· Новые сообщения · Ленточный вариант форума · Поиск · RSS · Подписки ·




Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: MurkyMargosha 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » "Правила дома" Хлоя Нейл (Чикагские вампиры 7)
"Правила дома" Хлоя Нейл
ЭнфисДата: Среда, 03.07.2013, 12:25 | Сообщение # 1
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
"Правила Дома "



В городе полном вампиров, беда никогда не спит. Мерит в возрасте 27 лет став вампиром, а затем и Стражем своего Дома, успела увидеть, как почти сгорел дотла Чикаго, как ушел и вернулся ее Мастер. Все началось с двоих… Двое бродяг исчезают без следа. Кто-то убивает вампиров Чикаго, и любой может стать следующим. Их Дом, Мастером которого веками был Этан Салливан, в опасности, они должны спешить, чтобы остановить убийства. Но как распутать паутину тайных союзов и древнего зла? Они понимают, что их врагом является кто-то знакомый, кто-то более мощный, чем они могли бы себе представить.
Все отзывы и обсуждения в этой теме

Переводчик: hegaj
Редактор: triadochka
Переведено на  http://notabenoid.com



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:34 | Сообщение # 11
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 10
ЗОЛОТОЙ ЧЛЕН КРАСНОЙ ГВАРДИИ

Я выскользнула из ворот и побежала к своей машине, и, прежде чем кто-либо меня остановил. Я уносилась в ночь, готовая подтвердить свою приверженность КГ.
Я чувствовала себя не очень комфортно. Мой живот все еще дрожал от нервов, и я была разбита страхом, что предаю Этана. Но как действия в наилучших интересах Дома могли быть предательством?
В соответствии с инструкциями Джонаха, я поехала в сторону озера Мичиган, затем повернула на север к пристани для яхт на краю гавани.
Был декабрь, и пристань для яхт была уже давно закрыта для сезона. Будка безопасности ограждала вход, а окрашенные в черно-желтую полоску ворота удерживали автомобили от въезда.
Не совсем уверенная, как поступить, я подъехала к воротам и будке безопасности, и опустила окна.
Женщина, сидевшая внутри, рассматривала меня некоторое время, а затем нажала на кнопку, чтобы поднять ворота.
Друг Джонаха возможно? Или Красной Гвардии?
Я вышла из машины и застегнула молнию на своей куртке, а затем огляделась по сторонам. Небольшая парковка была практически пуста, за исключением нескольких машин разбросанных тут и там.
Озеро было темным и тихим, покрытое льдом даже в такую теплую погоду. Линия бетона и скал уводила от пирса к воде, образуя гавань для лодок и яхт ведомых к гавани маяком, который посылал им предупреждение через воду, он был чрезвычайно громким в тишине озера.
Я посмотрела вверх. Джонах стоял в верхней части лестницы, руки засунуты в карманы черного, до щиколоток шерстяного пальто. На нем были джинсы и сапоги, а темно-рыжие волосы завивались вокруг его лица на ветру. Его щеки, отточенные, как мраморная скульптура, были розовыми от холода.
— Мерит. — Он кивнул мне, и я поднялась по лестнице, которая была холодной, ржавой и шаткой, перебирая руками, пока я не достигла платформы в верхней части. Джонах помог мне взбежать стремглав на платформу.
— Хорошее расположение, — сказала я, запихивая руки в карманы от холода. Рядом с водой было холоднее, без элементарной защиты от ветра. Он улыбнулся мне, спокойный как Будда.
— Путь в КГ не легкий, и этот урок не должен быть забыт.
— Мои колени помнят, — заверила я его. Мы смотрели друг на друга момент, магия и память искрилась между нами. У Джонаха и у меня была взаимодополняющая магия — магия, которая работала на одной частоте. Типа сверхъестественного родства. Он признался, что имел ко мне чувства, но изящно отступил, когда я рассказала ему о своих чувствах к Этану.
Теперь мы были партнерами, и собирались сделать это официальным. По иронии судьбы, за несколько часов до политического распада союза Кадогана с ГС.
— Пойдем внутрь, — сказал он.
— Внутрь? — Я не представляла себе, находясь здесь, на платформе маяка, что на самом деле происходит внутри него. Это возбудило во мне ботаника.
— Членство имеет свои привилегии, — сказал Джонах, и я последовал за ним по платформе. Окна с видом на воду или город были покрашены в красное. Обстановка была скудной и, вероятно, последний раз обновлялась в 1970-х годах. Винтовая лестница разделяла комнаты пополам и вела, как я предположила, вплоть до самого света.
— Ну, он такой какой есть, — сказал он.
— Так вот как маяк выглядит внутри.
— По крайней мере в 1979 году, когда это место было укомплектовано в последний раз, — сказал Джонах.
— Это объясняет искусственное дерево и латунь.
— Да, — согласился он. — Не похоже, чтобы мы заполнили его оборудованием, так что я предполагаю, это более безопасный дом, чем штаб-квартира. Но он служит своей цели. Подожди минуту. — Он подошел к винтовой лестнице, положил руку на железные перила, и крикнул вверх по лестнице, — Мы здесь! Идите вниз.
С какофонией обуви по металлической лестнице, вниз спустились восемь мужчин и женщин, большинство из которых были одеты в футболки с надписью ВЕЧЕРНЯЯ ШКОЛА — это была визитная карточка членов КГ, Джонах снова присоединился ко мне, а группа собралась перед нами. Некоторые из них были знакомы мне, наверное, видела их лица в череде событий, куда КГ посылала своих членов. Один из них выглядел конкретно знакомым. Гораций, ветеран гражданской войны со склада, стоял рядом с невысокой, кудрявой девушкой с темной кожей и улыбающимися глазами.
Он по-прежнему носил старомодную одежду, она благоволила к джинсам, из-за чего немедленно мне понравилась. Их руки были переплетены, а ноги едва касались, когда они стояли рядом друг с другом.
Они источали хорошую атмосферу, и они были не единственными. Все восемь членов стояли парами и только Джонах и я в этой группе были не парой. Неловкость нарастала, я грызла свою губу.
— Знакомьтесь, — сказал Джонах, — это Мерит. У тебя еще будет время, — сказал он мне, — мы отложим формальное представление для другого времени. Достаточно сказать, это Красная Гвардия Чикаго.
Я помахала немного слабо, пока мое сердце тревожно билось. Джонах смирился, когда узнал, что я влюблена в Этана… или нет? Надеялся ли он, что мы каким-то образом будем вместе? Поэтому я была обеспокоена этим.
Но обсудить это здесь — было неудобно.
Но и не было никакого пути обойти это. Не было никакого способа избежать этого вопроса, если я собиралась полностью посвятить себя. Говоря откровенно: я могла присягнуть КГ, я могла присягнуть Джонаху, как моему партнеру КГ.
Но я уже отдала свое сердце Этану, и я хотела, чтобы это было всем ясно.
Я повернулась к нему. — Могу я поговорить с тобой минутку? Наедине?
Джонах слегка улыбнулся, как будто он ждал этого вопроса.
— Я… Я просто… — Я прочистила горло, так же громко и неловко, как и чувствовала себя. — Я просто хочу, чтобы все знали, где я.
— Я знаю, где ты находишься, — сказал он. — Это не всегда случается, когда партнеры КГ вступают в романтические отношения. Мы называем это эффектом совместительства. — Я приподняла брови в стиле Этана.
— Как в ТВ-шоу?
— Да. За годы своего членства, они проработали вместе, часто под прикрытием. Тебе не зарегистрироваться в качестве партнера, если у тебя нет взаимопонимания с ним. — Он указал на меня, потом себя. — У нас есть взаимопонимание. Но это не должно стать романтичным.
Покраснев, я почувствовала слабое покалывание в своих руках и догадалась, что он принес сталь. Это было последействием закалки моего собственного меча: мой клинок сочетался с моей кровью и в результате у меня была чувствительность к металлу.
Джонах поднял крышку. Внутри на куске алого бархата лежал поразительный кинжал. Сделанный из цельного блестящего куска стали, лезвие было наточено от его основания до кончика, создавая смертоносных триста шестьдесят градусов.
— Он прекрасен, — сказала я.
— Думаю, да, — сказал он с легкой улыбкой. Он держал лезвие, позволяя свету красться вниз по стали лентой.
— Мы идем по острию ножа между мирами — вампирами и Домами и не редко чувствуем себя полностью частью того или другого. Мы видим вещи, которые большинство вампиров предпочитают игнорировать, но это знание дает нам власть. Это и наше проклятие и величайшее оружие. Оно может быть жестоким, и оно может освободить нас. Как член Красной Гвардии, ты стоишь за честь, а не гордость. Ты выступаешь за вампиров, а не за ассоциации. Ты стоишь за тех, кто не может постоять сам за себя и за честь.
Джонах коснулся острия лезвия, уколов палец. Капли крови появились там, посылая сладкий, металлический аромат в воздух.
— Ты стоишь за меня, — сказал он. — А я за тебя.
Он размазал капли по изгибу клинка, который мерцал от магии пролитой крови вампира, как сделал и мой меч.
— Твоя очередь, — сказал он.
Съежившись в ожидании боли, я уколола палец, а затем коснулась своим пальцем к лезвию кинжала, уже отмеченному кровью Джонаха и магией, слабо светящемуся красным.
— Никогда больше это лезвие не прольет нашу кровь снова, — сказал он. — И пусть сталь всегда напоминает нам о силе дружбы, чести и верности наших товарищей. — Он посмотрел на меня. — Ты клянешься своей лояльностью к вампирам, независимо от Дома, независимо от союзников, независимо от принадлежности? Ты клянешься быть стражем порядка, справедливости и умеренности, и восстать против любой власти, что грозит тем, кто не может защитить себя?
Я с трудом сглотнула, зная, что это был момент. Это был мой последний шанс сказать "нет" КГ… или посвятить два десятилетия служению.
Призвание было почетно, и мой выбор был ясен.
— Я клянусь, — сказала я, зная, что сделала правильный выбор.
Он протянул руку и поцеловал меня в щеку, поцелуй был бесспорно коллегиальным, но все же нес магические искры.
— В таком случае, мы партнеры, а ты застряла со мной, малыш.
Я улыбнулась ему. — Я сделаю все возможное. Не то, чтобы я могла сделать что-то намного хуже, чем ГС прямо сейчас.
— Правда, — сказал он, положив нож в коробку, выдвинул ящик стола и сунул туда коробку. — Здесь есть еще одна вещь, — сказал он, протягивая мне маленькую серебряную монету. Она была размером с четвертак, и на ней было выгравировано изображение человека на лошади и надпись Сент Джордж.
— Сент Джордж? — спросила я.
— Покровитель воинов, — сказал Джонах. — Мы приняли его для КГ также. Этот знак, напоминание, что ты не одинока и здесь есть мы, готовые помочь.
— Спасибо, — сказала я, пряча медаль в карман.
— Ты знаешь, твоя жизнь вот-вот станет намного сложнее.
— О, хорошо, — легкомысленно сказала я. — Мне наскучил статус-кво.
— Да, как оказалось. Я на самом деле спас тебя от скуки и отчаяния.
— Я не скучала с тех пор, как стала вампиром.
— Ну и конечно, не собираешься начинать сейчас. — Он положил руку на мою. — Я знаю, что ты чувствуешь себя под давлением, но ты можешь сделать это.
Я кивнула, и пусть у него будет доверие для нас обоих.
— Давай отвезем тебя обратно в Дом. Этан закатит истерику, если ты опоздаешь на церемонию.
Здесь было тихо, даже удары волн были подавлены замерзшей водой. Не было отвлекающих факторов. Ничего, кроме тишины и холода зимы.
— Ах, — сказала я. — Уединение.
Джонах кивнул и улыбнулся, как будто я правильно ответила. — Это природа нашей позиции, иногда мы вынуждены слишком участвовать в мире. Это наша небольшая передышка. Если тебе нужно утешение или жилье, или ты не можешь найти меня, приди сюда. Ты можешь найти помощь. Ох, и есть еще одна вещь. У меня есть что-то для тебя в моей машине.
Мне было любопытно, что это может быть, но прогулка назад лишила меня концентрации. Осторожно обогнув камни, мы вернулись обратно к автомобилю, где он сунув руку на заднее сиденье, наконец, вытащил глянцевый бумажный пакет, который передал мне.
— Что это?
— Добыча, — сказал он.
Приподняв бровь, я подозрительно заглянула внутрь пакета. Там были футболки Вечерней Средней Школы в двух цветах, и ветровка с капюшоном и с изображением талисмана ВСШ, пауком.
Я закрыла сумку и посмотрела на него. У меня действительно была одна проблема в отношении добычи.
— Что? — спросил он, я решила, что могу быть честной с ним, он был моим партнером, после всего.
— Я живу с Этаном.
Джонах открыл рот и снова закрыл его. — Ах. Теперь понял.
— Да. Так что я должна быть осторожной. Очень осторожной.
— Озеро Мичиган очень велико. Да. Это часть собственности КГ. Преимущество, конечно, в том, что мир стал лучше и безопаснее.
— Конечно.
— Пока мы здесь, есть новости, касающиеся Оливера и Евы?
— Есть, как оказалось, — сказала я, и быстро просветила его.
— Каким будет ваш следующий шаг? — спросил он.
— Честно говоря, я не совсем уверена. Я думаю, что мы в тупике, если Джефф не придумает что-то еще.
Он кивнул и сел в машину. — Если он придумает что-то, держи меня в курсе.
Я дала ему немного форы, когда он уехал, а затем села в машину и дав ей прогреться мгновение, выехала с парковки и обратно в свою жизнь.
* * *
К тому времени, как я прибыла в Дом, мы были в нескольких минутах от церемонии ГС. С сумкой в руках, я вылезла из машины, но затем остановилась, чтобы подумать. Принести пакет с футболками КГ в Дом, была не самая лучшая идея, в Доме было достаточно хаоса, чтобы добавлять еще больше драмы.
Я открыла багажник своей машины и сунула в нее сумку, где-то между мягкими перчатками, дважды использованными в кикбоксинге и зимним одеялом для чрезвычайных ситуаций, как аварийный комплект в дороге, который не был открыт за все годы, что у меня был автомобиль.
Завизжал автомобиль останавливаясь передо мной, паркуясь параллельно. Я положила руку на свой меч, но это была Лейси, вышедшая из автомобиля. По-прежнему высокая, как всегда блондинка, все еще привлекательная. Она захлопнула дверь на замок, а затем подошла к моей Вольво.
И выглядела она очень, очень счастливой.
— Ну, хорошо, хорошо, — сказала она, подходя. — Я думаю, у всех нас есть свои секреты, не так ли? — Мое сердце упало в желудок. "О, Боже", было единственной связной мыслью, что я могла управлять. Что она видела?
— Свои секреты? — спросила я, и хлопнув закрыла багажник, прежде чем она обошла вокруг автомобиля.
Она обошла и прислонилась бедром к машине, затем скрестила руки и наклонилась немного вперед.
— Я знаю, где ты была, — сказала она. — Я знаю, где ты была, с кем ты была и что ты делала.
Я почувствовала себя больной от паники. Она видела меня и Джонаха, и она знала о КГ. Но пути назад не было.
Я могла только надеяться на чудо, что она еще не знала, почему я была там. Продолжая блефовать. — Я не знаю, о чем ты говоришь. — Я проглотила чувство вины и страха, что она была права. Но я блефовала так, как меня учили.
— Я никого не предавала, — сказала я. — Ты не имеешь ни малейшего представления, о чем говоришь.
— Действительно? — Сказала она с хитрой улыбкой. — Прекрасно. Тогда давай поговорим с ним об этом прямо сейчас, и очистим воздух прямо перед церемонией ГС. На самом деле это превосходный выбор времени для тебя.
— Может быть, тебе следует заниматься своими делами.
— Может быть, ты прекратишь говорить о вещах, которые ты не понимаешь. — Ее голос неожиданно ожесточился, рассвирепел, пока я смотрела на нее.
Я знала, что у нее были чувства к Этану, но даже если она ревновала, было слишком много эмоций, чтобы это было просто ревностью.
— Я все понимаю, и очень хорошо, спасибо. Он принял долю, уготованную мне. Я плакала о нем.
Она рассмеялась и рявкнула. — Ха! Ты оплакивала его? Ты, которая знала его в течение всего нескольких месяцев перед смертью? Ты думаешь, что имеешь представление, что такое горе? — Она указала на меня.
— Ты не смогла защитить его. Ты была его Стражем, и тебе это не удалось, а он умер. И только благодаря магической случайности он снова жив, не благодаря тебе.
— Это то, как ты представляешь себе случившееся? Ты думаешь, что я стояла рядом, выясняя дерьмо с мэром, и позволяя Этану получить кол?
— Ты была там, — сказала она. — Это все, что я знаю.
Боже, она звучала так же, как Сет Тейт, обвинявший меня в том, что произошло в той комнате, хотя я была невинным свидетелем.
Было ли это горе? Запоздалые эмоции, с которыми ей пришлось столкнуться, когда Этан умер? Гнев, что он не приполз к ней, когда был воскрешен? Каковы бы ни были причины, это было глубокое чувство и достаточно сильное, чтобы превратить ее в шпиона за мной.
— Он принял мою долю, — сказала я. — Селина бросила кол в меня, и он встал передо мной. Он спас меня от этого. Как ты смеешь минимизировать то, что он сделал?
Она указала на меня, ее глаза горели гневом. — Ты проклятая лгунья!
— Я не лгунья.
Она, должно быть увидела истину в моем лице, потому что выражение ее лица спало, и мгновение она смотрела так печально, как девушка, которая была брошена. Она выглядела уязвимой и немного жалкой, и мое сердце болело за нее. Не много, но все же.
У нее были чувства к Этану, и я знала факты об их отношениях и то, что она хотела его и, что более важно, то, что я значила для него. И если я была права, я бы сказала, что с Лейси что-то серьезно не так. А я не из тех, кто любил ошибаться.
Она деликатно фыркнула, а потом, как будто щелкнула выключателем и, как будто она не теряла передо мной самообладание — она вернулась, снова холодная, спокойная и снова собранная.
Ну, я тоже могла играть спокойно и собрано. Если бы она действительно думала, что у нее что-то есть на меня, она бы рассказала это Этану прямо сейчас. Но она не была уверена в том, что она увидела. Она знала, только то, что я встретилась с Джонахом на парковке.
Она не знала, что я встречалась ним, из-за КГ и, что я только что была принята в качестве его члена.
— Ты расскажешь ему, — сказала она.
— Там ​​не о чем рассказывать.
— Ты расскажешь ему, или это сделаю я. — Она приблизилась на шаг. — Как ты смеешь проповедовать мне о жертвах, которые он готов сделать для тебя, когда сама не даешь ему правды.
К сожалению, здесь она была права, и это заставило мой живот скрутиться.
— Скажи ему, — повторила она, ее губы изогнулись в медленную и жуткую улыбку. — Скажи ему, или доставь мне удовольствие, доказав то, что мне было известно с самого начала, кто ты есть на самом деле, — она шептала свои слова и они капали, как яд. — У тебя есть двадцать четыре часа.
А потом она повернулась и пошла прочь, стуча каблуками, когда зашагала по тротуару к дому.
Я стояла там, мой живот завязался узлом, и я пыталась придумать, что делать. Я была уверена, что я в ловушке.
* * *
Сердце глухо билось, когда я вернулась в Дом, холодный пот застыл на моей коже. Дом трепетал и я тоже, мне нужно было время, чтобы успокоиться, поэтому я побежала по лестнице в мой номер на втором этаже, тот, который я не делила с Этаном, отперла дверь и заперла себя снова.
Я сорвала куртку, бросила ее на пол, и направилась в ванную комнату, где я вцепившись в края раковины. Плескала холодную воду на свое лицо, пока моя челка вся не намокла.
Лейси знала.
Может быть, не все, но достаточно, и не было такого способа, которым бы она не воспользовалась против меня.
Она любила Этана, ненавидела меня, и думала, что я не была достаточно хороша для него. (Несмотря на мои ученые степени, боевые навыки, богатых родителей и, очевидно, богатое чувство юмора.)
Я посмотрела на себя в зеркало, челка мокрая и блеклая, кожа бледнее чем обычно, Медальон Дома отсутствует.
Мы все переделывали себя, от членов международной Вампирской организации к чему-то другому.
Я была частью этого процесса, клыкастый Член Кадогана, и теперь делала переход с остальной их частью. Но кем именно я становилась?
Я схватила полотенце и прижала к лицу, не желая идти вниз и присоединяться к другой драме, которая готовится вспыхнуть по всему дому.
Мне было очень жаль, что я не могу нажать на кнопку "Отменить", чтобы я смогла просто перемотать свои действия или ошибки, или заметила бы любопытного вампира позади себя, следовавшего за мной через весь город и начать все заново.
Но это было невозможно. Что сделано, то сделано, и мне придется иметь с этим дело и принять последствия как взрослой.
Вместо двадцатисемилетнего заточенного аспиранта, я еще раз пожалела себя.
Я сделала себе хвост и покрыла губы блеском, а затем щеткой расчесала свою челку, пока она не засветилась. Когда я снова стала выглядеть респектабельно, я отбросила свой страх прочь и пошла вниз на первый этаж.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:35 | Сообщение # 12
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 11
НАВЕКИ БЕЗОТЗЫВНЫЙ

