· Новые сообщения · Ленточный вариант форума · Поиск · RSS · Подписки ·




Страница 2 из 9«123489»
Модератор форума: MurkyMargosha 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Мелисса Марр - Любимый грешник (Серия "Татуированные фейри ")
Мелисса Марр - Любимый грешник
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:19 | Сообщение # 1
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Мелисса Марр - Любимый грешник




Эйслинн всегда видела фейри. Могущественные и опасные они ходят по миру смертных под покровом невидимости. Эйслинн боится их жестокости, особенно если они узнают, что она может их видеть, и мечтает о том, чтобы не видеть их присутствия, как другие подростки...

Содержание

Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:27 | Сообщение # 11
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 4.

Когда станешь ты Королем Лета,
она станет твоей королевой. И об этом
узнает твоя мать, Королева Бейра, и
возжелает она, чтобы ты не приближался
к ней, ибо так продлится ее господство.
"Удивительные сказания из шотландских
мифов и легенд" (1917)
Дональд Александер Маккензи

В предместье Хантсдейла в великолепном викторианском особняке, который ни один риэлтор не мог ни продать, ни даже запомнить его местонахождение, Кинан застыл с поднятой рукой в сомнениях. Он остановился, наблюдая за молчаливыми фигурами, которые призрачно двигались в колючем саду, словно тени, танцующие под обледеневшими деревьями. В этом дворе снег никогда не таял и никогда не растает, но смертные, проходившие мимо, видели только тени. Они отводили взгляд, если вообще осмеливались посмотреть туда. Никто - ни смертный, ни фейри - не мог ступить на лужайку Бейры без ее согласия, а именно - без приглашения.
За его спиной по улице ездили машины, превращая замерзшую слякоть в грязно-серое месиво, но звуки приглушались почти осязаемым холодом, который пологом накрывал дом Бейры. Было больно дышать.
Добро пожаловать домой.
Это место, конечно, не было похоже на дом, как, впрочем, и сама Бейра никогда не ощущала себя матерью. Сам воздух внутри ее владений причинял ему боль, отнимая даже те малые силы, которые у него имелись. Он пытался сопротивляться этому, но до тех пор, пока он не принял на себя полную власть, она могла поставить его на колени. Что и делала каждый раз, когда он приходил.
Возможно, Эйслинн будет моей единственной. Может быть, она сможет все изменить.
Кинан взял себя в руки и постучал.
Бейра распахнула дверь одной рукой. В другой она держала поднос с пышущим паром шоколадным печеньем. Она наклонилась и поцеловала воздух у его лица.
- Будешь печенье, дорогой?
Она выглядела так же, как и пятьдесят лет назад, когда начались эти ужасные встречи. Гротескное воплощение образа смертной матери: на ней были скромное платье в цветочек, передник с оборочками и одна-единственная нитка жемчуга. Ее волосы были собраны в то, что она называла "шиньоном".
Она слегка покачала подносом:
- Свеженькие. Как раз для тебя.
- Нет, - он вошел в комнату, не обращая на нее внимания.
Она снова все изменила - еще один кошмар: гладкий серебряный стол, жесткие безобразной формы черные стулья и фотографии убийств, повешений и сцен пыток в черно-белых рамках. Абсолютно белые настенные панели чередовались с уныло черными, на каждой из них был геометрический орнамент противоположного цвета. Некоторые фрагменты висевших на стенах фотографий - платье, губы, кровоточащие раны - были вручную раскрашены красным. Эти аляповатые сполохи были единственным настоящим цветом в этой комнате. Это соответствовало ей куда больше, чем "костюм", который она постоянно надевала к его приходу.
