· Новые сообщения · Ленточный вариант форума · Поиск · RSS · Подписки ·




Страница 6 из 8«1245678»
Модератор форума: MurkyMargosha 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » "Опустошенная" Хлоя Нейл (Чикагские вампиры 5)
"Опустошенная" Хлоя Нейл
MurkyMargoshaДата: Четверг, 21.06.2012, 16:53 | Сообщение # 1
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
Опустошенная



Тучи сгущаются над домом Кадогана, а новообращенная вампирша Мерит не может объяснить, сумерки ли это перед рассветом или затишье перед бурей. Сверхъестественные жители вызывают в городе панику, так же как и угрозы штата принять законопроект об их обязательной регистрации. С тех пор как вампиры вышли из своего укрытия, для них наступили тяжелые времена. Если бы только была возможность залечь на дно и переждать, пока смертные не успокоятся.
Но именно в это время вода в озере Мичиган внезапно становится черной как смоль, и начинают происходить ужасные вещи.
Мэр Чикаго настаивает на том, что беспокоиться не о чем, но Мерит знает, что только темная магия могла создать настолько мощное заклятие, способное изменить саму материю природы. Ей придется обратиться к старым и новым друзьям, чтобы узнать, кто стоит за происходящими событиями, и остановить их, пока не стало слишком поздно как для людей, так и для вампиров.


Переводчики:Likassa, chipmonk, quinny, zarink, MaryM, CrazyOptimistka, Kate_smail, Merina.

Вычитка и редактура: Likassa.

Все обсуждения и отзывы в этой теме



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 22:54 | Сообщение # 51
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
Я слегка подпрыгнула, что разрушило мою деланную храбрость, с которой я пришла на встречу.
- Я не кусаюсь, балерина, - хитро сказал Тейт.
Он вновь сидел за алюминиевым столом в оранжевом комбинезоне. Поскольку он явно не собирался обращаться ко мне по имени, я не стала его поправлять. Я также уже решила, что с лжецом бесполезно играть в игры, поэтому, сев напротив него, сразу же перешла к делу.
- Происходящее в городе твоих рук дело?
Чуть склонив голову, Тейт посмотрел на меня с непроницаемым выражением лица.
- Понятия не имею, о чем ты.
По его тону нельзя было определить, насмешка ли это или же настоящее удивление из-за вопроса.
Я решила, нет смысла юлить, когда на кону стоял город.
- Мертвое озеро. Красное небо. Как я понимаю, мы наблюдаем проявления стихийной магии – симптомы, которые показывают, что равновесие в городе нарушено. Мы уже увидели проявления водной и воздушной стихий. На очереди огненная и земная.
- И?
Я выдержала паузу, задумавшись, каким тоном озвучить свою теорию. Отдала предпочтение «Хитрому» тону Этана.
- Странно, Тейт, всякий раз, находясь в твоем обществе, я чувствую запах лимона и сахара, как от выпечки.
Выражение его лица так и осталось непроницаемым, однако зрачки чуть-чуть сузились. Вот оно.
- Вчера, пока небо было красным, пошел дождь. И я почувствовала то же самое, - я сцепила руки на столе и подалась вперед. - Я знаю, что это делаешь ты. И ты мне расскажешь, как это остановить, или мы начнем все сначала. Прямо здесь. Прямо сейчас.
Ладно, с последним я слегка переборщила, и не просто потому, что была безоружна и не знала наверняка, на что он способен. Но Тейт проигнорировал мою браваду.
- Если я в ответе за происходящее, то каким же образом я организовал это, находясь в своей скромной обители?
- С этим я еще не определилась.
Он презрительно фыркнул.
- Ты еще ни с чем не определилась. Да и вряд ли сможешь ошибиться еще больше, а это не сулит городу ничего хорошего, как и все остальное. Не в моем характере творить магию такого рода.
- Что ты такое? - спросила его я.
- Если магия не моя, тогда почему это имеет значение?
- А как же иначе?
Тейт нахмурился и поерзал на стуле.
- Люди имеют раздражающую тягу распределять своих собратьев по категориям. Каждой категории присваивать тип, а каждому типу – имя, чтобы таким образом отделять «их» от себя. «Они» не такие, как «мы». Честно говоря, по мне такие старания утомительны. Я - то, что я есть, как и ты - то, что ты есть.
Было бы славно получить от Тейта признание, что он ответственен за случившееся с водой и небом, а также услышать, как а, раз я помогаю спасти город, который ты поклялся защищать.
- Клятвы переоценивают. Ты ведь тоже принесла клятву, не так ли? Защищать свой Дом?
- Принесла и придерживаюсь ее, - прорычала я.
Тейт не сказал открытым тестом, что я нарушила свою клятву, видимо, когда не смогла защитить Этана, однако подразумевал это.
- Хмм, - уклончиво сказал он. – Из каких же побуждений я раскрою тебе эту информацию? Что я за это получу? Какая мне с этого выгоон сам идентифицирует свою магию. Но я знаю, когда следует давить, а когда слушать. Даже если он не собирался сознаваться, Тейт, казалось, искренне верил, что разбирается в происходящем. А на это точно стоило потратить время.
- А раз ты не связан с происходящим, тогда скажи мне, кто связан. Объясни, что происходит.
Его рот растянулся в улыбке.
- Становится интересно. Ты обратилась ко мне за информацией. За услугой.
- Это не услугда?
- Принесешь пользу обществу?
Тейт от души рассмеялся.
- Ты меня крайне забавляешь, балерина. Правда. И хоть я люблю Чикаго, в мире много городов. Спасение этого города едва ли побуждает раскрывать ту информацию, о которой ты говоришь.
Не удивительно, что он хотел плату. Но я не желала предлагать награду без предварительных переговоров.
- Я тебе ничего не должна, - проговорила я. - Скорее наоборот, это ты - мой должник. Ты же несешь ответственность за смерть моего Мастера.
- А так же за смерть твоего врага, - отметил он.
Тейт подался вперед, упершись ладонями в крышку стола, и пристально посмотрел на меня, будто я - предмет его психологического эксперимента. Наверное, я им и являлась.
- Разве тебя беспокоит то, что ты совершила убийство? Что ты забрала чью-то жизнь?
Не ведись, напомнила себе я.
- А тебя не беспокоит то, что в действительности она умерла из-за тебя?
- Давай не будем разводить демагогию по поводу причин.
- Тогда согласись, что ты мне должен и расскажи, что тебе известно.
- Интересная тактика, но нет.
Наверное, не удивительно, что его сомнительные моральные принципы не побудили его добровольно помочь мне.
- Чего ты хочешь?
- А что у тебя есть?
Я задумалась. Честно говоря, у меня было не много. Меч и кинжал остались у Катчера. Другие ценности – фамильный жемчуг у меня в комнате и подписанный бейсбольный мяч, который дал мне Этан, но их бы я не отдала.
Размышляя над ответом, я рассеянно коснулась медальона Кадогана. Глаза Тейта расширились.
- Интересная награда.
Я инстинктивно сжала медальон в руке. Его выражение было сдержанным, но явно искренним. Его мотивы мне неизвестны, но в отличие от фэйри, не думаю, что его интересовало золото. Разве медальоны обладают магическими свойствами? Никогда не приходил в голову этот вопрос. Однако он мне был дорог.
- Черта с два ты его получишь.
- Тогда нам не о чем разговаривать.
Я вспомнила, как впервые заключила сделку со сверхъестественным созданием.
- Как на счет того, что я буду тебе должна? Выполню твою просьбу?
Это сработало с Морганом Гриером, ныне Мастером Дома Наварры, но Тейта предложение, похоже, не заинтересовало.
- Ты вампир и можешь нарушить свое слово.
- Я бы никогда так не поступила, - ответила я.
Но поскольку неизвестно, что именно попросил бы Тейт, я мысленно признала, что возможно не выполнила бы просьбу.
Тейт откинулся на спинку.
- Разговор окончен. Можешь сама решать эту проблему. Возможно, кто-то из твоих друзей тебе поможет. Они же маги, да? Они должны быть в состоянии объяснить тебе.
Должны, но они и сами пребывают в растерянности, подумала я.
Я вновь коснулась кулона, проведя пальцами по выгравированным буквам. Медальон был моим со дня Коммендации в Дом: когда из Посвященной я стала Послушником, и меня назначили Стражем.
Этан надел медальон мне на шею. После его смерти я редко его снимала. Но проблемы Чикаго и его сверхъестественного населения важнее, чем я, Этан или меленький кусочек золота, поэтому я уступила.
Не проронив ни слова, хоть и почувствовала самодовольство Тейта, я расстегнула медальон и позволила ему упасть мне в ладонь.
Тейт протянул руку, но я покачала головой.
- Сначала информация, - сказала я ему. – А потом награда.
- Понятия не имел, что ты такая...упрямая.
- Я училась у лучших, - со сладкой улыбкой ответила я. – Не тяни.
Немного поразмышляв над сделкой, Тейт, наконец, кивнул.