Этан, Люк, и Малик уже были внизу, разодетые в пух и прах в классических черных костюмах. Этан кивнул, когда увидел меня.
Я вышла в фойе, когда птичьим клином, напоминая танцевальную группу, в дом вошли Дариус и остальные члены ГС.
Я проскользнула в толпу вампиров Кадогана, которые также собрались, чтобы поприветствовать их, Лейси подошла поздороваться, и начала любезничать. Этан был прав, сколько бы я ни ненавидела ее, Дариусу определенно нравилась Лейси Шеридан.
— Лейси, — сказал Дариус, голос его был приторно сладким. Он протянув руки, взял ее, и они обменялись поцелуями в европейском стиле в щеку.
— Отец, — сказала она почтительно.
— Ты хорошо выглядишь, — сказал он, оглядывая ее идеальный черный костюм.
— Как и вы. — Ее взгляд прошелся вдоль линии вампиров, которые сопровождали его, и она сделала визуальный контакт с каждым.
— Я говорил тебе, у них была связь, — тихо сказал Этан.
— Как ты и говорил, — сказала я. И ясно делают они.
Лейси сложила руки вместе, затем подняла их ко лбу, очевидно изображая благодарность, снисхождение.
— Отец, я польщена вашим присутствием.
— Я сомневаюсь, что это настроение универсально, — сказал Дариус, оглядываясь на Этана, и все неловко замолчали.
— Дариус, — сказал Этан, и слово упало тяжело, как перчатка или вызов.
Дариус все еще был для Этана Отцом, его королем, его командиром, по крайней мере еще в течение нескольких минут, и называть его по имени точно не было уважительно.
Глаза Дариуса сузились. Он принял пощечину, и это ему не понравилось. Но потом расцвела улыбка, что было еще страшнее.
— Этан. Видимо ты решил действовать, как крестьянин еще не решив все дела, — сказал он, явно оскорбляя. — Но это не важно. Вскоре эти вопросы будут решены. Должны ли мы добраться до них?
— Всеми средствами, — сказал Этан, протягивая руку по направлению к задней части дома.
Я догадалась, что он еще не забыл все свои манеры.
* * *
Было поздно, и холодно, но мы были определенно проснувшимися, вампиры Дома Кадогана тихо собрались на задней лужайке вокруг костра в кирпичной яме.
К нам присоединились около половины вампиров Кадогана, которые не жили в Доме, но хотели показать свою поддержку, наше количество увеличилось, в знак солидарности против нашего будущего врага.
Я узнала друзей и коллег в толпе, но я поняла, что не могу приблизиться к ним. Я чувствовала себя предателем, нарушителем доверия Этана и Дома. Отдельной от всех остальных. Их никто в настоящее время не шантажировал.
Напротив нас стояли вампиры из Гринвичского Совета.
Численно мы превосходили их, но мы излучали нервную энергию, как если бы они имели власть уничтожить нас движением руки.
Все они были одеты по дресскоду. Они носили костюмы одного фасона, их руки были сложены вместе перед собой. Сердитое Жюри было готово произнести свой ​​приговор нам.
Кроме того, что мы уже вступили в метафорическом суд, сегодня вечером мы делали это перед чиновниками.
— Кто стоит за этот Дом сегодня? — спросил Дариус.
— Это делаю я, — сказал Этан, выступая вперед.
Члены ГС обменялись взглядами, для них это был очевидный сюрприз.
— Ты не хозяин этого Дома, — сказала миниатюрная женщина, глядя на него поверх своих очков.
— Я хозяин этого Дома по концессии его бывшего хозяина и моего официального реинвестирования. — Этан протянул руку, и Малик передал ему бумаги, подписанные и запечатанные прошлой ночью.
Этан поднял бумаги, показывая их членам ГС, но не желая отдавать документы в их руки. Я не обвиняла его. Они, возможно, кинули бы их прямо в огонь.
— Мы не были приглашены на церемонию. — размышлял Дариус. — Прежде, чем вы примете бесповоротный шаг, мы предлагаем вам последний шанс. — сказал Дариус. — Соглашайтесь следовать соответствующему диктату, и мы позволим вам оставаться в ГС на время… судебного разбирательства.
Этан улыбнулся и скрестил руки. — Я могу легко догадаться, что представляет из себя этот диктат. В ходе подготовки нашего отъезда, вы поняли экономическое значение этого Дома для ГС. И вы решили, что оставив нас, ГС не сможет похвастаться благоприятным финалом, как когда-то. Нам не нужны вы или ваша организация. Мы можем и будем выживать самостоятельно.
— То, что вы не цените — сказал Дариус, — преимущества, полученные вами от вашего членства, то, что вы не были полностью осведомлены о них, не означает, что они не существуют. Вы честно думаете, что Питер Кадоган был бы рад узнать то, что случилось в его Доме?
Очевидно, что члены его Дома решили покинуть ГС — учреждение, которое защищало их так долго?
Воцарилась тишина, но разлилась магия.
Этан опустил голову, глядя на Дариуса из-под бровей. — Питер Кадоган верил в своих вампиров. Они были его первым приоритетом, и они были и остаются моими. Я не уверен, что вы когда-либо поймете это, Дариус.
— Я понимаю достаточно, г-н Салливан. Медали, пожалуйста.
Келли сделала шаг вперед и передала ему коробку с золотыми медальонами Кадогана. Дариус взял коробку и бросил ее бесцеремонно в огонь.
— Властью, данной мне как главе Гринвичского Совета, я настоящим разрываю связь между нами. Ваш Дом прошедший аттестацию. Ваши вампиры никак не связаны. Членство в ГС не делает из вас вампиров, он просто сделал вас членами.
Мы были теми, кем были с или без нашего ГС.
Дариус, что неудивительно, был первым, кто нарушил молчание.
— Это будет сделано, — сказал он. Изменение в отношении было очевидным по его голосу. Мы покинули его тайное общество, и мы теперь ничто для него.
Мы были изгоями, а он предназначен для лечения таких как мы — неблагодарных. Нет снисхождения для вампиров Дома Кадогана, никаких пособий по возрасту и никакого уважения к нашему Дому.
Эти вещи не имели значения сейчас, так же, как мы не имели отношения к этому. — Ничего еще не сделано, — сказал Этан. — Есть что-то, что мы хотим сказать.
— Вам нечего сказать нам, изгой, — сказала женщина.
Глаза Этана вспыхнули серебром.
"И так это начинается", — сказал он молча.
Я молча согласилась.
— У меня есть более чем достаточно, что сказать. — сказал Этан. — Слова, которые складывались на протяжении веков. Слова, которые вы не хотели слышать. Может быть, вы не слышите их, но я бы счел своим упущением не попробовать. — Он засунул руки в карманы, движение человека спокойного и расслабленного. Но любой, кто знал Этана, а я держала бы пари, что Дариус знал — его спокойствие только притворство.
— Питер Кадоган был хорошим человеком, — сказал Этан. — Хороший человек и добрый вампир. ГС, за годы, прошедшие с момента его создания, забыл, что нужно с уважением относиться к атрибутам. "Вампир" — это не приз, который стоит над добром или моралью. Вы потеряли компас, и вы увековечили собственное невежество. Ваши собственные члены стали причиной раздора между вами и Домами, которые вы поклялись защищать, а вы игнорируете свои действия и обвиняете Дома, когда они вынуждены защищаться. Вы анахронизм, который не имеет место в современном мире.
— Наш выход — это не аберрации, Дариус. Это предвестник. Селина предсказала грядущую войну. Если вы игнорируете приливы, вы делаете это на свой страх и риск.
Речь Этана была страстной.
Но единственная мысль, которая была у меня на уме: Что если он чувствовал что-то по поводу ГС, то возможно он не убьет меня, в конце концов.
— Гипербола вам не подходит, — сказал Дариус, немного поколебленный словами Этана. — И более того, это не имеет значения, потому что есть два факта, которые вы ловко игнорируете. — Во-первых, я верю, вы сочтете это вызовом, в свете того прогресса, которого вы достигли, так как этот Дом был основан щедростью ГС.
— Малик, — сказал Этан, и Малик передал Этану листок бумаги. Этан немедленно развернул его к Дариусу.
— Это чек на сумму, равную увеличению стоимости активов Дома, который мы думаем, вы утвердите. Я верю, что вы найдете урегулирование очень разумным.
Этан самодовольно улыбнулся… но так же сделал и Дариус. Он вручил чек женщине, чьи глаза были широко распахнуты после речи Этана.
— Это только первый факт, Этан. Намного, намного более важным является второй.
Один из членов ГС громко свистнул. Порыв нервной энергии прошел через толпу вампиров Кадогана, мы все озирались по сторонам. Это была угроза от ГС или сигнал?
Помня о безопасности Этана, я положила руку на рукоять своего меча и продвинулась вперед через толпу, поближе к нему. Я не знала, что Дариус имел в виду, но не сомневалась, что это что-то вероломное…
Нам не пришлось долго ждать. Секундой позже, издавая громкие звуки при движении, во двор ворвалась группа фей-наемников с обнаженными мечами.
Каждый из них носил военную черную форму и зловещую ухмылку… и их катаны были наголо и направлены на нас. Кроме Клаудии, феи выглядели почти одинаковыми, поэтому не было никакой возможности говорить о том, были ли эти феи у ворот или это новый экипаж, который был вызван на встречу.
Но вряд ли это было существенно — тем или иным путем, феи нарушили мирный договор.
— Мы пришли к выводу, что вы нарушали обязательства на протяжении всей вашей истории, и таким образом, мы претендуем на Дом по праву. И, очевидно, у нас есть силы, чтобы поддержать это. — Он махнул в сторону фей.
Этан издал звук презрения.
— Только потому, что ваша гордость была уязвлена, вы угрожаете тем самым вампирам, которых только что звали обратно? Вы вышибаете нас из нашего Дома и подстрекаете на войну между феями и вампирами ради своего эго? Питеру Кадогану было бы стыдно, Дариус, за ваше поведение. И за весь Совет.
— Ты только подтвердил мою точку зрения, Этан. Ты приносишь драму, ужас и внимание средств массовой информации к вампирам этого государства и нации, и ты винишь нас за меры по защите наших учреждений? Как это близоруко. Как очень… человечно.
— Я воспринимаю это как комплимент.
— Ты да. — сказал Дариус. — Независимо от вашего мнения о нем, вы должны принять состояние мира, что вы создали. Принимая во внимание восходящее солнце и число вампиров, которых вам нужно выселить, мы дадим вам некоторое время, чтобы собрать свои личные вещи и освободить Дом. У вас есть сорок восемь часов. К тому времени, вы должны смириться со своей судьбой, и покинуть этот Дом. Если вы этого не сделаете, то найдете контингент вооруженных фей, готовых сопровождать вас. Подумай, Этан. Что ты имеешь, кроме сожженных мостов, что поможет тебе сейчас?
* * *
ГС и феи исчезли. Мгновение мы просто стояли там в шоке.
— Наверх. — сказал Этан. — Проверьте наши квартиры.
Уже зная, о чем он думает, я побежала обратно в Дом и вверх по лестнице, перепрыгивая по две ступени за один раз. Я добралась до третьего этажа и была почти дома, когда остановилась.
Двери нашей квартиры были открыты. Тревога ускорила мое сердце.
Малик появился в коридоре у меня за спиной, его дыхание участилось.
— Я думаю, что ты знаешь, что искать.
— Думаю, что знаю. — мгновение я подождала снаружи, сканируя вампирскими чувствами комнату, и когда я уверилась, что в ней нет нарушителей, я вошла внутрь и огляделась.
Ничто, казалось, не тронуто — ни разорванных подушек, никаких сломанных ящиков или ламп. В самом деле, ничего не было нарушено вообще… кроме витрины в углу комнаты.
Одна сторона была полностью разрушена, и яйца дракона уже не было.
— Малик, — крикнула я, переходя сразу к делу.
— Это, должно быть, партнерский ГС, — сказал он, с отвращением в голосе. — Несомненно во время церемонии.
Даже, когда они оскорбляли нас, они послали кого-то сюда, чтобы получить объект, на который они не имели права. Как будто в мире было мало драм, Дариус решил создать еще.
Малик придвинулся ближе, наклонив голову, он смотрел на остатки.
— Должна ли я убрать стекла? — спросила я, но он покачал головой.
— Оставь это. Этан захочет посмотреть в любом случае. Мы попросим Элен позаботиться об этом.
— Мы могли бы подать заявление в полицию. — предложила я.
Почувствовав себя вдруг исчерпанным, Этан сел в кресло, опустил голову и ослабил галстук на шее. Он закрыл свои глаза на мгновение, тяжело вздохнув. Люк, Малик, и я ждали.
Я воспользовалась возможностью, чтобы послать сообщение моему деду и Джонаху о событиях, а также о возможности того, что я перееду в дом моего деда для длительного пребывания в комнате для гостей.
— Были дни, — сказал Этан, — Когда я рассматривал незначительное падение инвестиций Дома как трагедию. О, как изменились времена.
— Те же вопросы, сказала Лейси. — Только масштабы разные.
— Босс, не хотите ли крови? — спросил Люк Этана. — Или, может быть выпить?
— Два пальца виски, пожалуйста. Нет, похер на все. Просто принесите мне бутылку.
Я была ближе всех к небольшому бару в квартире, поэтому я сделала напиток. Я не была уверена, что даже пятая часть бутылки Шотландского виски успокоит жало предательства Дариуса. Я налила янтарную жидкость в низкий бокал, мощный запах щекотал нос.
Когда бутылка была закрыта крышкой, я предложила ее Этану, и села рядом с его креслом.
— Феи ушли, — сказал Люк, глядя снова на свой телефон, — но у нас есть резервная фирма. Они будут иметь полный состав охранников здесь в течение часа, и Майкл Донован согласился встретится с ними.
— Кто будет охранять нас сейчас? — спросила я.
Люк прислонился к консольному столику неподалеку. — Люди. У нас была охранная фирма в запасе в течение многих лет в качестве резерва, но мы не разглашали название фирмы даже охранникам. Или Стражу, — добавил он извиняющимся тоном.
— Это саботаж профилактики механизма, — сказала Лейси, глаза сузились на мне.
— И так начинается, — сказал Этан. — Большие распри между вампирами и феями. И я подумал, что мы сделали значительный прорыв.
— Мы сделали, — заверила я его. Мне было ненавистно видеть его таким сраженным. — Мы на самом деле поладили с Клаудией. Мы не можем просто позволить им покончить с этим.
Я оглядела комнату, но не один не встретился со мной взглядом.
— Должен быть какой-то способ справиться с ней, каким-то образом исправить это. И мы с этим разберемся. Все мы, вместе. Верно? — Я улыбнулась Этану, внезапно почувствовав себя странно, как болельщица Дома Кадогана, в плессированной юбке и шароварах. — Я имею в виду, ты собрал свою переходную команду, которая проделала весь этот путь. По крайней мере, теперь ты узнаешь, чего стоят твои деньги.
Этан посмотрел на меня, и я увидела знакомые искры света в его глазах. Он сел, и посмотрел на каждого из нас по очереди. — Она права. Мы будем работать с этой проблемой, как с любой другой, и мы найдем решение. Это понятно?
Мы все кивнули. Этан посмотрел на Малика. — Включи таймер. Я хочу собраться в моем офисе через час, мы должны решить, как исправить эту ситуацию.
Слава Богу, сейчас зима, и мы бодрствуем большую часть времени.
— Сеньор, — сказал Малик, улыбка мелькнула в уголках его губ в ответ на действия Этана.
Этан встал и провел пальцами по волосам, а затем положить руки на бедра.
— Я говорю это один раз, а вы можете распространить этот слух в Доме, как вам нравится. Мы не покинем этот Дом. Питер велел мне быть его капитаном, и пока я жив на этой земле и являюсь Мастером этого Дома, я капитан всего этого. Они получат этот Дом только через мой труп. Вызовите Пейдж, библиотекаря и Майкла Донована. Я хочу видеть их в моем офисе в течение часа.
Этан мог быть иногда неприятным. Вызывать бешенство у некоторых. Но не было никаких сомнений, что он был Мастером среди мужчин.
* * *
Войско вдохновили. Я ждала, пока Люк, Лейси, и Малик покинут квартиру, чтобы начать процесс начало процесса, потом посмотрела на Этана. — Ты в порядке?
Он подошел ко мне и прижался мягким поцелуем к губам. — Я пережил Вторую Мировую Войну, Страж. А это — это капля в море.
* * *
Мы увидели Лэйси в дверях в кабинет, ее глаза сузились, когда она увидела Этана и меня вместе. Я знала, что должна была рассказать ему правду о КГ — если нечем было отбить ее удар, но сейчас было не время, чтобы добавить еще и это бремя. Надеюсь, она была достаточно зрелой, чтобы видеть это.
Мы вошли внутрь, чтобы найти Майкла Донована, Пейдж, библиотекаря, Люка и Малика уже в кабинете. На стене был таймер, который просил Этан.
Он был большим, с черным экраном и квадратными белыми цифрами, которые помечали секунды, минуты и часы, что нам остались, пока феи не попытаются принудительно выселить нас из нашего Дома.
Разве что мы не найдем способ остановить их.
Люк притащил еще одну доску и поставил ее рядом со столом переговоров.
— Это похоже на вечеринку.
Мы оглянулись на дверь. Габриэль Киин, глава Северо-Американской Центральной стаи, стоял с черным мотоциклетным шлемом в руках. В Мемфисе базировался его дом, но Чикаго стал городом, для всех намерений и целей.
С блестящими волосами и янтарными глазами, он был силой, с которой нужно считаться. Так и было. Он шагнул внутрь. — Я слышал, у вас есть проблемы и подумал может быть, вам нужна некоторая помощь.
Новости быстро распространяются среди сверхъестественных, или в данном случае от моего послания к деду, вероятно к Джеффу, а затем к Габриэлю.
То, что расцвело на лице Этана был бесценным — надежда и радость. И, возможно, впервые, он посчитал, что возможно действительно может быть выход из этого.
Он пропустив приветствие, подошел к Габриэлю, и заключил его в медвежьи объятия. Габриэль похлопал его по плечам и перешел к рассмотрению наших самых важных вопросов. Он с улыбкой обратился к Этану. — Давайте приступим к делу.
Я поставила мясо на столе и села, но не стала его открывать. Сейчас не время.
Этан стоял во главе стола.
— Мы имеем то, что осталось от этого вечера и ночи и завтра, чтобы выяснить, как сохранить этот Дом в наших руках, и помешать ГС разрушить то, что мы построили в этом городе, — сказал он, глядя по очереди на каждого члена переходной команды. — Провал — это не вариант. Меня не волнует, какими средствами, договорными, правовыми, или старой доброй дракой, но у нас будет план, который обеспечит существование этого Дома в наших руках.
— Теперь, — сказал он, садясь, — Давайте приступим к работе. — Он посмотрел сначала на Пейдж, а затем на библиотекаря, которые сидели рядом со мной. — Контракты?
Библиотекарь кивнул. — Контракт имеет пункт, что называется "хорошее поведение", — сказал он, вручив Этану документ с отмеченной страницей. — В основном в нем говорится, что Дом обязан действовать, в соответствии с оценками ГС. Если Дом не сделает этого, ГС забирает здание и предполагается, что вы покинете его до этого.
— Почему Дом? — задала вопрос я. — Это является символикой или структурой?
— Оба, — быстро ответила Лейси, — Символика демонстрирует силу ГС, что Дома совершенно под его контролем, и при неудаче и падении вампиры выходят из Дома, буквально, без ресурсов.
— И структурно, — Этан остановился, глядя на меня, — он определяет, кто мы есть. Мы объединены именем Питера, но это Дом объединяет нас всех вместе. Если мы не будем следовать правилам, Дариус лишает нас уз, которые всех связывают.
Габриэль откинулся на спинку стула, который заскрипел под ним.
— Это классический акт у вас там.
— Мы очень гордимся этим. — сухо сказал Этан.
Габриэль снова сел и посмотрел на Этана. — Мы друзья, — сказал он. — Но я не могу сейчас предложить солдатов. Не тогда, когда есть еще один способ.
Он имел в виду, когда мы могли покинуть Дом и избежать борьбы в целом. Этан не был в восторге от этого предложения. Если не будет помощи нам в борьбе вообще, то не было никакой возможности справится с Дариусом или другими членами ГС.
ГС обычно считают, что человеческая жизнь их не беспокоит. Многовековые смерти не вызывают большого интереса.
— Не то, чтобы я в курсе, — сказал Этан.
— Мы не можем купить их, — сказал Малик. — У нас нет денег.
— А как насчет яйца? — спросил Габриэль.
Все посмотрели на Габриэля. — Что с ним? — спросил Этан.
— Это ключ ко всему. Феи хотят его, а Дариус имеет его. Я предполагаю, что он не отдал им его еще и не отдаст, пока они не исполнят свое обещание атаковать. Если бы вы смогли получить его обратно…
— Если мы захватим трофей, — сказал Этан — то фей не будет заботить, то, что ГС от них хочет. — Он откинулся на спинку стула, потом посмотрел на Майкла.
— Мысли?
— Это идея, — сказал Майкл, кивнув мне. — Насыщение фей позволит решить непосредственную проблему — удержания в Доме, но не долгосрочную проблему. Для Дариуса игра здесь не одноразовая. Если он хочет Дом, он попытается еще раз получить его.
— Справедливая точка, — сказал Этан. — Но возможно, на данный момент, мы играем им на руку. Где может быть яйцо?
— Дариус и остальные Члены ГС остановились в Дендридже, — сказал Малик. — Он мог взять его туда.
— Эх, я не уверен в этом, — сказал Люк. — Он азартный игрок, и должен знать, что мы будем об этом говорить. Это место кажется слишком очевидным.
— Слишком очевидным, и слишком труднодоступным в любом случае, — сказала я.
— Знаменитости и сенаторы останавливаются в Дендридже. Я даже не уверен, что мы сможем пройти через охранную сигнализацию номера.
— Я думаю, можно с уверенностью предположить, что это в муниципальном районе, — сказал Майкл. — Они не могут увезти его слишком далеко — не было бы времени, чтобы вернуть его обратно в руки фей "еще раз."
Бьюсь об заклад, он был прав. К сожалению, Чикаго большой город.
— Мы должны посмотреть, — сказал Этан. — Поиск начинается сейчас. — Он взглянул на Малика. — Начните с других Домов. Узнайте, что они знают, есть ли у них информация о том, где оно может быть.
— Они не захотят помочь, — сказал Люк. — Это именно то анти-поведение ГС, за которое Дариус накажет.
— Возможно, — сказал Этан. — Убедите их в любом случае. Кто-то да знает, как исправить это, и я хочу знать ответ сегодня вечером.
* * *
К сожалению, он не получил его. Два часа спустя, даже после того, как Габриэль принес закуски, мы не были ближе к решению. Кроме предположения, что это может быть в Дендридже, никто из других Домов и понятия не имел, где яйцо может быть.
Не то, чтобы это было удивительно: ни Наварра, ни Грей не хотели привлекать свои Дома больше, чем необходимо. Именно так они оставались вне радара ГС, а угрозы Дариуса только закрепили урок.
Этан провел рукой по своему лицу. — Заря идет. Мы соберемся в сумерках. — Он посмотрел на Габриэля. — Я ценю твое время.
Габриэль улыбнулась по-волчьи.
— Черт. Вы знаете, против дьявола вы не потянете. Я бы предпочел иметь вас в этом Доме, чем кучу придурков ГС.
Мы не могли с этим спорить.
* * *
За минуту до рассвета, уставший Этан пришел ко мне, и искал утешения в моих руках. Страх повис надо мной — знание Лейси о моей встречи с Джонахом, неизвестный убийца за пределами наших ворот и угрозы в адрес нашего Дома.
Мы лежали в темноте, переплетенные телами, поскольку солнце поднялось снаружи. Минуты и часы, оставшиеся нашему святилищу и Дому Кадогана ускользали один за другим.
— Я не могу потерять этот Дом, — сонно пробормотал он, когда солнце поднялось в небе снова. — Я не могу… разочаровать их.
Я болела за него, и поклялась, что помогу ему удержать Дом, но даже любовь не может остановить восход солнца.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:37 | Сообщение # 13
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 12
ПЕРВОЕ ПРАВИЛО КЛУБА ИСПУГАННЫХ

Я медленно просыпалась после сна, в котором я подала новую заявку на мою позицию как Стража, а Этан нашел меня совершенно не подходящей для работы.
Было не трудно представить, происхождение этого страха, а именно — меня шантажировала женщина, влюбленная в моего парня, даже в то время, когда мой Дом был на грани распада.
Этан уже встал, так что в спальне было совершенно тихо.
Трусливо я натянула простыню на голову и позволила себе притвориться, что внешний мир был пуст, и шантажа нет.
Я не хотела ему рассказывать. Я не должна была рассказывать ему. В конце концов, каким было первое правило КГ?
Не говорить о КГ.
Весь смысл организации заключался в контроле поведения Мастеров и ГС. Они не могли действовать как диктаторы и причинять вампирам боль на этом пути.
Было трудно сделать это, когда они определили вас в качестве шпиона. Как я могла отказаться от контроля ГС Красной Гвардией? Как я могла наказать Джонаха своим отсутствием из-за Лейси, одержимой Этаном?
Если я признаюсь, где я была, я сорву значительные усилия КГ быть анонимными, их десятилетия работы и всех членов, с их двадцатилетней службой?
Разве я не предам Джонаха?
Но я также не могла позволить Лейси сбросить все, что она видела на Этана. Он не должен был знать, вообще, и он, конечно, не должен узнать от нее.
Особенно, когда она использовала это в качестве предлога вбить клин между нами. Может быть, я хотела слишком много, надеялась на слишком многое. Что я могла бы быть членом КГ и иметь отношения с Мастером вампиром, со всеми людьми.
Это может стать концом всего: нашей дружбы, нашего товарищества, наших отношений. Этот разговор будет опустошающим. Я знала, что он будет злиться и чувствовать себя преданным, как сказала Лейси.
Как Страж, я проанализировала риск, прошлась по каждому возможному результату моего признания:
1. Этан, пьяный от любви, скажет мне, что он горд, что я согласилась служить вампирам, присоединившись к КГ.
2. Этан бросит меня на специальной церемонии перед Домом Кадогана.
3. Этан выгонит меня из Дома на специальной церемонии перед всем Домом Кадогана. Памятная футболка с надписью Я МЕРИТ ПЕРЕЖИЛА ОТЛУЧЕНИЕ была готова.
4. Этан сделает 2 и 3, потом убьет Джонаха.
5. Этан обратиться внутрь, испуская тихую, но смертельную ярость, которая разрушит Дом Кадогана и большую часть Гайд-Парка.
Мэр Ковальчук обвинила бы во всем нашу генетику; Катчер обвинил бы его в любви.
Сценарии были неутешительными, потому что так или иначе, Этан собирался все выяснить, и Джонах будет разоблачен.
У меня был заведомо проигрышный выбор, который вряд ли был выбором вообще.
Я ненавидела сожаление, и это было то, что я чувствовал прямо сейчас. Я не так сожалела, что сказала "да" Джонаху, сколько то, что могла быть более осторожной в ту ночь, когда стала наживкой Лейси, доступной для ее уколов и шантажа.
К сожалению, сидеть и ныть об этом я не собиралась, это ничего не изменит. Убийца был все еще в городе и мой Дом столкнулся с бомбой замедленного действия.
Оливеру, Еве и Кадогану нужен кто-то, кто будет бороться за них, так что я выключила страх и поднялась с кровати. Ночь принесет то, что принесет.
Умнее было отреагировать на это как солдату — лоб в лоб, и без страха, чем прятаться под простыней.
Я проверила свой телефон и обнаружила сообщение от Джонаха: ПРОВЕРЬ КОНТАКТЫ КРАСНОЙ ГВАРДИИ ПО ПОВОДУ КАДОГАНА, ОБРАТИСЬ, ПОСОВЕТУЮТ.
Я не была уверена, как подключить эти контакты.
Но он уже был прав насчет пунктов договора. Может быть, он мог бы предложить свою помощь. Это было бы абсолютной удачей. Так как Этан и другие были внизу, я долго принимала горячий душ, пытаясь думать об убийстве, до сих пор не раскрытом.
Мы знали, Оливер и Ева были убиты после того, как посетили регистрационный офис. Их тела были помещены на складе в Маленькой Италии, и еще были осиновые щепки вблизи тел, возможно, из оружия созданного Mаккетриком.
Мы также знали, был черный внедорожник, участвующий в их смерти и автомобиль, проезжавший мимо нашего Дома, и что Mаккетрик использовал черный внедорожник в прошлом, чтобы терроризировать нас. Конечно, это был Чикаго, и черных внедорожников было пруд пруди.
И Mаккетрик отрицает какое-либо знание об убийстве и особенно мысль, что кто-то использовал его оружие. Честно говоря, если он был настолько уверен в своей политической власти, зачем врать? Почему бы не признаться мне, что он сделал, и я уверена, мне никто бы не поверил, если бы я указала на него как на виновника.
Я не была готова отказаться от Mаккетрика в качестве подозреваемого, но я начинала думать, что там было больше загадок, чем видно глазом.
Я была чиста и одета, а мои волосы уложены в стиле балерины.
— Доброе утро, — я села на стул перед своим столом. — Какие новости?
— Ничего особенного. Люди на страже на улице, и мы провели всю ночь без инцидентов. Я приятно удивлен. Дариус не купил и их, тоже, — язвительно добавил он. — Взяточничество явно в его пьесе. Нет новостей об убийстве. И по крайней мере, нет ни одного сообщения от омбудсмена.
— Убийца замел следы — сказал Этан. — Но это не означает, что там нет ключа, готового быть найденным.
Именно поэтому я не была готова сдаться. Пока нет.
— Я собираюсь попросить всех упаковать вещи, — сказал Этан.
Я посмотрела на него, мое сердце остановилось. Он не думал, что мы могли это сделать.
Он не думал, что мы найдем способ остановить это, и думал, что потерял Дом. Что я буду спать на диване моего деда до наступления темноты.
Поражение в его глазах принесли слезы к моим. — У нас есть сегодня и большая часть из завтрашнего вечера, чтобы мы могли найти свой путь.
— Можем ли мы? — спросил он. — Без кровопролития?
Я открыла рот, затем закрыла его опять…
Раздался стук в дверь. Лейси стояла в черном костюме с белым кантом.
Она улыбнулась Этану, но нахмурилась при виде меня.
— Лейси, — сказал Этан. — Кофе?
— Это было бы прекрасно, — сказала она, заходя внутрь.
Он взглянул на меня. — Для тебя?
— Нет, — сказала я, наблюдая за Лейси. — Все хорошо.
Этан позвонил Марго, попросив эспрессо для двоих. Когда он предложил ей присесть, Лейси села как можно ближе.
Я чуть не зарычала на нее. — Если бы он хотел тебя, он был бы с тобой, но это не так. В конце ночи он придет ко мне.
Мой рот попал в переделку. Не зная, что сказать женщине, которая угрожает рассказать Этану, что она видела, после того как следовала за мной через весь город.
— Дамы? — спросил Этан, глядя на нас через стол, положив телефон на рычаг. Почуяв напряжение магии в воздухе. — Что происходит?
— Речь идет о Мерит. — Моя грудь вздымалась, пока я пыталась вдохнуть воздух, ожидая наступления своего врага, хода ее пешки, прежде чем я сделаю свой собственный шаг.
Я любила Этана. Но Джонах был моим партнером. Я должна была защитить их обоих. Я просто надеялась, что была достаточно умной, чтобы сделать это.
Его взгляд перешел на меня. — Мерит?
Но прежде чем я смогла говорить, она сделал свой ход. — У нее роман с Джонахом.
Мои глаза стали величиной с тарелку. Вот что она думала, что я делала?
— У меня, безусловно, нет романа с Джонахом.
Этан выглядел смущенным… моей изменой ему, а также ее приходом, чтобы насплетничать на меня Этану, что было не совсем похвальным поведением.
Она сделала, что хотела, и хлопнув, дверь закрылась за ней.
Этан встал и подошел ко мне, с тысячью вопросов в глазах. — Скажи мне, — сказал он. — Скажи мне сейчас. Не заставляй меня задаваться вопросом, Мерит. Не заставляй меня поставить наши отношения перед выбором.
Я проглотила болт паники. Я не готова к этому. Я не предполагала, что она на самом деле это сделает.
Что я должна была делать?
Я, конечно, не могла сказать Этану, что это был роман. Я никогда не сделала бы этого по отношению к нему, или кого-либо еще.
Не было никакого почетного выхода в стратегии здесь, только наименее оскорбительный вариант. Я могу быть честной, молясь богу, чтобы он простил меня, и надеюсь Джонах тоже.
Я собрала каждую унцию храбрости, которой я обладала, и этого было едва достаточно, чтобы заставить слова срываться с моих губ.
— Я вступила в Красную Гвардию.
Лицо Этана побелело, а его глаза стали огромными. Он уставился на меня, и мое сердце ушло в пятки.
— Ты… ты… — Он пытался говорить, но был в такой ярости, что не мог произнести ни слова. — Ты сделала что?
Я откашлялась, пытаясь вернуть свой голос и вспомнить, почему я приняла это решение. Потому что мне дали выбор служить, и я знала, что мой выбор был правильным. — Я вступила в Красную Гвардию. Я ее член.
Он просто смотрел на меня. Прошло несколько секунд, или минут, или часов. Я ждала как на иголках, пока он оценивал мою честность и вероятно, действия в наших отношениях.
Наконец, я сломалась, и заполнила тишину, которую я больше не могла терпеть. — Тебя не стало, — сказала я. — И ГС сразу вывернул нас наизнанку. Они пришли ко мне, и я сказала "да" для Дома, из-за того, что осталась одна без тебя.
Он положил ладонь на свою грудь.
— Для моего Дома? Ты присоединилась к организации, единственной целью которой является шпионить за нами?
— Мы не шпионы, — настаивала я, удерживая себя на земле. — Это было правильное решение. То, что нужно было сделать. Мы разваливались, и ничего не получалось. Мне очень жаль. Я ненавидела скрывать это от тебя, Этан. Ненавидела это, но не могла тебе рассказать.
Он посмотрел на меня. — Не говори мне о твоих мотивациях. — Он облизнул губы и отвернулся. — Ты была введена?
Страх задушил меня, и я выбрала момент, чтобы ответить. Для нас обоих не было пути назад.
— Да. Лейси видела. Она следовала за мной, чтобы разузнать.
Его челюсти сжались. — И он твой партнер?
Я заглянула в себя, опасаясь, что этот ответ решит мою судьбу.
Если бы Этан не поставил все на карту, я не ответила бы. Но было бы неуважением лгать ему.
— Да, — наконец, призналась я.
— Ты что, издеваешься надо мной? — Его глаза сверкали серебром и пульс яркой, горячей, яростной магии заполнил воздух.
Я сглотнула и кивнула. Грудь Этана поднималась и опускалась, шок и ярость боролись на его лице. Он выглядел так, как будто не мог решить, следует ли кричать или плакать, то ли реветь от агонии, то ли проклинать богов.
— Ты ушел, — повторила я.
Он рявкнул смехом. — И вот ведь загвоздка, не так ли, Мерит? Я вернулся.
Я кивнула.
— Я вернулся… за месяц… ты не соизволила рассказать мне? — Он сделал угрожающий шаг ближе. — Я должен был выяснить, как это было, от другого Мастера, Мерит? От вампира, которого я сделал и обучил? Вампир, который имеет, судя по всему, честности больше, чем моя собственная девушка?
— Я не могла сказать тебе. Ты возможно не согласен с тем, что я сделала, но ты знаешь, почему они существуют. Знаешь, за что они стоят. Право и справедливость.
Это, казалось, не имеет значения для него. — Ты делила с ним кровь?
— Это была всего лишь капля. Всего лишь капля на лезвии. Там не было никакой выпивки. Я уверена почему я должна была это сделать, Этан, из-за ГС. Они тираны. И мы пытаемся сделать, чтобы этого не происходило. Прости, я не могла сказать тебе. Но что бы там не было, этот секрет не был моим, чтобы о нем говорить.
Ярость ослабевала, Этан покачал головой. — Ты сказала тебе помогал Джонах пока меня не было. Похоже, это не было случайно.
— Он помог мне с рейвами, пока ты был занят, заботясь о Доме. И после того, как тебя не стало, мы работали вместе, чтобы выяснить, что натворила Мэллори.
— А ты солгала мне в чем-то другом?
Этот вопрос ужалил так же как пощечина. — Я не лгала по этому поводу.
— Ты значительно опустилась. Несмотря на это, ты подашь в отставку.
— Что?
— Ты уйдешь в отставку. — Он достал телефон и протянул его мне, с огнем в глазах. — Ты вызовешь его прямо сейчас, ты скажешь ему, что это была ошибка, и ты в отставке.
Я смотрела на него. — Я не уйду в отставку. Я дала обещание, и это было правильное решение.
Его глаза вспыхнули снова. — Ты дала клятву мне. В этом Доме.
— Вот почему я делаю это! Этан, сейчас более чем когда-либо, нам нужна КГ. Нам нужны глаза за ГС. Нам нужны вампиры, которые готовы выйти за рамки того, что ГС говорит им делать и думают критически. Нам нужна помощь.
— Нам нужны Стражи безраздельной преданности.
Я подошла ближе к нему. Мой собственный нрав поднимался, но, черт возьми, гнев заставил чувствовать себя лучше, чем вина и страх.
Я ткнула пальцем себе в грудь. — Я Страж этого Дома, и я верна ему. Моя работа заключается в том, чтобы все делать правильно, и на мой взгляд, это правильная вещь.
— Ты присоединилась к тайной организации, целью которой является подрыв моего руководства! — Он звучал неуверенно.
— Нет, я присоединилась к тайной организации высматривать плохих парней, которые подрывали и которые по-прежнему подрывают наших вампиров.
— А теперь ты уйдешь в отставку.
— Я точно не уйду в отставку.
Все, оставшиеся сомнения о моем членстве в КГ быстро рассеивались, несмотря на усилия Этана к обратному.
Его ноздри раздувались. Он не привык, когда его решения оспариваются. — Я Мастер этого Дома. — Наконец то, знакомая территория.
— А я Страж этого Дома, Этан, если КГ придет к нам завтра, ты мог бы сделать то же самое. Да, приняла трудное решение. Я приняла решение, которое заставляет тебя задаваться вопросом о моей лояльности, и это действительно отстой. Но это то, что нужно для Дома, и я на этом настаиваю. И если ты прекратишь действовать исходя из своих предрассудков и думать по-настоящему, думая о преимуществах, это поможет нам, ты знаешь это.
— Я знаю, что я доверил тебе свой Дом, Мерит, и свою честь, и свое сердце. Было ли, это правильно?
Как бы в ответ, мой телефон позвонил. Я глянула вниз, чтобы выключить его, но глаза сузились увидев, кто звонит.
— Кто это?
— Этан.
— Проверь чертов телефон, Мерит.
Мои руки тряслись от адреналина, я вытащила его из кармана куртки и проверив экран, закрыла свои глаза.
— Кто это? — Слова были наполовину вопросом, наполовину обвинением.
Я открыла глаза, посмотрела на него, противодействуя его недоверию своим собственным раздражением. A между тем, телефон продолжал звонить, новая звуковая дорожка к нашей битве.
— Это Джонах.
Глаза Этана сузились, мое сердце забилось быстрее.
— Ответь ему, — сказал он сквозь зубы.
— Мы еще не все обсудили.
— О, нет, — сказал он. — Мы все здесь обсудили… Ответь на телефонный звонок Мерит. Давай посмотрим, что принесет бесстрашный капитан к нашей двери. — Его тон был вкрадчивым и обидным, но я не собиралась спорить с ним. Не о КГ. — Я принял решение, и он будет жить.
Или он не будет. Я всматривалась в выражение его лица, и оно смягчилось только немного.
— Двое вампиров Моргана мертвы. Обезглавливание, как и у Оливера и Евы. Они нашли их в сумерках. Их капитан охраны только что позвонил мне. Но, Мерит, это ужасное убийство было совершено в Доме.
Я почувствовала, как кровь отхлынула от моего лица, и я задалась вопросом, а потом и ответила, почему Морган не призвал нас в первую очередь. Потому что это была я, и это было Морган, и не очень интересная история между нами.
— Хорошо, — сказала я. — Я посмотрю, что можно сделать.
— Я сейчас в Наварре. Приезжай скорее сюда.
Я повесила трубку и положила ее обратно в карман.
Я видела, борьбу на лице Этана: "Должен ли я показать ей, как я задет и обижен, спросить что-то элегантно, или потерять отношения с ней, учитывая выражение на ее лице?"
— Что случилось? — спросил он, наконец, его голос был тщательно нейтральным.
— Два вампира Моргана мертвы. Они нашли их в Доме Наварры в сумерках.
Глаза Этана расширились. — Убийство было в Доме?
Я кивнула. Этан провел рассеяно рукой по волосам. — Ты должна сказать своему дедушке. Они могут помочь с соглашениями или в расследовании… всем необходимым.
Я снова кивнула. — Мне очень жаль, что это происходит прямо сейчас, — сказала я. — Я знаю сроки зверские. И сейчас не время, чтобы выяснять о КГ.
Уже второй раз за вечер, что было точно неправильно надо сказать, я напомнила ему, что сделала, и почему он должен быть сердитым.
Он схватил пиджак со спинки стула. — Куда ты идешь?
Он проскользнул в куртку, и сунул телефон в карман. — Я думаю, ты знала, Страж, что я пойду с тобой.
— Но Дом?
— У нас есть еще несколько часов, и юристы. Может быть, следует дать им возможность показать себя, а я поговорю с новым партнером.
Выражение его лица оставляло мало сомнений, что означают эти слова.
* * *
Этан кивнул Малику головой, показав, что мы уезжаем. Малик был явно удивлен, но после минутного сканирования наших лиц, он мудро решил не спорить.
Этан рассказал ему о смерти в Доме Наварры и попросил его проинформировать Люка. Я также стояла, в то время как он, за закрытыми дверьми, общался с Лейси, без сомнения, чтобы заставить ее молчать об увиденном и сообщить ей, что у меня нет интрижки.
Я не могла себе представить, что он сказал ей о Красной Гвардии, но я мудро решила не спрашивать.
Дом Наварры находился на Золотом Побережье, к северу от Гайд-Парка рядом с озером, и я все еще была, по умолчанию, водителем.
Мы ехали в полной тишине. Этан не сказал ни слова, слишком сердитый на меня, чтобы говорить. И я не была особенно заинтересованной в общении с ним. Я решила подставить свою задницу ради обеспечения безопасности Кадогана от ГС. На моем месте, он бы сделал то же самое.
И вы знаете, что? Если бы я была типом девушки, которая бросила обязательства, потому что мой парень приказал мне сделать это, Этан никогда не заинтересовался бы во мне…
Так что я сосредоточилась на вождении и попыталась успокоить ярость. Когда мы подъехали к дому Наварры, внушительному белому особняку с башней в одном углу, я припарковалась на первое открытое место, что смогла найти.
Этан посмотрел на меня искоса. — Я предполагаю, если Джонах призвал тебя, Скотт знает об убийствах.
Скотт Грей был Мастером Дома Грей, третий из трех Чикагских Домов вампиров.
— Я тоже так думаю. Я уверена, что известие первый передал Ной.
— Он знает о КГ?
— Нет. Только Джонах. И я. И теперь ты.
— Так вот почему Джонах призвал тебя?
— Я сомневаюсь в этом. Он знает, что мы вели расследование смерти бродяг. — Этан, — сказала я, не зная, как начать, но зная, что нам необходимо поговорить. Но он поднял руку. Он не хотел больше ничего слышать от меня, не прямо сейчас.
— Давай просто пройдем через эту встречу, — сказал он.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:40 | Сообщение # 14
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 13
БЕЗУМИЕ