Из-за бара выглянула несчастного вида лесная фея и спросила:
- Выпьете, сэр?
- Кинан, милый, скажи девочке, чего ты хочешь. - Бейра остановилась, все еще держа поднос. - Ты же останешься на обед, дорогой?
- А у меня есть выбор?
Он проигнорировал фею и подошел к фотографиям на задней стене. С фото смотрела женщина с вишнево-красными губами, стоявшая на платформе виселицы. Позади нее виднелись казавшиеся бесконечными дюны. Он взглянул на Бейру:
- Одна из твоих?
- В пустыне? Ты шутишь, дорогой. - Она смутилась и кокетливо улыбнулась ему, поигрывая жемчугом. - Несмотря на весь этот прекрасный холод, что я распространила за последние несколько веков, та пустыня все еще недоступна для меня. Пока. Но так мило, что ты спросил!
Кинан снова повернулся к фотографии. Девушка, смотревшая на него с фото, казалось, была в отчаянии. Ему вдруг стало любопытно, действительно ли она умерла там или просто позировала фотографу.
- Ладно, устраивайся поудобнее. Я вернусь через секунду, и ты сможешь рассказать мне о своей новой девушке. Ты же знаешь, как я жду твоих визитов. - И она ушла проверять жаркое, напевая колыбельную из его детства - что-то о замерзших пальцах.
Он знал, что если последует за ней, увидит целую толпу несчастных фей, суетящихся на кухне, размером с ресторан. Приторно-слащавое поведение Бейры совсем не означало, что она действительно что-то сама готовила, все это было призвано только поддерживать образ хлопочущей на кухне матери.
- Напитки, сэр? - Фея принесла два подноса: один с молоком, чаем, горячим какао и множеством диетических напитков в упаковках; на другом были морковные палочки, сельдерей, яблоки и другая такая же легкая еда. - Ваша мать настаивает на том, чтобы закуски для Вас были полезными для здоровья. - Фея бросила взгляд в сторону кухни. - Не очень умно злить госпожу.
- Думаешь? - Он взял чашку чая и яблоко.
Проведя детство в Зимнем Дворе, он хорошо знал, что случается с теми, кто злил или даже просто раздражал Зимнюю Королеву. Но он сделает все возможное, чтобы разозлить ее, и это была еще одна причина, почему он пришел сюда.
Бейра вернулась и объявила:
- Почти готово. - Она села на ужасный стул и погладила тот, что стоял рядом. - Иди сюда. Расскажи мне все.
Кинан сел через стул от нее, сохраняя как можно большую дистанцию.
- С ней трудно. Она сопротивлялась, когда я впервые подошел к ней. - Он замолчал, думая о страхе в глазах Эйслинн. Это не та реакция, которую он обычно вызывал у смертных девушек. - Она совсем мне не доверяет.
- Понятно, - кивнула Бейра, скрестила ноги и подалась вперед - образ внимательного родителя. - А+ твоя последняя подружка одобряет ее?
Не отводя от него взгляда, Бейра протянула руку к фее, которая принесла ей бокал чего-то прозрачного, и когда ее пальцы сомкнулись на ножке бокала, мороз пополз по стеклу, пока вся внешняя поверхность не покрылась тонким белым слоем.
- Дония согласилась.
Бейра провела по бокалу ногтями.
- Очень мило. Ну и как Донна?
Кинан ухмыльнулся, обнажив зубы: Бейра знала имя Донии. За больше чем полвека Дония провела здесь в качестве Зимней достаточно времени, так что "ошибка" матери была почти смешной.
- Дония такая же, как и все последние десятилетия, мама. Она злится на меня. Она устала. Она - то, что ты с ней сделала.
Бейра с беспечностью подняла наманикюренную руку:
- Что я с ней сделала? Скажи, пожалуйста.