- Отлично. По рукам. Но, как ты понимаешь, ко мне нечасто приходят посетители. Пойдем длинным путем. Кроме того, ты явно знаешь о сверхъестественном мире прискорбно мало.
У меня непроизвольно вырвался вздох. Длинная лекция по истории от Тейта не возглавляла список планов на ночь. (Под номером один в нем стояло «спасти город»). С другой стороны, он, скорее всего, был прав. Я знала мало.
Планируя пойти длинным путем, Тейт, однако, не уселся на стуле поудобнее и не напустил на себя мудрый вид.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 22:55 | Сообщение # 52
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
- Магия зародилась не в канун сотворения вампиров, - начал лекцию он. - Она существовала тысячелетиями, причем не только на этом уровне. Добро и зло существовали бок обок, находясь, скажем, чуть в более симбиотических отношениях, нежели сейчас. Они были равны и мирно сосуществовали. В мире существовала определенная справедливость. Магия была единой - темной и светлой. Доброй и злой. Разграничений не существовало. Магия просто была. Не существовало морали и безнравственности, а лишь отсутствие твердых моральных принципов, как таковых. А затем в один счастливый день люди решили, что зло – это не просто обратная сторона медали, а что оно неправильное. Плохое. Не вторая половина добра, а ее полная противоположность. Это апофеоз21.
Тейт нарисовал пальцем на столе квадрат.
- Зло считалось чем-то грязным. Его оторвали от добра, отделили.
Мэллори как-то сказала мне, что черная магия – это другие четыре полукруглых сектора, которые накладывались на четыре Ключа. Выходит, ее объяснение было весьма точным.
- А как разделили магию? - удивилась я.
- Осторожно, - ответил Тейт. - Было множество циклов. Одни Боги стали олицетворять добродетель, другие - пороки. Стороны были выбраны, и ангелов стали считать истинными и падшими. Самое главное, как сказали бы некоторые, зло поместили в сосуд. Его разделили на части и отдали тем немногим, которые пожелали владеть им.
- Что за сосуд?
- Его называют Малефиций.
- И какое отношение это имеет к городу? Мне сказали, что случившееся с озером и небом является следствием нарушения равновесия между четырьмя элементами – земли, воздуха, огня и воды.
- Как я уже говорил, это типичное человеческое побуждение – объяснять мир категориями и обвинять неизвестное в искажении этих категорий. Но вещи не объяснишь категориями, ибо они лишь описывают их. Ты наверняка слышала миф о четырех Ключах?
- О четырех разделах магии? Да, но я никогда не слышала, чтобы говоря о них, ссылались на «миф».
Тейт закатил глаза.
- Это потому, что маги не честны по отношению к себе. Вся категоризация магии - по Ключам, по элементам, по астрологическим знакам, по чему угодно - это просто способ упорядочить вселенную в соответствии с целями их практической деятельности. Каждый сектор создает свои подразделы и присуждает каждому магические свойства. Но разделы не имеют значения.
На удивление, это открытие опечалило: магические принципы, которые поведал мне несколько месяцев назад Катчер, были не совсем точны, либо, по меньшей мере, представляли собой лишь одну среди множества недосказанных мыслей.
- Дело не в том, Мерит, что магические системы неправильны – они просто не важны.
- А что тогда важно?
- Разница между светом и тьмой, - он положил руку на стол. - Предположим, что эта рука – это весь магический мир, - он растопырил пальцы. - Назовем каждый палец Ключом, элементом, секцией, как хочешь. Название не имеет значения. Дело в том, как бы ты не обозначила категорию, они все - часть единой системы.
- Конечно, - кивнула я.
- Теперь представь, что эта систему разорвали надвое, те, кто решил, что добро и зло анафемы друг для друга, - его левая рука так и осталась лежать на столе, а правую он поместил на несколько дюймов выше над ней. – Каждая рука теперь представляет половину мировой магии. Мир функционирует в привычном для нас виде, только пока эти два яруса находятся в равновесии.
Мысли пришли в порядок, перестав быть в голове кашей.
- Именно поэтому озеро замерло, а небо стало красным – из-за нарушения законов природы.
- Я бы сказал не «нарушились», а «подвергаются преобразованиям».
- Так нимфы, сирена и фэйри не причастны?
- В лучшем случае, эпизодические персонажи.
Я вздохнула, собралась с силами и продолжила.
- А почему нарушен баланс?
- Потому, произошло смешение темной и светлой магии. Грань между ними была нарушена. Полагаю, темную магию можно использовать для многих целей. Убийство. Принуждение кого-либо к служению. Создание фамильяра. Получение пророчества для того, кто не имеет дара. Вызов демонов. Общение с существами из загробного мира.
- Тогда кто это делает? И как мне это исправить?
- Как исправить? – Тейт издал смешок. – А ты не исправишь. Это тебе не болтик подкрутить. Это просто есть. Кто-то назовет это возвращением к изначальному миру. К Первоначальному Миру. Тому, Который Существовал И Должен Существовать Вновь.
В его глазах был самодовольный блеск, который говорил о том, что он с нетерпением ждал этого дня. Тейт явно считал, что мир готов к переменам.
- А разве он не вернется к войне? – поинтересовалась я. - К Армагеддону?
Он цокнул языком.
- Как наивно. Раз на то пошло, добро и зло существовали вместе миллиарды лет до появления людей или вампиров на свет. Не порицай то, чего ты не понимаешь.
Я проигнорировала его нахальство.
- А Малефиций. Где мне найти его?
Он откинулся на стул и закинул руку на спинку.
- Ну, ну, балерина. Я же не могу раскрыть все свои секреты, правда?
- Ты используешь Малефиций, чтобы творить собственную магию? Чтобы создать новый мировой порядок?
Он улыбнулся сквозь полуопущенные веки.
- Стал бы я таким заниматься?
- Да. И стал бы лгать о своей непричастности.
Он склонил голову на бок с явным интересом.
- После всего, что тебе рассказал, ты обвиняешь меня в непорядочности?
- Ты лгал всю свою жизнь. Что ты заботился о благополучии города. Что ты пытался помочь вампирам. Что ты человек.
- Да, что ж. Было проще, когда аморальности не приписывался злой умысел.
Я закатила глаза.
- Если ты не имеешь к этому никакого отношения, то почему тогда фэйри считают, что замешана старая магия? И почему после дождя в городе пахнет сахаром и лимоном?
- То, что я не создавал магию, не значит, что я не могу ею наслаждаться. Малефиций - это старая магия. Воссоединение добра и зла накладывает свой отпечаток на этот мир – на воду и небо. Также накладывает свой отпечаток на ветер. На латентную магию воздуха. Нельзя же меня осуждать за то, что я хочу немного ощутить ее, не так ли?
- Как ты можешь ощутить магию, находящуюся в воздухе на другом конце города?
- В мире намного больше всего, чем ты можешь увидеть, или представить себе, Горацио.
- Я в курсе, - сухо ответила я.
- Дело в том, что магии не нужна автострада.
- Если Малефиций не у тебя, то тогда у кого?
- Орден сохраняет за ним право собственности. Охраняет его, так сказать.
В животе запорхали бабочки. Мне предстояло вернуться к Катчеру и обвинить магов в играх с Малефицием. Да, может, Мэллори ежедневно в течение пятнадцати минут свободного времени искажала мир.
Что ж, понравился мне его ответ или нет, его нельзя было обвинить в нарушении своего слова. Положив медальон на стол, я пододвинула его к Тейту. Не оглядываясь, я встала и направилась к двери.
- Спасибо за награду, - сказал Тейт. – Оставайся на связи, не пропадай.
Честно говоря, глаза б мои его больше не видели, но я сомневалась, что мне так повезет.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 22:59 | Сообщение # 53
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
ГЛАВА 15
ЧЕРНЫЙ ДРОЗД

Катчер встретил меня у двери, подъехав на гольф-мобиле. Я села рядом, и мы направились в сторону ворот.
- А что случилось с твоим медальоном?
- Променяла на волшебные бобы, - проворчала я.
Он присвистнул:
- Хорошие, видно, бобы.
- Так ничего и не ясно. Тейт согласился, что неразбериха, связанная с небом и землей вызвана магическим дисбалансом: по сути, кто-то заигрался, соединяя добро и зло в буквальном смысле слова. Хотя, он допускает, что сама перемена не так уж плоха. Еще он упомянул Малефиций. Что ты о нем знаешь? Возможно ли, что он каким-то образом попал к Тейту?
Катчер нахмурился и покачал головой.
- Малефицием владеет Орден. Он находится в Небраске, в бункере на глубине тридцати футов под землей, под особой охраной Ордена.
- Прости, - перебила я, - ты сказал в бункере?
- Заброшенный военный бункер. Небраска расположена в центре страны, так что там полно военного снаряжения и стратегически-оборонных сооружений времен Холодной Войны. Сама понимаешь, штат находится достаточно далеко от побережья, так что там можно хранить важные вещи.
- Как скажешь. А бункер надежный?
- Поверь мне, у меня найдется не одно крепкое словечко в адрес Ордена, но он точно не допустит, чтобы Малефиций оказался за пределами бункера. Тейту просто нравиться наблюдать, как ты дергаешься. Он же садист до мозга костей.