Этан и я шли бок о бок по тротуару. Язык его тела был ясен — мы вместе работаем. Не больше, не меньше, по крайней мере, пока между нами не состоится хороший разговор.
Но сейчас для этого разговора не было времени.
Мы вошли внутрь Дома Наварры и обнаружили, что ресепшен пуст. Трех прекрасных брюнеток, которые обычно приветствовали посетителей Дома не было.
Мы вошли в Дом, настроение которого было надлежаще темным — печаль, поражение и молчание всех вампиров Дома.
Домом Грея был городской чердак. Дом Кадогана имел европейский стиль. Дом Наварры был гладкий и современный. Хотя внешне здание было больше похоже на замок принцессы, чем на Вампирский анклав, интерьер выглядел как художественная галерея.
Стены и пол блестели мрамором, со случайными всплесками искусства и мебели.
На первом этаже было полно вампиров, но они теснились за невидимой линией, оставляя разрыв между собой и Мастерами — Морганом Гриром и Скоттом Греем.
Оба были темноволосыми. Скотт был похож на бывшего спортсмена колледжа — широкие плечи, тонкая талия и темное родимое пятно под его губами. Морган был похож на мужскую модель. Его темные, волнистые волосы достигали плеч, но его красивое лицо с высокими скулами, раздвоенным подбородком и темно-синими глазами было маской горя.
У нас точно были не самые лучшие рабочие отношения, но сейчас было не время, чтобы вспоминать наши мелкие разногласия. Он страдал, и мы сделаем все, чтобы помочь.
Кроме того, в последний раз, когда я разговаривала с Морганом, он спас мне жизнь. Быть здесь, это было все, что мы могли сделать.
Джонах стоял чуть в стороне от них. Он и Скотт оба носили сине-желтую форму Дома Грей, которую Скотт выбрал, вместо медальонов, определяющих Дома вампиров.
Блондин, которого я не знала, но поняла что, он был капитаном охраны Дома Наварры, стоял с группой.
Этан кивнул, едва щадящим взглядом Джонаху.
— Наши соболезнования вашей потере. — Джонах с любопытством посмотрел на меня, и я обнаружила, что не могу смотреть в его глаза.
Мой желудок вдруг почувствовал несварение. Я боролась с моим парнем из-за моего нового партнера, и мой новый партнер стоял перед нами.
— Что случилось? — спросил Этан.
Морган отошел в сторону, открыв взору присутствующих своих погибших коллег, лежащих рядом с лестницей в луже крови.
Они были накрыты одеялом, что придавало им приличие, которое убийца не удосужился показать.
— Два моих вампира были убиты, — сказал Морган. — Первая Катя, она сестра моей девушки.
Мои губы приоткрылись. Девушкой Моргана была женщина по имени Надя, которая была красивой в легком европейском стиле. Я не знала Катю, но встречала Надю.
— Мне очень жаль, — сказала я.
Морган кивнул. — Вторая — Зоя, член нашего административного персонала. Они были подругами.
— Что случилось? — спросил Этан.
— Мы нашли их в сумерках. Наш капитан охраны нашел их. — Морган указал на курчавого блондина рядом с ним.
— Можем ли мы? — спросил Этан, кивнув в сторону тел.
Морган мрачно кивнул, затем встал на колени и отдернул одеяло. Я не узнала их, но я мало общалась с вампирами Дома Наварра, кроме Моргана и давным-давно с Селиной.
Катя была изящнее, чем Надя, с длинными, темными волосами и с ангельской внешностью. На ней было что-то вроде пижамы — короткая атласная ночная рубашка бледно-розового цвета и белые пушистые тапочки. Зоя также была в пижамной кофточке и хлопковых штанах. Ее кожа была темной, волосы были еще темнее, очень коротко подстриженные крутые кудри.
Убийце понравилось то, что он сделал с Оливером и Евой, он отделил головы девочек от их тел тем же длинным разрезом, и они лежали, держась за руки пальцами, окрашенными кровью.
— Спасибо, — сказал Этан, и Уилл накрыл их снова. Но укрытие женщин не помешало жуткому облику их смерти отложиться в моем сознании.
Возможно, я стала менее чувствительна к крови и насилию, но на меня сильнее всего повлияли тапочки на Катиных ногах. Они были мягкими и детскими, и смерть из-за этого стала выглядеть гораздо плачевней.
— Было ли что-нибудь необычного в их поведении в последнюю ночь? Или, возможно, в любое другое время? — спросил Этан у Уилла.
— Они болтались всегда вместе, — сказал Уилл. — Они провели вечер с друзьями в "Красном" — это был официальный бар Дома Наварры, а затем вернулись сюда. Они жили в одной комнате. Никто не заметил ничего необычного, пока не нашли их сегодня утром.
— А как насчет комнаты? — тихо сросила я, и все глаза повернулись ко мне. — Я хочу сказать, что они в пижамах. Либо они были вынесены из комнаты, либо они оставили ее, чтобы прийти сюда зачем-то.
Уилл тихо кивнул, как будто оценил логику. — Их кровати разобраны, а дверь была приоткрытой. Домашняя кухня на этом этаже. Мы считаем, что они могли спуститься вниз, чтобы что-то съесть или выпить.
— А убийца ждал, — закончил Этан.
Уилл кивнул.
— Вы знаете, как долго они были мертвы, когда вы их нашли? — спросил Этан.
Уилл откашлялся, очевидно желая ответить, но был прерван шумом у двери.
Надя, девушка Моргана и сестра Кати, вбежала в комнату. Ее щеки были розовыми от холода, на ней были джинсы, сапоги и длинный мешковатый свитер под пальто. Ей, наверное приходится немало потрудиться, чтобы застегнуть все кнопки.
— Катя! — закричала она, и ее голос захлебнулся от слез. Она бросилась к телу сестры, но Морган протянул руку и схватил ее прежде, чем она достигла Кати, крепко обнимая ее, он тихо шептал ей. Я думаю это был русский язык.
С каких это пор Mорган говорит по-русски?
Надя закричала, пытаясь освободиться.
— Она моя сестра! Отпусти меня!
Moрган продолжал удерживать ее, и когда ее гнев превратился в горе, она повернулась к Моргану. Он поцеловал ее в лоб, пытаясь утешить. Ее грудь разрывалась от мучительным рыданий.
Оказалось, Морган и его девушка были близки больше, чем я думала.
— Я собираюсь отвести ее наверх, — сказал Морган, провожая Надю к лестнице.
Мы кивнули.
Уилл смотрел на их уход, потом оглянулся на нас, с отчаянием на лице.
— Вы знаете, кто сделал это? Вы искали того, кто убил тех двух Бродяг?
Я посмотрела на Этана, который кивнул.
— Это похоже на убийство Оливера и Евы. Тот же смертельный метод и точно такое же расположение тел. Оливер и Ева тоже держались за руки.
— Но на этот раз, это произошло не в скрытом месте. — сказал Джонах и я кивнула.
— Мы думали Mаккетрик, новый омбудсмен, может быть причастным. Но он человек, а не вампир. И если только вампиры Наварры могут получить вход в дом…
— То вам не повезло, — сказал Скотт.
Я не оценила его тон или его заключение, тем более, что он точно не участвовал в расследовании и не предлагал помощи.
Слава Богу, его капитан охраны был более чем готов помочь.
— У нас есть информация, которой мы поделимся, — сказал Этан. — Ничего больше.
Скотт посмотрел на него. — Ты хочешь участвовать в этом?
Этан смотрел на него молча мгновение. — Извините нас, пожалуйста?
Уилл кивнул и ушел, оставив меня, Этана, Скотта, и Джонаха. Этан сделал шаг вперед к нам, чтобы обеспечить своим словам приватность.
— Почему бы не поощрить Моргана вызвать ДПЧ? — спросил Этан.
Скотт выглядел удивленным. — Потому что они являются частью одной и той же Администрации города, которая наняла Mаккетрика. Ты на самом деле думаешь, что мы получим справедливое расследование? Или что они просто не назовут это глупостями в Доме и попытаются угнетать нас еще больше? Или скажут, что это вероятно сделал вампир?
Я знала, что в ДПЧ были вполне уважаемые члены, мой дед один из них, но Скотт был прав.
Если Moрган был прав, и только Наваррские вампиры могут въезжать в Дом и выезжать из него, то это означало, что убийцей был Наваррский Вампир. Что было почти печально, потому что у нас не было других доказательств того, что Наваррские вампиры принимали в этом участие.
— Мы сделаем все возможное, чтобы привести к правосудию убийцу, — сказал Этан. — Но мы здесь не для того, чтобы испачкать свои руки, и при этом твои руки и руки Моргана останутся чистыми. Мы получали наказания за такой курс действий достаточно долго. Ты должен помочь нашему Дому, а мы будем расследовать.
Не было никаких сомнений, в выражении гнева на лице Скотта. Я сомневаюсь, что его слово оспаривалось другими вампирами очень часто. Но Этан не был послушником из Дома Скотта. Он был вампиром и Мастером дольше, чем жил Скотт. Я часто думала, что Этана изменила его преждевременная смерть. Она дала ему новую браваду, возможно.
Это было довольно хорошим доказательством того, что я была права. А так как Этан был на сто процентов прав, мне это понравилось еще больше.
Кадоган существуют не для того, чтобы служить Грею или Наварре, и даже не ставился вопрос — мы хотели найти преступника. И я была рада, что их поставили перед фактом, что их свободные заезды закончились.
Было еще что-то в выражении лица Скотта — зависть, уважение. Скотт казался мне откровенным парнем. Даже если ему не понравилось слушание суровых истин, часть его оценила откровенность Этана.
— Согласен, — сказал Скотт.
— В таком случае, — сказал Этан, — Мы оставим этот Дом, чтобы достичь договоренностей. Мы посоветуем Моргану не говорить ни одного слова.
— Ты расскажешь Люку? — спросил он меня, когда мы вернулись Домой.
Я кивнула. — Конечно.
Кивнув, он исчез в своем кабинете, не сказав ни слова.
Нам так много надо было сказать. Я предполагала, что эти договоренности относятся только к расследованию убийства, а не к разрушению нашего Дома.
Мой живот сжался, но я решила, что первые проблемы решаются в первую очередь. Я решила рассказать Джонаху, что случилось, он должен был знать. Так что я вышла наружу на крыльцо, набрала его номер, и стала ждать.
— Алло?
— Этан знает о КГ.
Молчание было на другом конце, и я могла чувствовать разочарование излучаемое через телефон.
— Я должна была сказать ему. — сказала я. — Лейси Шеридан последовала за мной к месту нашей встречи.
— Она последовала за тобой? Почему она сделала это?
— Потому что она влюблена в Этана и ищет предлог, чтобы выбить меня из игры.
— Она нашла этот предлог? Этан выдаст нас?
— Он никому не скажет, — сказала я. — Ему некому рассказывать, в любом случае он не собирается вызывать Дариуса. — Я сказала ему, что я не откажусь от КГ. И думаю, он успокоится, ты знаешь, как стратегически он мыслит, но мне придется подождать его.
Мой живот сжался, когда я подумала о худшем сценарии — чувства Этана возобладают над его обязательствами, и это будет наш конец.
Но я отвергла эти мысли. Этан любил меня, и он не собирался уходить, из-за того, что не согласен с тем, что я сделала, когда я сделала это, чтобы помочь Дому.
К сожалению, Этан был не единственным лицом, участвующим в этой драме.
Лейси вставила себя в нее, тоже. Даст Бог, он не сильно рассердился, чтобы сказать ей что-либо, о чем будет сожалеть позже.
— А как насчет Лейси?
— Она думает, что у нас роман. Она и Этан немного пообщались этим утром. Я думаю, он отрицал все, что она думает, увидев нас.
— Мне придется поговорить с Ноем, — сказал Джонах. — Теоретически, твоя крыша была взорвана. Но поскольку Этан больше не член ГС, это не имеет большого значения. Но мы должны оценить риск.
Мой желудок опустился. Мне в голову не приходило, что они выгонят меня из КГ из-за того, что Лейси видела, или то, что я призналась Этану.
Эта ночь становилась все лучше и лучше.
— Мерит, подожди минуту, ладно? — Прежде чем я успела ответить, телефон щелкнул, и он отключился. Он должно быть принимал другой вызов.
Прошло пятнадцать-двадцать секунд, прежде чем он вернулся снова.
— Я мог бы помочь с решением задач вашего Дома. — Надежда расцвела.
— Что?
— Я связался с членом КГ, который подсказал нам немного о контракте. Она говорит, что есть довольно много проблем с тем, как Дариус обрабатывает вещи. Ситуация тонкая — очень тонкая, но она работает над этим.
— Она работает над этим? Как?
— У нас есть кое-кто внутри ГС.
Мои глаза, должно быть, стали как блюдца. — Вы… Что?
— Сочувствующие члены, — сказал он, — Но это все, что я могу сказать тебе прямо сейчас. Позволь мне поговорить с ней, и я буду знать, чем еще я смогу помочь тебе. Я вернусь в контакт, как только я смогу.
— Хорошо, — сказала я. — И мне очень жаль. За все.
— Вещи происходят, — сказал он. — Они происходят, или мы сами их выбираем себе, и мы возвращаемся к ним.
Он был определенно прав. Закончив вызов, я вернулась в Дом. Часть меня хотела войти в кабинет Этана и попросить прощение.
Но он не пригласил меня в свой кабинет, и не думаю, что я была желанна там.
Даже не глядя ему в глаза, я могла представить, что у него на уме и без моего предполагаемого предательства.
Я решила посетить кабинет ОПС, но остановилась на лестнице, когда кто-то назвал мое имя.
— Мерит.
Я посмотрела. Майкл Донован стоял в коридоре возле офиса Этана.
Он нахмурился, когда увидел меня. — Ты в порядке? Ты выглядишь бледной. Ну, бледнее, чем обычно.
— Это была долгая ночь. Я полагаю, ты провел мозговой штурм?
Он поднял бутылку крови 4 группы. — Да. Мы просмотрели контракты, пытаясь найти способ, чтобы обернуть их против Дариуса.
Я кивнула. — Мне нужно вниз. Удачи тебе в этом.
— Удачи тебе в твоем деле, — ответил он.
— Не то чтобы они будут, — пробормотал Люк, и я улыбнулась.
— Ты рад узнать, что Этан поручил Скотту дело, чтобы не только нам приходилось делать грязную работу.
Люк откинулся на спинку стула с самодовольным выражением на лице. — Это хорошо. Он сам напросился. Скажи, что ты знаешь об остальном.
Я кивнула. — Я позвоню Джеффу, и мы сможем пройти через все это вместе, — сказала я, набирая его номер на телефоне для конференций.
— Миледи, — ответил он.
— Это Мерит и банда из кабинета OПС.
— Ты никогда не звонишь с хорошими новостями, когда вызываешь меня из кабинета OПС.
— Грустно, но это так, — согласилась я, сидя скрестив ноги в кресле. Если я была так несчастна, то как мне могло бы быть так удобно.
— Два Наваррских вампира были убиты, — сказала я. — Сестра Нади Катя, и ее подруга Зоя. Они были найдены этим вечером на первом этаже Дома Наварры. Обе были обезглавлены и держались за руки.
Кабинет и телефоны замолчали на мгновение. Люк перекрестился, как будто в честь памяти вампиров.
— Это похоже на нашего человека, — сказал Джефф.
— Да похоже, — согласилась я. — Тот же самый способ, если сравнивать размещение их тел.
— И он убивает только в паре? — спросил Люк.
— Из того, что мы знаем, — сказала я.
— Разная принадлежность, тем не менее, — сказала Линдси, оборачиваясь от своей компьютерной станции. — Двое Бродяг, а затем два Наваррских вампира.
— Но случайный выбор вампиров из каждой группы, — сказала я. — Я имею в виду, мы знаем, ничто не предполагает, что эти вампиры были конкретной целью.
— Вместо этого, он нацелился на Mаккетрика, который ненавидит вампиров.
— И никто не любит Наваррских Вампиров, — пробормотала Линдси, потянувшись из-за стола, за которым она работала на своем компьютере, она вытащила кресло и присоединился к нам за столом. — Может быть, убийце вампиров не нравится Mаккетрик. Может быть, он получив в свои руки его оружие, использует причастность Mаккетрика, чтобы привлечь нас.
Я кивнула. Это звучало полностью логично. К сожалению, у нас не было доказательств, подтверждающих это.
— В то время как мы говорим, — сказал Джефф, — я немного поковырялся и получил больше доказательств, что это не Mаккетрик. По крайней мере, не он лично.
— Это было быстро, — сказал Люк.
— Я… Я заскочил на его официальный городской Веб-сайт, и у него есть алиби. В соответствии с многочисленными фотографиями, которые они выложили на Веб-сайте, он был на вечеринке по сбору средств с мэром Ковальчук.
— Есть ли шанс, что фото поддельные? — спросил Люк.
— Позвольте мне проверить, — сказал Джефф. — Я могу пропустить их через программу, которая обрабатывает изображения.
Бип Бип Бип — раздался звуковой сигнал.
— Подожди, — сказала Линдси, — какая цифровая работа? — Она любила сплетни о знаменитостях, а однажды украсила обложку Чикагского таблоида из-за своего яркого вампирского стиля. Люку не было забавно.
— Внимание, — сказал Люк. — И никогда не проси извинения за факты. У нас были вопросы о причастности Mаккетрика, но ты помог нам, развязав этот узел. Он имеет алиби по этим убийствам, поэтому мы не будем тратить время на этот угол. Это облом, но все же. Я должен был насладиться, испытав некоторые старые преступные методы поведения на нем.
Если бы Люк не был многовековым вампиром, я бы назвала выражение на его лице — дуется.
— Это оставляет нас без подозреваемого, — сказала Джульетта.
— Что поделать, — согласилась я с сожалением.
— Что мы знаем? — спросил Люк, сканируя доски.
— Мы не имеем никаких улик в Доме Наварра? — спросила Линдси, тоже сканируя доски.
— Пока нет, — сказала я. — Но мы ищем одного кого-то, кто убивает в парах, используя тот же метод убийства и располагает тела таким же образом. Он знает Дом. Он методичен. Он любит устанавливать сцену.
Люк постучал ритмично кончиками пальцев по Таблице. — Это хорошее направление, за исключением того, что у нас нет конкретных доказательств, чтобы пойти по нему.
Он хлопнул ладонью по столу.
— И это наша работа, люди. Найдите мне доказательства, прежде чем он решит поставить Дом Кадогана на свой радар. Я поговорю с Уиллом капитаном Дома Наварра. Я не думаю, что мы сможем побеседовать с Наваррскими вампирами, учитывая настроения там, но это стоит попробовать. И может быть, у него есть какие-либо мысли о каком-либо послушнике, который соответствует нашему профилю. Г-н Кристофер, я думаю, что мы все обсудили с вами на данный момент. Спасибо за вашу помощь.
— В любое время, — сказал Джефф, и линия оборвалась.
Я повернулась к доске, подошла и стерла имя "Маккетрик" из списка подозреваемых.
У меня было очень плохое предчувствие, что накопится еще больше тел прежде, чем мы подберемся ближе.
* * *
Я смотрела на доску больше часа, рисовала и стирала, потом качала головой.
— Страж — что за собака, которая не будет охотиться.
— Я не знаю, что это значит. Ковбойская мудрость или кино-цитата?
Люк был любителем кино и постоянно цитировал фильмы. Его глаза сузились от презрения. — Это кино-мудрость. И следующей ночью, ты посадишь свою задницу в придорожной закусочной, как хороший маленький вампир, или я назначу тебе маленький штраф. — Он махнул рукой в воздухе, заканчивая разговор.
— Однако толпа взбудоражена. Иди поговори с ними.
— Мы находимся в середине боя. — хмыкнула Линдси. — Все из-за уважения, Meр, эмоциональное облако смерти, что нависло над Домом, сделало это довольно очевидным.
Я поморщилась. — Эмоциональное облако над Домом?
— Ты и Этан имеете серьезную химию, а также у вас есть основные магические эффекты. Когда вы счастливы, когда вы делаете это регулярно, и не смотри на меня так, в Доме хорошая, счастливая атмосфера. Когда ты зла, грозовое облако судьбы накрывает всех нас и дождь изливается на нас всех свысока.
— Я думаю, что ты сильно преувеличиваешь.
Она покачала головой, убежденно.
— Ты говоришь это, потому что сама не можешь чувствовать этого, ты уже по колено в тоске. Проблема в том, что это и наш путь, тоже. — Она театрально содрогнулась. — Это как день рождения эмо подростка.
— А ты не думаешь, что церемония ГС и шанс, что мы потеряем Дом имеет к этому отношение?
— Только тридцать пять или сорок процентов, — сказал Люк. — Остальное все это вы.
Это было не совсем голословная уверенность в том, что я на шестьдесят процентов ответственна за плохую атмосферу. Но…
— Будь, что будет, но он продолжает борьбу в своем офисе, и сосредоточен на сохранении Дома. Я бы предпочла, не беспокоить его, пока проблемы не будут решены.
Люк вздохнул. — Прекрасно. Позволь ему остыть, если ты думаешь, что это лучше всего. Мы будем иметь дело с убийством, а сотрудники наверху пусть решают сделки с Домом. На верхнем этаже для персонала, — сказал он с усмешкой и посмотрел на меня с любопытством. — Твои родители не помогут с деньгами, не так ли, Страж? Имела ли ты в детстве персонал на верху или внизу?
Моему отцу принадлежала Мерит Пропертиз, одна из крупнейших в Чикого компаний недвижимости. У нас были плохие отношения, в основном, потому что он всегда хотел, чтобы я была другой. А также потому, что он пытался подкупить Этана, чтобы тот сделал меня вампиром. Этан отказался. Тактика моего отца, типично диктаторского стиля, не дала нашим отношениям никаких поблажек.
Я в целом не в восторге от своих родителей, но что-то щелкнуло, когда Люк произнес эти слова. Мысли вспыхнули, и я уставилась на Люка.
Люк поморщился. — Ой, прости, Страж. Я знаю, что это одна не из легких тем.
Я покачала головой. — Я не сержусь. — сказала я, потом посмотрела на доску. — Я просто думала о собственности.
Мы определили места, где Оливер и Ева были замечены в последний раз — бюро регистрации и где они были найдены — склад. Но мы не рыли достаточно глубоко.
— Имущество, где Оливер и Ева были найдены, — сказала я, обводя кружком на доске "склад". — Джефф был не в состоянии выяснить, кто владеет им.
— И что?
Я постучала маркером по доске. — Оливер и Ева были найдены в тайной комнате. Джеймс, один из друзей Ноя, узнал о существовании комнаты только потому, что почуял кровь. Но откуда убийца мог знать о комнате? Может быть, убийца имеет некоторое отношение к собственности.
— Кажется маловероятным, что владелец будет использовать свою собственность, чтобы бросить там тела, когда это может привести к нему.
— Правильно, — сказала я. — Но убийца не должен быть инвестором. Он может быть бывшим сотрудником склада, обращенным в вампира.
— Превратился в вампира Дома Наварры, — сказал Люк.
— Еще лучше. Список людей связанных с этим складом, которые также являются вампирами Наварры не может быть длинным.
— Хорошо, — сказал Люк. — Но Джеф сказал, что документы учета имущества были уничтожены.
— Он так сказал, но записи должны где-то существовать, даже если Джефф не может добраться до них. С другой стороны, я уверена, что отец может получить все, что захочет. Я могу поговорить с ним.
В комнате стало тихо, пока группа рассматривала опасности этого предложения.
Линдси поморщилась. — Ты уверена, что хочешь сделать это?
— Я абсолютно уверена, что не хочу делать этого, но я должна сделать что-то. Я не хочу, просто сидеть, когда мы можем потерять завтра Дом… или нас ждет еще одно убийство.
— Ты знаешь, Страж, — сказал Люк, — ты оказалась лучше, чем я думал.
Доказывая, что она была моим другом, Линдси ударила его по руке, вызывая его жалобный крик.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:42 | Сообщение # 15
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 14
РОДИТЕЛЬСКИЙ ПАТРОНАЖ

