыла телефон–раскладушку и рысью преодолела лестницу. На первом этаже было еще тихо, не все вампиры встали после дневного сна. Я открыли входную дверь и вышла в маленький портик.
Морган стоял на тротуаре, на полпути от ворот до входной двери. Одет в своем привычном стиле беглеца–бунтаря: дизайнерские джинсы, туфли с квадратными носами, футболка с короткими рукавами, тесно облегающая стройный торс, и часы на широком кожаном ремешке на левом запястье.
Находясь вдали от Моргана, я всегда забывала его подкупающую улыбку и эти глаза с поволокой, в которых хотелось утонуть. Обычно мои мысли занимали разные вампирские выходки. Однако сейчас при мысли о том, как он красив, мое сердце дрогнуло.
У него в руках была ваза с цветами – изящная, из молочно–белого стекла, заполненная разноцветным клубком пионов, лютиков и еще каких–то ярких цветов на стройных зеленых стеблях. Они были прекрасны и… немного неожиданны.
– Привет, – сказал Морган, когда я, застенчиво улыбаясь, приблизилась. – Не уверен, что мне доводилось видеть тебя в форме Кадогана. – Он потянул лацкан моего жакета, затем облизал губы с очевидным одобрением. – Ты выглядишь очень… официально.
Я закатила глаза в ответ на флирт, но по щекам разлилось тепло.
– Спасибо, – ответила я и посмотрела на цветы. – Полагаю, они не для Этана?
– Ты права. Я не позвонил, и мне надо идти – неотложная встреча. Но я хотел принести тебе что–нибудь. – Он перевел взгляд на цветы, и в его улыбке скользнул оттенок робости. Что–то глуповатое, но берущее за сердце. – Решил, что тебе нужен подарок для создания домашнего уюта.
Я улыбнулась ему в ответ:
– Что–то другое, а не плакат с твоим изображением в полный рост, который ты мне уже подарил?
– Подарок, конечно, не ахти какой фантастический, но я думал о чем–то более… женственном. – С этими словами он вручил мне вазу, потом наклонился и прижался губами к моей щеке. – Добро пожаловать в мир вампиров, Мерит!
Когда он выпрямился, обезоруживающая улыбка на его лице дала понять, что приветствие искреннее. Морган был вампиром из вампиров, адептом. Переехав в Дом, я принесла новое обязательство братству вампиров, и для него это явно что–то значило.
– Спасибо, – сказала я.
Ваза еще хранила тепло его рук и едва уловимое покалывание магии.
Всего лишь миг он смотрел на меня с каким–то невероятным чувством, но, как только зазвонил мобильник, встряхнулся. Достал его из кармана джинсов и посмотрел на экран.
– Должен ответить, – сказал он, – и бежать.
Морган наклонился и (так нежно!) прикоснулся своими губами к моим губам.
До свидания, Мерит! – Он повернулся и пошел обратно по тротуару, затем скрылся в воротах.
Я постояла там еще мгновение, захваченная произошедшим врасплох: он приехал из Дома Наварры лишь для того, чтобы удивить меня цветами! Цветами. И это не в День святого Валентина, когда принято дарить цветы. А просто так… Надо отдать ему должное – хорош!
Как только Моргай скрылся из виду, появилась Келли в полном кадоганском облачении, с катаной в одной руке и изящным клатчем в другой. Странно, потому что Келли, как и остальные охранники, жила в Доме Кадогана. Поскольку солнце село за горизонт всего час назад, я удивилась: где и с кем она провела дневные часы
– Симпатичные цветочки, – заметила она, приблизившись. – Подарок от нового Мастера Наварры?
– Ну да, – ответила я, поворачиваясь и входя следом за ней в Дом.
Всего пара слов, и она вытащила мобильник и стала набирать сообщение. Келли не была склонна к болтовне.
– Как прошёл день? – спросила я, когда мы спустились по лестнице в подвал.
Она притормозила на лестничном пролёте и задумчиво склонила голову; иссиня–чёрные волосы упали ей на плечи.
– Ты удивишься, – хрипло ответила она и продолжила спускаться.
Я постояла на ступеньках, наблюдая за ней и умирая от любопытства, затем отправилась работать. Хотя стемнело совсем недавно, оперотдел бурлил. Линдси и Джульетта уже были на своих местах. Джульетта копалась в Интернете, видимо занимаясь каким–то исследованием. Линдси контролировала окрестности, уставившись на мониторы системы видеонаблюдения, одновременно тихо и спокойно говоря что–то в микрофон, вместе с наушником закрепленный у нее вокруг уха.