- Ему это удалось, - ответила я. - Я и правда вся издергалась. Если у него нет Малефиция, возможно, Тейт работает с кем-то еще. У него были другие посетители?
- Ты единственная.
Накрылась моя теория.
- Итак, Тейт утверждает, что он не причем, и я склонна ему верить. Как и ты во время нашего последнего разговора, - я собралась с духом. - Раз это не Тейт, и замешан Малефиций, который находится у Ордера... - я позволила Катчеру закончить мою мысль.
- Это не я, и не Мэллори.
- Я в курсе. Тогда остается только один человек. Саймон - единственный в Чикаго, кто официально связан с Орденом. Следовательно, не он ли единственный в Чикаго, у кого есть доступ к Малефицию?
Катчер не ответил.
- Что произошло между вами с Саймоном? - спросила я.
Гольф-мобиль с визгом затормозил у ворот - камни с гравием полетели в стороны.
- Проблема заключается не в прошлом, - ответил Катчер.
- Значит дело не в мести?
- Да нет здесь никакой чертовой мести! - прокричал Катчер, зарядив кулаком в пластиковую переднюю панель мобиля. - Я желал уберечь ее от всего этого. Не хотел, чтобы она связывалась со всем этим дерьмом Ордена, с его политикой, с его шестерками. Она превращается в невменяемую, мы оба измотаны, а он с ней постоянно, каждый день. Одному богу известно, что он втемяшивает ей в мозг.
- Мэллори никогда бы не изменила, - тихо произнесла я.
- Изменила бы мне? Нет, - согласился он, - Но, Мерит, ведь существует много других способов повлиять на отношение к человеку. Если бы тому, кого ты любишь, промыли мозги, что бы ты сделала?
- Промыли мозги? Ты не сильно утрируешь?
- А разве тебе не кажется, что она изменилась?
Вообще-то, казалось, с тех пор как она познакомилась с Саймоном. И это только подтверждало мое предположение о его причастности.
- Так или иначе, но Саймон здесь главное звено. Раз ты его не выносишь, тогда устрой нам с ним встречу.
- Саймон не пойдет на встречу с членом Дома. Не позволит Орден. Даже просто чтобы попросить о встрече, на которую они не факт, что согласятся, придется соблюсти ряд формальностей.
- Я же с ним уже разговаривала.
- На неформальные темы. А сейчас ты говоришь о том, чтобы он отчитался перед вампирами за свои действия. Это другое.
Мое терпение к магам, включая Катчера, подходило к концу. Я вылезла из мобиля и обернулась.
- Раз я не могу с ним встретиться, значит, это сделаешь ты.
Катчер стиснул челюсть. Он забарабанил пальцами по рулю, очевидно ожидая, когда я уйду.
По крайней мере, хоть кому-то я окажу одолжение.
Воспользовавшись очередным перерывом, поскольку мне не светило допросить Саймона без Катчера, я позвонила Келли и изложила последние новости. Рассказала ей о Малефицие и нашу новую теорию, согласно которой причиной проблем в городе стало воссоединение добра и зла.
Еще я позвонила Линдси, которая подтвердила, что кино-марафон с Брюсом Кэмпбеллом уже идет. Мне сейчас было не до фильмов, однако я перенервничала, устала, и мне нужно было хорошо поесть. А поесть можно и перед фильмом. С мыслями об ужине по пути в Гайд Парк я остановилась у фургончика, торгующего мексиканской кухней, и попросила, чтобы пакет до отказа заполнили едой. Один пакет, подумала я, вряд ли разгневает Фрэнка. Другое дело, если он поймает меня украдкой проносящей продукты быстрого питания в Дом.
Я вернулась назад, припарковалась и направилась в Дом под ритмичное скандирование протестующих и мимо стойких мужчин и женщин в форме. В Доме было тихо. Лишь несколько вампиров слонялись по гостиной. Под руководством Малика в Доме царила атмосфера серьезности. Не знаю, было ли отражением его серьезной личности, или потому, что вампиры продолжали оплакивать предыдущего мастера, или же из-за того, что мы до сих пор находились под надзором ГС.
А может, и из-за всего вместе взятого.
Без медальона, но зато с контрабандой, я поспешила на третий этаж в комнату Линдси. Я даже не стала стучать, а просто тихонько приоткрыла дверь: обычно комната была битком набита вампирами, и если неосторожно открыть дверь, можно было нечаянно кого-нибудь стукнуть по голове.
В темной комнате, как обычно, было полно вампиров, и громко работал маленький телевизор. Линдси, Марго и Катерина устроились на кровати, а остальные вампиры, которых я знала только в лицо, расположились на полу. В общей сумме человек пятнадцать. Конечно, это было грубое нарушение правила Фрэнка, согласно которому вампирам запрещалось собираться в группы более десяти человек.
Да здравствует революция!
Я пробиралась между Послушниками, попутно раздавая завернутые в бумагу тако, подобно кулинарному Санте, и, наконец, остановилась в дальнем углу комнаты, где осталось пустое местечко для меня. Вампир рядом улыбнулся и предложил мне одну из своих подушек, которую я взяла, прошептав «Спасибо».
По окончанию вульгарно-претенциозного ужастика я сделала два вывода.
Первый: Я люблю своих друзей.
Второй: Суть фильма я не уловила.
Только мы собрали по комнате обертки от тако, и все вампиры разошлись, как наши с Линдси пейджеры одновременно запищали.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 23:02 | Сообщение # 54
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
Достав свой, я посмотрела экран: «СПОРТЗАЛ», и далее «В СПОРТИВНОЙ ФОРМЕ».
Я посмотрела на Линдси.
- Это еще что?
- Уверена, Франкфуртер22 хочет преподать нам жизненно важный урок.
- Жалко только, что Франкфуртер не спросил совета у нас, - ответила я. - Я всеми руками за Франкфуртеры в Доме.
- Ну, еще бы, - ответила она, направляясь в ванную, вероятно, чтобы переодеться в штаны для йоги, как того потребовали. – Две продвинутые городские вампирши могли бы его многому научить.
- Ты там что ли придумала сценарий к собственному ситкому?
- Ага. Буду писать остроумные реплики и подростковые передачи. Ну знаешь, если накроется наша карьера охранников.
Я промычала в знак согласия и прошла к двери, чтобы переодеться.
- Фрэнк все еще здесь, - отметила я, - так что велика вероятность, что нам обеим не повезет на поприще охранников.
Она не возразила, что сказало о многом.
Переодевшись в черный спортивный топик и штаны для йоги, я спустилась в спортзал, где присоединилась к Линдси, Джульетте и Келли.
Мы стояли босиком с краю матов, ожидая, когда Фрэнк скажет нам приступать к спаррингу, или что он там задумал. Он стоял посреди зала на матах, все еще в костюме и модных туфлях.
Линдси цокнула языком:
- Люку явно не понравится, что Фрэнкфуртер ходит в туфлях по его татами.
- Точно, - прошептала я, соглашаясь, - Хорошо он это не воспримет, правда, сделать тоже ничего не может.
Малик с Люк стояли в другом конце комнаты. Их раздражения отдавалось по комнате магией. Балкон, окружающий комнату, заполнялся вампирами Дома. На лицах некоторых читалось любопытство, у других - озабоченность. Они явно доверяли Фрэнку не больше нашего.
Когда балкон заполнился, Фрэнк откашлялся и свирепо уставился на вампиров, пока те все не расселись. Затем он угрюмо посмотрел на нас четверых.
- Я решил, что в интересах Дома, провести ваши полугодовые физические испытания сегодня.
Все были ошарашены, о чем свидетельствовала тишина в комнате, по крайней мере, пока не начался шепот. Послушники тихо озвучивали мои собственные мысли: сейчас не то время, чтобы снимать охранников Дома с работы для проведения испытаний. Даже если бы мы их провалили, то кто же тогда нас бы заменил?
Налицо все признаки того, что он пытался обвинить нас в некомпетентности, или заставить меня показать себя с еще более худшей стороны, чем уже считал Фрэнк.
Первым заговорил Люк.
- Вы хотите подвергнуть их испытанию? Это же просто глупо. Они должны защищать Дом снаружи, а не заниматься формальной чепухой.
- К счастью, - сказал Фрэнк, - Я не спрашивал, и не нуждаюсь в твоем мнении. Как ГС неоднократно пытался втолковать этому Дому, ваша главная и единственная забота – это Дом и его деятельность.
- Вам и ГС прекрасно известно, - выплюнул Люк, - что город разваливается, постепенно, камень за камнем, и вы не думаете, что нам следует об этом беспокоиться? Вы не считаете, что мы должны быть снаружи и наводить порядок?
- Люк, - Малик дотронулся до руки Люка. - Не сейчас.
Своими словами он намекнул Люку проявить уважение к Фрэнку, но Малик явно был раздражен. Об этом свидетельствовала морщинка на лбу, напряженная поза и напряженная вибрация магии из его угла.
Внутренняя борьба Малика была очевидна: заступиться за своих охранников и своего зама, или же подчинится органу, который ответственен за существование его Дома и защиту его вампиров.