Мои родители жили в Оук-Парке, пригороде Чикаго, известном своим Фрэнком Ллойдом Райтом и красивой архитектурой домов.
Дом моих родителей не был одним из них, по крайней мере по моему мнению. Это была приземистая бетонная коробка лежащая посреди прерий. Я полностью поняла, почему городская ассоциация впала в истерику, когда мои родители показали им планы.
Сегодня вечером, прерывая обычные тишину и покой окрестностей, наступивших после сумерек, мужчины в футболках с надписью "Джей & Сыновья" под жестким контролем моих родителей выносили мебель из дома и грузили в ожидающие грузовики.
— Вы переезжаете?
Смех моей матери зазвенел. — Конечно, нет. Просто небольшой косметический ремонт.
Конечно, она могла. У моего отца было огромное количество денег, и моя мать любила делать перестановки.
— После наступления темноты?
— Они приехали на два часа позже, и я сказала их руководителю, что я не заплачу им, пока все не будет сделано.
А что, подумала я, это жизнь в одном проценте. Кроме того, было свидетельство того, насколько много мебели они накопили в своем блочном доме.
— Почему здесь нет Пеннебейкера?
Пеннебейкером был старый, тощий дворецкий моего отца, вероятно, он был моим самым нелюбимым человеком в доме.
— На самом деле, он в опере этим вечером. Это его день рождения. — Она взглянула на меня. — Я полагаю, что ты прислала ему карточку с поздравлением?
— Я этого не сделала.
Вздернутый нос мамы сказал мне, что она думала об этом нарушении этикета.
Она повернулась и вошла в дом снова, и я послушно шла позади.
— Почему ты решила сделать косметический ремонт?
— Пришло время. Последний был пятнадцать лет назад, и я захотела вдохнуть жизнь в этот дом. — Она остановилась и повернулась, чтобы посмотреть на меня. — Ты слышала, что Роберт ожидает прибавление еще раз?
Роберт был моим братом и самым старшим из детей Меритов. — Я этого не знала. Поздравляю их. Когда ожидают ребенка?
— Июнь. Это очень увлекательно. И этот дом не подходит для внуков и детей, не так ли? — Она положила руки на свои бедра и огляделась, она не ошиблась, дом не был создан для внуков. Все было бетонным, монохромным и остроугольным.
Это было тем, что из-за рождения своих внуков, мои родители казались лучше.
— Если ты говоришь так. — сказала я, не споря. — Папа рядом? Мне нужно поговорить с ним.
— Он здесь, и он будет рад услышать о тебе. Мы же не вечны, ты знаешь. Ты должна рассмотреть вопрос о предоставлении ему шанса.
— Я бы дала ему много шансов, прежде, чем он попытался подкупить Этана. Но что было, то было. — Мне просто нужно поговорить с ним, — сказала я, готовая взять на себя только обязательство, больше ничего.
Мы спустились вдоль стены прихожей к офису моего отца. Дизайн моей матери уже нашел свой путь сюда.
Дом был строгим и стерильным бастионом модернизма, он мог стать фоторекламой в итальянском дизайнерском журнале. Бледный ковер покрывал бетонный пол, а офис освещался люстрой из цветного стекла.
Современные художественные полотна покрывали стены. Они были, вероятно, частью офиса моего отца до того, как моя мать взялась за его кабинет, но они выглядели совершенно по другому в этом ярком, веселом офисе.
Отец мой, с другой стороны, казался совершенно неуместным здесь. Даже в столь поздний час, он носил черный костюм. Он стоял в середине комнаты, наклонившись с, несомненно дорогой, клюшкой в руках.
В нескольких метрах от него, лежал хрустальный бокал на полу, готовый для получения мяча. Он рассчитал траекторию, а затем плавно взмахнул вытянутыми руками и идеальной дугой, отправил мяч по ковру к отверстию на конце его мнимой лунки. С звоном стекла, он попал туда.
Он не заметил нас, пока не наклонился, чтобы поднять мяч и, взяв его в руки, он наконец посмотрел на меня.
— Посмотри, кто пришел, Джошуа. — Моя мать сжала мои плечи, затем схватила пустую кофейную чашку со стола моего отца и направилась к двери. — Я просто дам вам двоим поговорить.
— Мерит, — сказал отец.
— Папа. — Он сунул мяч в карман.
— Что я могу сделать для тебя?
Я была приятно удивлена, он обычно начинал разговоры со мной с обвинений или оскорблений.
— Мне нужна услуга, на самом деле.
— Да? — Он положил свою клюшку в высокую керамическую вазу, которая стояла в углу комнаты.
— В Маленькой Италии есть склад. Мне интересно, сможешь ли ты рассказать мне что-нибудь о нем.
Убрав свою игрушку, мой отец сел за гигантский стол, который похоже был сделан из цельного ствола дерева.
— Почему ты хочешь это знать?
Карты на стол, подумала я.
— Владелец или кто-то еще, знающий это имущество, имеет что-то общее с убийством вампиров.
— И ты не можешь найти эту информацию в интернете?
Я покачала головой. — Ничего вообще.
Он смотрел на меня скептически. — Я поручу рассмотреть эксперту-другу, но мне не хотелось бы говорить, что с помощью информации, которую он мне добудет, кого-то обвинят в убийстве.
Я надавила сильнее. — Клерку не нужно знать, для чего мы используем информацию.
— Мы, — сказал он. — Ты и Этан?
Я кивнула. Мой отец и я никогда не обсуждали Этана, или что-нибудь еще, когда Этан вернулся.
— Он жив ​​и здоров, я так понял.
— Так и есть.
— Это хорошо. Я рад это слышать. — Он, казалось, испытал облегчение.
Он привел в движение вражду между Этаном и Селиной, что привело к гибели Этана, и наверное, чувствовал себя ответственным за это, по крайней мере где-то глубоко в своем сердце.
Не то, чтобы я думала, что моему отцу все безразлично, он безусловно заботился, но он был до такой степени поглощен собственными потребностями, он манипулировал людьми, как шахматными фигурами, чтобы получить то, что он хотел… даже если он считал, что он делал это для блага других.
Он посмотрел на меня. — Ты и я еще не говорили. Я имею в виду, о том, что произошло.
— Мы говорили достаточно. — Мой желудок нервно сжался, как это часто случалось, когда мой отец говорил, что мы должны "поговорить" о вещах. Такие разговоры редко заканчивались благополучно для меня.
— Мы говорили достаточно для тебя, чтобы узнать некоторые факты? Возможно. Но всю правду? Возможно, нет.
Он взглянул на фотографии на своем столе, и взял небольшую серебряную рамку.
Я знала, что за фото он держал в своей руке — фотографию ребенка, который был бы моей старшей сестрой. Первая Кэролайн Эвелин Мерит.
— Ей было всего четыре года, Мерит. Это было чудо, что твоя мать и брат спаслись от крушения, но чудо не было достаточно большим, чтобы спасти ее.
Голос его был задумчивым. — Она была таким умным ребенком. Такая счастливая. Так полна жизни. И когда она умерла, я думаю, мы тоже немного.
Я сочувствовала. Я не могла себе представить, как это трудно было бы потерять ребенка, особенно в таком молодом возрасте.
Но Роберт и Шарлотта также пережили это, и они были необходимы моим родителям.
— Ты родилась, и мы были так счастливы. Мы старались дать тебе жизнь, которую не могли дать ей.
Мой отец был твердо убежден, что может контролировать и формировать мир вокруг себя. Он вырос, считал он, без достатка, потому что мой дед приносил домой только зарплату полицейского.
Решение? Создание одного из крупнейших в Чикаго бизнеса.
Я была решением смерти Кэролайн. Я должна была быть ее заменой, вплоть до имени, поэтому даже сегодня я Мерит, а не Кэролайн. Но это бремя было несправедливым и слишком тяжелым для ребенка.
— Я не могу заменить ее. И никогда не могла. И ты решил сделать меня бессмертной… но ты не спросил меня, чего я хотела.
Он поставил фотографию на стол и посмотрел на меня, и его взгляд теперь был холоднее. — Ты упрямая, как и твой дед.
Я не оспаривала это, так как не считала это оскорблением.
Мой отец поправил картинки на своем столе, чтобы они выстроились так как надо. — Я может быть в состоянии получить информацию, которую ты просишь, — сказал он.
Облегчение затопило меня. — Спасибо, — торжественно заявила я, надеясь, что он понял, что я имела в виду. Я схватила ручку и блокнот со стола и записала адрес склада, а затем положила все назад на его стол.
Мой отец посмотрел на блокнот молча мгновение, голова наклонена, как будто он что-то обдумывал.
— Но имей в виду, близится мой выход на пенсию, Мерит, и скоро твой брат будет все решать. Я не планирую делать это немедленно, он еще не способен играть в шахматы с городом. Так что я хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня…
Я почти испытала облегчение оттого, что он попросил. Эта просьба была напоминанием, очень знакомым, что никто не был свободен, когда приходил к моему отцу. Я вернулась на знакомую территорию, ожидая дальнейшего.
— Что? — спросила я.
— Вы ранее договорились встретиться с Робертом. Я хотел бы, чтобы вы следовали этому обещанию.
Это было также общим рефреном. Мой отец считал, что будучи подключенным к Дому, будет стимулировать шансы Роберта на дальнейший успех компании.
— Хорошо.
Мой отец приподнял брови. — И это все? Не аргументируя?
— Он мой брат, — просто сказала я. — И ты прав, я согласилась это сделать. Но если это для политической выгоды, то встреча с вампирами, точно не заставит людей полюбить его. Мы не очень популярны сейчас.
— Возможно, нет, — сказал он. — Но ты пользуешься популярностью у твоего вида.
— Что именно такое "мой вид"?
Он махнул пренебрежительно.
— Пожалуйста, скажи Роберту, чтобы он позвонил мне. — Я вышла из его кабинета, и не оглянулась, чтобы убедиться, что он победно улыбается. Но я бы поставила хорошие деньги на это.
* * *
Я считала свой визит в дом Меритов успешным, но это не будет видно немедленно. Даже если мой отец выполнит свое обещание проверить имущество, это был длительный поиск информации. Плюс, было уже поздно, и офис клерка давно закрыт на ночь.
После прощания со своей матерью, я сидела в своей машине за пределами дома в оранжевой развалюхе и обдумывала свои следующие шаги.
Я могла вернуться в кабинет ОПС полной чувства безнадежности или в офис Этана, который также точно не был наполнен надеждой в данный момент. Я проверила свой телефон и не обнаружила никаких сообщений, это ранило мое сердце.
Я не ожидала, что гнев Этана вдруг спадет, и он будет в восторге, что я присоединилась к тайному обществу, но просто написать мне было бы хорошо. Не то, чтобы у него нет других вещей на уме, подобно Дому.
И, возможно, Дом был ключом. КГ была ценна. Я знала это. Я видела их в действии. Они помогли мне выйти из заварухи, и они дали нам решающую информацию о том, что ГС попытается сделать с Домом, даже если они не догадывались, как далеко ГС пойдет, обманывая нас.
Если бы я могла использовать свои связи с КГ, чтобы спасти Дом, или чтобы решить все проблемы? Если бы я могла помочь сохранить наш Дом.
Джонах ответил сразу же с сарказмом.
— Ты звонишь, чтобы сказать мне, что ты пригласила Этана на нашу следующую встречу КГ?
— Ты весел. К сожалению, у меня больше плохих новостей. У Маккетрика алиби на убийство в Наварре, такое, что даже биометрическая проверка подтвердила, он не был там.
— По крайней мере, мы можем отбросить эту нить, — сказал он.
— Это было нашей мыслью точно. Есть прогресс в получении помощи для Дома Кадогана?
— Пока нет. Наш контакт в ГС пугливый. И есть почему, если они узнают, что она была утечкой информации для КГ. Она получит удар осинового кола.
— Этого не достаточно, Джонах. Это мой Дом на линии огня. Скажи ей… скажи, что я просто хочу, встретиться. Спроси ее, может она сделать это.
— Мерит, я не могу.
Но я никогда не принимала никаких "нет", и я бы читала мой Канон как хороший маленький вампир.
— Ты сказал «она». Есть только две участницы ГС, Джонах. Одна из Норвегии — Даника и другая из Великобритании — Лакшми. Это означает, что я пятьдесят на пятьдесят угадала члена, который является правильным. — То, что мы построили, только потому, что мы делали это без нее.
Джонах помолчал. — Ее зовут Лакшми Рао. Позволь мне поговорить с ней.
— Спасибо, Джонах. Я бы сделала для тебя тоже самое, ты ведь знаешь.
— Я знаю, ты могла бы. И это пугает меня.
Он повесил трубку. Я завела машину и включила тепло, все еще сидя за моим родительским домом. Это, вероятно, не продлится долго, соседи позвонят по поводу девушки в автомобиле-драндулете "смотрящим" в доме, но я не хотела возвращаться внутрь, пока ждала ответа.
Может быть, мой отец и я имели прорыв, возможно, он просто ностальгировал. В любом случае, я знала, когда следует уйти.
Зазвонил телефон, даже не минутой позже.
— Алло?
— Она согласилась на встречу, но это все.
— Этого достаточно. Спасибо.
— На Дирижабле в закусочной Ван Бурен. Это рядом с библиотекой.
— Я знаю, где это, — заверила я его. Это было рядом с библиотекой Гарольда Вашингтона, рядом находился также отель Дендридж, где члены ГС жили во время пребывания в Чикаго.
— Встретит нас там в течение часа. И никому не рассказывай, даже Этану об этом. Считай, что это твое первое задание КГ — предотвращение разрушения Дома Кадогана.
Вместо чувства тяжести на своих плечах, что должно было последовать, это просто заставило меня чувствовать себя более решительной.
— Увидимся там, — заверила я его и надела ремень безопасности. Моя позиция, возможно, не была красивая, но все, что имело значение, это окончательный счет.
* * *
Было уже поздно, и относительно тихо. Я припарковалась у Ван Бурен, дальше, чем мне хотелось бы, затем вернулась на Стейт Стрит в закусочную на дирижабле, которую выбрала член ГС. Серебряная цепочка логотипа светилась в темноте: блестящий Дирижабль с надписью "Пончики" вдоль него моргал неоновыми розовый буквами.
Я открыла дверь и попала под аромат сахара и дрожжей.
Ресторан был небольшим и пустым, за исключением усталых подростков за прилавком и Джонаха, сидящем за розовом столом в углу, глядящего на свой ​​телефон.
Он поднял глаза и кивнул, потом встал, чтобы встретить меня.
— Она должна быть здесь в любую минуту.
Я кивнула, мои ладони вдруг стали потными от нервов. Эта женщина могла стать судьбоносной для Дома Кадогана щелчком пальца или, возможно, правильнее, для Дариуса.
На самом деле, судя по ней, она могла стать мечтой.
Лакшми Рао вошла через переднюю дверь. Как и большинство других вампиров, благодаря естественному иммунитету к гламуру, я чувствовала это по скольжению по залу и по простому прикосновению к мальчику за кассой, который мечтательно повернулся и начал считать вслух отверстия в пончиках на складе за ним.
Но самое интересное, когда Лакшми увидела Джонаха, она посмотрела на него, как будто он был первым стаканом воды, что она увидела после месяцев проведенных в пустыне.
Выражение его лица, с другой стороны, было совершенно деловым.
Так что у г-жи Рао, члена ГС из стана Дариуса, были чувства к Джонаху, Капитану охранников, члену тайной организации, предназначенной следить за ней.
И он, судя по всему не догадывался об этом.
Как это жизненно.
Она посмотрела на меня, давая мне краткую оценку. — Вы должно быть Мерит.
У меня не было ни малейшего представления об этикете.
Должна ли я была разговаривать теперь с членом ГС? Я решила, что будет лучше ответить. — Да, это я.
Она мягко улыбнулась. — Это хорошо, что мы с вами встретились. Я сожалею, что при таких неудачных обстоятельствах.
— Была ли за тобой слежка? — спросил Джонах.
— Я очень сомневаюсь в этом. А если бы и была, я потеряю их на обратном пути. К сожалению, у меня не так много времени. Боюсь, что это так. Я ничего не могу сделать, чтобы помочь.
В момент, мои надежды были разрушены. — Ничего? Что вы имеете в виду, говоря ничего? Они собираются отнять у нас Дом.
— Тише. — пробормотал Джонах, бросив взгляд на кассира, но тот по-прежнему занимался подсчетом.
— Я только один из членов организации, Мерит, и я не в большинстве. Наказание Дариуса слишком тяжелое, но я не имеют права на оспаривание, поверь… у меня есть вопросы, тайно задаваемые конечно, но просто нет никакого способа свернуть Дариуса с его нынешней курса.
Было явное сожаление в ее глазах, которое заставило меня чувствовать себя чуть лучше.
— Мне очень жаль. Но это невозможно. Я не имею полномочий для отмены его решений.
— А как насчет яйца дракона?
Лакшми застыла. — А что?
— Я предполагаю, что Дариус не отдал его еще феям и не отдаст, пока не будет уверен, что они сделают то, на что согласились. Вы знаете, где оно?
Она посмотрела на меня внимательно момент. — Я не знаю точно.
— Я буду вам благодарна, — сказала я. Обещаю сделать все, что вы хотите. Я прошу вас, если это то, что вы хотите. Пожалуйста, пожалуйста, не позволяйте ему забрать мой Дом, Лакшми. Это мой Дом. В первый раз в моей жизни, это действительно мой Дом.
Эта мысль вызвала слезы на моих глазах.
— Мне очень жаль, — сказала она снова. — Мне известно лишь то, что оно было спрятано в хорошо охраняемом месте.
Я отвернулась, вытирая слезу, которая сползла вниз по моей щеке. Я не хотела плакать перед моим партнером и членом ГС. Может быть, как Дариус сказал Этану, я была также слишком человечна.
— Я должна идти, — сказала Лакшми. — И я желаю вам удачи. — Она бросила долгий взгляд на Джонаха. — Было очень приятно видеть тебя снова. Мне жаль, что это было при этих условиях.
Затем она исчезла за дверью в темноте.
Мне хотелось плакать. Я хотела сидеть и плакать или, что еще лучше, похоронить свои печали в трех или четырех десятках отверстий в пончиках, что кассир так аккуратно подсчитывал.
— Давай выйдем на улицу, — сказал Джонах, осторожно ведя меня за дверь. Холодный воздух был освежающим.
Мы шли к углу улицы, где я припарковалась и стояли в темноте мгновение.
— Она влюблена в тебя, — сказала я.
Он откашлялся нервно. — Я знаю.
— Вот почему она согласилась на встречу, не так ли? — Я посмотрела на него. — Вот как ты получил ее, чтобы она помогала?
Он кивнул, только один раз.
— Это какой-то бардак. Я думаю, что было бы неправильно с моей стороны, предложить тебе сыграть с ней в "Семь Минут на Небесах" таким образом, чтобы она помогла достать нам яйцо?
Он посмотрел на меня искоса. — Ты предлагаешь мне сделать это с ней, чтобы она спасла твой ​​Дом?
Я слегка улыбнулась. — Да. А ты бы смог?
— Нет. И ты должна вернуться. Они будут интересоваться, где ты есть.
Я не была так уверена в этом.
* * *
Чувствуя себя наголову разбитой, я поехала Домой. Дверь кабинета Этана была открыта, так что я рискнула и заглянула внутрь, полагая, что Майкл Донован был в комнате, и ведет тяжелый мозговой штурм, изучая контракт.
Но Майкла нигде не было видно, не было и Пейдж с библиотекарем.
Этан и Лейси были одни, с фортепианным концертом по радио и бутылкой вина на столе.
Они сидели рядом друг с другом на диване в гостиной. Этан, положив одну ногу на другую, читал правовые документы на длинных листах бумаги. Лейси сидела рядом с ним, ее ботинки лежали на полу, ноги поджаты под себя. Она что-то сканировала на планшетном компьютере.
Они выглядели совершенно комфортно. Даже в некоторой степени уютно. Мой желудок сделал очередное падение, что каждый раз подносила ему моя подростковая неуверенность.
Но это было не единственное мое чувство. Я просто просила члена ГС сохранить этот Дом, плакала перед этим членом ГС, и к чему я вернулась, к этому?
Этан, возможно, был зол, но так и я была.
Возможно, ощущая магическое цунами, которое сопровождало меня в комнате, Этан поднял голову. — Да? — спросил он. Его тон был равнодушный, он был все еще зол.
Это разозлило нас обеих, так как я вломилась в будущую главу дневника Лейси, озаглавленную "Как я провела уютную ночь с Этаном Салливаном и бутылкой Мерло".
Мне действительно, действительно она не нравилась.
— Могу я поговорить с вами, пожалуйста, Сеньор?
Этан смотрел на меня на мгновение перед тем, как отложить свои бумаги.
— Лейси, ты извинишь нас?
Она посмотрела и послала мне сопливую улыбку, которой он не видел, потом развернула ноги и встала изящно с дивана. — Конечно. Я могла бы подышать немного свежим воздухом. — Она подошла к двери, оставив свои ботинки рядом с диваном — четкое указание, что она вернется.
Конечно, она это сделает.
— Время идет, Страж. О чем ты хотела поговорить?
Мне на самом деле не было ничего конкретного сказать ему, я просто хотела выгнать ее из комнаты, и, возможно очистить воздух.
Но его тон был жестким, и он дал мне момент, чтобы подобрать слова, которые не были бы злыми.
Она бросала мне вызов своим присутствием в его офисе и своим очевидным намерением наложить руки на Этана и не отпускать.
— Вы добились какого-нибудь прогресса? — спросила я.
— Не особенно. Адвокаты начали чрезвычайное движение против действий ГС, но, как мы и предполагали, у нас проблемы со временем, чтобы убедить судью принять под свою юрисдикцию данный случай. Нет ни одного моего знакомого, за мою очень долгую жизнь, имеющего материал для шантажа ГС, и Майкл установил, что Башня Клаудии, прямо сейчас, особенно хорошо укреплена, так что не будет никакого попрошайничества фей. — Его челюсть была крепко сжата.
Он, был явно обеспокоен, но я не могла его винить.
— А ты? — спросил он.
— Мы подтвердили, что Mаккетрик не убивал Катю и Зою. У него есть алиби — он был на сборе средств с мэром Kовальчук.
— Это не оставляет нам много.
— Это не оставляет нам подозреваемых вообще, кроме того, что мы знаем, что девушки были убиты вампиром Наварры. Джефф проверит в Доме биометрические системы, а Люк с Уиллом собираются посмотреть, были ли какие-нибудь нарушения Наваррскими вампирами в последнее время.
— Хм. — Он стряхнул невидимую пылинку с коленей, потом посмотрел на меня. — Ты рассказала Джонаху об этих последних событиях?
— Да.
— Конечно же, да. Потому что вы двое близки. — Была опасная грань гнева в его голосе, это, возможно, было вызвано страхом или ревностью, но единственное, что имело значение то, что это было направлено на меня.
Я не сомневалась, откуда взялось это изменение отношения. Я возлагала это на длинноногую блондинку вампира, покинувшую комнату. Она сажала семена сомнения в наших отношениях, и я бы поставила деньги, что чем больше они проводили время вместе, тем больше становилось этих сомнений.
— Мы не близки, не так, как ты предполагаешь. Не так, как Лейси преподносит это тебе. И это не имеет ничего общего с этим расследованием.
— И ты готова подтвердить это?
— Готов ли ты подтвердить, что между тобой и Лейси ничего нет? Она выглядела довольно удобно на диване.
— Это совсем другое.
— Потому что Джонах знает, что я стремлюсь к тебе, но она не совсем уверена?
Он сжал челюсти.
— Ты думаешь, что я был неверным?
— Ты хочешь сказать, что я была неверна?
— А ты была?
Я вздрогнула от комментария. — Как ты смеешь спрашивать меня об этом.
— Есть слухи, Мерит, о партнерах КГ. Что они работают… тесно… вместе.
Его тон стал снисходительным, и я вдруг почувствовала себя очень маленьким ребенком, стоящим перед своим отцом, который был в ярости на то, что я сделала. Этан был зол, и мне было жаль, что он не чувствовал мои клятвы Кадогану и КГ не были в оппозиции.
Но я знала Джонаха, и я знала, что ничего не было. Я все еще верила в дело, и я собиралась извиниться только за это.
Мои глаза посеребрились, мое сердце билось быстрее, кровь гудела в моих венах, когда мой гнев рос. — Это работа. Это только работа, и ничего больше.
Приподняв бровь с высокомерием, которое меня всегда раздражало. Это, возможно, была его подпись, но это был смехотворный ответ. Смешной ответ… к действительно смешным аргументам.
Мы действительно спорили о неверности? Бог знал, что я любила этого человека, но он был упрямым, тугозадым в управлении уродом, который действительно знал, как нажать на мои кнопки.
— Этан, мы лучше, чем все это. Я не знаю, что она наговорила тебе, — сказала я, — но ты знаешь, я бы не стала изменять тебе. Она манипулирует тобой, воздвигает стены между нами, что вредит этому Дому, потому что у нее есть чувства к тебе.
— Мной не манипулируют, — сказал он, не совсем уверенно, но, казалось, немного сомневаясь.
— Хорошо, — сказала я. Мы застыли там в ужасном, неловком молчании на мгновение.
— Я чувствую себя преданным.
Я закусила губу противясь внезапному натиску слез. — Я знаю. И мне жаль.
Этан кивнул, но ничего не сказал.
— Хорошо, тогда, — сказала я. — я должна вернуться к работе. — Удрученная и злая я пошла к двери.
— Куда ты идешь?
— Я не совсем уверена. Но я думаю, нам нужно некоторое пространство, прежде чем мы сможем сказать то, о чем будем потом сожалеть.
Предположим, что мы уже не вместе.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:49 | Сообщение # 16
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 15
МАЛЬЧИКИ, ВЫПИВКА, ГОВЯДИНА И СТАВКИ