Я поставила цветы на стол переговоров и подошла к полке с папками, где хранились инструкции, объявления, досье и прочее, что, по мнению Люка, нам следовало знать. Там был один–единственный листок из бледно–желтой бумаги с двумя простыми и грозными предложениями: «Селина Дезалньер на свободе. Ожидается проникновение в Чикаго».
Я взглянула на остальные папки – в каждой лежал такой же листок. Вероятно, Этан распространил новость. Слово было произнесено, и предостережение тоже. Селина, скорее всего, в пути… Если уже не здесь.
Обуреваемая невеселыми мыслями, я решила, что пора приступить к выполнению обязанностей Стража. И начала с домашнего задания, протянув Люку приглашение к Брекенриджам.
Он заглянул в конверт, потом кивнул:
– Быстро сработала, Страж.
– Я – богиня среди вампиров, босс. – Сделав подобное заявление, я сняла наушник с микрофоном с крючка, надела его поверх хвоста и подошла к монитору Линдси.
– Крутая крошка на посту, – произнесла Линдси, и в моем наушнике раздался треск.
– Страж, – раздался скрипучий голос, который принадлежал одному из эльфов «РДИ», охранявших ворота в Кадоган.
Они наблюдали за окрестностями, пока мы спали (или не спали, как, например, Келли), и сторожили ворота двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Наушники помогали нам оставаться на связи в случае сверхъестественных происшествий. Как я однажды сказала Мэллори, нельзя предугадать, когда с небес свалится какой–нибудь крылатый ужас, чтобы схватить вампира.
Разве у меня не отличная работа, а?
Втянув воздух, я поправила наушник, дернула Линдси за светлый хвостик и направилась к двери.
– Я иду наверх, – сказала я. – Буду здесь в два часа.
– Прихвати помаду, – бросил Люк.
Подобно Линдси, Джульетте и Келли, я оглянулась на Люка:
– Помаду?
– Папарацци, – пояснил он. – «РДИ» согнал их в кучу, там, на углу. – Его лицо светилось загадочной полуулыбкой. – И у них есть камеры.
Келли оторвалась от монитора:
– Я видела их по пути сюда. Где–то с дюжину. – Она снова уставилась в компьютер, проворчав: – Жаждут фотографии новых любимцев Чикаго.
Я минуту постояла в дверях, надеясь на более подробные указания Люка, – что, черт возьми, делать с папарацци? – но ничего путного не услышала. Он просто вытолкал меня за дверь.
– Надеюсь, ты читала темы для разговора? – поинтересовался он. – Вперед, стражничай!



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:29 | Сообщение # 19
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Выйдя из помещения и направившись к лестнице, я услышала, как он прокричал мне вслед:
– И чтобы никаких чертовых фотографий, Страж!
Это я могу.
Хотя лишь несколько минут назад Дом был пуст, сейчас второй этаж наполнился вампирами в черной униформе Кадогана. Некоторые держали в руках какие–то устройства. Все выглядели занятыми и очень привлекательными, готовясь к вечеру среди людей или, как я, к службе Дому и его Мастеру.
Кто–то с интересом смотрел на меня, когда я проходила мимо, другие отворачивались с явным презрением.
Да, я произвела не лучшее впечатление на своих новообращенных коллег, бросив вызов Этану через несколько дней после превращения. Хаос, который я чуть не вызвала во время церемонии коммендации, пусть ненарочно, проигнорировав приказы Этана, тоже не пошел на пользу. Этан назначил меня Стражем во время коммендации, даровав историческую обязанность защищать Дом Кадогана. Но Линдси была права: должность дистанцировала меня от остальных вампиров. Охранники были готовы оказать поддержку, но я знала, что остальные члены Дома до сих пор сомневаются. Лояльна ли и сильна ли я? Сплю ли я с Этаном? (Последний вопрос меня особенно тревожит. Серьезно.)
Я вышла из гигантского, отделанного камнем Дома через парадную дверь и по дорожке прошла к воротам, кивнув двум затянутым в черное эльфам, стоявшим на страже. Они высокие и худощавые, с длинными прямыми волосами, гладко зачесанными назад; черты красивые, хотя и угловатые. Их форма – черные рубашки, брюки с карманами, заправленные в черные сапоги, и мечи в черных ножнах. Они похожи, как братья. Настолько, что я не могла отличить их друг от друга. Не знаю, родня ли они вообще, как их зовут и т. п. Попытка добыть какие–нибудь сведения внутри Кадогана оказалась безуспешной. Похоже, штат «РДИ» предпочитает взаимодействовать с вампирами на чисто профессиональной основе, не более.