Иногда нужно проиграть битву, чтобы выиграть войну.
- Мистер, Кабот, - сказал Малик в напряженном молчании, - Продолжайте.
Фрэнк напыщенно кивнул, остальные вампиры доверились Малику и тут же угомонились.
- Как я уже говорил, вы подвергнетесь испытаниям и будете оценены путем разнообразной проверки физической подготовки и выносливости. Если вы откажетесь, то будете сняты с занимаемой в Доме должности. Если не пройдете проверку, то будете сняты с занимаемой в Доме должности.
В комнате повисла гробовая тишина. Все были в шоке. Он поднял голову и посмотрел прямо на меня.
- Согласно оценке вы все обладаете большой физической силой. Давайте посмотрим, так ли это, - Фрэнк посмотрел на часы. - Вы начнете...
- Это не может происходить наяву, - взмолилась Келли, но замолчала под испепеляющим взглядом стукача.
- Вы начнете, - повторил Фрэнк, - сейчас.
Испытания для вампиров на силу и выносливость мудреные, особенно если эти вампиры - охранники одного из старейших Домов в стране. Мы, явно, сильнее, быстрее и пластичнее. Нас обучали единоборствам, как с мечами, так и без них, и мы бегали львиную долю миль. Мы делали бесчисленное множество упражнений на пресс и приседаний, отжиманий и потягиваний. Мы вчетвером могли бы тренироваться до бесконечности. Но Фрэнка интересовала не это.
Его интересовало, что мы могли сделать прямо сейчас, потребляя вдвое меньше крови, если нас подвергнуть системе испытаний, созданной, вероятно, в 1950-х. Наша сила проверялась путем метания гигантских железных шаров и тяжестей во дворе Кадогана. Несмотря на одно разбитое окно (ими реально трудно прицеливаться) нам удалось перевыполнить его самочинные нормативы.
Наша пластичность и скорость испытывались с помощью скакалок, на которых мы должны были прыгать с каждым разом все быстрее и быстрее. Мы по-пластунски переползли двор, подбросили гигантские грузовые шины, которые Фрэнк притащил для этого задания, и бегали туда-сюда короткие дистанции, пока ноги не налились тяжестью. Он приказал нам прыгнуть в бассейн, покрывшийся льдом под ноябрьским холодом, и заставил нас плавать брасом, пока кожа не стала молочно белой, а зубы не застучали от холода.
Когда мы в мокрой одежде и с мокрыми волосами вылезли из бассейна, от наших тел шел пар, а в сердцах росла ненависть к Фрэнку.
Фрэнк носил с собой папку с зажимом, где помечал, как мы справлялись с его заданиями. Он одарил нас таким презрительным взглядом, будто мы во всех отношениях не соответствовали его мысленному критерию.
Не то, чтобы это было удивительно. Он не мог искренне считать, что выбрал удачное время для проверки единственных трех с половиной охранников Дома Кадогана. В Доме было спокойно только потому, что мы платили подручным Клаудии за нашу защиту. Мы лишь попусту тратили время, пытаясь доказать то, с чем Фрэнк все равно никогда не согласиться. Не важно, проходили ли мы или проваливали испытания…Мы все равно их проваливали.
Хоть это была и изнурительная тренировка, но все еще тренировка. Да, мучительная. Да, утомительная. Но как на любой тренировке, наступает момент, когда вы просто подхватываете ритм. Мы же вампиры, причем сильные, а это что-то да значит. Мы сильные, быстрые и пластичные, как бы ни критиковал нас Фрэнк.
И так считали не только мы. Молва об испытаниях разошлась по всему Дому. Медленно, но уверенно, вампиры Кадогана горстками начали высыпать во двор. Они образовали вокруг нас защитный круг, иногда передавая пакеты с кровью и бутылки с водой, будто волонтеры на марафоне.
Мы ползли по траве по-пластунски вновь, когда Марго и Катерина выскочили из толпы вперед.
- У нас кое-что есть для тебя, - сказала Марго, украдкой оглядываясь в поисках Фрэнка.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 23:04 | Сообщение # 55
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
Линдси подняла голову от земли. Ее волосы были все ещё мокрыми и спутались после бассейна, а ее лицо – испачкано грязью и потом.
- Он разговаривает с Дариусом, - сказала она, - Так что, если это противоречит любому из его многочисленных правил, начинай.
- Хорошо, - ответила Катерина, и вампиры окружили ее полукругом лицом к нам, пока мы ползли по земле. - Мы подумали, что немного музыки может решить проблему.
Катерина взяла ноту, проверяя высоту тона, которая была столь же совершенна, как и звук настроенного рояля. Она подмигнула, и без дальнейших затруднений Катерина с остальными вампирами запели песню Битлс «Black Bird».
Двор погрузился в тишину, все вампиры соблюдали молчание, пока ее звонкий, сильный голос звенел в ночи.
Недели оскорбительного поведения Фрэнка наложили свой отпечаток на Дом. Пока Этан был Мастером, Дом Кадогана был не просто зданием, а домом. Я надеялась, что Малик сможет вернуть это, но Фрэнк ясно дал понять, что его цель - по кирпичику разобрать Дом Кадогана, разрушить его, уничтожая вампира за вампиром.
Но пока я лежала на животе на холодной, влажной траве, я не могла не чувствовать себя еще ближе к этим вампирам. У меня по щекам потекли слезы, и не только я была тронута. Слезы текли по щекам Линдси, а Келли кусала губу, чтобы их сдержать.
Когда ансамбль достиг проигрыша, остальные из ста вампиров на лужайке присоединились к Катерине. Их голоса хором возвышались над идиотизмом. Хор голосов для Дома, для нас, для всего того, что пытался создать Этан.
Для семьи, которую он хотел из нас сделать.
Количество магии все увеличивалось, от чего у меня по рукам побежали мурашками. Я мысленно поблагодарила вселенную. Может, Фрэнк и засранец, но ему удалось сблизить нас, даже несмотря на то, из-за смерти Этана мы разобщились.
Хор только закончил пение, как из толпы вновь показался Фрэнк. Вампиры нервно зашумели, в то время, как он, запустив руки в карманы, оглядел нас с явным презрением.
- Не уверен, что концерты соответствуют правилам. Это испытания, а не благотворительная вечеринка.
Малик, также стоящий с краю толпы, заведя руки за спину, повернулся к Фрэнку:
- Возможно, это не соответствует правилам - сказал он, - но и не противоречит им. А, как вы сами напомнили, правила важны.
Фрэнк с минуту сверлил Малика взглядом... однако ничего не возразил. Наверное, в итоге, он усвоил, что иногда нужно отступить.
Увы, я снова ошиблась. Подвергнув испытаниям наше проворство, силу и выносливость, Фрэнк решил начать все заново.
Он повел нас в дальний угол территории Дома, где возвышались четыре вбитых в землю деревянных столба по ширине равных телефонным. Четыре фута в высоту и примерно десять дюймов в диаметре.
- Джульетта, Келли, Линдси и Мерит, - сказал он, по порядку указав на каждый столб. - Встаньте на вершину вашего столба.
Мы дружно посмотрели на него, вероятно подумав одно и то же: Простите, вы хотите, чтобы я стояла на столбе?
- Это была не просьба, - сказал он раздражительным тоном лидера, которому из-за своей неадекватности приходилось угрозами заставить людей следовать своим приказам.
Мы все переглянулись, однако за неимением лучшего варианта, кроме как лишиться своей должности в Доме, подчинились.
Запрыгнув на столб, я развела руки, чтобы поймать равновесие. С трясущимися ногами и разведенными в стороны руками, я медленно поднялась и бросила взгляд на Фрэнка.
- Это упражнение проверяет вашу стойкость, предел выносливости и способность держать равновесие, - сказал он.
- Что именно нам делать? - спросила Джульетта.
- Вы будете стоять там, - ответил Фрэнк, - столько, сколько сможете.
- Скоро рассвет, - отметила Линдси.
- Вы будете стоять, столько, сколько сможете, - повторился Фрэнк.
Я посмотрела на Малика. Он кивнул мне в знак понимания, а также обещая вмешаться в случае необходимости. Я закрыла глаза, предчувствуя предстоящую драму, и попросила сил, чтобы справиться.
Итак, за три часа до рассвета, мы встали на столбы посреди Гайд Парка, ожидая восхода солнца.
Практически в течении трех часов мы, вампиры, которых использовали в качестве пешек в политической игре, которая нас не касалась, стояли на своих столбах. Разумеется, это несправедливо. Но ведь точно далеко не впервые для достижения политических целей использовали и манипулировали другими людьми. Разве, по сути, не таким образом поступали все диктаторы и народные вожди на протяжении всей истории - использовали людей для достижения предположительно важных политических целей?
Три часа назад нас было четверо. Теперь двое. Келли оступилась и упала, когда начал пробиваться рассвет и ею овладела усталость. У Линдси от усталости и обезвоженности случилась судорога, и она рухнула на землю.
Какова бы ни была цель испытания, оно теперь сводилось ко мне и к Джульетте.