Пятнадцать минут спустя я была еще в пути на Лейк Шор Драйв, с озером справа от меня и Чикагскими "Широкими плечами", слева.
К сожалению, поездка не сделала меня спокойней. Мир было тих, но мой мозг и сердце устроили гонки.
Наверное, Лейси и Этан работают. Может, они сделали перерыв после долгой, несчастной ночи. И возможно, пришло время, которое он возможно, провел бы со мной, если бы не был так зол.
Он хотел рядом друга, кого-то, кому мог доверить свои чувства. Он мог бы выбрать сообщника получше из каталога. Она была всем, чем я не была, как мне казалось.
Изящная, стильная, хладнокровная.
Такая же, как он.
Линдси как-то сказала мне, почему Этан нуждался во мне, потому что я поджигала его лед. Лейси может никогда не вызывала его гнев, но она конечно, не зажигала его.
Но ничто из этого не заставило меня чувствовать себя лучше. Не сегодня.
Я хлопала по рулю обеими руками, пока ладони не заболели и я не почувствовала себя лучше.
Бедное Вольво. Изобретение ли шведских инженеров или нет, оно не было предназначено для вампирской агрессии. Казалось, есть только один вариант.
Я поехала в Украинскую Деревню, где базировалась Северо-Американская Центральная стая.
Приземистый бар для байкеров назывался Красная Шапочка, сейчас он также являлся домом для некоей городской нарушительницы. И я хотела бы ее видеть.
Даже в мороз оборотни бездельничали снаружи, в то время как Мэллори, собрав свои волосы в высокую бабету, по моде а-ля молочная горничная, стояла рядом с Берной и практиковалась в заливке ликера в выстроенные в ряд бокалы.
Когда я подошла ближе, инструкции Берны стали слышны яснее. — Нет, — настаивала она. — Нет, ты льешь быстро, не разлей. Я покажу, я покажу. — Она оттолкнула Мэллори с пути и, забрав бутылку ликера у нее, наполнила шесть бокалов гладкой, быстрой линией, не пролив ни капли.
Мэллори кивнула ей завистливо. — Я не уверена, люблю ли я тебя, — откровенно сказала она. — Но ты разбираешься в мясе и выпивке.
— Это два блюда из четырех, — сказала я, садясь перед баром. — Мэллокейки и пицца два других.
Бог знал, Мэллори была далека от совершенства, и наши отношения были еще деликатны. Но стоило ей взглянуть на мое лицо, как ей стал понятен источник моих неприятностей… и она закатила глаза.
— Что же ты теперь сделала?
— Почему ты думаешь, что я что-то сделала?
— Потому что ты на другом конце города в этом баре, когда у вас большие проблемы в вашем Доме. Черт побери, Берна. Он сказал, что я могу отдохнуть немного.
— Ты можешь отдохнуть немного, — сказала она, хлопая одной рукой по другой и указывая на меня. — Посмотри на девушку. Она тощая вампирша. Она в любви, но она далеко от любовника. Тебе не нужно волшебство, чтобы знать это. — Она постучала по голове. — Необходимо око.
Они обе посмотрели на меня. Я кивнула застенчиво.
— Когда ты права, то права, — сказала Мэллори. — И поскольку он принял кол за нее, это в значительной степени доказывает, что он с ней надолго. Я держу пари, что она текущий источник своей собственной драмы?
Я ненавидела этот вывод.
Не потому что это было не так, а потому, что это было унизительно. Мне двадцать восемь лет, и я бессмертна. Было ли мне предназначено, чувствовать себя неловко всегда, по крайней мере, там, где касалось любви?
И как часто я лажалась, когда ее не было, а я даже не знала этого?
Мэллори повернулась к Берне. — Я минут на пятнадцать, мы двинемся наверх, обсудить это.
— Вы можете здесь! Я не буду слушать.
— Ты будешь подслушивать, — сказала Мэллори, — а потом расскажешь в своем книжном клубе все, что услышишь.
— Но это как "Сумерки" в реальной жизни! — запротестовала Берна. — Блеск!
Но Мэллори уже схватила меня за руку и потащила к двери.
— Не обращай внимания на полуголых оборотней. — сказала она, и прежде чем я успела спросить, что она имела в виду, мы промчались через заднюю комнату в баре, где три или четыре — у меня не было времени, чтобы подсчитать — оборотня, большинство из которых сняли свои рубашки, сидели за старым виниловым столом и играли в карты.
Я уверена, что Габриэль был одним из них. А потом мы были на кухне. Мою сетчатку опалило заревом сверкающих кастрюль, а она тащила меня вверх по лестнице в крошечную спальню, где она пребывала с тех пор, как начала свое восстановление от черной магии на тяжелой работе, под надзором, оплачивая долг.
Мэллори захлопнула дверь и упала на небольшую односпальную кровать, которая была придвинута к стене.
— О, мой Бог, Мерит, я убью ее.
— Пожалуйста, не надо, — сказала я. — Это не улучшит отношения оборотней с колдунами в Чикаго.
— Она так любопытна! И она всегда говорит мне, что нужно сделать!
— Она, как и ты никогда не имела родителей?
Она посмотрела на меня. — Это что это такое?
— Боюсь, что это так, — сказала я, сидя скрестив ноги, на полу.
— Хорошо. Я не убью ее. Пока что. А теперь, когда у нас есть некоторая неприкосновенность частной жизни, почему бы тебе не рассказать, что ты сделала?
Это была самая сложная часть, учитывая клятву секретности, которую я уже случайно нарушила.
— Я не могу рассказать тебе все подробности. — сказала я. — Достаточно сказать, он узнал то, что я должна была рассказать ему. И он узнал это от Лейси Шеридан.
Глаза Мэллори сузились, так как она должно быть помнила Лейси по ее последнему приезду в Чикаго. — Почему она здесь?
— Чтобы помочь с переходом от ГС. У нее хорошие отношения с Дариусом, и была надежда, что она может быть в состоянии сгладить немного острые углы. Но так как они в настоящее время пытаются забрать себе Дом, это не работает.
— Да, мне рассказывал Катчер. Причем тут ты?
Я изо всех сил пыталась найти способ рассказать о многом без раскрытия тайны.
— Когда Этана не стало, я, конфиденциально, согласилась помочь другу в деле, которое помогло также и Дому. И я продолжала помогать, даже когда Этан вернулся. Но я не рассказала Этану об этом, а затем об этом узнала Лейси и донесла Этану на меня. Этан не в восторге.
Выражение ее лица точно не было успокаивающим меня. — Ты предала его.
— Я не предавала его. Я понимаю, что он чувствует себя преданным, но я сделала то, что считала правильным. То, что я до сих пор считаю правильным и верю в это.
— Имеет ли это какое-то отношение к этому парню Джонаху?
Широко раскрыв глаза, я уставилась на нее. — Как ты вообще узнала о нем?
— Катчер, — сказала она сухо. — Он находится в полном режиме "раскрытие отношений". Это какой-то странный оборонительный механизм, вероятно, вызванный тем фактом, что он проводит половину своего времени, смотря эти проклятые фильмы.
Она остановилась и повернулась ко мне. — Я не рассказывала тебе о времени, когда он пробовался на один из них? До Небраски, я имею в виду.
Забавно, как хорошо простая фраза разделяет наши отношения. "Перед Небраской" и "После Небраски". "До Малефициума" и "После Maлефициума" было бы более точным, но я не горела желанием возвращаться к эпохе наших отношений как "ВМ" (Ведьма Меллори).
— Катчер прослушивался на фильм?
— Да. Они снимали часть ром-ком в "Петле", и он пробовался на статиста. Он не получил роль, хотя ясно всем, что это не его "вид искусства" — сказала она, с использованием воздушных кавычек. — Во всяком случае, он сказал, что ты гуляла с этим Джонахом, когда Этана уже не было. Кто он?
— Капитан охраны Дома Грей. Он просто друг. Он помог мне разобраться с вещами, которые ты творила, когда Этана не было. Он был на полпути той ночью…
Я замолчала, не желая напоминать ей подробности того, что она почти сожгла город.
Она, вероятно, не уделяла большого внимания моему другу в то время.
— Ах, — сказала она смущенно.
— Да. Ах. — Я поправила свой хвост. Не то, чтобы он нуждался в этом, просто я не была уверена, что делать с моими руками. Неловкость с Меллори еще не полностью исчезла. — Лейси захватит его, если получит шанс, Мэл.
— И ты думаешь, что он поддастся захвату?
Это был хороший вопрос. Я знала, что он любил меня, но был зол и ему было больно. И он, вероятно, сомневался в моей надежности.
— Если бы ты чувствовала себя обманутой, и тут пришла бы она и поклялась бы, что она единственная с твоими интересами на сердце, что она была единственной, кто понял, в чем именно нуждаешься ты и твой Дом, ты бы поддалась?
Она не ответила, и когда я посмотрела на нее, я увидела печаль на ее лице.
Мой желудок упал, и я поняла, в чем мои ошибка. — О, Боже, ты думаешь, что Катчер нашел кого-то еще?
— Нет. Я имею в виду, что не заслуживаю его, даже говорить с ним или тобой не заслуживаю, после того, что я сделала. Я просто… Я могла бы понять его, если бы он, знаешь ли, сделал это.
Навернулись слезы на ресницы, и она быстро вытерла их.
— Я оставила его в разгар кризиса, что сама же и устроила. Конечно, ему нужен комфорт. Конечно, он нуждается в плече. Я, конечно, не была этой частью для него.
Я выдохнула. — Серьезно, неужели мы просто неспособны сосредотачиваться на отношениях с людьми?
— Может нам суждено делать это на протяжении всей остальной части нашей жизни?
— Лажаться?
— Лажаться, живя с нашими опекунами и ввязываться в какое-нибудь дерьмо, или заводить знакомства, потому что мы не можем поддерживать здоровые отношения.
— Если ты постареешь и поседеешь, я буду честно красить твои корни.
— Вампиры не стареют и не седеют. Я застряла с этими волосами навсегда.
Мэллори плюхнулся обратно на кровать. — Бедная Мерит, бессмертная вампирша с никогда не седеющими волосами и длинными ногами, и горячий блондин бойфренд.
— Чей горячий парень имеет блондинку подхалимку?
Она усмехнулась и снова села. — Мы прошли полный круг с этим.
— Что мне делать, Мэл? Серьезно.
— Ты извинилась?
Я кивнула.
— Значит ты сделала единственное, что могла сделать, поэтому ты здесь, в первую очередь. Ты ждешь его.
— Это действительно, просто абсолютно ужасно.
— Это действительно, на самом деле так. — Мы сидели в молчании в то время, как смех выпаривался и тяжесть мира снова ложилась на наши плечи.
— Дом Кадогана — один из них. Ты не знаешь, нашел ли что нибудь Габриэль, любую грязь на Дариуса, которую мы могли бы использовать, чтобы шантажировать его? — Мэллори улыбнулась украдкой.
— Ты такая хитрая девочка, Мерит. Я так горжусь, что ты только что спросила. Это так… по-вампирски. Но честно, я понятия не имею. Он внизу, и ты всегда можешь спросить у него. Но я должна предупредить тебя — эта ночь покера.
— В смысле?
— Это значит, что если ты хочешь поговорить с оборотнем в ночь покера, ты должна сыграть в карты с мальчиками.
Я приподняла бровь.
Она издала ужасный звук. — О, Боже, ты же миссис Салливан. Давай пойдем вниз.
Я проверила свой телефон, но сообщений по прежнему не было. Я не чувствовала, что мне есть из-за чего возвращаться в Дом, так что я решила, что могу остаться.
— Умею ли я на самом деле играть в покер?
— Ты умеешь. К счастью, они останутся полуодетыми во время игры в покер. Если тебе нравятся подобные вещи. Что, очевидно, мне не известно.
* * *
Мне не нужна магия, чтобы знать, что она врала о наслаждении от игры в покер с полуголыми парнями. Я также могла использовать свои глазные яблоки.
Их было четверо. Все оборотни, только трое из них были полуголыми, их скульптурные тела стоили того. Габриэль, единственный в рубашке, тасовал толстую, хорошо потертую колоду карт. — Котенок, — сказал он, не сводя с меня взгляда.
— Мой брат Дерек. Я полагаю, вы с Беном уже встречались и Кристофер.
Миссис Киин назвала своих детей в алфавитном порядке наоборот, начиная с Габриэля — старшего. Адам, самый младший Киин, его родной брат, был передан CАЦ после его неудачной попытки вырвать контроль над стаей у Габриэля. Бен, Кристофер, и Дерек были следующими тремя молодыми.
Бен и Кристофер были широкоплечими и рыжеволосыми, как их брат, они сидели слева от Габриэля. Дерек сидел справа. У него были такие же янтарные глаза, как у Габриэля, но темные волосы и тонкие черты. Он, должно быть, пошел в другую половину семьи.
— Вампир? — задал вопрос Кристофер, глядя на карты. — Ты устроил здесь перевалочный пункт для сверхъестественных, брат?
— У меня нет необходимости в промежуточной станции. — Заверила я его.
— Котенок имеет когти, — сказал Дерек с мужскими одобрением.
— Ррррр, — зарычала я.
— Вы все еще боретесь с феями, котенок? — спросил Габриэль.
— Нет. И именно поэтому я здесь.
Взгляд Габриэля щелкнул по мне, считывая, затем снова вернулся к картам.
— Садитесь, дамы. — Магия Габриэля была сильной, и не осталось сомнений в значении взгляда.
— Могу ли я спросить о рубашках? — спросила я, садясь рядом с Мэллори. — Или об отсутствии рубашек?
— Нет, не можешь, — сказал Кристофер.
— Да, — издевался Габриэль, — она может. Щенки потеряли свои рубашки, Котенок. Буквально и в переносном смысле.
Дерек что-то проворчал нелестное.
Габриэль послал ему быстрый и испепеляющий взгляд. — Заткнись, или я вызову тебя еще раз, и мы оба знаем, что из этого выйдет. — Он начал раздавать карты через стол, по семь карт каждому из нас. — Название игры — Нантакет.
— Что такое Нантакет? — спросила я.
— Это способ обмануть, — сказал Дерек с улыбкой, ставя бокал чистого алкоголя перед собой. — Не дайте себя ввести в заблуждение.
— Я бы никогда не стал обманывать, — сказал Гейб. — Я честен, по необходимости.
— Или же действительно хороший лжец. — сказал Бен.
— Я не лжец, — сказал Гейб, подавая оставшуюся часть колоды Кристоферу.
Тот разделил ее пополам, положил нижнюю половину на верх, и вернул колоду Гейбу, который разделил карты на три кучки в середине стола. После этого он перевернул карты двух кучек наружу, открывая пики в каждой.
— Пиковая карта бьет, — сказал он. В моей руке не было ни одной пики, но я понятия не имела, хорошо ли это. Если пики били карты, что било пики?
— Старшая карта, первый ход, сказал Гейб, размещая даму бубей на вершине одной из пик. Я не была уверена почему, или как я должна играть. Я выбрала даму червей и играла ею, положив сверху оставшейся пики.
— Хорошо сыграла, — сказал он, и начал просматривать свои карты, хмурясь и концентрируясь.
Каждый раз, когда я играла картой, я пыталась направить разговор к Дому. Но Габриэль не позволил мне сказать хоть слово о политике.
И так продолжалось около часа, в конце которого я все еще не была уверена в правилах Нантакета. Время от времени бросая вниз карты я думала, соответствую ли стратегии, в то время как оборотни играли картами с явной беспечностью.
Они были бы уверенными победителями за покерным столом, если им позволить играть достаточно долго, чтобы победить.
В конце концов, Дерек бросил две оставшиеся карты на стол.
— Нантакет водолазка, — сказал он, и другие оборотни бросили свои карты также.
— Что делать? — спросила я, глядя на Габриэля.
Но прежде чем он успел ответить, дверь в бар приоткрылась на дюйм и Берна сказала "Клиенты"! — указывая на Мэллори артритным пальцем.
— Ты разливаешь!
Мэллори тихо сидела за столом мгновение, массируя виски. Казалось, ее терпение к Берне определенно истощается.
— Это хорошее напоминание, — сказал Габриэль.
— О чем? — спросила она.
— Того, что произойдет, когда ты в конечном итоге оставишь нас, и сделаешь хорошие выводы из всего. Она собирается помогать тебе в это время.
— Помогать мне?
— Ты уже очистилась от зависимости? — спросил Кристофер.
— Нет? — осторожно сказала Меллори, поджав губы.
Кристофер фыркнул. — Тогда она собирается помочь тебе. Тетя Берна упрямая, как осел.
Я посмотрела на Габриэля. — Тетя Берна?
Он улыбнулся и махнул рукой в ​​сторону виниловых столиков, в обрамлении кино-афиш и потертого линолеума.
— Котенок, разве я позволил бы Берне работать в этом бастионе стаи, если бы она не была членом семьи?
— Это комплимент или оскорбление? — задалась вопросом я.
— Да, — сказал он. — Это, безусловно, один из них.
Кристофер, Бен, и Дерек извинились и исчезли на кухне, предположительно для одного из напитков, который Мэллори собиралась налить.
Габриэль собрал карты и начал перетасовывать их снова. Рассвет, в соответствии с часами на стене, вскоре мог стать реальностью, а у меня до сих пор не было никаких ответов.
— О Доме, — сказала я.
— И что?
— У меня нет идей, адвокаты не помогают, мы не можем найти яйцо, а Клаудия недоступна. Я не думаю, что у тебя есть какая-либо информация о членах ГС, которую мы могли бы использовать в наших интересах?
Он усмехнулся немного. — Ты имеешь в виду шантаж?
— Именно это я делаю.
— Прости, котенок, но кроме их репутации я знаю о ГС, не больше, чем другие. Я постараюсь узнать больше.
Я уперлась локтями на столе и положила голову на руки.
— Габриэль, мы теряем Дом. Время убывает. А у нас есть некий сумасшедший Наваррский вампир, который убивает вампиров без всяких видимых причин, и я не имею понятия, кто это. Что мне делать?
— Ты спрашиваешь у меня совета?
Я убрала свою челку за уши и посмотрела на него. — Да. Я думаю, что так и есть.
— И ты не спросила у Салливана потому, что…?
— Он сердится на меня.
— Ах, — сказал Габриэль медленно. — Это объясняет запах.
Я старалась не обнюхивать себя.
— Я пахну?
— Психический запах. Плохая атмосфера. Ты грустная.
— Мне грустно. И знаешь, как ты можешь мне помочь? Консультацией. У тебя есть какие-нибудь мысли обо всем?
— Ну, давай подумаем. Дариус хочет Дом или наказать вампиров, или и того и другого? Для того чтобы получить его, он убедил фей принудительно выселить вас завтра ночью?
— Да.
— И он подкупил фей яйцом дракона, которое является некоторым аксессуаром ими сделанным, но отданным вампирам. В настоящее время они снова претендуют на него, или еще какое-то дерьмо?
— Вот и истина, да.
— А где же яйцо дракона?
— Мы не знаем. ГС забрал его, но мы не смогли его найти, а другие Дома не сотрудничают.
— Ну, рискну выглядеть тупым. Если феи являются единственным рычагом ГС, имеющийся на вас, и феи хотят яйцо дракона, то тебе нужно найти его.
— Это легче сказать, чем сделать.
— Так ли это? Вы имеете дело с вампирами, и кражей, которая произошла в довольно короткий промежуток времени. Обдумай это.
Взяв карточную колоду, он начал раскладывать карты на столе по одной.
Несмотря на все перетасовки, я не заметила обмана, он перевернул пикового валета, потом пиковую даму, потом короля и туза. Всех подряд, все как-то организовано. Я следила за ним впустую.
— Вампирам ГС, которые меня не сильно впечатлили, удалось украсть объект из Дома Кадоган прямо из под ваших носов. Я в этом сомневаюсь.
— Что ты имеешь в виду, когда говоришь "сомневаюсь"? Ты не думаешь, что они украли его?
Гейб положил колоду на стол.
— Я не знаю, сделали они это или нет. На мой взгляд, ГС состоит из подхалимов вампиров. Подлых, потому что они двурушники, не потому что они квалифицированные оперативники, которые могли бы организовать ограбление в Доме Кадогана под носами его Мастера и его Стража.
Он был прав, хотя и не дал мне представления о том, где может быть спрятано яйцо.
Гейб посмотрел на часы. — Солнце поднимется в ближайшее время. Ты должна ехать домой.
Я кивнула и встала. — Спасибо за твою помощь.
Он кивнул. — Все сводится к тому, котенок, чтобы не позволить своему страху перед ГС, руководить тобой, особенно не дать им больше очков, чем они заслуживают.
* * *
Только за полчаса до рассвета, с моим невезением, на мой взгляд, я вернулась в Дом. Вид, который встретил меня в фойе был достаточным, чтобы заставить меня заплакать снова. Праздничные украшения пропали, а на их месте были десятки и десятки черных чемоданов.
Согласна, рассвет будет здесь достаточно скоро, но мы действительно сдались? Мы собираемся просто отдать Дом Кадогана в руки ГС без боя?
Я спустилась вниз, и нашла кабинет ОПС пустым. Люк и остальные, вероятно, отдыхали после вечера. Из-за того, что я не была готова к очередному противостоянию с Лейси, я пропустила посещение офиса Этана и направилась прямо в квартиру, чтобы дождаться его там.
Минуты шли… я надела пижаму, просмотрела план эвакуации Дома в нашем интернет-руководстве по безопасности. Люк был невероятно тщательным, создавая это пособие, разбив его на главы и тысячи сносок.
Было 142 сноски в одной только третьей главе, включая извлеченные уроки ("Садовые Грабли Сары" были менее эффективны против "Еноты, чем вы думаете"), анекдоты.
Люк, который писал протоколы, а также письменные тесты, чтобы проверить наши знания, написал и следующем перл:
Вопрос: Какой самый эффективный способ загнать бушующего кентавра?
— Ха! Нет такого понятия, как кентавр, новичок. Тащи свою задницу в кресло и читай Канон.
Я не стала, однако, паковать чемодан. Я отказывалась это сделать, чтобы не сдаться хоть на дюйм. Было всего несколько дорогих мне объектов, чтобы взять с собой — мой семейный жемчуг, мой спрятанный медальон Кадогана, бейсбольный мяч, который вернул мне Этан когда-то.
Но они оставались лежать точно там, где они были, потому что упаковать их сейчас, это было бы признанием поражения. А Этан научил меня быть лучше, чем есть.
Я пригладила волосы, второй раз за это время, а затем навела порядок в ящиках моей тумбочки — платочки, бальзам для губ, носки для холодных зимних дней. Всего несколько минут до рассвета, а его по-прежнему нет. Конечно, он вернется перед восходом солнца. Где еще ему спать?
Я свернулась в своем кресле в гостиной, прислушиваясь как часы отсчитывают секунды его отсутствия. Ставни на окнах опустились, и солнце начало расти. Мои веки отяжелели, но двери оставались закрытыми.
В квартире раздавался скрип — звуки старинного дома, когда ветер боролся с ним на улице.
Я продолжала сидеть, хотя сон угрожал сбить меня на пол, затем неуклюже перебралась в кровать и забралась под одеяло.
Простыни были свежими и холодными, я свернулась калачиком, чтобы сохранить тепло, островок тепла в тундре из прессованного хлопка, которой стала наша кровать. Это была война на истощение, среди холодных простыней… и я проигрывала.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:52 | Сообщение # 17
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 16
КАРТОЧНЫЕ ФОКУСЫ