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:27 | Сообщение # 12
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
- Все это твоих рук дело! Все это началось с твоего предательства. Ты знала, что происходит со смертными, когда они берут твой посох. Они не созданы для+
- А-ах, мой сладкий, но ты же сам попросил ее сделать это. Ты выбрал ее, а она - тебя. - Бейра снова уселась на стуле, довольная тем, что он злился. Ее ладонь была открыта, и слуги, сбиваясь с ног, выполняли все ее желания - отличное напоминание о власти, которой она обладала. - Она могла бы присоединиться к твоему маленькому кружку Летних, но думала, что ради тебя стоит рискнуть. Рискнуть окунуться в ту боль, в которой она пребывает сейчас. - Она взглянула на него. - Действительно печально. Она была так прекрасна, так полна жизни.
- Она и сейчас такая.
- Правда? Сейчас? - Бейра понизила голос до шепота: - Я слышала, что она слабеет с каждым днем. - Она замолчала и надула губы: - Если она поблекнет, это будет настоящим позором.
- Дония в порядке! - Его голос сорвался. Он испытывал ненависть к тому, что она так легко смогла его разозлить. Мысль о том, что Дония станет тенью, - фактически умрет, но окажется в ловушке вечной тишины -выводила его из себя. Смерть фейри всегда была настоящей трагедией, потому что у фейри не могло быть жизни после смерти. Вот почему она упомянула об этом. Он никак не мог взять в толк, каким образом его отцу удалось так долго терпеть Бейру, что она смогла забеременеть. Эта женщина приводила его в бешенство.
Бейра издала мурлыкающий горловой звук:
- Давай не будем ссориться, дорогой. Я уверена, с Дианой все будет в порядке, пока новая девушка не убедится в том, что ты стоишь таких жертв. Возможно, ее болезнь не позволит ей в этот раз помешать тебе. Может статься, что она даже будет поощрять новую избранницу принять тебя, вместо того чтобы рассказывать ей все эти жуткие истории о твоих злых намерениях.
- Дония исполнит свою роль, я - свою. Ничто не изменится, пока я не найду Летнюю Королеву.
Кинан встал и шагнул вперед, чтобы иметь возможность смотреть на Бейру сверху вниз. Он не мог позволить ей запугать себя, несмотря на то что она по-прежнему держала всю власть в своих руках, несмотря на то что она скорее убьет его, чем станет помогать. Короли не просят - короли приказывают. У него могло быть меньше силы - легкое теплое дыхание в сравнении с ее ледяным холодом, - но он все еще был Летним Королем. Он так и стоял перед ней и не мог позволить ей игнорировать это.
Это была демонстрация его власти.
- Ты знаешь, что я найду ее, мама. Одна из этих девушек возьмет в руки посох, и твой холод не сможет наполнить ее.
Бейра поставила бокал и посмотрела вверх, на него:
- Правда?
Как же я это ненавижу! Кинан наклонился и положил руку на ее стул:
- Однажды у меня будет вся сила Короля Лета, какая была у отца. Твоему правлению придет конец. Больше не будет распространяющегося холода. Больше не будет неограниченной власти. - Он понизил голос, скрывая дрожь. - Тогда мы посмотрим, кто из нас сильнее.
Мгновение она сидела молча, не двигаясь. Потом положила одну холодную ладонь на его грудь и, слегка толкнув его, встала. Лед, исходящий из ее руки, сетью опутывал его, пока боль не стала такой нестерпимой, что он не смог бы пошевелиться, даже если бы на него самого объявили Дикую Охоту.
- Какая замечательная речь. И с каждым разом все интереснее и интереснее - прямо как ток-шоу по телевизору. - Она поцеловала его в обе щеки, оставляя морозный след своих губ, позволяя своему холоду просочиться в его кожу, напоминая ему, что ей - не мне, пока - принадлежит вся власть. - Самое замечательное в нашем договоре то, что если я буду иметь дело с настоящим королем, я буду скучать по нашим играм.
Кинан не ответил - не мог. Если он умрет, займет ли кто-то другой его место?
Природа отвергает пустоту.
Придет ли новый король, не связанный с ней семейными узами, к власти? Она часто дразнила его: если хочешь защитить их, брось все. Позволь править настоящему королю. Но станет ли другой полновластным королем, если он потерпит неудачу? Он не мог этого знать. Он качнулся на ногах, ненавидя ее, ненавидя ситуацию, в которой он оказался.
Бейра наклонилась и прошептала:
- Я уверена, что ты найдешь свою маленькую королеву, - ее ледяное дыхание касалось его губ. - Возможно, уже нашел. Может быть, это была Сиобан или та Элиза несколько веков назад. А Элиза была хороша. Она могла бы стать прекрасной королевой, как ты считаешь?
Кинан дрожал, его тело начало закрываться от холода. Он пытался противиться холоду, вытолкнуть его изнутри.
Я Летний Король. Она не сможет этого сделать.
Он сглотнул, изо всех сил стараясь держаться прямо.
- Только представь себе, за все это время, за все эти столетия, она могла быть той единственной среди всех этих девушек, слишком слабых, чтобы рискнуть. Слишком робких, чтобы взять посох и узнать.
Несколько служанок-лисиц вошли в комнату:
- Его комната готова, госпожа.
- Бедняжка очень устал. И он был груб со своей мамочкой. - Она вздохнула так, будто это на самом деле причиняло ей боль. Держа его подбородок одним пальцем, она запрокинула его голову. - В постель без ужина. Когда-нибудь ты сможешь остаться в сознании. - Она поцеловала его в подбородок. - Может быть.
А потом все потемнело. Служанки-лисицы отнесли его в комнату, которую Бейра держала для него.