Мы стояли в тишине. У нее телосложение эльфа и тонкие черты лица. А у меня способность держать равновесие благодаря занятиям балетом, однако тем не менее тело одеревенело и болело. Джульетта обула кроссовки, для той части испытания, которая предполагала бег, а я все еще была босиком и едва чувствовала ноги: судорога давно уступила место покалывающему онемению. Все остальные мышцы болели, из-за попытки сохранять равновесие. Я знала, что по окончанию задания, все будет болеть.
На востоке небо окрасилось в жгучий оранжевый цвет. Вампиры, оставшиеся с нами на улице, забились в тень, чтобы защититься от восходящего солнца.
У нас же такой возможности не было.
Фрэнк вышел на задний двор, держа в руке вычурную изысканную кружку. Он вышел из Дома, по-видимому, чтобы удостовериться, что мы не попадали со столбов или не устроили нарушающего правила перерыва. Я не уважала надзирателя, который не потрудился дежурить на экзамене, крайне важном, по его мнению, для Дома.
Малик же, скрестив руки на груди, стоял перед нами спиной к востоку. Он явно был утомлен, глаза опухли от усталости. Но он остался с нами, охранял нас. Это было что-то типа обещания отцу детям, что раз он не может предстать перед испытаниями вместо нас, то он решительно поддержит нас во время них.
Этот человек был Мастером вампиров.
Он с подозрением наблюдал за Фрэнком, пока тот пересекал двор.
- Восходит солнце, - сказал Малик, - Если в этом испытании есть смысл, то следует его уже начать.
- Ну, разумеется, смысл есть, - ответил Фрэнк. – Мы же испытываем стойкость. И она заключается вовсе не в том, чтобы стоять на столбе – это не сложно. Дело в том, способны ли они стоять на столбе на солнце.
Мы с Джульеттой нервно переглянулись.
- Это убьет нас, - сказала она.
Нас частично защищала тень от деревьев, растущих на заднем дворе. Но по мере восхода солнца, лучи постепенно подали на лужайку, все ближе подбираясь к нам... И они достигнут Джульетты быстрее чем меня.
- Это глупо, - заговорила я. В моем голосе слышалась истерика. – Она стоит дальше меня, и солнце сожжет ее, прежде чем оно достигнет меня.
- Это чистая случайность, - сказал Фрэнк. - Она выбрала себе место. И в этом никто не виноват.
Но это просто было неправильно. Фрэнк сам указал нам на наши места.
- Не могу поверить, что ГС оправдает этот поступок, - сказал Малик. – Не по отношению к вампирам, которые принесли клятву Дому, поклялись его защищать.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 23:06 | Сообщение # 56
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
Фрэнк повернул голову в сторону Малика.
- Ты не считаешь, что умение выдержать солнце – важно для вампира? Думаешь, они не могут столкнуться с такой ситуацией?
- Если Богу будет угодно, - прищурившись, сказал Малик, - чтобы они когда-нибудь попали в такую ситуацию, то это будет, когда они окажутся в руках врага, а не организации, которая существует, чтобы их защищать.
Эта ситуация полностью соответствует моему мнению о ГС, подумала я. Возможно, много лет назад они были созданы для защиты вампиров, организации Домов и для обеспечения порядка, но исходя из поведения Дариуса Веста и этого чудовища сейчас их только заботит то, как бы доказать свою политическую позицию.
Возможно, пришло время пересмотреть возможность своего участия в Красной Гвардии. Вероятно, сейчас, после смерти Этана и когда на Малика оказывали давление, пришло время задуматься о защите всех вампиров, и не только тех, которые принадлежат Дому.
Когда солнце поднялось над горизонтом и двор озарили лучи солнца, доводы в пользу членства в КГ стали весомей.
Луч удлинился, потемнел, достиг столба Джульетты и пополз по нему вверх. Я с ужасом наблюдала, как носы ее кроссовок накалились до ярко-красного цвета.
- Джульетта? Ты в порядке?
У нее по щекам потекли слезы, но она сжала челюсти и стояла на месте, мужественно сохраняя молчание. Джульетта, наверное, испытывала колоссальную боль, но все же она стояла на вершине своего столба, отказываясь покориться.
Ее голод, казалось, тоже сыграл свою роль: ее глаза налились серебром, выступили клыки. Боль, голод и истощение пробудили хищника.
Я посмотрела на Фрэнка. Тот пил из своей кружки, оставаясь совершенно равнодушным к ее агонии.
- Вы должны положить этому конец. Разве вы не видите, что ей больно?
Он просто высокомерно выгнул бровь.
- Отлично, раз вы ничего не делаете, сделаю я. Я прекращаю испытание, - я было собралась спрыгнуть со столба, но его слова заставили меня замереть.
- Оставайся на своем месте, Мерит. Оставайся на этом столбе или ты будешь снята с должности Стража этого Дома. То же касается и Джульетты. Если вы не можете поставить всеобщее благо выше отдельного индивида, тогда ни один из вас не достоин своего места.
Всхлип эхом прокатился из той части лужайки, где стояла Джульетта, когда я изумленно посмотрела на Фрэнка.
- Вы не можете снять меня с должности Стража. Меня назначил на нее Этан. И только Малик уполномочен меня разжаловать.
- Ох, только я могу, - сказал Фрэнк. – На мне лежит обязанность навести в Доме порядок. Вампир, который добровольно отказывается от испытания и отказывается придерживаться установленных стандартов для своих братьев и сестер по оружию, вовсе не является вампиром, который в первую очередь руководствуется интересами Дома.
Я посмотрела на Джульетту. Ее трясло от невыносимой боли. Она рыдала, обхватив себя руками.
- Джульетта, спускайся оттуда!
- Н-не мо-могу! – заикаясь, ответила она. - Я не могу не быть охранником. Я только это и умею. Этот Дом - моя жизнь.
Которой она бы лишилась, не предприми я что-то. Наказание было несправедливым. Но еще более несправедливо заставлять Джульетту страдать вдвойне: от солнечных ожогов и из-за потери работы в Доме.
Моя работа – защищать жителей этого Дома, настолько долго, насколько это возможно, пусть даже и на протяжении всего лишь следующих минут. Если бы я так просто могла списать со счетов ценность ее жизни, я вообще не должна была быть Стражем.
Решение далось просто, однако это не значит, что было легко выносить его последствия. Этан назначил меня Стражем. Этан провел мою Коммендацию в Дом и с легкостью поставил меня на эту должность. Пусть я возможно и не была готова принять ее тогда, сейчас она была моя. Моя, чтобы занимать и оберегать.
И как в случае с медальоном, моя, чтобы терять.
Я нашла лицо Малика в толпе. Когда он мне кивнул, я подняла руки вверх.
- Я сдаюсь, - заговорила я, - Я сдаюсь. Джульетта выиграла. Снимите ее!
Ринувшись к столбу Джульетты, Люк протянул руки, схватил ее и понес в Дом, сопровождаемый вампирами, которые укрывались в тени. Всходило солнце и мои физические и умственные способности покидали меня. Тело тряслось от усталости, но мне удалось спрыгнуть вниз, не угодив под ближайший луч света. Передо мной возникло ликующее лицо Фрэнка.
- Не стоило так изощряться, чтобы меня уволить, - сказала ему я ему и наслаждалась, когда с его лица исчезала улыбка.
Он сам удостоверился, чтобы мне достался самый безопасный столб. Ведь тогда мне бы пришлось сдаться, чтобы не допустить, чтоб кто-то сгорел. Полагаю, можно считать комплиментом, раз он считал, что я пожертвую собой… и что он находил меня достаточно опасной, раз решил, что лучше оставить Дом без Стража, чем меня на этой позиции.
- Не понимаю, о чем ты.
- Сомневаюсь, - ответила я, - Но это уже на вашей совести.
Я поспешила к Малику, который стоял в дверном проеме Дома, удостоверяясь, что все благополучно зашли внутрь.
Фрэнк зашел последним. Как раз перед тем, как солнце залило двор светом. К счастью, ставни Дома были уже опущены.
С минуту я стояла в тихой прохладной кухне, закрыв глаза и наслаждаясь темнотой.
Когда я открыла глаза, единственным, кого я увидела, был Малик.
- Мне жаль, - сказала я ему. – Возможно, это не самое лучшее решение для Дома, лишаться своей должности, но я не могла просто стоять там и позволить ей терпеть.
- Это единственный правильный поступок, - заверил меня он. – И все-таки, учитывая, что здесь Кабот...
Ему не нужно было заканчивать мысль. Я не могла оставаться Стражем пока Фрэнк и ГС контролировали Дом.
Ах, как же все изменилось. Всего за несколько месяцев Этан умер, и Дому назначили нового Мастера. Которого сразу же заменили. Офис Омбудсмена уничтожили. Меня сняли с должности Стража.
Когда Этан назначил меня на эту должность несколько месяцев назад, у меня ведь не было выбора. Вот и сейчас ничего не оставалось, кроме как смириться и реагировать как можно терпимей.
Даже если я буду действовать самостоятельно, я буду делать это с храбростью. Как Страж в сердце и в голове, пусть и не официально.
Я кивнула.
- Понимаю.