Я проснулась одна в холодной постели.
Села, моя голова закружилась от возможности, что он решил позволить Лейси утешить его. Но прежде, чем я свесила ноги с края кровати, дверь открылась.
Вошел Этан. Он был в рубашке, пиджак в руке.
Я прошептала благодарственную молитву, что он был здоров, что убийца вампиров не пробрался в Дом Кадогана и не забрал его.
Но затем гнев начал снова расти.
— Долгая ночь? — спросила я, так спокойно, как только могла.
— Продолжение стратегической сессии, — сказал он. — Нас свалил рассвет, я упал спать на диване в своем кабинете.
— И Лейси?
— Она была там, — просто сказал он. Он подошел к кровати и положил на нее свой пиджак, а затем снял с себя запонки и часы.
— Все это потому, что ты зол на меня?
Он не смотрел на меня. — Мы работали, Мерит.
— До рассвета? Не хватило времени, чтобы вернуться к себе в постель? Ко мне?
— Что ты хочешь от меня услышать?
— Я хочу, чтобы ты признался, что сердишься на меня. То, что ты хочешь, чтобы она хотела тебя, и что ты даешь ей лицензию, потому что ты сердишься на меня.
— Ты просто ревнуешь. — Его тон был пренебрежительным, как если бы я пришла к нему с детскими жалобами.
— Конечно, я ревную. Вы двое были слеплены из одного теста. И, в глубине души, я думаю, что она тот тип женщины, который бы ты выбрал себе в конечном счете.
— В отличие от упрямой брюнетки с которой я фактически оказался?
— Да, — согласилась я, демонстративно собрав все свое мужество. — Ты проводишь с ней время, чтобы наказать меня из-за КГ?
— У меня нет времени, чтобы играть в игры.
— Ты избегаешь меня.
— Я занят.
— Ты злишься.
Плотину прорвало. Он впился в меня взглядом.
— Конечно, я злюсь, Мерит. Я чертовски злюсь, что ты предприняла опасный путь, не говоря мне об этом, и что ты работала с ним все это время, не сказав мне ничего.
Он подошел на шаг ближе. — Если бы я сказал тебе, что Лейси и я не только работаем вместе, потому что наши взгляды схожи, наша подготовка схожа, и что мы разделили связь, потому что ты не смогла довериться, как бы ты себя чувствовала?
Он был прав, я чувствовала бы себя несчастной.
Одно только то, что было представлено гипотетически, вызвало у меня боль в животе. С другой стороны…
— Я не провожу время с Джонахом, чтобы причинить тебе боль.
— Если это то, чем, как ты думаешь, я занимаюсь, то ты наверное забыла о задачах, стоящих перед Домом прямо сейчас.
Говоря это, он не смотрел на меня.
Да, я причинила ему боль, и не было сомнений, его ум был зациклен на другом. Но он знал, чертовски хорошо, что он делает и как это влияет на меня. Он хлестал, даже если не хотел в этом признаться. Даже если он представлял себя выше таких человеческих проблем.
Он поставил локти на комод, затем уперся лбом в свои руки. — Это нам не поможет. Воевать друг с другом.
Он был прав. Мы были в безвыходном положении, и это не прекратится, пока один из нас не отступит, пока один из нас не поверит в верность другого.
И он сменил тему.
— Переходная группа проводит встречу через пол часа, чтобы рассмотреть наш ответ. У нас есть, мы считаем, некоторые мысли по договору и необходимости внесения платежа ГС с учетом их плохого поведения. Мы позвонили в банк. Но если мы не примем никакого серьезного решения по Дому, собственно мы должны будем сдаться.
— Они хотят сломать нас, — сказала я. Слезы навернулись при мысли покинуть Дом.
— Они ожидали, что мы прогнемся. Но мы бы не стали. Мы не могли. Колонии не склонились перед англичанами, и я не думаю, что мы могли бы иначе.
— Как твое расследование убийства? — спросил он.
— Мы ничуть не ближе к выяснению, чем были вчера. У меня нет ничего, Этан. Вообще ничего нет. И мы так далеки друг от друга, добавила я молча. Так далеки друг от друга, что это убивает меня.
Боже, ты мне нужен. Мне нужна помощь.
Мне нужен кто-то, чтобы направить меня в правильном направлении. Мне нужен ответ. Но я уже попросила у него больше, чем он был в состоянии мне дать. Он попрощался, а затем направился вниз на еще одну встречу со своей командой.
Каковой я по-видимому уже не была.
* * *
Я приняла душ и облачилась в кожу, на случай, если переход будет более грязным, чем мы ожидаем и навела обычную красоту — расчесала челку щеткой, заплела волосы в косички, губы накрасила.
Я спустилась вниз, пара сотен чемоданов у девяноста уходящих вампиров, которые жили в Кадогане, по-прежнему смотрели на меня, как напоминание о моей неудаче. Если бы Лакшми захотела помочь, я убеждена, мы бы нашли выход, чтобы не уходить.
Я заглянула в офис Этана, и увидела, что он был полон вампиров. Этан, Малик, Лейси, библиотекарь, Майкл Донован, но пустой — без памятных подарков. Несмотря на кризис или благодаря ему, кто-то убрал безделушки Этана — трофеи, фотографии, физическое напоминание о времени в Доме.
Это было совершенно удручающе.
Я бы хотела побыть среди вампиров оставшуюся часть ночи. Но сейчас, я хотела момента с Домом, с моим Домом, чтобы попрощаться. Так что я обошла офис и направилась через коридор к задней двери, а затем и за пределы.
Холод был резким, но освежающим, словно холод проверял свою очищающую силу. Я шла к саду, с которым у Этана и у меня были общие воспоминания, и где был фонтан, выключенный на зиму.
Я оглянулась, Дом светился золотом в темноте Гайд-Парка. Три истории из камня, крови и воспоминаний.
Вопрос с ГС мы были не в состоянии решить.
Четыре убийства мы не смогли раскрыть.
И отношения, которые я нарушила.
Что, если я ошиблась? Что делать, если вступление в КГ нарушило мои обязательства перед Домом и его доверие ко мне?
А вдруг мне удалось взять все, что было хорошего в моей жизни — мое место в Доме, мою семью вампиров, и Этана — и выбросить все это в мусорное ведро по прихоти?
Из-за некоторых ошибочных убеждений, что вступление в КГ было тем, что нужно сделать? А если я сыграла неправильно, сделала неправильный выбор, и из-за этого потеряла все? Почему все так сложно? Политика. Моя дружба. Моя семья. Моя любовь.
Но, как бы хорошо и жалобно не звучала эта партия, было не время для сожалений. Это было время, чтобы насладиться воспоминаниями, что я заберу с собой. Я села на ближайшую скамью и напомнила себе, что бы я хотела запомнить о Доме Кадогана.
Ужин с Мэллори и Катчером в офисе Этана. Мой первый поход в библиотеку. Ночь коммендации Дома, когда Этан назвал меня Стражем.
Взмах крыльев над головой обратил мое внимание вверх. Темная птица, ворона или может быть ворон, летела через лужайку а затем снова через забор. Не было ли так лучше всего? Если бы также легко исчезали наши драмы и плохие решения?
Я окинула взглядом сад вокруг меня. Дело было зимой, поэтому деревья и кусты были коричневые и голые. Кто-то, вероятно Элен, установила глобус на другой стороне скамьи. Это была идеальная сфера из синего стекла. В окружении наземных фонарей, его выпуклая поверхность деформировала образ сада.
Я передвинулась вдоль скамьи и уставилась в него, желая просветления и мудрости. Мое лицо было деформировано в стекле, мой нос стал ястребиным, щеки розовыми. Это была другая точка зрения на то, кем я была… и то, кем я стала. Солдат остается им, даже если не всегда все успешно.
Я встала и расправила куртку. Если я собиралась быть солдатом, и если мы все собирались покинуть это конкретное судно, я должна была сделать это с остальной моей командой в Доме, с которыми я построила так много воспоминаний, а не здесь, в темноте и холоде, в одиночку.
* * *
Мой телефон просигналил о новом сообщении, когда я вернулась в Дом.
Именно от Джонаха. "СООБЩЕНИЕ ОТ ЛАКШМИ" — писал он. Мое сердце забилось.
— И? — спросила я его.
"ОНА ГОВОРИТ — МЕРИТ ОБЯЗАНА МНЕ БЛАГОМ".
Я остановилась на месте, уставившись на это сообщение. Я бы предложила все, что угодно прошлой ночью в обмен на местонахождение яйца. Она сказала, что я должна ей благо… потому что она уже сказала мне все о местонахождении?
"ОНА НЕ ОТВЕЧАЕТ НА СООБЩЕНИЯ", добавил Джонах, что, как я предположила, означало, что мы получили от нее все, что нам было нужно.
Мои руки начали дрожать от адреналина. Я закрыла свои глаза, блокировав себя от отвлекающих факторов, и попыталась вспомнить, что она говорила о яйце, о том, где оно могло быть спрятано. Оно было спрятано в высоком месте? Месте почета?
"Или, в месте высокой связи" — прошептала я, открыв глаза снова. Но где это может быть? "Место большого почета" может быть практически в любом месте, если у него было буквальное значение "высокий". В Чикаго полно высоких зданий, в конце концов. Может ГС спрятал его в Башне Уилис? Или в здании Хэнкок?
Что сказал Габриэль? То, что я должна быть осторожна, и не давать им слишком много кредитов на ограбление. ГС не смог бы четко выполнить кражу яйца за тот промежуток времени… Я видела, это для себя.
Но что, если, как и Габриэль умело распределял карты, так и кража была какой-то иллюзией? Может быть, пришло время взглянуть на то, что произошло во время церемонии ГС.
Я убрала телефон и побежала обратно в офис Этана, где Малик и переходная команда столпились вокруг его стола.
Этан стоял в нескольких футах, оглядывая вампиров и кипы материалов на его столе. Инструменты, которые были не в состоянии помочь ему решить проблемы, стоявшие перед ним.
Но, возможно, я могла бы помочь. Я подошла к нему, положила руку на его руку.
— Мне нужно поговорить с тобой.
Выражение его лица не изменилось, я видела, что он пытался скрыть свою надежду. — О чем?
Я облизнула нервно губы.
— Я не совсем уверена. Но я говорила с конкретным источником, который ты не одобряешь, и скажу просто, я думаю, это стоит проверить.
Он смотрел на меня мгновение в тишине. — Мерит, — начал он, и я знала, что он собирался сказать мне, что я неправа.
Но я не ошибалась. Я был права, и я знала это. Я просто не была уверена, насколько я была права.
— Я прошу тебя поверить мне. Я знаю, что я не умею быть "приятной" девушкой, но я старалась изо всех сил, когда присоединилась к этому Дому без своего согласия, я могла бы также добавить "для защиты" его. Чтобы держать его в безопасности.
— Без твоего согласия?
Я слегка улыбнулась. — Я сказала это только чтобы снять напряжение. Но это не главное. Просто дай мне несколько минут, Этан. Порадуй меня.
Этан постучал пальцами по бедру, несомненно, обдумывая, может ли он потратить драгоценные минуты на непроверенный план, вместо работы над планами, которые уже есть.
Не говоря ни слова, он стал спускаться по коридору. Я последовала за ним, боясь, что он откажется поверить мне, потому что был все еще зол на меня, или потому, что идея была действительно плоха.
Но он вышел из своего ​​кабинета и направился к лестнице, а затем спустился в подвал. Кабинет OПС гудел. Верхний экран показывал группу фотографий, картинки вампиров Дома Наварра, некоторые из них были перечеркнуты, видимо потому, что Люк снял с них подозрения в убийстве.
Я была удивлена, что электроника была все еще здесь, и в рабочем состоянии. Но существовал чрезвычайный план для кабинета OПС — электромагнитный рубильник, который при нажатии, уничтожит всю электронику там, где она стояла.
Люку не придется беспокоиться об ее упаковке; при этом он не должен беспокоиться, что какие-либо новые жители Дома Кадогана воспользуются нашей важной информацией.
— Сеньор? — спросил Люк, взглянув на нас, когда мы вошли. — С вами все в порядке?
— Мы должны увидеть видео церемонии ГС, — сказал Этан. — Можешь ли ты это устроить?
— Гм, конечно. Могу ли я узнать, в чем проблема? — Люк быстро нашел видео и запустил его.
Четыре минуты спустя, на видео Гарольд Moнмут снова присоединился к ГС, как будто он никуда не уходил.
— Проверь его руки, — сказала я, и Люк приблизил изображение.
Его руки были пусты.
— Можем ли мы быть уверены, что он входил в Дом? — спросил Этан.
— Мы можем, — сказал Люк. — Есть также камера на задней двери.
Люк включил просмотр и перемотал немного, и конечно же, Гарольд вошел внутрь… и четыре минуты спустя вышел назад… опять же, с пустыми руками
— Он вошел в Дом, и он снова вышел, — сказала я. — Яйцо было взято, но его не было в его руках, когда он уходил.
Я взглянула на Этана. — ГС знал, они должны были бы вернуться в Дом Кадогана с яйцом, чтобы заплатить феям за изгнание нас и взятие под контроль. На самом деле, они рассчитывали, что мы сами уйдем и дадим им возможность не рисковать кровопролитием. Они также должны были думать, что мы прочешем город в поисках его… и последнее место, где мы бы стали искать, было прямо здесь, у нас под ногами в Доме Кадогана.
— Яйцо дракона находится в Доме, — сказал он, с изумлением в голосе, глядя на меня с благоговением, затем обернул меня в гигантском объятии, что успокоило мое сердце… и любую другую часть меня. — Он оставил его в проклятом Доме!
— Черт, Страж, — сказал Люк, вставая и хлопая меня по спине. — Ты послушалась меня. Его, а также члена-ренегата ГС, и оборотня. И конечно, и его тоже.
— Есть одна проблема, — сказал Люк, проверяя часы на стене. — У нас не так уж много времени, пока они не прибудут, а это большой Дом.
Этан посмотрел на меня. — Твой, э-э, источник предоставил тебе какую-нибудь подсказку о том, где это может быть?
— Высокие связи. — сказала я, — Они сказали, что в "месте высоких отношений".
Этан и Люк обменялись взглядами.
— Моя квартира, — сказал Этан.
— Возможно, в библиотеке? — Люк покачал головой.
— Библиотекарь не оставлял ее для церемонии. Он бы знал, если бы кто-то входил.
— Бальный зал?
Этан кивнул.
— Ты останешься здесь. Я проверю бальный зал. Мерит, проверь квартиру.
Я кивнула и бросилась назад к лестнице, пролетев три лестничных пролета я рывком открыла двери нашей квартиры и начала прочесывать комнаты.
Я выдвинула ящики в шкафу, раздвинула шторы, отодвинула в сторону одежду в шкафах. Я распаковала подушки, проверила под тахтой, залезла под кровать.
Я не нашла ничего. Побежденная, я вернулась в прихожую тогда же, когда Этан взбежал по лестнице, тяжело дыша.
— Есть что-нибудь?
Я покачала головой, в то время как его часы издали звуковой сигнал. Тяжело дыша, он посмотрел на них.
— Они здесь, — сказал он. — Феи на улице.
Я покачала головой. — Это не конец. Оно здесь, Этан. Я это знаю.
— Я не могу позволить им пролить кровь в этом Доме, — сказал он, его поза и выражение были побитыми. Он повернулся назад к лестнице. — … но я отказываюсь сдаваться.
"Высокий почет", — пробормотала я, делая только один шаг вверх по лестнице. — "Высокие связи. Высокий, значит престижный? Высоко, как на наркотиках? Высокий, противоположное низкому?"
Я остановилась. — Высокий, как противоположность низкому.
Этан оглянулся. — Мерит?
— Это означает, высокий в высоту, — сказала я, действия и память слились вместе. — Я знаю, где оно находится. Иди вниз. Я приду к тебе. Я обещаю.
Он посмотрел с сомнением, но я не стала ждать аргументов и побежала обратно к двери в конце коридора, которая вела не только в комнату, но и на чердак… и на крышу Кадогана.
Комната была пуста, но откидная лестница, была уже развернута. Воздух с чердака был холодным и несвежим. Я бросилась к открытому люку, и выбралась через него на стропила и изоляцию. Огляделась вокруг, но ничего не увидела.
Но окно наружу, которое вело на крышу Дома, было открыто.
— Черт побери, — сказала я, бросаясь к окну и выходя наружу, в ночь, на крошечный балкон окруженный перилами из кованого железа. Я упала на колени и стала искать под черепицами, приподнимая их одну за другой, в темноте, ожидая, почувствовать одновременно и золото и эмаль. Я знала, что искала… но все же так ничего и не нашла. Я снова встала, глядя вниз, на вампиров и фей выстроившихся на газоне, ожидая, когда выйдет Этан.
На мгновение у меня закружилась голова, и чтобы сбалансировать себя, я уперлась рукой в кровельную дранку и почувствовала под шершавой бумагой что-то округлое. Я приподняла ее, сунула свою руку в отверстие… и вытащила пакет обернутый шелком.
— Я считаю, у вас есть что-то, принадлежащее мне.
Я оглянулась. Гарольд Moнмонт стоял у окна, хмуро глядя на меня темными глазами и с жестким выражением. Феи были здесь, пришли за трофеем. Но у меня были другие планы.
— Думаю ты ошибаешься, — сказала я, не дожидаясь его аргументов.
Когда он протянул руку, чтобы схватить меня, я вскочила на перила балкончика, а затем сделала шаг в ничто.
У вампиров были особые отношения с гравитацией, и это было то, что я научилась использовать. Через секунду, зажав яйцо дракона в руке, я с глухим стуком приземлилась на корточки в траву, привлекая к себе все внимание.
Со всей имеющейся бравадой, я встала и направилась к Этану с трофеем в руке лукаво улыбаясь. — Сеньор, я полагаю, вы искали это.
Толпа разразилась шумом и криками ура. Вампиры Кадогана, насмехались над членами ГС и феями.
Но фей не заботило, кто принесет им приз. Они просто хотели получить его в руки.
С полным достоинством, Этан осмотрел всю линию фей во дворе, затем посмотрел на Гарольда, Дариуса, Лакшми и остальных членов ГС.
— Я полагаю, вы здесь, чтобы получить яйцо дракона?
— Оно наше, — сказал один фей, шагнув вперед. — Сделано нашими руками.
— Возможно, — сказал Этан, — но оно было создано для одного из наших, отданное нам как оплата вашими. Это принадлежит нам по праву. Хотя своими делами, вы доказали, как мало вас заботит то, что правильно.
Было изобилие хмурых лиц среди фей.
— Но сегодня я сам предлагаю вам его: Возьмите наше драконье яйцо. И в свою очередь, поклянитесь нам, что феи не будут больше сотрудничать с Гринвичским Советом или угрожать вредом Дому Кадогана.
— Похоже, ваш план был… сорван, — сказал Этан, обращаясь к ГС.
— Они были только нашим инструментом, — ответил Дариус. — Вы нарушили правила, и мы имеем право на ваш Дом, независимо от оружия, что мы применили для давления.
— Ну, эта ваша позиция неудачна, поскольку неправильна. Чего вы не смогли предвидеть, Дариус, так это то, что подняв оружие против этого Дома и его вампиров, вы довольно значительно нарушили ваш контракт с Питером Кадоганом. — улыбка Дариуса исчезла.
Этан сунул руку в свой карман. — А вы знаете, что происходит, когда вы нарушаете контракт? По его условиям, обязательства Дома Кадогана перед ГС растворяются.
Этан щелкнул пальцами. — Исчезают. Мало того, что вы не получите Дом, вы также не получите чек. Мы позвонили в банк, и они более чем счастливы, чтобы наши значительные активы в целости и сохранности лежали в пределах их хранилища.
Этан скрестил руки на груди и приподнял бровь на Дариуса. — Так как вы потеряли свою армию и проиграли вашу битву, я предлагаю вам покинуть мой газон.
— Это еще не конец, Этан, — сказал Дариус сквозь зубы.
— Я уверен, что это не так, — сказал Этан. — Все справедливо в любви и на войне, в конце концов.
В настоящее время их поражение было очевидно, и Дариус с членами ГС начали отступать к воротам дома, а Этан был окружен вампирами Кадогана празднуя нашу победу.
Но он встретился со мной взглядом над толпой, обещание было в его глазах и в словах. "Все в шоколаде. Мир", — сказал он тихо.
Я предположила, что это была моя награда, но это была не моя заслуга.
Я была только сосудом для подсказки, которую кто-то дал мне. Взглянув через море вампиров, я посмотрела в глаза Лакшми Рао. Она не сдвинулась с места, плечи прямые, выражение надменности, достаточной, чтобы претендовать на членство в ГС.
Она снова посмотрела на меня, и в ее глазах было очень ясное напоминание: Ты должна мне.
Когда она исчезла из Кадогана с остальными, я содрогнулась.
* * *
Холод загнал нас внутрь, и мы собрались в фойе в то время как Элен, Марго и их помощники распаковывали хрустальные бокалы и разливали шампанское.
— Послушники, — крикнул Этан. — было бы наивно с моей стороны сказать, что сейчас мы находимся в мире, свободном от вызовов. Мы вампиры-изгои, и если раньше ГС не были нашими врагами, то после сегодняшнего ГС, несомненно, наш враг. Наши охранники ищут убийцу, который часто посещает наш город. Но мы вампиры Кадогана поднимем бокалы, — сказал он, поднимая бокал, — а затем вернемся к работе. Как босс, я думаю, с улыбкой.
В течение нескольких минут я блаженствовала, позволяя Люку угощать меня слоеной вяленой говядиной. Я сделала компетентный вид, когда он знакомил меня с вампирами сидящими вокруг нас.
Но то, что мы нашли яйцо стало уроком и людям и вампирам. Хорошие люди и оборотни, никогда не знают, когда им нужно воспользоваться своими мозгами.
Через несколько минут, я встала, чтобы найти Этана. Мне нужно было вернуться к работе, но прежде мы должны были очистить воздух. Я бы показала ему, я надеялась на это, что от КГ была польза Дому, а не бремя. Связь, которая работала на общее благо хороших вампиров.
Я шла в свой кабинет и найдя дверь приоткрытой, заглянула внутрь. Он и Лейси стояли в центре комнаты. Выражение Этана было вежливым. — Я ценю, что ты пришла. Ты хороший Мастер, и ты еще лучший экс-послушник.
Он дразнил Лейси, но ее выражение оставалось серьезным, и не вызывало сомнений, что было у нее на уме.
— Этан, я должна сказать следующее — тебе пора всерьез задуматься о твоих отношениях с Мерит.
— Лейси. — начал он, но она прервала.
— Тебе нужен кто-то сильный. Кто-то почетный. Тот, кто не собирается бежать в объятия другого вампира посреди кризиса. Тебе нужен кто-то, достойный этого Дома. Кто-то достойный тебя.
Однако, как бы она не хотела его, она не имела права уменьшать то, что он сделал — взял долю, предназначенную для меня, он сделал это не задумываясь. Это было время, чтобы очистить воздух, поэтому я толкнула дверь и вошла внутрь.
Лейси увидела меня, и прежде чем я смогла заговорить, она протянула руку, схватила Этана за лацканы… и поцеловала его отчаянно.
— Боже! — сказал Этан, отталкивая ее назад и вытирая рот рукой. — Лейси, возьми себя в руки.
— Она дала тебе умереть, — стояла на своем Лейси. — Она не смогла защитить тебя. Ты знаешь, что это сделало с нами? Со всеми нами?
Думая, что лучше свести количество свидетелей этой драмы до минимума, я закрыла за собой дверь с громким стуком.
Этан оглянулся, его глаза расширились, вероятно интересуясь, что я видела.
— Если ты собираешься оскорблять меня, по крайней мере, уважай достаточно, чтобы оскорблять меня в лицо. — продолжила я спокойным тоном, но мой голос был достаточно громким, чтобы нестись через всю комнату.
На долю секунды, я увидела страх в глазах Лейси. Но потом в одно мгновение он исчез, уступив место надменному высокомерию.
— Это так ты тренируешься Страж? Чтобы быть разрушительной? Чтобы быть бесчестной? Она сделала тебя рогоносцем, Этан. И врала тебе обо всем.
Она полезла в карман и вытащил монету со Святым Георгием, которую дал мне Джонах.
— Я нашла это на полу твоей квартиры, и она воняет Домом Грей.
Мои глаза расширились, и мне только и удалось, что не полезть в карман и подтвердить, что монета пропала. Точно пропала, она должно быть выпала из моей куртки. Выражение лица Этана сочетало печаль, ярость, разочарование и недоумение.
— Ты была в квартире?
— Да, потому что я права, Этан. Я всегда была права насчет нее. Мне все равно, кто ее отец. Она нечестна, и она причиняет тебе боль.
Я подумала, может Этан оценит иронию, что двое его вампиров-учеников действовали без его разрешения, потому что они были уверены, что были правы. Я действовала для Дома. Лейси действовала… для Этана? Или для себя? Неужели она действительно верит, что я была так опасна, как она сказала, или это было лучшее оправдание тому, что она встала между нами?
А потом был выстрел о моем отце, который, конечно был, не от ее любви ко мне. Это было чувствительное место, о котором она должна была знать. Этан почувствовал рост моего гнева и поднял руку, чтобы остановить меня от выступления.
— То, что ты вошла в наш дом без разрешения — неприемлемо.
"Наш дом", сказал он. Слезы почти выскочили на моих глазах, вызванные этими двумя маленькими словами, но я загнала их обратно. Я сделала это, потому что не хотела плакать перед ней.
Она побледнела, также как и я.
— Я сделала это, чтобы помочь, Этан. Ты должен знать это. — Она протянула монету снова. — Смотри! Посмотри на это. Это доказывает то, что я говорю.
— У Мерит нет никаких оснований стыдиться этой монеты. И у тебя нет никаких оснований беспокоиться о ней.
Подождите, это Этан защищает меня… и КГ?
— Ты знал об этом? — спросила она.
Этан не ответил. Он просто протянул руку, держал ее так, пока Лейси не уронила монету в нее. А потом он повернулся и протянул ее мне.
— Я полагаю, ты уронила, Страж? — Его глаза были непостижимы.
— Да, да, — сказала я, а затем засунула ее снова в карман.
Этан посмотрел на Лейси. — Я думаю, тебе пора возвращаться в Сан-Диего, — сказал он. На этот раз его тон не был похож на разговор Мастера с коллегой, так Мастер говорит с послушником, в котором был разочарован.
— Этан.
— Лейси, я не хочу, чтобы мной манипулировали. Наши отношения давние, и я ценю их. К твоим услугам всегда этот Дом, но ради этих отношений, эти главы необходимо закрыть. Если ты не можешь закрыть их по своему усмотрению, я буду вынужден закрыть их за тебя.
Она сухо кивнула, и слезы начали закипать в ее глазах. — Сеньор, — сказала она, затем повернулась на пятках и пошла к двери, открыла ее и исчезла в коридоре, оставив ее приоткрытой.
Мне было интересно, осталась ли у нее надежда, что, возможно, Этан передумает и перезвонит ей. Этан посмотрел на меня. Впервые за эти дни, я увидела намек на улыбку. — Святой Георгий?
— Это был подарок от КГ. Знак моего членства. Спасибо за прикрытие меня.
— Последнее, что нам нужно, это Лейси, верящая, что она обнаружила заговор между тобой и Джонахом, чтобы разрушить Дом.
— Этан, это не про меня. Я Страж этого Дома потому что ты знал, что я не стану слепо следовать твоему диктату или диктату ГС.
Этан издал саркастический звук.
— Похоже, на это мало шансов.
Я взяла его за руки. — Если бы я подумала хоть одну секунду, что мне нужно присоединиться к КГ, чтобы следить за тобой, Мастер, мы не были бы вместе. Ты научил меня быть вампиром, быть солдатом и заступаться за тех, чьи голоса не услышаны политиками в нашем мире. Даже если ты не чувствуешь этого, но это дань уважения КГ тебе, а не восстанию.
Он посмотрел на меня, и должно быть был удовлетворен увиденным в моих глазах.
— Следуй своей интуиции, Мерит. Если ты уверена, что КГ является частью твоего пути, как вампира, иди до конца. Но помни, что мы — твой приоритет.
Он слегка улыбнулся, так что я наклонилась и прижалась губами к его губам.
— Всегда, — сказала я. — Я люблю тебя.
— Я тоже тебя люблю. Я могу принять твое членство в КГ, потому что я знаю, кто ты. Потому что я знаю, что ты будешь делать все для улучшение жизни вампиров этого города. Времена такие, какие они есть. Но то, что я считаю приемлемым не означает, что так же считают и другие. Кто еще знает?
— Никто другой. Ну, Дом знает, что мы поссорились, но не знает из-за чего, то же самое с Мэллори.
Этан прищурился.
— Что? Мне нужно было поговорить с подругой.
— И что она сказала?
— Она была раздражена от твоего имени.
Он выглядел самодовольным. — Постарайся не говорить никому о твоей сверх-секретной принадлежности, если ты сможешь справиться с этим.
— Я сделаю все возможное. И если когда-нибудь забуду и дам объявление в Сан-Таймс, по крайней мере, мы останемся друг у друга.
— Так мы и сделаем. Я приму твое членство в КГ, но ты не должна никогда делиться своей кровью с ним опять, ты будешь в ответе передо мной.
Его глаза посеребрились, в то время, как он пристально смотрел на меня.
Пьянящая смесь страха и похоти в воздухе заставила мою голову кружиться.
— Ты сказал, что ты не ревнивый. — возразила я, отступая назад. — Ты сказал, что ты и я были неизбежны.
— Это было до того, как я узнал, что ты связала себя кровью с человеком из другого Дома, Страж.
Без предупреждения, и прежде чем я успела поправить его, он протянул руку, схватил края пиджака, и поцеловал меня отчаянно.
— Ты моя и только моя, и мне кажется, тебе нужно напомнить об этом. Я предлагаю тебе вернуться в нашу квартиру. В противном случае ты будешь изнасилована здесь и сейчас, там, где ты стоишь, и при открытых дверях.
Я смотрела на него, и вся рациональность оставила меня, я не могла произнести никаких возражений, все ускользало из моей памяти. Я была благодарна за то, что жива, и что рядом со мной Этан — в расцвете сил альфа-вампир, хищник.
И это было опьяняюще. Но это не значило, что я не собираюсь оспаривать отношения. Я знала, что мои глаза посеребрились и что он это видел, но проигнорировал.
— Ты этого не сделаешь.
Он опустил голову, его губы на моем ухе. Инстинктивно моя кровь запела, я опустила голову, давая ему доступ к своей шее.
— Сделаю, Страж.
— Этан, — пробормотала я, голосом толкая его через край.
— Слишком поздно, — сказал он, отходя к двери кабинета, хлопнул ею и закрыл на замок за собой. Прежде, чем я успела возразить, он снова был возле меня, и его рот был на моих губах, пируя, руки заявляли права на каждый сантиметр моего тела. Он стащил с меня куртку и бросил ее на пол.
— Ты хищный, — сказала я тихо.
Он сделал шаг вперед, чтобы наши тела слились, взял рукой за подбородок. — Я буду в тебе. В теле, в уме, в душе. И я не буду делить тебя с кем-либо еще.
Он был в полном режиме альфа-игры, говорящей о владении и собственности.
Я была умной женщиной, хорошо образованной. Но это не уменьшило влияния его первичного, хищного желания. Если бы он попросил меня броситься на колени и ползти к нему, я возможно сделала бы это.
К счастью, в этом не было никакой необходимости. Я схватила подол его рубашки и потащила ее вверх и над головой, растягивая время, чтобы насладиться видом: гладкая, вечно золотистая кожа над мышцами.
Я скользила руками от его талии к груди, упиваясь от того, что чувствовала его.
Он сделал шаг назад, поднял обе руки, а затем провел руками по золотым волосам. От движения напряглись косые мышцы живота и сжался плоский живот.
— Понты.
Этан усмехнулся и поманил меня пальцем.
— Я не двигаюсь по команде. — напомнила я ему.
Он расстегнул верхнюю пуговицу своих джинсов. Мои глаза расширились.
— Подлый ублюдок.
Я грызла губу от удовольствия, наблюдая за прошлым, настоящим и будующим Мастера Дома Кадогана, не в состоянии отказаться: рубашка на полу, джинсы расстегнуты, его возбуждение очевидно.
Без застенчивости, он взял мою руку и положил на свою эрекцию. Ритмичными движениями, он двигал моей рукой туда и обратно, в то время как я сидела на краю стола, обернув ноги вокруг его бедер.
— Ты хочешь меня, — сказал он.
— Я не переставала хотеть тебя. С момента, как я вошла в этот Дом, и на протяжении всех этих месяцев.
Он на мгновение замер, может, в шоке от ответа, но его глаза снова стали жесткими.
— Сними рубашку, — сказал он.
Но я не выиграла Этана Салливана, а он не выиграл меня. Моя игра — это увядание лилии его "альфы" хищника. Я подняла голову.
— Я не твоя собственность.
— Разве? — услышав мой отказ, он двинулся вперед и схватил подол моей рубашки.
Задевая пальцами мою кожу, он тянул ее вверх, все дальше и дальше, пока не показался мой лифчик. Когда рубашка и белье исчезли, его глаза застыли на моей обнаженной груди.
Он использовал рот, зубы и язык, чтобы заставить меня, и когда я была в огне, избавил меня от остальной одежды. Мое тело подчинялось его рукам, как корабль его командам.
Не было ни одной части меня, которая не была бы в огне для него. И когда я молча позвала его, — Этан, пожалуйста, — он отреагировал, нe тратя время на предварительные игры, это не то, что мне было нужно.
Толкнул свои бедра, и был внутри меня — двигаясь передо мной голым, шепча у моих губ и выбивая вздохи из моего тела.
— Посмотри на меня, — сказал он. Но когда я уронила свою голову на его плечо, он взял мой подбородок рукой и повернул лицом к себе. — Мерит. Посмотри на меня, черт побери.
Его глаза, уже чистое серебро, движения неуловимые как ртуть. Он держал меня и смотрел, как он двигается все быстрее, как сталкиваются наши тела и сердца, и я смотрела с благоговением, шоком и полным возбуждением, как его зрачки сузились, губы его задрожали… и он достиг своего удовольствия.
Я смотрела на сладкую агонию выступившую на его лице, и подумала, я никогда не видела ничего более запоминающегося, чтобы отложилось глубоко в моей душе, как выражение на его лице.
Но к каждой истории, есть другая глава.
* * *
Два часа спустя, мы поднялись наверх и все еще лежали томные и голые на кровати, которую мы использовали для любви. Я лежала на животе, Этан лежал рядом со мной, его пальцы гладили мою спину, спускаясь вниз, когда снова наступил рассвет.
— Итак, у нас все хорошо?
— Мне определенно хорошо.
Я шлепнула его по плечу. — Ты знаешь, что я имею в виду.
— У нас все хорошо, — подтвердил он. — И если он хоть раз положит руку на тебя, он пожалеет об этом.
— Большое самомнение?
Он улыбнулся, львиной улыбкой, совершенно по-мужски, крайне высокомерно, совершенно гордо.
— Это не самомнение, если это хорошо работает. Увидим ли мы, Страж, насколько хорошо это работает?
Я была далека от того, чтобы спорить.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:53 | Сообщение # 18
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 17
НИКОГДА НЕ ОТДАМ