Линдси прозвала охранников Близнецами. Я предпочитала думать о них как о Робе и Стиве. Я не была уверена, какие именно Роб и Стив охраняют дом сегодня ночью, но они кивнули мне, пусть и холодно. Для меня это стало утешительным признанием. То немногое, что я узнала о сверхъестественном за последние два месяца, заставило меня радоваться, что черные воины с мечами на пашей стороне… По крайней мере, пока мы им платим.
– Пресса? – поинтересовалась я у них.
Один страж взглянул на меня, подняв бровь. На фоне его шести с лишним футов роста я со своими пятью футами девятью дюймами внезапно почувствовала себя очень, очень маленькой.
– За углом, – ответил он и снова уставился на улицу, перестав обращать на меня внимание.
Я посмотрела на дорогу. Конечно, они были там. Судя по толпе, больше дюжины. Так как папарацци считались не самыми покладистыми существами, охранники проделали впечатляющую работу, согнав их в кучу. С другой стороны, кто не подчинится парочке высоченных и угрюмых суперов с мечами?
Я пошла по улице по направлению к ним, собираясь проинспектировать периметр, прежде чем вернуться для осмотра территории. Не уверена, что у меня достаточно смелости, чтобы смотреть в лицо группе папарацци, но я подумала, что сейчас самое подходящее время испытать уверенность, которую, по ожиданиям Этана, мне следует проявить в пятницу вечером. Я изобразила приятную улыбку, неторопливо приближаясь и глядя на них из–под длинной прямой челки.
По мере приближения сохранять уверенность становилось проще. Хотя на их лицах была написана готовность пойти на все ради того самого кадра, в воздухе витал запах страха. Возможно, близость охранников «РДИ» или близость вампиров. Смешно: они боятся существ, которых отчаянно пытаются сфотографировать?
Когда я была моложе и активнее участвовала в жизни клана Мерит, меня фотографировали с семьей на благотворительных собраниях, спортивных мероприятиях, во время сноса или закладки важных чикагских зданий. На этот раз репортеры были другие. Моя роль тоже. Я выступала в качестве главного блюда, а не симпатичного ребенка, выведенного в чикагский свет карабкающимися по социальной лестнице родителями. Когда я приблизилась, они окликнули меня по имени, привлекая внимание для идеального портретного снимка.
Из–за щелкающих вспышек перед моими глазами, приспособленными для ночного зрения, пошли круги. Призвав на помощь свой новый подход – «имитируй до победною конца», – я постучала пальцами по рукоятке меча и насладилась их напряженными взглядами. Как у жертвы…
Я дразняще прикусила край губы:
– Добрый вечер, джентльмены.
Вопросы посыпались так быстро, что я с трудом их разбирала.
– Мерит, покажите меч!
– Мерит, Мерит, сюда!
– Мерит, что происходит в Доме Кадогана сегодня вечером?
– Сегодня чудесная весенняя ночь в Чикаго, – сказала я, мило улыбаясь. – И мы гордимся тем, что живем в Городе Ветров.
Они задавали вопросы. Я придерживалась официальной версии, которой Люк обеспечил нас прошлой ночью; слава богу, нашлось время просмотреть его материалы. Не то чтобы их было много. В основном реклама нашей любви к Чикаго и желания ассимилироваться, стать частью окружения. К счастью, именно об этом меня и спрашивали. Во всяком случае, поначалу.
– Вы удивились, когда узнали, что преступник, совершивший убийства в парке, – вампир? – пролаял голос – Вы удовлетворены экстрадицией Селины Дезалньер?
Моя улыбка застыла, сердце заколотилось в груди. Таких вопросов Этан с Люком и опасались. Как предполагалось, именно их задаст Джейми.
– Ответа нет? – спросил репортер, выходя вперед.
Теперь мое сердце чуть не остановилось. Это был Брекенридж, но не тот, которого я ожидала увидеть. Полагаю все – и вампиры, и люди – в итоге возвращаются в Чикаго.
– Николас?