- Этан бы гордился твоим сегодняшним поступком, Мерит. Я горжусь тобой. Как и остальные вампиры этого Дома. Ты играла с Каботом единственным приемлемым способом, пусть и исход был предрешен.
- Хотя результат тот же. Дом остался без Стража.
Малик лукаво улыбнулся.
- Ты лишилась лишь своего текущего положения. Ты не можешь быть Стражем по крайней мере некоторое время. Но он не накладывал никаких ограничений на службу в качестве охранника.
Несмотря на обуревавшую меня усталость, мне удалось улыбнуться.
- Очень изобретательно, Сеньор.
- Иногда бываю.
Я заковыляла к себе в комнату, уничтоженная солнцем почти до потери сознания. К прохладным накрахмаленным простыням и успокаивающей темноте. Меня даже хватило на то, чтобы заплакать, когда голова упала на подушку. Я подавляла гнев, разочарование и горе, которые вырывались сейчас в связи с тем, что я сумела закончить испытание.
Горе, из-за того, что за один вечер я потеряла связь и с Этаном, и с Домом: узы, которые нас связали, когда он назначил меня Стражем и медальон, который я носила как знак своей клятвы.
Я все еще была охранником этого Дома и не отрицала важности этой роли. Но возникло ощущение, будто от меня оторвали еще одну частичку Этана.
И боль от этого была не меньше.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 23:13 | Сообщение # 57
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
ГЛАВА 16
И ВСЯКИЙ ГОРОД ИЛИ ДОМ, РАЗДЕЛИВШИЙСЯ САМ В СЕБЕ, НЕ УСТОИТ

Я проснулась в том же мрачном настроении, в котором отрубилась несколько часов назад. К счастью, этой ночью мне ничего не снилось. Я подумала притвориться больной, спрятаться под одеялом в постели, однако подобный поступок вряд ли решил бы мои проблемы или проблемы города.
Встав и приняв душ, я задумалась, звонить ли Мэллори. Без сомнения, она переживала стресс из-за экзаменов, и я не была уверена, стоило ли позволять ей во время учебы вести себя как отшельник. С другой стороны, она же сама попросила меня не отвлекать ее, пока она не сдаст экзамены.
Это задевало.
Разумеется, у нас не впервые возникли разногласия. Она встречалась с парнем, которого я считала противным, а она относилась к моим родителям лучше, чем я. Мы отдалились, когда я стала вампиром и проблематично привыкала к своей новой жизни. Ее уроки чародейства в Шаумбурге тоже не способствовали нашим встречам.
Но нам всегда удавалось прийти к взаимопониманию. Мне оставалось только надеяться, что и в этот раз ничего не изменится, что, несмотря на магию и экзамены, нам вновь удастся обрести друг друга.
Несколько минут я подбрасывала телефон в руках, и, в конце концов, решила не звонить. Если ей действительно необходимо личное пространство, я ей его дам. Бог свидетель, она бы сделала для меня то же самое.
Меня могла избегать Мэллори, но к Катчера это не относилось. Я набрала его номер, застав его за рулем.
- Все еще работаете неофициально?
- Пока не придет распоряжение из города, что весьма маловероятно, будем работать «неофициально». К сожалению, - добавил он, в то время как донесся гудок автомобиля, - из-за пробок добираться до твоего дедушки намного проблематичнее, чем в офис. На дорогу к нему у меня уходит вдвое больше времени.
- Разве рядом с домом нет никакой остановки?
- Предпочитаю ездить на машине, - категорично ответил он. - Что там сегодня происходит в Доме
Кадогана?
- Ну, из-за плачевных событий, я больше не Страж Дома, - я рассказала ему об испытании Фрэнка на соответствие должности и моем вынужденном провале.
- Отлично, - произнес он, - По сравнению с ним Дариус Вест просто чудо.
- Я бы так не сказала, но в чем-то ты прав. У тебя не было возможности поговорить с Саймоном?
- Была. Он озадачен не меньше нас. Говорит, что ничего не слышал о Малефицие, и тот находится в целости и сохранности в Небраске. Орден из осторожности основал комитет, который наблюдает за происходящим, и они уже в пути. Он также считает, что Тейт блефует, и что в твоем предположении касаемо лимона и сахара есть смысл. Говорит, что существует новая «судебная магия», которая может распознать магические улики, как, например, запах.
Несмотря на язвительность, в тоне Катчера прослеживались нотки ревности. Он уже некоторое время не состоял в Ордене, и понятно, что был не в курсе последних новостей и магических техник. У него определенно имелись нерешенные вопросы с Орденом. Вероятно, за его раздражением, что Мэллори училась магии у Саймона, скрывалась своего рода ревность мага.
- Сколько еще осталось до конца экзаменов?
- Пара дней, но график гибкий. Вероятно, Саймон старается не давать ей спуску. Слушай, я уже подъезжаю. Позвоню тебе, если будут новости.
- Буду признательна, - сказала я и положила трубку.
Я не сомневалась, что еще услышу его. Если я чему и научилась за все эти месяцы моей жизни в качестве вампира, так это то, что неприятности поставляются в неограниченном количестве.
Я опять обнаружила под своей дверью кипу книг из библиотеки - все посвящались необъяснимым событиям в истории. Библиотекарь, казалось, считал, что исчезновение Амелии Эрхарт и Бермудский треугольник каким-то образом связаны с нашими проблемами, касающимися неба и воды. Когда зазвонил телефон я сидела на полу, по уши погрязнув в магических теориях заговора.
Спасительный звонок, подумала я, и достала мобильный. Увидев на экране номер Джонаха, я сразу же ответила.
- Привет, - осторожно начала я, не будучи уверенной в его настроении (а после поцелуя мы еще не разговаривали) а также заволновавшись, что он звонит сообщить мне об очередном бедствии.
Перерыв мне бы не помешал.
- Чем занимаешься? – спросил он.
- Читаю. А ты что делаешь?
- Я у Бенсона. Тащи свою задницу сюда и купи мне выпить.
«У Бенсона» - бар Дома Грея, расположенный на улице напротив стадиона Ригли Филд.
- Да не собираюсь я покупать тебе выпить.
- Уверен на все сто, что помню, как ты задолжала мне выпивку. Особенно после того, как напрочь отвергла меня, когда я открыл тебе свое сердце.
Я не смогла сдержать улыбки и ценила, что мы свободно общались.
- Что-то не припомню, что все было именно так.
- Тогда память тебя подводит.
- Уверена на все сто, что у тебя галлюцинации, - ответила я, но посмотрев на книги, решила, что больше читать эти сумасшедшие теории сегодня я не смогу.
Мне нужно поменять обстановку, даже если эта перемена подразумевают покупку бокала для моего напарника в знак примирения.
- Буду через пять минут, - ответила я, захлопнула телефон и засунула его обратно в карман.
Схватив куртку и предупредив Келли, я направилась к выходу.
«У Бенсона» располагался в узком здании, фасад которого выходил на стадион Ригли Филд. Места стадиона были установлены на его крыше, чтобы фанаты Кабс, которые не смогли достать билета, могли наблюдать за действием с даже более дешевых мест. Узкий бар был заставлен таким количеством столов, какое только смогли вместить его владельцы. В конце концов, это изначально закоренелая территория Кабс и люди, которые не смогли попасть на Ригли, хотели находиться как можно ближе к происходящему. В дни игры в баре могло быть очень душно, но, определенно, тот факт, что в него набивались близкие друзья (и просто незнакомцы), чтобы поболеть за Кабс, о чем-то да говорит. У Бенсона даже есть собственный напиток Кабс, который представляет собой наливаемый в маленькую рюмку слоями красный и синий алкоголь. На вкус, как сироп от кашля, однако, пьют его не ради вкуса, а ради цвета.
Бар «У Бенсона» также заполнен памятными вещами Кабс, и не смотря на то что их сезон уже закончился, сегодня баре было полно народу. Где лучше провести конец света, как не с близкими друзьями, попивая любимый ликер? Поскольку люди не знали, что бар принадлежит Дому Грея, т.е. в основном вампирам, то клиентура здесь состояла из людей, вампиров, и, возможно, некоторых СС, о существовании которых я и не подозревала.
Я протискивалась между людьми, пока не увидела стоящего в дальнем углу Джонаха. На нем была футболка с короткими рукавами и V-образным вырезом и джинсы, а лицо покрывала двухдневная щетина. Невозможно отрицать, что он красив, и когда он смотрел, как я пересекаю бар, я могла бы представить, что в другое время, в другом месте, подхожу к нему в баре совсем по другой причине.
- Привет, - сказал он, когда я подошла. - Умничка. Тебе удалось не попасться недовольным людишкам.
В глазах его горел раздражающе притягательный огонек, но, так как он нормально отреагировал на случившееся после поцелуя, я решила не придираться.
- Ха-ха, - произнесла я, - И да. Я избежала ярости недовольных масс.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 23:15 | Сообщение # 58
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
Джонах указал на платинового блондина с короткой стрижкой рядом с собой, немного ниже его самого.
- Мерит, Джек, - произнес он, - Джек – охранник Дома. Мы дружим уже несколько лет. Джек, Мерит.