Проснувшись, я нашла Этана на другой стороне кровати, связывающего свои волосы коротким кожаным шнурком. Он был без рубашки, но одел штаны для боевых искусств.
— Куда-то собираешься?
— На тренировку, — сказал он. — Последние несколько дней были очень напряженными. Мне нужно поработать над этим.
Я села на своей стороне кровати, ухмыляясь ему. — А вчерашней вечерней тренировки было не достаточно?
— Для меня недостаточно, не то, что для тебя, хотя я благословляю день, когда ты решила заниматься балетом и работать над своей гибкостью.
Я почувствовала, что покраснела до самых ног. Этан направился к окну. Обернув простыню вокруг своего тела, я подошла к окну, волоча за собой египетский хлопок. Снаружи была пасмурная ночь и все еще, как и накануне, бушевал зимний шторм.
— Сегодня вечером идет снег, — сказал Этан.
Я посмотрела на него. — Что ты будешь делать после своей тренировки?
— Работать с Майклом над нашими протоколами безопасности. Поскольку член ГС смог достаточно быстро войти в Дом и выйти, мы, очевидно, имеем прорехи для заполнения.
— Хороший вызов, — сказала я, хотя была уверена в том, что сигнализация на дверях в спальни и камеры слежения в помещении решили бы данную проблему.
— Я полагаю, ты направишься в кабинет ОПС, когда закончишь все здесь?
— Это мой план. Люк искал в Наварре вампиров, так что я надеюсь что-то выскочило там. Я также хочу позвать Джеффа, чтобы узнать не нашел ли он что-нибудь нового. И я посетила своего отца, — добавила я.
Этан посмотрел на меня, явно пораженный. — Когда?
— Во время нашей эскалации напряженности.
— Что же он сказал?
— Во-первых, он извинился. Я попросила его найти информацию о владельце здания, в котором были убиты Оливер и Ева. Джефф ничего не нашел, и может быть, фактов больше не осталось, но я подумала, что стоит попробовать.
— Это хорошая мысль, Страж. Возможно, ты получишь свой ключ. Увидимся с тобой позже. — Он поцеловал меня в щеку и направился к двери, шагая по паркетным полам.
С одним кризисом мы разобрались, но существовал еще один кризис, я уронила простыню и нырнула в душ, где окунулась под клубящуюся паром горячую воду, благодаря Богу я все еще была в Доме Кадогана, а не в гостинице на другом конце города, где сидя в гостиной на чемоданах, я размышляла бы о своем вампирском будущем.
Когда я достигла кабинета OПС, каждый занимался своей задачей, но Люка нигде не было видно. В самом деле, кабинет OПС был практически пуст, за исключением Линдси и нескольких временных секретарей.
— Где все? — задалась я.
— Я считаю, что ты захочешь пройти дальше в дверь, — сказала Линдси. — Этан и Джонах проводят спарринг.
— О, ты не можешь быть серьезной, — сказала я. Честное слово, она шутит.
Но она определенно, определенно не шутила.
Они стояли в центре ковра, без рубашек, Джонах также надел брюки для боевых искусств. Воздух был насыщен магией и запахами пота и крови.
За то время, что я одевалась и спускалась вниз, они занимались выбиванием дерьма друг из друга, и они явно не щадили себя.
Глаза Джонаха были в синяках, губы разбиты и опухли. Этан хромал, его левая нога, очевидно, пострадала, а костяшки пальцев ободраны и в крови.
Я вошла в комнату, когда Джонах вытирал кровь со своей челюсти. Он подтолкнул Этана, который смотрел на меня.
Я скрестила руки и уставилась на них.
— Джонах добровольно решил немного попрактиковаться в спарринге, — сказал Этан.
Лжец.
Но Джонах, который разрабатывал легенду с ним вместе, кивнул. — Старик выбрал борьбу. Я думал, что это была хорошая идея, поэтому я пошел на это.
Я посмотрела на балкон, который был полон хорошо развлекающихся вампиров. — Не могли бы вы оставить нас на минутку? — попросила я.
Видимо, у меня не было никакой власти над ними, они все посмотрели на Этана, который кивнул, и тогда они вышли из комнаты. Когда она опустела, я посмотрела обратно на Этана и приготовилась сражаться.
— Там на свободе убийца Чикагских вампиров, — сказала я. — И вы могли бы сотрудничать. Что черт возьми, происходит?
— Нам нужно было очистить воздух. — Сказал Этан, серебро сверкало в глазах, когда он уставился на Джонаха.
Выражение лица Джонаха было удивительно спокойным, он кивнул в знак согласия.
— Зачем?
— Из-за тебя, — сказали они одновременно.
Я была совершенно изумлена, что двое взрослых мужчин, более чем взрослые хронологически, тратят свое время, нанося удары друг другу.
— И это был лучший способ, которым вы могли это сделать?
— Да, — ответили они одновременно.
Я положила руки на бедра и закрыла глаза. — Это очень смешно и очень обидно.
— Это было необходимо, — проскрежетал Этан. — Границы необходимо было установить.
— Как будто существовал хоть какой-нибудь риск нарушения границ. — возразил Джонах. Магия снова стала расти, и было ясно, что они на самом деле не выяснили ничего.
— Ты считаешь себя ее "партнером", — сказал Этан. — В КГ. Ты ее романтический партнер.
— Я точно нет. Может ты напомнишь когда?
Глаза Джонаха стали жесткими. Я думаю не потому, что он ревновал, а потому, что Этан нанес удар по его чести.
— Она мой партнер, — сказал Джонах, — Потому что она согласилась бороться со мной для защиты вампиров в этом городе. Если ты не понимаешь всего этого, не можешь уважать этого, то ты тот, у кого проблемы, а не я.
— Эй, — прервала я. — Я не игрушка, за которую можно бороться. — Я указала на Джонаха. — Я его коллега, — Я указала на Этана. — и его подруга. Таковы границы, и таковыми они будут оставаться.
— Мы должны были быть уверены в этом, — сказал Этан.
— Вам нужно было просто обменяться мнениями, — возразила я и посмотрела на Джонаха. — Я все еще учусь быть такой как ты. Ты мой партнер, поэтому я ценю, что ты готов держать удар за меня.
Я подошла к Этану и уставилась на него. — А тебе все об этом очень хорошо известно, Этан Салливан.
Я направилась к двери, затем оглянулась назад, чтобы увидеть, как Этан протягивает руку. Через некоторое время Джонах пожал ее.
Боже, спаси меня от мальчишек.
* * *
В то время как Этан и Джонах заканчивали проверять на прочность свой тестостерон, я вернулась в кабинет OПС посмотреть на нашу доску. К сожалению, никаких зацепок чудом не появилось за ночь.
— Похоже, ты многое сделал, — сказала я Люку, фотографии Наваррских вампиров на проекционном экране ответили на вопрос. Каждая фотография была была помечена «X».
— Да, но не так, как мне хотелось. Я говорил с Уиллом, там нет ни одной зацепки, — сказал Люк, поворачиваясь на стуле кругом чтобы сесть во главе стола.
— А как насчет биометрии? — спросила Линдси. — Что слышно от Джеффа об этом?
— Я ничего не слышала, — сказала я, поднимая телефон. — Давайте сделаем это сейчас.
Джефф ответил на вызов почти немедленно, но была такая какофония музыки и визга в фоновом режиме, что я едва слышала его.
— Выключи музыку! — закричала я, отводя динамик от своего уха, пока грохот не стал похож на шум от драки в баре. — Что там происходит?
— У нимфы день рождения! — прокричал он, пытаясь перекричать музыку.
Я закатила глаза. — Не мог бы ты выйти на улицу?
— О, да! Конечно! — Мгновение спустя я услышала хлопанье дверью и грохот значительно уменьшился. — К сожалению, это обязательная для нимф вещь. Я собирался позвонить тебе, как только бы освободился.
— Есть что-нибудь по биометрии?
— На самом деле, да. Оказалось, что это довольно распространенная вещь. Это не сканер для отпечатков пальцев или сетчатки глаза. Она сканирует кровь.
— Нашу кровь? Каким образом? И для чего?
— Крошечный укол, — сказал он. — Небольшой укол берет и сканирует кровь.
Но это не для ведения поиска или изучения наследственности вампиров. Он брался только у вампиров, которые были созданы Селиной.
И у нас был победитель.
— Таким образом, простой вампир Наварры не мог войти, это мог быть один из вампиров порожденных Селиной.
— Совершенно верно.
— Спасибо, Джефф. Это здорово. Удачи в твоей партии.
— Позже, Meр.
Он повесил трубку, и я сделала то же с такой благодарностью, потирая ухо пострадавшее в некоторой степени. Я была уверена, что мои барабанные перепонки получили столько децибел, что уже никогда не захотят это испытать снова. Никогда.
— Новости?
— Одна из нимф отмечает день рождения, и биометрический сканер в Наварре определяет, был ли это один из последователей Селины.
Люк присвистнул. — Это хорошая технология. И это дает нам подозреваемых. — Он подошел к доске, зачеркнул НАВАРРСКИЙ ВАМПИР в списке подозреваемых, и добавил ПОРОЖДЕННЫЙ СЕЛИНОЙ.
— Много ли рожденных Селиной живет не в Доме Наварры?
— Да. Эта ночь, чтобы попробовать поискать что-то новое. — Его голос звучал более тихо и более торжественно. — Мы находимся на грани чего-то, ты понимаешь?
— Поверь мне, — сказала я. — Я понимаю.
Марго помогла мне заполнить поднос напитками и закусками, в том числе бутылками с Сарсапарелью, что так нравилась Люку.
Я была на полпути в коридоре, когда Этан, теперь одетый в джинсы и в футболку с три четверти рукавами, вышел из своего кабинета. — Хотела бы ты пойти пообедать?
Я посмотрела вниз на поднос в моих руках. — У меня уже есть ужин.
— Я думал о настоящем обеде, со столом и официантками. Я умираю от голода, и я не хочу есть за своим рабочим столом. Я хотел бы сходить в закусочную всего в нескольких минутах ходьбы от Дома и подумал, что может быть ты случайно знаешь такое место?
Конечно, я знала место, я знала много мест. Если бы только на вопросы, которые он обычно задает, было так легко ответить.
— Что бы ты хотел? — спросила я.
Он провел рукой по волосам.
— Бургеры, может быть? Но ничего модного, ничего вульгарного. Отсутствие даже тени этого, все того, что "отличает" их от других.
Когда я выбрала ресторан, то посмотрела на Этана. — Я отвезу.
— Ты должна. У меня нет больше автомобиля, — напомнил он мне. — Но, из любопытства, зачем тебе нужна машина?
— Потому что мы собираемся поехать в место, где собираются местные жители. Скромное. Хорошая еда. Хорошая атмосфера. Независимо от автомобиля. Ты мог бы позаимствовать… слишком много.
— Несмотря на то, что я жил в этом городе дольше, чем большинство живущих, ты боишься, что они подумают, что я турист.
— Твой автомобиль всегда такой кричащий.
— Твой автомобиль такой… оранжевый. — Отвращение в голосе было очевидным. Не то, чтобы он был не прав.
— Мой автомобиль также очень мой, и очень окупился. Я за рулем. — я подняла лоток в моих руках. — Я отнесу это вниз. Ты берешь наши пальто.
Он проворчал несколько слов, но только потому, что знал, что я выиграла.
Не дай Бог Этан Салливан позволит мне сказать последнее слово.
* * *
Гигантская неоновая вывеска над тротуаром гласила ЦЫПЛЯТА КРИСА. Когда мы открыли дверь, гигантский латунный колокольчик возвестил о нашем прибытии. Обстановка была простой и домашней, ресторан заставлен небольшими столиками с пластиковыми стульями, а также была оранжевая линия виниловых кабин вдоль одной стены.
— Садитесь, — сказала официантка в черной нарядной форме и белом фартуке, которая пронесла мимо нас поднос, на котором могла быть только манна небесная. Я не видела что это было, но это пахло как небеса на тарелке.
— Пойдем? — спросил Этан, положив руку мне на талию и направляя меня. — Ах. Запахи… вредные для здоровья.
— Я бы не сказала. — сказала я. — Это должно быть что-то обжаренное во фритюре.
Его глаза комично расширились. Мне нужно было, ради справедливости, отвезти его туда, где все было жаренным на шпажках. Он вероятно, умер бы от сердечного приступа только глядя на это.
— Возьми жаренный пирожок, — повторила я, глядя в меню и читая варианты. Что было лучше съесть, когда ты пытаешься не думать об убийстве, ты не можешь решить? Салат? Это была классическая еда самоотречения.
В мясном рулете были белки и углеводы, тяжелые как "Бегемот", это скорее снисхождение, чем наказание.
В конце концов, я остановилась на чем-то простом. Продукты, которые бы легли спокойно в желудке, даже если моя совесть не была спокойной.
— Доброе утро, — сказала я, когда вернулась официантка, вручая ей закрытое меню.
— Я полагаю, что попробую жаренный пирожок, — сказал Этан, посылая официантке улыбку и возвращая ей также меню.
— Все, что ты захочешь, сладкий, — сказала она, подмигнув, постукивая краями нашего меню на столе, чтобы выровнять их, и убирая за спину. Я задалась вопросом, не было ли в задней части "Цыплята Криса" опальной ведьмы, типа Меллори, делающей все возможное, чтобы искупить свои грехи мытьем посуды и нарезкой лука.
Я рассыпала соль на столе, а затем поставила на нее свой стакан.
— А это для чего?
Я слегка улыбнулась. — Это, как предполагается, не даст стакану прилипнуть к столу, если у тебя нет защитного покрытия. Я не знаю, правда это или нет. Я просто видела, как это делают.
— Хм, — сказал он, а затем имитировал мои движение и посыпал солью стол перед собой.
— Мы проверим "переключения"? — спросила я.
— Я знал, что я люблю тебя не просто так, — сказал он, расставляя наши тарелки, и поливая пирожок соусом с энергией человека, умирающего от голода. Не то, чтобы было что-то плохое с жаренным пирожком. Он был горячий, жирный, нормально посоленный и прожаренный.
Я подняла хлеб на своем сендвиче и полила мясо кетчупом, мерзость для некоторых, но сладость для меня. Я также налила отдельную лужицу для моего жаркого.
Когда бутылка кетчупа была снова на месте, я взяла свой сендвич в руки и откусила, а затем еще раз, и еще раз. Мы ели спокойно и по-дружески, два эмоционально исчерпанных вампира пополняли энергию.
Когда я прикончила половину своего бутерброда, я сделала бумажную обертку из своей салфетки, сложив ее в тонкую полоску, а затем свернув в кольцо, заправляя концы вместе.
Я передала ему.
— Теперь у тебя будет память об этой замечательной дате в "Циплятах Криса".
— Страж, ты даешь мне кольцо?
— Только на вид временное.
Взглянув на чек, Этан вытащил свой длинный, тонкий бумажник из своего внутреннего кармана пальто, выписал счет и оставил его на столе. Через несколько минут мы снова были в машине, ехали домой.
* * *
Мы только успели припарковать свой автомобиль, как на тротуар нам навстречу выбежала Линдси.
— Нужно быстрее попасть внутрь, — сказала она. — Марго больно.
Выброс адреналина заставил меня бежать по тротуару, шаги Этана раздавались позади меня.
Когда я вошла в дом, стало понятно, что кому-то не просто больно, кто-то пытался убить Марго. А с учетом раны на шее — не удалось обезглавливание, а наш серийный убийца — подозреваемый номер один.
— Я говорил с ней минуту назад в моем кабинете, — сказал Малик. — Она спрашивала меня о капусте. Она сказала, что в саду были зимние овощи, и она собиралась собрать некоторые из них. Я не знаю, что произошло после этого. Следующая вещь, которую я знаю, она качаясь, стояла в моей двери.
Глаза Этана пошли серебром.
— Кто-то напал здесь? В моем Доме?
Теперь наш злоумышленник был не просто Наваррским вампиром, но и вампиром Кадогана тоже?
— Я здесь, — сказала Делия, входя в комнату с вампиром, который поддерживал ее. Делия была высокой, с темной кожей и прямыми темными волосами до плеч. Она была одета в бледно-голубые скрабы и шлепанцы.
— Я собиралась принять душ. Что случилось?
— Она была атакована за пределами Дома, — сказал Этан. — Ее горло было перерезано.
Я отошла с дороги, чтобы она могли подойти ближе к дивану.
— Кому-то не хватило приложенного давления, — сказала она. — Хорошо.
Она осторожно заглянула под шарф, которым я накрыла рану и поморщилась слегка. — Это очень чистый порез — острое оружие. Часто не исцеляются порезы с зубчатыми краями. Этот порез достаточно глубокий, что потребует несколько стежков, чтобы сшить вместе края, но если я смогу перелить ей немного крови, мы сможем держать ее стабильной, пока она не излечится полностью. — Она оглянулась и нашла Элен в углу комнаты.
— Можете ли вы достать мне домашний аварийный комплект медицинского оборудования, воду, чистые полотенца, и нож?
Это был еще один акт насилия со стороны нашего убийцы. И пока он не пойман, никто не выйдет из этого Дома.
Не без специального разрешения одного из старших сотрудников. Мне все равно, собираются ли они работать, ужинать в баре, или заниматься хорошими делами.
Люк поморщился. — Сеньор. — начал он, но Этан остановил его.
— Никаких оправданий. Я не хочу слышать, что это невозможно сделать. Я хочу услышать как это будет происходить. Выясни пути. Дай понять им, что у них нет выбора. Что ублюдок ориентирован на моего вампира. А это означает, что он под моим руководством сейчас.
— Хорошо, — сказал Люк, спускаясь по лестнице в подвал.
Этан посмотрел на меня, с беспомощностью в глазах. Ему не нужно было ничего говорить мне, я знала, что он чувствовал — страх, что он каким-то образом позволил, чтобы Марго причинили боль.
— Что мы могли сделать, что еще?
— Я не знаю, — сказала я ему. — Но мы узнаем.
Входная дверь открылась и закрылась позади нас, и я оглянулась.
Мой отец стоял в фойе в строгом смокинге, с большой кипой бумаг в руках.
Охранники пропустили его в ворота, вероятно, учитывая наши родственные связи.
Я искренне надеялась, что у него есть доказательства в руках.
— Мерит, Этан, — приветствовал мой отец.
— Джошуа, — сказал Этан. — Что привело вас?
— Мередит и я были на пути домой. Мы были в центре города, и прихватили там это, пока были там.
— Приятно видеть вас, — сказал Этан, — Но если вы меня извините, мне нужно вернутся к этому.
Этан исчез. Учитывая драму в передней гостиной, я решила проводить моего отца к входной двери. — Почему бы нам просто не пообщаться на улице?
Подняв брови, мой отец оглянулся назад, выходя на улицу. — Все в порядке?
— К сожалению нет. Один из наших вампиров подвергся нападению. Мы считаем, это мог сделать убийца. Что у тебя там?
Мой отец развернул рулон, доставая несколько больших листов белой бумаги.
Это был план здания, ряд подписанных документов, контрактов, карты земельных участков, десятки квадратных и прямоугольных головоломок установленных вместе, чтобы сформировать некоторую часть Кук Каунти. Mоей первой мыслью было, что он обнаружил кое-что о недвижимости в Маленькой Италии, но я не узнала ничего на карте.
Границы были странно вытянуты, и не было никаких зданий, которые бы я знала.
— На что я смотрю?
Он постучал по пятну на карте. — Это тот адрес, о котором ты спрашивала. Эти участки принадлежат обществу с ограниченной ответственностью. Эта компания, в свою очередь, принадлежит другому обществу с ограниченной ответственностью, и так далее по цепочке. В конечном счете, ты добираешься до одного владельца — Карлос Энтони Мартинес.
— Кто это?
— Я понятия не имею. Я думал, ты можешь знать.
К сожалению, я не знала. Мое сердце ухнуло. Я таила надежду, что имущество принадлежало вампиру Hаварры. Убийца или эквивалент некоторых имен, которые сделают очевидным и направит меня в нужном направлении.
Мой отец смотрел на меня, потом кивнул почти незаметно. — Земля ценная. Если вы обнаружили доказательства, неблагоприятной деятельности там…
— Ты можешь пойти и купить собственность за бесценок у текущего владельца, и превратить его в нечто иное.
Он кивнул. — Это хорошее место. Район проблемный, но в ближайшем будущем он может иметь положительное расположение, если мы сможем над этим поработать.
И так мой отец работает, и, вероятно в этом секрет его успеха. Дело всегда должно быть сделано, чтобы сделались деньги. И если появится возможность, вы не заметите такие мелочи, как убийства или ваши напряженные отношения с дочерью, ничто не может препятствовать вашему финансовому прогрессу.
— Спасибо за информацию. Если это приведет к чему-либо, я дам тебе знать.
Мой отец выглядел благодарным, довольным обменом информацией. Проблема была, я осталась стоять на крыльце с картами и ссылками на человека по имени Карлос. Что я должна была делать с этим?



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:56 | Сообщение # 19
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 18
ПЕЧАТЬ

Я свернула карты и шла назад к кабинету Этана.
Все, точка. Больше никаких отсрочек для плохих новостей. Дверь была открыта, но Этана уже не было. Майкл Донован стоял перед баром.
— А где Этан? — спросила я.
Он поднял взгляд. — Он только что пошел в кабинет Элен. Они делают все возможное для Марго. Не желаешь выпить?
Я выдохнула. — Конечно. То же, что и ты.
Он улыбнулся задумчиво. — Я знаю, что тебе нравится. — Он открыл один из графинов Этана и налив виски в два стакана, передал один мне.
Я не была большой поклонницей шотландского виски, но сегодня вечером я не собиралась спорить. Я потягивала его, позволяя огню обжигать мое горло, наслаждаясь теплом.
Было слишком много насилия в воздухе, даже прикосновения старого виски не делало эти ощущения менее приятными.
— Как идет расследование?
— Медленно. Мы работаем над камерами прямо сейчас, пытаемся заполнить все пробелы, в то время как они по-прежнему дают вампирам их приватность.
Я улыбнулась. — Я представляю, как это будет сложно. Нам нравится наша приватность.
Майкл сел на один из стульев в кабинете и помахал мне. Он перекинул одну ногу на другую. — Что это у тебя там?
— Имущественные карты, — сказала я. — От моего отца. Я надеялась, что они помогут нам идентифицировать убийцу вампиров, но теперь не уверена, что они на самом деле могут привести куда-либо.
Этан вошел когда у Майкла зазвонил телефон.
Нахмурившись Майкл извинился и, выйдя из комнаты, начал беседовать с абонентом.
— Слышал ли ты что-нибудь о Марго? — спросила я Этана.
— Я только что оттуда, она еще не очнулась, что нормально для раны такой величины, но она очень хорошо исцеляется. Делия ожидает, что она полностью выздоровеет.
— Хорошо, — сказала я, чувствуя, как меня омывает облегчение. Марго была потрясающим человеком и хорошим другом. Не считая того, что она замечательный повар, она была также потенциальным свидетелем, и это могло бы стать полезным в предотвращении дальнейших атак.
— Что у тебя там? — спросил он.
Я посмотрела вниз и поняла, что все еще держу свернутую карту в своей руке.
— Информация о недвижимости в Маленькой Италии.
Майкл заглянул в комнату. — Этан, если вы меня извините, мне нужно отлучится по личному вопросу. Я вернусь в ближайшее время.
Этан кивнул. — Конечно.
Майкл помахал мне, потом исчез в коридоре.
Телефон на столе Этана зазвонил, так что я взяла свои карты с конференц-стола, надеясь, что они, возможно раскроют тайну о владельце объекта недвижимости.
В ожидании, когда он закончит отвечать на звонок, я села, мой взгляд упал на кучу бумаг отмеченных такой же малиновой восковой печатью, какую Этан использовал во время своей второй Мастер-церемонии.
Я всегда любила сургучные печати. Они были настолько старомодными, так таинственны. Я провела пальцами по воску, ожидая найти там оттиск Дома Кадогана.
Но вместо этого, печать была гладкой за исключением трех небольших углублений.
От любопытства, я повернула бумаги к себе. Уплотнение состояло из трех букв внутри круга.
Буквы? КЭМ.
Мое сердце начало глухо стучать, и я развернула карты складской недвижимости, которые принес отец и положила их на стол.
Там, в нижней части страницы владельцем имущества был Карлос Энтони Мартинес. КЭМ.
Это было довольно случайно.
Этан закончил разговор и подошел ко мне, положив руку на мое плечо. Должно быть, он почувствовал магию. — Что случилось?
— Печать, — сказала я, глядя на Этана.
— Чья печать?
Этан подошел ближе и посмотрел вниз на бумаги. — Это те участки, которые Майкл подготовил для потенциального размещения камер. Он пользуется этой антикварной печатью. Говорит, что любит тайны.
— Что означают инициалы?
Нахмурившись, Этан поднял печать и уставился на нее. — Я понятия не имею, что они означают. Хотя это удобная вещь. Печать вставлена в его ​​перстень. А почему ты спрашиваешь?
Я повернула карты так, чтобы он мог видеть. — Имущество, находящееся в Маленькой Италии, где были убиты Оливер и Ева принадлежит парню по имени Карлос Энтони Мартинес. Майкл пользуется печатью с инициалами КЭМ.
Этан побледнел. — Карлос Энтони Мартинес? Ты уверена?
— Да, а что?
— Карлос был Вторым у Селины, тот, кто служил перед Морганом.
Конечно. Я слышала о Карлосе, но не часто, и я не слышала его фамилии.
— Майкл сказал, что он знал Селину. Знаешь ли ты когда?
Этан покачал головой. — Нет, он не был членом Дома Наварры.
— Да, это то, что он сказал и мне тоже. Что ты знаешь о пребывании Карлоса на посту Вторым?
Этан положил руку на стул рядом с ним, другую на бедро и нахмурился вспоминая.
— Он был отстранен от власти из-за скандала. Хотя я не знаю, что это было. Селина ничего не говорила, она держала рот на замке в те дни, еще не пользовалась известностью, как она делала это в последующие годы.
Он набрал номер на конференц-телефоне.
— Библиотека, — ответил мужской голос через динамик.
— Карлос Энтони Мартинес, — сказал Этан. — Что вы знаете?
— Дом Наварры. Второй до Моргана. Лишен своего титула, как сообщалось в ставке, но я никогда не видел ничего официального на этот счет.
— Почему его выгнали? — спросила я.
— Нет никакого официального документа, — сказал библиотекарь. — Но я дружил с архивариусом Дома Наварры несколько лет назад, и он намекнул, что тот возможно произвел на свет вампиров на стороне.
— Произвел вампиров? — сказала я. — Так он делал вампиров без согласия Селины или знаний?
— Так оно и есть. Что-нибудь еще?
— Нет, спасибо, — сказал Этан. Положил трубку, потом посмотрел на меня.
— Нам нужно поговорить с Морганом. — сказала я. — Хотя мне очень не хочется спрашивать его в такое время, как это.
— К сожалению, это чувство взаимно. Но это касается его Дома, так что мы не можем избежать обсуждения. Но я постараюсь облегчить это. Я не буду махать '"дымящимся оружием", как сказал бы Люк.
Этан вернулся к своему столу и начал просматривать файлы на своем ​​компьютере.
Через некоторое время он открыл портрет Майкла Донована. Это была профессионально сделанная фотография с белым фоном, вероятно, маркетинговое фото. Найдя то, что хотел, Этан набрал номер телефона на своем столе.
Морган ответил быстро. — Да?
— Я собираюсь послать тебе фотографию. Можешь ли ты сказать мне, если распознаешь вампира?
— Что? — Mоргану удалось вложить в эти три маленькие буквы много усталости.
— В фоновом режиме, — сказал Этан. — Это поможет нам в расследовании убийств. — Не дожидаясь разрешения, Этан по электронной почте послал фотографии.
Возникла пауза на другом конце линии. — Я получил их, — сказал Морган. — Его имя Стивен Каниглия. Я не встречал его лично, но я видел это лицо.
— Он был вампиром Наварры? — спросил Этан.
— Не совсем так. Он не был представлен в Дом. Как много вы знаете о Карлосе?
Этан встретился со мной взглядом. — Просвети меня! — сказал он.
— Карлос был первым Вторым Селины. Она сделала его вампиром, он был одним из первых, кого она сделала. Я не очень хорошо его знал — Карлос жил в Доме не очень долго — до разразившегося скандала.
— Просвети на счет скандала? — попросил Этан.
— Да. Карлос создал вампиров, которые не были полностью убеждены, в том, что хотят быть вампирами. Он толкал и изменял их, в любом случае, без их согласия. Я заменил Карлоса вскоре после этого.
— И что случилось с Карлосом?
— Я ничего не знаю официального, но я слышал, что она его выгнала. Честно говоря, это не удивило бы меня. Она не любила, когда кто-то осуществлял свои дела за ее спиной.
Этан нахмурился. — И как это относится к вампиру, чей портрет я тебе послал?
— Он был одним из тех нескольких несчастных, которых Карлос сделал без их согласия. Селина предложила ему членство в Доме, но он отказался.
Всплеск магии разлился через весь кабинет, когда гнев Этана поднялся и разросся. Я видела его сердитым и раньше, но ничто не могло сравниться с яростью передо мной.
— Имел ли Карлос перстень со своими инициалами вырезанными на нем? — спросил Этан.
Глаза Моргана расширились. — Да, в самом деле, он сделал себе такой перстень. Большая вещь из золота. Он носил его на мизинце, как гангстер.
— Спасибо, — сказал Этан и положил трубку.
Мгновение он просто стоял и дышал, вникая в то, что мы теперь знали.
Так Майкл Донован был детищем Карлоса, ставший вампиром против своей воли. Майкл теперь использовал перстень Карлоса, и кто-то (Майкл?) свалил два тела в собственности Карлоса, или может быть, теперь этим имуществом владел он.
Но почему?
— Зачем Майкл Донован спрятал тела на складе?
Этан покачал головой. — Я не знаю. Должно быть, был какой-то смысл в этом. В противном случае, есть более простые способы спрятать тело.
— И как он попал в Дом Наварры? Джефф сказал, что биометрическая безопасность была связана с вампирами, созданными Селиной, а не нынешними членами Дома Наварры.
— Майкл Донован был произведен на свет Карлосом, а Карлос был произведен на свет Селиной. Химия будет одинаковой для обоих, так как они оба несут ее определенную мутацию.
Если это было правдой, то Майкл Донован может быть нашим убийцей.
Этан выругался. — Сукин сын. Я позволил ему войти в мой Дом, Мерит. Я попросил у него совета и обсуждал с ним наши протоколы безопасности. Как я мог быть таким дураком? Как я мог быть таким наивным?
— О, Боже, — сказала я, глядя на него. — Я сказала ему, что это за карты до того, как ты вошел, и тогда он ушел. Знает ли он? Догадался ли, что мы знаем?
— Боже, — сказал Этан, вставая со своего места и выбегая к передней двери, потом к воротам, где теперь на страже стояли люди. Я шла позади.
— Шатен вампир, — сказал Этан, показывая рост. — Он здесь?
Люди переглянулись.
— Он ушел, — сказал тот, что справа. — Пять минут назад. — он положил руку на свой револьвер. — Какие-то неприятности?
— Мы не уверены. На чем он уехал?
— Сегодня вечером черный внедорожник.
Такой же автомобиль заманил Оливера и Еву в переулок и остановил меня и Этана на улице несколько ночей назад.
Этан длинно выругался. На этот раз использовав слова, которые я никогда раньше не слышала. Справедливости ради, некоторые из них, возможно, были на шведском языке.
— Собери команду, если хочешь, Страж. Я думаю, что нам пора составить план в отношении Майкла Донована.
* * *
Люка, Малика и охранников собрать было легко. Мы дали им полный обзор нашей теории. Затем созвонились с Катчером, Джеффом, моим дедом, Джонахом и Скоттом и установили с ними телефонную связь.
Я хотела вызвать Моргана, но подумала, что лучше подождать, пока мы завершим с гипотезами. Когда Кадоганские вампиры расселись вокруг стола в кабинете ОПС, Этан сдвинулся с мертвой точки.
— Мы считаем, что человек, которого я нанял в качестве консультанта по безопасности, Майкл Донован, является убийцей Оливера, Евы, Кати и Зои. Он также ранил члена моего Дома.
Он сделал паузу, чтобы позволить немного шокировано пошуметь и повыражаться.
— Морган Грир подтвердил, что Майкл Донован был сделан вампиром Карлосом Энтони Мартинесем, который был Вторым, прежде чем Селина назначила Моргана. К сожалению, Карлос сделал Майкла вампиром без его согласия и, скорее всего, у Майкла были серьезное возражения. Мы считаем, Карлоса умершим.
— Мы считаем, Майкл убил Оливера и Еву и поместил их тела в здании, принадлежащем недвижимости Карлоса. Мы узнали, что он ставит печать на документы перстнем с инициалами КЭМ, и этот перстень когда-то принадлежал Карлосу. Из-за того, что Селина сделала Карлоса, а Карлос сделал Майкла, мы считаем, он мог свободно попадать в Дом Наварры, несмотря на их биометрические протоколы.
— Джефф? — спросила я. — Как ты думаешь, это может сработать?
— Без сомнения, — сказал он мрачно. — Вампиры, которые отняли у него человечность и так далее и так далее. Он должен быть ненавидящим сукиным сыном, но мы слышали и о более слабых причинах для убийства.
— Все это потому, что он все еще злится на Карлоса, — В голосе Джеффа слышалось удивление.
Мне было понятно удивление Джеффа, но и гнев Майкла тоже.
Этан сделал меня вампиром без моего согласия. Он сделал это, чтобы спасти мою жизнь, и моя первая ночь как сверхъестественной, включала разочарование из-за отказа от всего, кем я хотела бы стать.
— Тот факт, что он использует кольцо с инициалами, говорит о том, что в нем скрыт некий гнев, — сказал мой дед. — Он, в некотором смысле, переживает свой ​​опыт каждый раз, когда убивает, он стал злоумышленником.
Я кивнула. — Он убивает Оливера и Еву, помещает их в секретную комнату в имуществе, принадлежащем Карлосу. Мы еще не уверены, почему он выбрал это конкретное имущество или ту комнату, но это само собой подразумевает связь между ним и Карлосом.
— Может быть, это место, где Карлос превратил его, — сказал Катчер. — Это вряд ли может быть место, которое он мог скоро забыть.
— Это хорошая мысль, — сказал Этан. — Мы проверим это с Морганом.
Я кивнула.
— После Оливера и Евы, он становится храбрым. Он идет прямо в Дом Наварры, и убивает там, в то время как все остальные спят.
— Связь просматривается легко. — Сказал Люк. — Месть Дому, который создал монстра напавшего на него.
— И сегодня вечером, он атакует Марго вне Дома.
— К сожалению, — сказал Люк. — видео не поможет нам в этом. Так совпало, что после церемонии ГС, мы по рекомендации Майкла модернизируем камеры, чтобы получить лучший обзор, поэтому мы находимся вне оборудования. Там нет видео задней части дома. — Слова Люка звучали горько. Я увидела вспышку сожаления в глазах Этана. Майкл был вызван им, и он же был ужасно укушен им.
— Почему Кадоган? — спросил Джонах. — Какая связь здесь с Карлосом?
— Мы не уверены, сказал Этан. — Это может быть частью его эскалации. Сперва он убил вампиров бродяг, потом Наваррских вампиров, затем попытался убить вампира Кадогана.
— И Дом Грея будет следующим? — поинтересовался Джонах.
— Может быть, — сказал Этан.
— Я, естественно, не могу позволить этому случится. — сказал Джонах. — Наши действия?
— Он может догадываться, что мы подозреваем его. — сказала я. — Мой отец принес карты складских помещений, и я говорила об этом с Майклом. Майкл быстро вышел из Дома после этого.
— В таком случае, — сказал мой дед. — Он может открыться сам, особенно с учетом театральности, которую он использовал для тел. Он хочет, чтобы мы знали, кто он и что он делает.
Зазвонил телефон Этана. Он проверил экран и, казалось, удивился.
— Кто это? — он не ответил.
— Диего, я здесь, со своей командой. Я собираюсь поставить вас на громкую связь. — Этан положил телефон на стол и нажал кнопку. — Вперед, — сказал он.
— Дариус и Лакшми были схвачены. — Акцент Диего был мелодичным, но его голос был твердым.
Ударная волна тревожной магии пересекла комнату.
— Схвачены? — спросил Люк. — Что вы имеете в виду, схвачены?
— Мы были в Дендридже, ожидая нашей поездки в аэропорт. Дариус вышел на улицу покурить сигару, Лакшми присоединилась к нему.
Дариус любил курить гвоздику и у меня была внезапная яркая вспышка памяти о ее остром запахе.
— Я видел через окно, — продолжал Диего. — остановился автомобиль у обочины. Водитель вышел и начал общаться с Лакшми и Дариусом. Я подумал, может быть, он был вампиром, хотя и не тем, которого я знал.
— Коричневые волосы? — спросил Этан. — Стройного телосложения?
— Да. Вы знаете этого человека?
— Я знаю, — сказал Этан. — Что было дальше?
— Подъехал наш лимузин и мы вышли наружу, но машина пропала, а Дариус и Лакшми схвачены.
— Что это за машина? — спросил Этан.
— Я не знаю. Это был большой черный с затемненными окнами автомобиль.
Глаза Этана сузились, и не требовалось много времени, чтобы угадать направление его мыслей — насилие.
— Подожди, — сказал Люк, наклоняясь к телефону. — Значит, кто-то вынудил Дариуса и Лакшми сесть в машину? Как?
Вероятно, таким же образом, как Майкл Донован делал это раньше, подумала я.
— У него есть оружие, которое стреляет пулями сделанными из осины, — сказала я. — Прямой выстрел, и они оба были бы мертвы.
— Там ​​не было человеческих свидетелей? — спросил Джонах.
— Посыльные были внутри, — сказал Диего с виной в голосе. — Они помогали нам собрать наш багаж.
— Как давно это произошло? — спросил Этан.
— Семь или восемь минут.
— Мы найдем их, — обещал Этан. — Пребывайте в отеле, внутри, в кругу людей, и не оставляйте их пока не услышите меня.
Он не стал ждать аргументов, а повесил трубку и посмотрел на нас. Он посмотрел вдруг устало.
— Он убьет их обоих. — сказала я спокойно. — Если мы не попадем туда и не остановим его, он убьет их обоих.
— Действительно, мало сомнений в этом. — сказал Этан. — У меня нет любви к ГС. Мы враги, но это теперь вряд ли имеет значение. Мы не можем беспечно передать их убийце. — Он посмотрел на Люка.
— И что более важно, если мы не найдем их, мало кто сомневается, что ГС будет винить в их смерти нас. — кивнул Люк.
— Мы должны найти их, — согласился Джонах. Его интерес мотивировался причинами, отличными от Этана. Лакшми была его другом, которая помогла спасти Дом… и которой я уже задолжала.
— Почему Дариус и Лакшми? — спросил Джефф. — Почему он выбрал их?
— А что он находил в любом из них? — спросил мой дед. — Он ищет эмоционального освобождения или отпущение грехов, или то, что он не может найти от применения насилия. Но это не означает, что он остановится.
Я кивнула.
— На данный момент, причина вряд ли важна. — Этан встал. — Спасательная миссия начинается прямо сейчас. Куда мог пойти Майкл?
— Склад был его выбором, — сказал Люк. — Но теперь, мы знаем о его связи, а он знает, что мы знаем, так что он не пойдет туда.
— Верно, — согласилась я. — Но он мог найти другое место, значимое для него. Я сейчас вернусь.
Я побежала наверх в офис Этана схватила документы, которые привез мой отец. Когда я вернулась снова вниз, то разложила их на конференц-столе.
К счастью, мой отец был очень тщательным.
— Кто-то информирует вас, — сказал Катчер.
— Материалы предоставил Джошуа, — сказал Этан, сканируя материалы. — Он дал нам информацию обо всем имуществе, принадлежащему Карлосу Энтони Мартинесу.
Я взяла договор и просмотрела его. — Существует три склада, одно здание Комсток, которое находится в нескольких кварталах к северу от Золотой улицы.
— Это не далеко от Дома Наварры, — добавил Джонах.
— Да. И третий склад — я пробежала пальцем по бумаге, которая была неважного вида — это своего рода торговый центр в престижном районе Роузлэнд.
— Противоположные направления, — сказал Этан.
— Куда бы он поехал, на север или на юг от Дендриджа?
— Роузлэнд находится дальше. — сказал мой Дед. — И для него это задержка, а ему не терпится убить… Я не уверен, что он выбрал бы длительную поездку.
— Согласен, — сказал Этан, приняв решение, он пролистал документы, но не нашел того, что он искал. — Тут ​​нет плана здания Комсток.
— Джефф, — сказала я, глядя на телефон, — ты можешь получить подробную информацию о новом здании?
— Сейчас поищу, — сказал Джефф. — Это двадцати этажное здание. Нижние этажи заняты коммерческими единицами, а верхние этажи жилые.
— Как мы сможем найти их в двадцати этажном здании? — спросила я.
— Тепловые сканеры, — сказал Джефф. — Мы можем использовать спутники для сканирования на временном диапазоне для вампиров, которые покажут нам, где он. Проще простого.
Этан посмотрел скептически на телефон. — Это не кажется мне "проще простого". Ты просто говоришь так, чтобы заставить нас чувствовать себя лучше, или ты на самом деле веришь в это?
— Я не говорил, это может быть сделано легально, — сказал Джефф. — Я просто сказал, что это можно сделать значительно легко.
Так или иначе, это на самом деле заставило меня чувствовать себя лучше.
— Проблема в том, — сказал Джонах. — что сканеры также отметят любого другого вампира в здании.
— Да, но каковы шансы увидеть сразу нескольких вампиров вместе в здании? — сказал Джефф. — Если мы найдем группу из трех вампиров вместе, то вероятно, это они и есть.
— Таким образом, мы сканируем здание, — сказала я. — Идем захватываем Майкла и возвращаем домой Дариуса и Лакшми.
— Я хочу увидеть здание изнутри, — сказал Этан. — Можем ли мы сделать это?
— Я вошел на сайт менеджера по собственности, — сказал Джефф. — Добираюсь до схемы… сейчас. Я посылаю ее вам.
Люк нажал несколько клавиш, и высотное здание появилось на экране.
— Мне интересно, как ты попал в клиентский раздел веб-сайта? — задала я вопрос.
— Тебе лучше не знать этого… Достаточно сказать, что пароль типа 123 не самый лучший.
— Что и требовалось доказать.
— Мерит и я пойдем, — сказал Этан, вставая.
— Вам понадобятся дополнительные силы, особенно, если есть двое раненых вампиров, — сказал Джонах. — Я получу разрешение от Скотта и тоже пойду.
Этан помолчал мгновение, обдумывая предложение. — Я руковожу, — наконец сказал он. — Делаем то, что я говорю. Без геройства.
— Я не планировал этого.
— Отлично.
— Рад слышать это.
Джефф свистнул, и все замолчали.
— Вампиры, пожалуйста. Мне потребуется время, чтобы доставить сканеры на место. Я могу сделать это, но я должен настроиться на спутник, и получить некоторый допуск по телефону.
— Ты можешь сделать это за то время, что мы едем, — сказал Этан.
— Работаю над этим. Отправляйтесь в путь, а я буду информировать вас, как только смогу.
— Люк, технологии?
— Сейчас. — Люк побежал в соседний кабинет и принес несколько дорогих невероятно-маленьких наушников и микрофонов, которые позволили бы нам говорить друг с другом внутри здания.
— По одному на каждого из вас, — сказал Люк, вручая их мне и Этану. — Там есть дополнительные для Джонаха. Мы будем координировать вас отсюда, и держать Джеффа и Катчера в курсе.
Этан кивнул, вставляя наушник в ухо, и я сделала то же самое.
— Мы найдем его, мы освободим Дариуса и Лакшми, и мы обезвредим Майкла. — сказал Этан. — Есть возражения против этого плана?
Мой инстинкт, во время стресса, был язвительным, но мне удалось промолчать. Если мы выполним миссию, получим ли мы футболки после того, как все будет закончено, или, может быть групповую фотосессию, на фоне достопримечательностей Чикаго.
— Нет возражений, — серьезно сказал Джонах.
С мечами наготове, в наушниках, мы направились наверх и вышли наружу. Большие белые хлопья снега падали на город, и они уже собирались в белое одеяло, которое покрывало газон.
— Снег идет, — сказала я.
— Действительно, — согласился Этан, когда мы вышли через ворота. Этан отвезет нас двоих, а Джонах встретит нас там.
Как и Этан, я пристегнулась.
Голос Люка прозвучал в наушниках. — Aудио работает?
— Работает, — сказал Этан. — Мы уезжаем. Мы сделаем это.
Я, конечно, надеялась, что он был прав.