Он выглядел все так же, разве что стал старше. И серьезнее Темные волосы, голубые глаза… Классическая античная красота. Его стройное тело было облачено в джинсы, ботинки «Док Мартенс» и обтягивающую серую футболку. На лице – отстраненное выражение, будто он вовсе не узнал меня и нас не объединяло общее прошлое.
Я часто думала, какой может быть наша встреча с Ником, прорвутся дружеские чувства или холодность. Его деловой подход и залп вопросов говорили скорее о последнем.
Чересчур для дружеского воссоединения!
Ни капельки не испугавшись, Ник продолжил:
– Стала ли экстрадиция Селины Дезалньер достаточным наказанием за отвратительные преступления, которые она помогла совершить в Чикаго? Например, за смерть Дженнифер Портер и Патриции Лонг?
Поскольку мы явно делали вид, что между нами ничего не было, я одарила его таким же деловым и снисходительным взглядом.
– Селина Дезалньер совершила ужасные преступления против мисс Лонг и миссис Портер, – парировала я.
Нападение на меня любезно позволили сохранить в тайне. Факт, что Мерит стала вампиром, был общеизвестен, способ – нет. По крайней мере, среди людей. – В итоге она была наказана за участие в этих убийствах и лишена возможности жить в Соединенных Штатах, а также свободы передвижения.
Мой живот свело от утаиваемой информации (что Селина освобождена и не тянет срок). Но даже маленькое дополнение вызовет панику, поэтому я оставлю сие удовольствие для Этана и остальных Мастеров.



 
ФемидаДата: Суббота, 26.11.2011, 20:30 | Сообщение # 20
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Я изобразила на лице непрошибаемый профессионализм.
– Если у вас есть вопросы касательно реакции Домов на это наказание, – добавила я, – могу направить вас к нашим сотрудникам по связям с общественностью.
Съешь это, Брекенридж!
Он именно это и сделал, нахально подняв бровь:
– Вот чего жителям Чикаго следует ожидать от вампиров, живущих среди нас? Убийства? Беспорядков?
– Вампиры живут в Чикаго много лет, Ник. – Назвав его по имени, я спровоцировала любопытство других фотографов. Некоторые опустили камеры и переводили взгляды с меня на него и обратно, вероятно удивляясь нашему диалогу. – И мы мирно сосуществуем уже очень долго.
– Так ты говоришь, – заметил Ник. – Но откуда нам знать, что все нераскрытые убийства в городе не совершены вампирами?
– Судишь всех вампиров по поступкам одной паршивой овцы? Отлично, Ник.
– У вас у всех клыки.
– И это оправдывает предубеждение?
Он снова пожал плечами:
– Если есть основания.
В его голосе сквозила враждебность. Меня поставила в тупик ее причина. Ник и я расстались еще в университете, отправившись учиться в разные колледжи: Николас – в Йель на журналистику, я – на английскую филологию в Нью–Йоркский университет. Наш разрыв не был особенно драматичен. Мы оба пришли к выводу, что нам лучше быть друзьями, а не партнерами. Время от времени созванивались и обменивались е–мейлами. Все! Или это мое воображение?
И эта странность не была единственной. Если Брекенриджи собирались нанести удар по вампирам, почему перчатку бросил Николас, а не Джейми? Происходило что–то странное.
– Мерит, Мерит!
Я отвела взгляд от Николаса, не в силах вынести горечь в его глазах.
– Мерит, ходят слухи, что вы встречаетесь с Морганом Гриером, это правда?
Теперь мы вернулись в прежнее русло. Справедливость пострадает, если мы начнем обсуждать секс.
– Как Страж Дома Кадогана, я встречаюсь с мистером Гриером довольно часто. Он один из чикагских Мастеров, как вы все знаете.
Они хихикнули при моей попытке уклониться от темы, но продолжили настаивать:
– Как насчет легкого романа, Мерит? Вы двое – горячая тема. Наши источники говорят об этом.
Я широко улыбнулась репортеру, худому мужчине с густыми светлыми волосами и недельной щетиной.
– Скажите мне, кто ваши источники, – предложила я, – и я отвечу на вопрос.
– Простите, Мерит. Не могу. Но они надежные. Клянусь!
Стая репортеров засмеялась от нашего обмена репликами.
Я ухмыльнулась в ответ:
– Очень жаль ломать ваши воздушные замки, но мне платят не за то, чтобы я верила кому–то на слово.