Джек, чьи яркие голубые глаза были подведены сурьмой, оглядел меня.
- Ты как раз такая, какой я тебя и представлял, – сказал он с легким южным акцентом.
Я смущенно улыбнулась.
- Наверное, мне нужно сказать спасибо?
- Это комплимент. Ты восхитительна, и мне нравится твоя челка.
В Джеке было что-то обезоруживающее. Благодаря его широченной улыбке складывалось впечатление, что он не будет попусту трепать языком, поэтому комплимент приобретал значимость.
Не скажу, как я отнеслась к тому факту, что он знал как я выгляжу. Неужели Джонах обо мне рассказывал?
- Спасибо, - произнесла я, - надеюсь, я ничему не помешала?
- Мы говорили о технике двойных мечей, - ответил Джонах, затем потянулся к карману за бумажником.
- Что-нибудь выпьешь?
- Нет, спасибо. Что за техника?
- Это когда пользуются двумя катанами одновременно, - объяснил Джек. – Думаю, с этой техникой только в цирке и выступать. Совершенно непрактичная и используется только для шоу и запугивания.
- А я считаю, наш друг Джек в корне не прав, - добавил Джонах, - и использование двух катан – величайшая грядущая тенденция в мире боевых искусств.
- Клянусь богом, ну ты и упрямый, - произнес Джек, закатывая глаза. – Когда в последний раз ты сражался с двумя катанами?
- А я и не прочь бы, если бы это оружие было разрешено стандартом.
- Вот и я о том же, - сказал Джек, подмигнув мне.
Я улыбнулась в ответ.
- Послушай, - сказал Джонах, - я ведь говорю о возможностях. А на поле боя сгодиться любое оружие.
- Даже два меча? – удивилась я.
- Да, два меча, моя подруга с одной катаной.
Джек с сомнением хмыкнул, но добродушно дотронулся своей бутылкой пива о бутылку Джонаха.
- Полагаю, если что, то можно будет пропустить и работу с двумя и тремя мечами, и сразу перейти к работе с четырьмя.
- Принято, - в один голос выкрикнули они и снова чокнулись своими бутылками.
Ребята были для меня полной загадкой, и я тупо смотрела на них обоих.
- Ты ведь знаешь о технике с Четырьмя Мечами? – спросил Джонах.
Я покачала головой.
- А можно прочитать тебе лекцию на тему какой ты чайник?
- Очень не хотелось бы. Учи меня, но только без всяких профессорских заморочек.
Джек усмехнулся.
- Я знал, что ты мне понравишься. Просто знал.
- Однажды, давным-давно, - начал Джонах, - в далеком королевстве, жил-был Самурай. Он верил, что ему судьбой предначертано путешествовать по свету и помогать тем, кто в нем нуждался. Как Самурай он путешествовал с четырьмя мечами, каждый их которых представлял один из четырех элементов – воздух, огонь, землю и воду.
Да уж, этого в последние дни нам хватала элементов.
- Самурай путешествовал по миру, чтобы обучать людей искусству владения мечом и однажды он прибыл в Европу.
- И именно этот Самурай обучил вампиров сражаться с помощью катаны, - испортила интригу я.
- Именно, - сказал Джонах. – Но ты знаешь, что именно Скотт был тем вампиром, который встретил Самурая и поделился новым искусством со всеми остальными? И что те самые четыре меча теперь висят в Доме Грея?
Я посмотрела на Джонаха и Джека.
- Правда?
Джек дотронулся до моей руки.
- Это история – да, но не верь ему, когда он начнет рассказывать, как спас всех сироток в Канзас Сити, когда Годзилла разрушал город.
- Это была уединенная деревня и сбежавший горный лев, - подправил Джонах.
Если он говорил правду, полагаю, история была достаточно драматичной.
Джек отмахнулся от его слов и посмотрел на часы.
- Я должен бежать. Если наступит конец света, я хочу встретить его в объятиях любимой. Или, по крайней мере, Пола, - проворчал он.
- Конец света решит проблемы с Полом, - высказался Джонах, - как и расставание с ним.
Джек двусмысленно фыркнул.
- Если наступит конец света, то он уже пообещал преследовать меня в аду. Хотя в случае расставания, аналогично.
- Иди уже, Джек или убейся.
- Смотри, как бы я ни убил тебя, - с улыбкой ответил Джек, яростно тыча пальцами Джонаху в лицо. Затем, его выражение поменялось.
- Увидимся завтра, босс. Квартальный отчет будет на твоем столе.
- Спасибо, - поблагодарил Джонах.
Джек протянул руки и обнял меня.
- Рад был познакомиться, Мерит. Позаботься о нашем начальнике, - прошептал он, оставляя меня краснеть.
- Проблемы в отношениях? – поинтересовалась я в надежде, что Джонах не слышал последние слова, пока мы наблюдали за исчезающим в толпе Джеком.
- Нескончаемая трагедия, - ответил Джонах. – А я, как ты, возможно, поняла, не люблю драмы. Джек относится к ним гораздо терпимей. К несчастью, у Пола терпения еще больше.
- Джек, кажется, стойкий парень, если не брать в расчет драмы.
- Джек – олицетворение преданности, - произнес Джонах. – А я ценю преданность.
- Хорошая черта характера.
- У меня такое чувство, что в последнее время ты ее не часто наблюдаешь.
Правильно, что меня немного напугало.
- Я больше не Страж.
Он замер.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 23:17 | Сообщение # 59
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
- Что?
Я рассказала ему о Фрэнке, об испытании, обо всем, что случилось прошлой ночью.
- Я теперь охранник, - призналась я, но потом нахмурилась. – Ну, я веду себя как охранник. Насколько я знаю, официально меня не назначили на эту должность. В любом случае, признаюсь, такое чувство, будто меня понизили в ранге.
- Понятно, - ответил он с немного чересчур самодовольной улыбкой. – Раз я начальник охраны, не делает ли это теперь меня выше тебя по званию?
- Определенно нет, - ответила я, тыча пальцем ему в грудь. – Большое спасибо, надо мной уже хватает начальников.
- Так, просто проверил. В любом случае, мне жаль, что Дому Кадогана подвергся такому. Если бы не вы, то были бы мы или Наварра. ГС просто… Ну, ты знаешь мои мысли по этому поводу.
Я было открыла рот, но потом закрыла его снова, обдумывая, что именно сказать и как это сказать. Я решила начать издалека.
- Мы можем поговорить о кое-чем еще?
- О моей сексуальности?
- О КГ.
Он с интересом поднял брови.
- А ты знаешь, как привлечь внимание парня.
Я отвернулась, затем снова посмотрела на него.
- Думаю, пришло время предпринять некоторые шаги для защиты своего Дома. ГС подвергает моих коллег, моих друзей опасности. Это неправильно, и если есть что-то, чем я могу помочь, я это сделаю. Поэтому, я бы хотела присоединиться к Красной Гвардии.
С минуту Джонах молчал.
- Это единственная причина, по которой ты согласна? Если ты согласна по какой-то другой причине, я тебе откажу.
Я посмотрела на него.
- Неужели?
- Уже двадцать лет КГ ведет серьезную, целенаправленную политику. Нам не нужны люди, которые вступают ради вендетты. Нам не нужны люди, которые присоединяются из-за ненависти к властям. Нам нужны защитники. Стражи. Люди, которые понимают несправедливость системы и делают все, чтобы остановить ее.
- Это хорошие причины.
- Хорошие. А теперь я знаю, что ты руководствуешься ими же. Мне понадобится позвонить, чтобы сообщить вышестоящим, что ты с нами, – он улыбнулся мне, и в этот раз в его глазах было что-то более серьезное.
Не флирт. Не дружба.
Он смотрел на меня как на напарника.
- Мы будем работать вместе, - сказал он, - это близкие отношения, и они должны строиться на доверии. Ты мне доверяешь?
С минуту я смотрела на него, не желая отвечать, предварительно не обдумав. Я думала о том, что знаю его, и думала о том, сколько раз он прикрывал мне спину. Во время рейва в Стритервилле, когда мы спасли девушку. У Клаудии, когда он встал передо мной, чтобы мне не причинили вред.
У него тоже могли быть сомнения, однако в нужный момент он был рядом.
- Доверяю, - ответила я.
Джонах кивнул и протянул мне руку.
- Ну, тогда для меня большая честь приветствовать тебя в Красной гвардии, Мерит.
- И это все?
Не то чтобы я представляла себе парад с ленточкой, но, по меньшей мере, стоило хотя бы провести церемонию, подкрепить это чем-то или что-нибудь еще.
- Мы проведем более формальную церемонию, после того как я посоветуюсь с Ноа. Чтобы ее организовать, потребуется немного времени. А пока… - он пошевелил пальцами в ожидании рукопожатия.
Я дала обещание, в знак чего мы просто пожали руки.
Таким образом, я нарушила клятву верности ГС. Возможно, Фрэнк старался уменьшить мое влияние в Доме. Однако фактически, он только сблизил меня с моими товарищами и побудил бороться еще упорней.
- Как мило сидите.