 
ЭнфисДата: Вторник, 16.09.2014, 06:57 | Сообщение # 20
Ты можешь гораздо больше, чем думаешь...
Группа: Администратор
Сообщений: 345
Награды: 14
Репутация: 76
Статус: Offline
Глава 19
ПОГОНЯ

Десять минут спустя мы мчались вниз по берегу озера так быстро, как только могла позволить моя Вольво. Люк наладил связь с Джеффом и Джонахом, у которого пока не было наушников с микрофоном, поэтому он подключился к нашей связи, чтобы окончательно договорится обо всем.
— Ребята, у меня есть хорошая новость и плохая. А так как у нас нет времени для дискуссий, то плохую новость вы получите первой. Завтра утром запланирован снос здания Комсток. На веб-сайте, на котором я это нашел, пишут, что здание перешло в другие руки, и новый управляющий недвижимостью решил пойти в другом направлении с собственностью.
Мое сердце учащенно забилось в груди. Страх объял меня. Убийство вампиров это одно. Взрыв здания? Это нечто совсем другое.
— Здание будет охраняться. — сказал Джонах. — Но есть хорошие шансы, что некоторые из взрывчатых веществ и проводка уже размещены.
— Если есть охранники, — сказала я, — То Майкл, наверное, уже вывел их наружу. Он дважды подумает об убийстве кого-то из людей.
— Согласен, — сказал Этан. — Ты сказал, у тебя есть хорошая новость, Джефф?
— Из двух частей: Катчер и я на пути к вам. Я должен был позволить ему ехать, вы знаете, как я работаю, моя магия — клавиатура, но мы подумали, что могли бы оказать вам некоторую помощь. А также, нам поможет то, что здание теперь очищено. Гипсокартон, интерьер, все было вычищено в рамках подготовки к сносу.
— Что поможет тепловым сканерам работать более эффективно, — сказал Джонах.
— Точно. Спутники на очереди. Вы можете сказать большое спасибо Брату, имеющему светлую голову хакера, что и у меня есть тепловые сканеры. Но в здании еще нет никаких вампиров.
— Черт, — пробормотал Этан. — Значит ли это, что он еще не там, или он находится на пути туда?
— Я не знаю. Я все еще работаю над этим. Я вошел в систему безопасности и могу поискать между Дендриджем и Комстоком.
— Черт, — снова пробормотал Этан, ударив кулаком по приборной панели.
— Эй, — сказала я. — Это единственная транспорт, имеющийся у нас в данный момент.
Этан посмотрел вокруг, обдумывая выход, сомнение светилось в его глазах. — Мы могли повернуть обратно и ехать на юг в Роузлэнд. Он может быть уже там.
— Он не может бы там еще, — сказала я. — Мы подумали о Комстоке первым, и я согласна. Это ближе к Дендридж, и это убийство, которое он хочет совершить. Он может сделать это быстрее, если поедет в Комсток.
Он не выглядел убежденным, поэтому я поднажала, как он это делал для меня.
— Помнишь, что ты мне сказал? Доверяй своим инстинктам.
Взгляд Этана стал сосредоточенным и он выжал из двигателя Вольво его максимум… несясь на скорости, которая давала ему шанс поскорее добраться до здания.
И слава Богу за это.
— Я получил его! — вдруг воскликнул Джефф.
Этан выдохнул с облегчением.
— Я ищу совпадения в кадрах безопасности и обрабатываю изображения, — сказал он. — У нас есть черный внедорожник через дорогу от здания и три вампира внутри… и они двигаются.
— Мы получили это, — сказала я, сжимая руку Этана. — Теперь нам надо попасть туда.
* * *
Кровь была в воздухе. Казалось, что охранники стали жертвами злого умысла Майкла.
— Джефф? — сказал Этан, касаясь своего наушника. — Что ты видишь?
— Два вампира на крыше. Один на шестнадцатом этаже.
— Он бы не стал разделять их. — сказала я. — Это не может быть правдой.
— Вот дерьмо, — сказал Джефф. — Цвет одного на шестнадцатом меняется.
— Меняется? — спросил Джонах.
— Охлаждается, — сказал Джефф. — Умирает.
Мой желудок упал, слезы расцвели на моих ресницах. Мы были так близко.
— Мы сейчас подъедем, — сказал Джонах. — Этан, возьми вампира на шестнадцатом. Мерит возьмет крышу.
— Ни за что, — ответил Этан, но я стрельнула в него взглядом.
— Я не позволю тебе подставляться под пистолет с осиновыми пулями. — сказала я. — Никаких аргументов. Найдем тех, кто нам нужен. Они еще не умерли. Спасем их.
— Я поднялся на забор, — сказал Джонах.
— Тогда мы идем внутрь. Мечи наготове.
Мы кивнули, а затем взялись за дело.
Забор был звеном в цепи. Это был легкий подъем. Мы спрыгнули вниз на другой стороне и обнаружили здание жутко тихим. Снег уже покрыл улицу, поэтому скелет здания выглядел так, как будто оно выросло прямо из пепла. Не совсем утешительная метафора.
— Крыша? — спросила я, бросив взгляд вверх. — Можем ли мы попасть туда?
— Они держат лестницы и лестничные клетки открытыми для сноса здания, — сказал Джонах. — Подъем туда не будет проблемой.
Мы пересекли грязный и пыльный вестибюль корпуса, вышли на лестничную клетку и начали подъем.
Я попрощалась с Этаном на шестнадцатом этаже. "Ты будешь осторожна", — молча сказал он.
"Я обещаю", — заверила я его, и он исчез в коридоре.
— Внимание, — сказал Джонах, и я вытолкнула мысли о безопасности Этана из моего ума и стала медленно подниматься на крышу здания.
Мы вышли из области ожидания, подойдя к двери с табличкой "крыша" перед нами. Я проглотила дозу страха.
— Ты готова?
— На три, — сказала я.
— Раз… два… три, — сказал Джонах губами, а затем толкнул дверь. Ледяной ветер встретил нас с другой стороны. Он вился вокруг нас на этой высоте, кусая меня через куртку и вызывая быстрое онемение руки вокруг моего меча.
Крыша была покрыта шероховатым толем, и была похожа на любую крышу, что я видела на шоу полицейских — плоская поверхность с вертикальными трубами, антенны и световые люки.
Вокруг крыши по краю шел бетонный бордюр, который удерживал людей от падения.
Я искренне надеялась, что нам не надо будет этого делать.
Голос Этана ворвался в мои наушники. — У меня Лакшми, — сказал он. — Ранена, но я закрыл рану. Я собираюсь вытащить ее наружу. Люк, предупреди Делию, чтобы была готова.
— Принято, — сказал Люк.
— Майкл и другой вампир находятся на северной стороне здания, — сказал Джефф.
Мы стали осторожно продвигаться вперед. Снег все еще падал, но таял и превращался в слякоть на темной поверхности крыши.
— За мной, — сказал Джонах.
Крыша была усеяна маленькими навесами и кондиционерами, которые еще не были удалены. Мы спешно передвигались от одного препятствия до другого, пытаясь подобраться как можно ближе к Майклу, не раскрыв своего присутствия… или рискуя привлечь внимание вампира прежде, чем мы могли подобраться к нему.
— В двадцати футах от вас, — сказал Джефф, и мы остановились за корпусом кондиционера.
Я сбросила свою защиту и почуяла магию в воздухе. Ее было много. Облако вокруг нас, и зыбь исходящая с другой стороны кондиционера.
Это было местоположение Майкла, и я послала сигнал Джонаху.
— Я шагну вперед и отвлеку его.
Джонах прошептал. — Обойди. Я прикрою с другой стороны. Я подожду десять секунд, прежде чем выступить.
Я кивнула. — Будь осторожен.
Я ползла вдоль кондиционерного блока, пока не миновала позицию Майкла, присела за гигантской вентиляционной трубой, и оглядела угол.
Майкл Донован стоял рядом со старой сантехникой, которую выкинули на крышу, его длинное черное пальто закручивалось на ветру.
Дариус стоял на коленях перед ним, запуганный катаной, что Майкл держал в правой руке и пистолетом в левой. Последний был тем же самым оружием, которое я видела, когда Mаккетрик наставил его на меня, и вероятно, тот самый, что Майкл использовал, чтобы угрожать Оливеру и Еве.
Пули из осины были смертельны.
— Ты должен был бежать, — сказал Майкл Дариусу. — Я попытался устроить для тебя все так, что нужно было бежать. И теперь она там одна.
Майкл поднял меч.
Джонах вышел в поле зрения Майкла. — Майкл, ты окружен. Брось оружие и отойди от Дариуса.
Потрясенный, Майкл дернулся, оглядев крышу вокруг. Потекла магия.
Когда мои глаза посеребрились, Джонах прыгнул к Дариусу.
Это было прекрасное отвлечение. Я вытянула свою катану, и пока Майкл не успел среагировать, ринулась вперед, ударяя снизу по его левой руке. Рана была не глубокой, но ее было достаточно, чтобы испугать его.
Он инстинктивно выпустил пистолет, и я использовала кончик меча, чтобы изменить его траекторию, откинуть его подальше. Он отлетел футов на пятнадцать от Майкла, в пределах легкой досягаемости, упав под одним из кондиционеров. Майкл с улыбкой наклонился и сделал шаг назад, все еще держа в руке катану.
Дариус хныкал, пока Джонах пытался остановить кровотечение из его горла. Я подошла поближе к Майклу, заставляя его отступить назад и в сторону от пары.
Теперь, когда у нас было равное оружие, у меня был шанс победить его.
Но в первую очередь, он должен был ответить на некоторые вопросы. Я держала катану на уровне сердца.
— Ты убил четырех вампиров. Ты убил Оливера и Еву.
Майкл выглядел сбитым с толку. — Кого?
— Ты убил вампиров на складе Карлоса.
— Я даже не знал их имен, пока ты не сказала мне. Они были первыми вампирами, которые подвернулись.
Он только что признался в убийствах, в серийных убийствах, как будто это было не больше, чем признание, что у него закончилось молоко или он забыл проголосовать в день выборов.
Майкл скользнул взглядом по Дариусу. Его выражение было холодным, как будто он был раздражен тем, что Джонах прервал его план — убить Дариуса.
— Зачем ты убил их на складе?
— Мне казалось, это хорошее место.
Его беспечность могла быть притворной. Никто не стал бы убивать нескольких вампиров и тщательно размещать их тела, и при этом не заботиться о месте. То есть он, возможно, не заботился об Оливере, Еве, Кате, или Зое, но он заботился об убийстве.
Пришло время подразнить медведя, подумала я.
— Так это Карлос сделал тебя вампиром?
Майкл взглянул на меня. Беспокойство мелькнуло в его глазах, но быстро исчезло. Но эта вспышка была достаточной для меня.
Я вспомнила ночь, когда меня сделали вампиром, вспомнила чувство страха, ужас, жестокость и использовала воспоминания против него.
— Ты не хотел этого, правда? Ты не хотел быть вампиром. Ты не хотел быть частью этого образа жизни. Но Карлос нашел тебя. Выбрал тебя. А потом он подчинил тебя. Он ломал тебя?
Майкла злобно глянул на меня, его глаза засеребрились. — Ты не знаешь, что, черт возьми, ты говоришь.
Это был не Майкл, аудитор по безопасности. Это был Майкл — тьма. Гнев, который он прятал внутри…, наконец, решил вырваться.
Но мне не нужен был он сердитый. Мне он нужен был сломленный.
Я провоцировала его дальше. — Ты что, не хотел этого? Ты что, не желал тайно бессмертия? Силы? Ты уверен, что Карлос не дал тебе именно то, что ты хотел?
Майкл с шипением обнажил клыки, и полоснул катаной вперед. Я отскочила от кончика его катаны, затем взмахнула своей, зацепив край его наряда и разрезая ткань.
— Ты ни хрена не знаешь. — Он замер, стоя передо мной с мечом, руки тряслись от напряжения, страха и холода.
— Какой ценой?
— Мне заплатил Маккетрик, чтобы я убивал вампиров.
— Святое, гребанное дерьмо, — раздался голос Люка в моем ухе. Он должно быть слышал эту исповедь. — Страж, ты была права.
Правильно или нет, но я продолжала смотреть на Майкла Донована. — Заплатил Маккетрик тебе? Почему?
Удивление в моих глазах должно быть помогло Майклу восстановить некоторый контроль. Он встал немного прямее, скорректировал катану.
— Он хотел создать хаос, — сказал Майкл. — Он ненавидит вампиров. И, честно говоря, я согласен с ним.
— А как насчет осинового пистолета?
— Пробный экземпляр. Mаккетрик предложил мне использовать его. Я нашел его неаккуратным.
— Ты предпочитаешь сталь.
Его глаза сузились. — Пушка хороша для угрозы, но вампиры должны умирать от своего оружия.
То, что он тоже вампир похоже не имело значения. Но может быть, он не чувствовал себя вампиром, не эмоционально. Мой собственный переход был трудным, его не мог быть похожим на прогулку в парке. Этан спас меня от смерти, а Карлос украл жизнь у Майкла Донована.
— Оливер и Ева держались за руки. Так же было и с Катей и Зоей. Почему?
Губы Майкла дрожали от гнева.
— Я не был единственным. Он взял многих из нас на склад. Мы знали, что он придет к нам. Монстр в темноте.
Люди, я думаю, он имел в виду их.
— Они не хотели изменяться. Не хотели бессмертия. Не хотели богохульства вампира над собой. Так что в ту ночь, когда они ждали, что он придет, они убили себя. Они где-то достали яд. Я не знаю. — Он отмахнулся от этой мысли. — Я уже был вампиром, я не был достаточно сильным, чтобы дать отпор, когда он использовал гламур против меня.
Майкл посмотрел на меня. — Я нашел их лежащими вместе, рука об руку. Он заставил меня избавиться от них. — Он покачал головой, как бы вспоминая свои собственные мотивации. — А теперь я избавляюсь от мира Карлоса.
— А твоя работа — аудитор по безопасности?
— Вы дали мне много информации о вашей защите, чем я с удовольствием поделился с Mаккетриком. — Он слегка улыбнулся и пожал плечами.
— Я хотел уничтожить его. И теперь я могу это сделать для себя. Я могу снести то, что он построил. Я могу погубить его, также, как он погубил меня. — Майкл направился к выступу, сложив руки извиняющимся жестом. — Я так сожалею, Мерит. Это было хорошее время, когда я работал с вами.
Он нажал кнопку, и сразу завыли сирены, затем из громкоговорителя раздался женский голос, который вторил сквозь тишину.
— Пять минут до взрыва.
Подрядчик, занимающийся сносом, должен был установить систему предупреждения о взрыве здания.
— Черт побери, Майкл, — сказала я, поднимая меч снова. — Ты убьешь много невинных людей.
— Нет, — сказал он, его глаза стали жесткими, без эмоций… — Микрорайон уже очистили. Все, что осталось — это вампиры и их наследие. У тебя есть выбор сейчас, Мерит. Ты можешь следовать за мной вниз и попытаться схватить меня, или ты можешь помочь своим друзьям с их бременем.
Честно говоря, проанализировав все это со строго стратегической точки зрения, я поняла, что мои шансы на успех в любом случае будут чертовски маловероятными.
— Ты остаешься? — спросил Майкл Донован и просто спрыгнул на улицу.
Он работает на Mаккетрика и он накопил информацию о безопасности Дома. Мы не могли позволить ему передать ее Mаккетрику. Можете ли кто-то заставить его?
— Алло? Джефф? — Я повторила еще раз после пары секунд, но никто не ответил.
Майкл Донован, приземлившись, поднял голову, расправил куртку и бросив на меня тревожный взгляд, улыбнулся. Я могла прыгнуть, но я никогда не прыгала с такой высоты. Даже близко. В отличие от Майкла, я не была уверена, что могла пережить падение. Вампиры были, конечно, сильными, но никто не дал бы гарантию при посадке с такой высоты.
С другой стороны, что еще я могла сделать? Я просто не могла позволить ему уйти далеко. Мои руки дрожали от ярости, мой желудок не мог переварить это, я схватилась за край бетонного ограждения и подтянулась.
Какой был смысл находиться здесь, смотреть в лицо своим страхам и бояться помочь своим вампирам, не быть готовой пожертвовать. Но прежде чем мои ноги оторвались от земли… открылся мой рот.
Что-то размытое и белое метнулось в темноте в сторону Майкла. Длинное, белое и пушистое.
Мне пришлось поморгать, чтобы убедиться, что это не была галлюцинация. Огромный тигр, десяти футов в длину от носа до хвоста, белый с темными полосами, бежал по тротуару в центре Чикаго.
— Что за черт? — пробормотала я, глядя на сцену, которая разворачивалась.
Майкл побежал, но его скорость была не сравнимой со скоростью тигра. Передние лапы, задние лапы, передние лапы, задние лапы, и тут он набросился.
Он опрокинул Майкла на землю с одного удара, но Майкл был вампиром, и он не собирался сдаваться без боя. Он пнул тигра, откидывая его назад, прежде, чем снова вскочить.
Пока тигр вставал, Майкл вскочил на ноги. И успел схватиться за меч. Тигр опять напал, встав на дыбы и ударяя Майкла Донована по носу. Я была слишком высоко, чтобы учуять запах крови, но почти не сомневалась, что тигр его разбил.
Майкл не стал раздумывать. Он вытащил меч из ножен и ударил по тигру, нанося рану на спине вдоль плеч. Тигр заревел, но не прекратил свою атаку. Он парировали удар обратно, ударяя лапой, Майкл отскочил назад, насколько он смог, но его противник был огромным, а Майкл утомился. Он поднял меч снова, и тигр выбил его у него из рук. Запаниковав без оружия, Майкл споткнулся, и тигр этим воспользовался. Подпрыгнул на четыре фута в воздух и приземлился на него.
Майкл приняв на себя полный вес тигра, упал назад на груду пиломатериалов из острых досок и палок, что, вероятно, были вытащены из здания. Там должно быть была осина среди другой древесины, потому что Майкл закричал, а потом исчез. Осталась только горка пепла на его месте.
Тигр отступил назад, тяжело дыша. Уши прижаты к голове, зубы оскалены. Его рев в ночи, звучал глубоко и достаточно громко, чтобы потрясти основание здания и мои кости.
Мурашки побежали по моим рукам. А потом, в одно мгновение, тигр трансформировался. Я видела, как это происходит и раньше, но это не делало увиденное менее удивительным.
Вспышка осветила ночь, магия закрутилась вокруг него, изменяя огромного хищника… в Джеффа Кристофера. Он встряхнул своими руками и ногами, затем двинул головой назад и вперед, как будто вытягивая шею.
Он поднял глаза и встретился со мной взглядом, и в глазах этого молодого человека, иногда в глупых костюмах, всегда кокетливого, я увидела понимание мира, опыт и зрелость. Не то чтобы я сомневалась, но Джефф Кристофер было чудом.
— Три минуты до взрыва.
Не было времени на впечатления.
— Мерит? Ты здесь? — прозвучал голос под постоянный звуковой сигнал тревоги. — Убирайся отсюда.
Я прижала палец к наушнику, пытаясь улучшить прием. — Этан? Это ты?
— Это я. Я на шестнадцатом. Тащи свою задницу из здания.
Я буду проклята, если уйду без своего напарника, поэтому побежала обратно через крышу и нашла Джонаха идущего к двери, с Дариусом на руках…
Дариус выглядел вялым и бледным, но все еще тяжело дышал.
— Можешь помочь? — попросил Джонах.
— Конечно. — Я побежала к двери, чтобы открыть ее и придержать, пока Джонах проходил. Неловко, он стал спускаться по лестнице, удерживая на руках вес Дариуса. Вампиры были сильными, но он дал Дариусу свою кровь и этим изнурил себя.
— Две минуты тридцать секунд до детонации, — прозвучало предупреждение.
— Осталось немного. — пробормотала я, сжимая перила, когда мы двинулись так быстро, как только могли вниз по лестнице к шестнадцатому этажу. Достигнув его, я ворвалась в дверь и столкнулась лицом к лицу с заостренным концом меча Этана.
— Это я, — сказала я, и отошла в сторону. — Где она? — Лакшми лежала ничком в одном из углов, бессознательная, с руками прикованными к длинной сантехнической трубе, которая проходила через пол.
Он посмотрел на меня. — Я спасу ее, а вы убирайтесь отсюда.
Джонах появился у меня за спиной, лицо бледное, с Дариусом на руках. Его глаза расширились от удивления, когда он увидел Лакшми в углу.
— Майкл приковал ее, потому что они пытались убежать. — сказала я. — Вот как Дариус оказался на крыше.
— И ты нанял этого мудака? — спросил Джонах Этана, кладя Дариуса на пол и подбегая к Лакшми.
— Я не знал, что он мудак в то время, — пробормотал Этан.
Вместе они взялись за противоположные концы цепи, и потея от напряжения, попытались ее разорвать.
— Катана, — сказала я. — Я постараюсь перерубить цепь, пока вы оттащите ее подальше.
— Твоя катана не достаточно сильна. — сказал Джонах.
— Она была закалена моей кровью, — сказала я. — Она достаточно сильна.
Я блефовала, не имея понятия, была ли я права, но разве у меня был выбор? Мы должны были попробовать хоть что-то.
— Две минуты до взрыва, — сказал голос.
Я не дала им времени для споров, поднимая катану в воздух. Понимая, что я серьезна, каждый из них схватил по руке Лакшми и приготовился.
— Раз, два, три! — закричала я, и тихо извинившись перед лезвием, ударила катаной вниз собрав всю силу, что смогла собрать.
От удара металла о металл полетели искры, и услышав хруст, я могла бы побиться об заклад, что это левое плечо Лакшми, но цепь порвалась, и она упала на Этана.
— Одна минута и ​​сорок пять секунд до взрыва.
— Я ненавижу этот женский голос, — сказал Джонах, помогая Этану поднять Лакшми. — Давайте убираться отсюда, — сказал он, и бросив взгляд на Этана, посмотрел с шестнадцатого этажа вниз на землю, которая исчезала в темноте.
— Давайте сделаем это. — сказал Этан.
Мы подбежали к краю и посмотрели вниз. Мы были на шестнадцатом этаже, и это будет долгий путь до земли.
— Одна минута тридцать секунд до детонации.
— Мы будем прыгать, — сказал Джонах.
Я покачала головой, паника вдруг охватила каждый дюйм меня. — Это слишком высоко. Я никогда не прыгала с такой высоты до этого.
— Это не слишком высоко, — сказал Этан. — Джонах научил тебя прыгать, и я видел, как ты делала это в Небраске. Ты можешь сделать это опять, Мерит. Поверь мне.
Он посмотрел на меня, и наши глаза встретились. Там были обещания, надежды и мечты в океане страха. Но мы должны были попытаться.
— Одна минута ​​пятнадцать секунд до детонации.
— Я люблю тебя, — сказал он.
Слезы наполнили мои глаза, размывая мое видение. Я вытерла их краем своего рукава. — Я тоже тебя люблю.
— Ребята, нет времени, сейчас! — завопил Джонах.
— Прыгай! — сказал Этан, и я не стала медлить. Я оттолкнулась от уступа, и сделала большой прыжок к земле. То же самое сделали Джонах с Дариусом на руках и Этан с Лакшми в своих.
Мы прыгнули.
* * *
На долю секунды, весь город проплыл перед нами, края загибались от кривизны Земли. И казалось, что это Земля приближается к нам, а не наоборот, и что один гигантский скачок стал одним маленьким шагом.
Но этот один маленький шаг имел адское ускорение. Мы врезались в землю, потеряв равновесие на асфальте под нами. Мои колени болели от силы падения, но я все еще ​​стояла.
Прозвучал стальной голос позади нас. — Время вышло.
Этан крикнул мне. — Беги!
Боль и страх исчезли. Мы только что выжили, но теперь нужно спасаться от жара взрывов, которые уже звучали позади нас. Мы оттолкнулись с такой скоростью, что наши движения показались бы размытыми любому зрителю. Ударная волна последовала за жаром от взрывов, которые стали нарастать.
Мы продвинулись не более фута, прежде чем ударная волна толкнула нас вперед. Джонах и Этан повалили меня, Дариуса, и Лакшми на землю, а затем закрыли нас своими телами, пока взрывы сотрясали землю.
Я чувствовала земное и магическое землетрясения, но сила детонации здания была совсем другой величины. Моя грудь грохотала от вибраций, мои барабанные перепонки болели от шума. Это продолжалось в течение вечности. Когда детонация прекратилась, здание рассыпалось в кучу позади нас с потрясающей землю силой.
Через минуту все закончилось, и воздух заполнился густым облаком пыли и звуками осыпающейся грязи, стали, стекла и гравия.
— Все в порядке? — спросил Джонах надо мной.
— Я в порядке, — сказала я. — Этан?
Он хмыкнул, что я приняла в качестве хорошего знака.
— Как Лакшми? — спросила я. Другое хрюканье. Она просто толкнула меня локтем в бок, так что я думаю, что с ней все хорошо.
Я не стала спрашивать хорошо ли с Дариусом.



 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » "Правила дома" Хлоя Нейл (Чикагские вампиры 7)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:

Добавить свой баннер

Copyright chicagoland-vam.ucoz.ru © 2010 - 2014

Сайт посвящен творчеству Хлои Нейл.
Сайт является некоммерческим проектом. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна

Рейтинг@Mail.ru