Карман жакета завибрировал – мобильник. Меня не радовала мысль оставлять загадочно рассерженного Брекенриджа за спиной, особенно среди любопытных людей с записными книжками и камерами, но я не собиралась говорить по телефону на виду у любопытствующих репортеров. Кто бы ни звонил! Кроме того, мне надо было продолжать осмотр – впереди еще много забора Дома Кадо–гана. Звонок телефона дал мне повод удалиться.
– Доброй ночи, джентльмены, – сказала я и ушла, пока они продолжали выкрикивать мое имя.
Вытащив вибрирующий мобильник из кармана, я взяла себе на заметку сообщить Люку и Этану о последних изменениях в деле Брекенриджей. Как только выясню, что, черт возьми, происходит! Либо у нас неинформированный источник, не отличающий братьев Брекенриджей, либо плохой, пытающийся увести нас в сторону. Не уверена, что хуже.
Я шла по дороге, поднеся телефон к уху. Вспышки камер все еще разрывали темноту позади меня. Как только я ответила, начались вопли. Я прижала телефон к другому уху:
– Мэллори? Что случилось?
Я сумела разобрать лишь несколько слов: «орден», «Катчер», «магия», «Детройт» – и то, что я сочла причиной звонка, – фразу «три месяца».
– Успокойся, пожалуйста. Я ничего не понимаю.
Словесный поток замедлился, но она разразилась руганью, шокировавшей даже мои привычные уши вампира.
– …и если эта задница думает, что я поеду в Детройт на три месяца на какую–то там стажировку, он серьезно ошибается. Серьезно! Клянусь богом, Мерит, я прибью следующего же человека, который произнесет при мне слово «магия».
Легко догадаться, что «задницей» был Катчер, но остальное – путаница.
– Не пойму, Мэл… Катчер хочет отправить тебя на три месяца в Мичиган?
Я услышала ритмичное пыхтение, как будто она выполняла дыхательные упражнения по методу Ламаза во время длинной схватки.
– Он разговаривал с кем–то из Ордена. Союз или не союз, но Орден, видимо, не имеет местного представительства в Чикаго. Несмотря на то, что мы третий, черт возьми, по величине город в стране. В любом случае это не твоя проблема, сплошное историческое дерьмо. Он получил пинка под зад, так что они хотят отправить меня в Детройт, чтобы какой–то тип–волшебник научил меня избегать. соблазна публично использовать магию, которую я, вообще–то, не знаю, как использовать. Это нелепо, Мерит! Нелепо!
Я продолжала идти, пытаясь обращать внимание на происходящее вокруг под аккомпанемент ее воплей. Мне было бы намного проще разобраться, если бы не надо было беспокоиться обо всяких троллях и орках, которые могут выскочить из–за фонаря. О–о–о… Я остановилась. Есть ли орки в Чикаго?
– Я должна уехать через два дня! – сказала Мэл. – И это натуральный удар по яйцам: никаких поездок в Чикаго, вылазок из Детройта вообще, пока не закончу интернатуру.
– Не уверена, что у девушек есть яйца, – заметила я – но твою мысль я уловила. Катчер давно связан с Орденом. Разве он не может ничего сделать?
Мэллори фыркнула:
– Жаль, но нет. В двух словах: Катчер утратил старшинство и все остальное, когда решил остаться в Чикаго.Видимо, поэтому они и вышвырнули его – он хотел остаться здесь, а они не купились на то, что Ордену нужен волшебник, тем более местный, в Чикаго. Сейчас у него мало влияния. Ты знаешь, ужасно, что нет школы волшебников с неполной занятостью, – сказала Мэллори.
– Магический колледж или что–то в этом духе. Да?
Я улыбнулась возникшей паузе в разговоре и донесшемуся бормотанию. Дескать, он стоит тут, пока она именует его задницей. Вспоминая тренировки, которые Катчер устраивал мне в последнее время, я была рада знать, что ему тоже достаётся. Точнее, я понимаю необходимость подготовки к худшему, особенно с тех пор, как Селину освободили. Но заставлять девушку столько раз уклоняться от свистящего клинка древнего самурайского меча – это чересчур.
– Нет, – наконец ответила она.



 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Хлоя Нейл - "Вампиры Города Ветров" (Чикагские вампиры 2)
Страница 2 из 9«123489»
Поиск:

Добавить свой баннер

Copyright chicagoland-vam.ucoz.ru © 2010 - 2014

Сайт посвящен творчеству Хлои Нейл.
Сайт является некоммерческим проектом. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна

Рейтинг@Mail.ru