Обернувшись, мы увидели высокого, темноволосого вампира, стоявшего со скрещенными руками и плохо скрываемой злобой на лице.
- Привет, Морган, - сказала я, подумав, что Пол, вероятно, оценил бы его умение драматизировать.
Морган Гриер, Мастер Дома Наварры, бесспорно красив: в нем есть что-то непонятно чарующее, пленяющее. Его чувство юмора сочетается с его распутной миловидной внешностью, но, по моему мнению, его инфантильность перечеркивала и то и другое. Судя по всему, у него было все, что только мог бы пожелать Мастер Дома: здоровье, внешность, деньги, и власть. Но он воспринимал все как обиженный озлобленный подросток.
Сегодня он был в рубашке, джинсах и ботинках. Его темные волнистые волосы достигали плеч. Впалые как у супермодели щеки делали его лицо острее.
Я не разговаривала с ним после смерти Этана и Селины, поскольку не была уверена, как он относится к происшедшему, но предполагала, что в лучшем случае эмоции могут быть противоречивыми. А сегодня, он предстал в незнакомой мне роли: он был с девушкой.
Девушка рядом с ним была высокой и худой, с длинными темными волосами и экзотической внешностью. Ее темные леггинсы сочетались с чересчур большим по размеру топом (несомненно, от известного кутюрье), туфлями на пятидюймовых каблуках и висячими серьгами. Она походила на модель из известного модельного агентства, и я почувствовала небольшой укол ревности, пока не вспомнила, что мне все равно.
Его взгляд упал на меня, затем перешел на Джонаха и снова вернулся ко мне с очевидным раздражением.
- А ты не теряешь времени.
Джонах, должно быть, почувствовал мгновенный всплеск моей магии и коснулся моей руки. Я похлопала его по руке, успокаивая.
- Мы работаем, - произнесла я, пытаясь оставаться хладнокровной и не сорваться на эмоционально недоразвитого вампира.
- Несомненно. И над чем же?
В его голосе слышалось раздражение, и я не могла определить, он пытался меня задеть или, действительно, не имел ни малейшего понятия о происходящем в Чикаго.
- Ты ведь не пропустил новости о черном как фитиль озере и красном небе?
- Нас это не касается.
А, так вот в какую игру он играет – сознательное незнание. Он был в курсе фактов, но играл роль домашнего питомца ГС и притворялся, что происходящее нас не касается.
- То, что вампиры не причина проблемы не означает, что мы не должны помогать их разрешать.
- А почему должны? Почему нам просто не уделить внимание нашим собственным Домам?
Видимо, гордившись его ответом, стоявшая рядом с ним девушка дерзко приподняла бровь.
- Потому что если падет город, - ответил Джонах, - Дома падут вместе с ним.



 
MurkyMargoshaДата: Вторник, 21.08.2012, 23:19 | Сообщение # 60
Вампирёнок
Группа: Администратор
Сообщений: 498
Награды: 21
Репутация: 155
Статус: Offline
- Чикаго не падет, - произнес Морган.
Джонах сделал шаг вперед.
- Лишь потому, что остальные Дома взяли на себя ответственность.
В его словах отчетливо слышался намек: Наварра не делает ничего. Щеки Моргана вспыхнули.
- Вы понятия не имеете, что делает или не делает мой Дом для Чикаго.
- Именно это я и хотел сказать, - произнес Джонах. – Мы не имеем понятия, хотя, определенно, и результатов не видим.
- Знай свое место, вампир, - прохрипел Морган.
Именно эту фразу сказал Этан Моргану, когда тот был слишком многословен. Но в отличие от Этана, Морган выглядел не так эффектно.
- Со всем уважением, Мистер Гриер, я предан Скотту и Дому Грея. Если у вас сомнения по поводу моей преданности, вы можете обсудить это с ним.
Морган, явно, дымился, посылая клубы раздраженной магии в воздух. Но за этим раздражением было что-то другое. Возможно, доля страха? Надо будет немножко поразбираться, но позже. По одной проблеме за раз.
Видимо, закончив, Морган развернулся на каблуках и пошел прочь. Его девушка осталась и бросила на меня пренебрежительно оценивающий взгляд.
- Чтобы не было вопросов, - заговорила она, - держи свои руки подальше от него.
- От Моргана-то?
Она капризно кивнула.
- Можешь не беспокоиться, он не в моем вкусе. И удачи с ним.
Она тебе понадобится, подумала я, когда он в первый раз будет ревновать или начнет дуться из-за проявленного неуважения.
Не то, чтобы я считала Моргана плохим парнем, но мальчику нравилось все драматизировать.
Девушка пробормотала что-то нелестное. Считая себя выше этого, я просто улыбнулась ей. Но мысленно прокручивала в голове, как я одним пальцем опрокидываю ее на пол и не даю ей подняться, пока она не извинится за пренебрежительное отношение.
Возможно, Этан был прав. Возможно, вампир во мне когда-нибудь выбьет из меня все человечное.
Посверлив меня несколько секунд злобным взглядом, она развернулась и исчезла в толпе. Мы с Джонахом посмотрели ей в след. В этот раз, я не стала ждать нападений с его стороны и перешла в наступление.
- Мы встречались всего несколько недель.
Он слегка улыбнулся.
- Я знаю о сделке, - произнес он. – Ноа и Скотт были среди присутствующих.
Я забыла, что Ноа и Скотт оба присутствовали, когда Морган появился в Доме Кадогана в ярости от того, что вампир Кадогана угрожал Селине. Я тогда впервые действовала как Страж, вышла вперед и успокоила его острием своего меча. Он подчинился, но только при условии, что я позволю ему ухаживать за мной.
Я сдалась, и хотя Морган мог быть невероятно очаровательным, он слишком инфантилен, чтобы быть моим парнем.
- Как дела у Ноа? – поинтересовалась я.
Ноа сам член гвардии, но я не слышала о нем с тех пор, как начала контактировать с Джонахом. Он де факто лидер Чикагских Бродяг - вампиров, которые не связаны ни с каким домом.
- Занят. Бродяги всегда нервничают, когда у домов неприятности. Они боятся, что ГС засадит их без суда и следствия, если такое возможно.
- А вот и четвертая причина присоединится к КГ, - пробормотала я.
Джонах посмотрел на меня с удивлением.
- А какие первые три?
- Помочь домам, приобрести надежного напарника, ну, и те футболки с надписью «ПОЛУНОЧНАЯ СТАРШАЯ ШКОЛА». Мне можно одну?
- Конечно. Тебе только нужно найти укромное местно, чтобы хранить ее.
Об этом я не подумала, не подумала об обмундировании КГ, сведениях, документах, которые мне нужно будет хранить в секрете даже в моей собственной комнате. Мне надо будет все продумать.
Джонах потер руки.
- Как насчет выпить?
- Да, пожалуйста, - согласилась я, но прежде чем смогла сделать заказ, почувствовала очень нехорошие вибрации.
Здание слегка задрожало. Я могла бы поклясться, на мгновение я что-то почувствовала.
- Ты это почувствовал?
- Почувствовал что?
Я замерла, и спустя минуту уже думала о том, что мне все померещилось. Я случайно посмотрела на чашку с водой на барной стойке перед нами. Послышался глубокий, низкий, нарастающий гул, вызвавший на воде рябь.
- Джонах…
- Я видел, - сказал он, затем замер. – Может, это просто очень большие динозавры.
- Или очень сильная магия, - закончила я. – Думаю, нам нужно выйти наружу.
По его лицу было видно, что он не желал верить будто что-то происходило снаружи, но у него были обязанности, так что он должен был посмотреть.
- Пойдем.
Мы пробирались между посетителями и столиками, людьми и вампирами, которые, по всей видимости и не подозревали о гуле, и, наконец, вышли в прохладный ноябрьский воздух …
И ничего не увидели.
По улицам люди гуляли. Движение было незатрудненным, лишь несколько машин проезжали мимо.
- Я знаю, что что-то ощутила, - сказала я, осматривая улицу.
Я шагнула вперед и закрыла глаза, опуская защиту, которой пользуюсь, чтобы сдержать то количество информации, которое наполняет мозг вампира в напряженные моменты. С минуту ничего не происходило… лишь обычные запахи и шум осеннего вечера в Чикаго. Воздух пах людьми, пищей, и маслом. Грязью с бейсбольного стадиона. Выхлопными газами.
Закрыв глаза и откинув назад голову, я почувствовала гул снова, когда земля головокружительно задрожала подо мной.
- Мерит, - закричал Джонах.
Я открыла глаза как раз, когда Джонах рванул меня назад, обхватив рукой талию и притянув к себе.
Асфальт раскололся, и прямо перед нами посреди улицы из земли выросла гора шириной в двадцать футов.



 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » "Опустошенная" Хлоя Нейл (Чикагские вампиры 5)
Страница 6 из 8«1245678»
Поиск:

Добавить свой баннер

Copyright chicagoland-vam.ucoz.ru © 2010 - 2014

Сайт посвящен творчеству Хлои Нейл.
Сайт является некоммерческим проектом. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна

Рейтинг@Mail.ru