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:29 | Сообщение # 13
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 5.

У представителей Тайного народа есть разногласия,
сомнения, споры, междоусобицы и разделение
на противоположные стороны.
"Тайный народ" (1893)
Роберт Кирк и Эндрю Лэнг

Когда поднялся ветер, принося в дом резкий холод, Дония уже знала, что приближается Бейра. Это не может быть никто другой. Никто не приходил к ней в гости, несмотря на то что дом Донии располагался в отдалении от переполненного железом Хантсдейла - в одной из лесных зон в окрестностях города. Когда Кинан выбрал Хантсдейл, все последовали за ним и в ожидании поселились здесь. Выбирая этот дом, она надеялась, что фейри будут устраивать здесь, среди деревьев, свои вечеринки, но этого не произошло. И не произойдет. Никто не общался с ней слишком близко, как будто Кинан до сих пор мог быть против. Даже представители других Дворов фейри не подходили к ней: только главы Летнего и Зимнего осмеливались приблизиться.
Дония открыла дверь и отступила внутрь. Нет смысла притворяться, будто я не знаю, что она здесь.
Бейра вплыла в дверь с таким видом, будто была одной из роковых красавиц-актрис. После формального воздухоцелования и неискренних шуток она растянулась на диване, скрестив ноги и болтая ступнями в воздухе. Образу женщины-вамп не соответствовал только грубый посох, который она легко держала одной рукой.
- Я тут как раз думала о тебе, дорогая.
- Не сомневаюсь. - Посох больше не представлял для нее опасности, но Дония все же отошла подальше. У очага она прислонилась к каменной стене. Ее кожа ощутила тепло, однако его было недостаточно, чтобы изгнать владеющий ее изнутри холод, но лучше так, чем сидеть рядом с его источником.
Бейру холод никогда не беспокоил: она сама была этим холодом и могла им управлять. Дония же несла его внутри себя против своей воли, тоскуя по теплу. Бейра никогда не искала тепла, она наслаждалась холодом, он постоянно был с ней, словно облако ледяных духов, особенного тогда, когда это заставляло страдать других.
- Сегодня ко мне заходил мой мальчик, - сказала Бейра, как всегда, обманчиво обыденным голосом.
- Я так и думала. - Дония старалась говорить спокойно, но несмотря на десятилетия практики, в ее голосе все же прозвучали нотки беспокойства. Она сложила руки на груди, смущенная тем, что все еще волнуется из-за Кинана.
Бейра улыбнулась ее реакции и позволила паузе затянуться неприятно долго. Затем, по-прежнему улыбаясь, она протянула свободную руку, ожидая, что в ней появится бокал. Он не появился.
- У тебя все еще нет слуг?
- Нет.
- Честное слово, дорогая, ты должна завести хотя бы парочку. Лесные феи - послушный народец, хотя и не домовые, - она неприязненно скривилась. - Ужасно независимые. Могу одолжить тебе нескольких.
- И шпионить за мной?
- Ну конечно, но ведь все это мелочи. - Она махнула рукой. - Это место+ действительно запущенное. Хуже, чем предыдущее. Тот маленький городок+ или то была еще одна отвергнутая моим сыном любовница? Так трудно запомнить.
Дония не проглотила приманку.
- Зато здесь чисто.
- Бред. Никакого стиля. - Бейра провела пальцами по резьбе, украшающей стол у дивана. - Они не из твоего времени. - Она подняла фигурку медведя, правая лапа которого с выставленными когтями была поднята вверх. - Это работа Лайсли?
Дония кивнула, хотя в ответе не было необходимости. Бейре все было прекрасно известно. Ее раздражало, что Лайсли до сих пор видится с Донией - и Кинаном. Она уже давно не приходила, но придет. С тех пор как она освободилась от ноши холода Бейры, она скиталась по миру, выбирая пустынные районы, где шансы встретить Бейру или ее приспешников были равны нулю. Каждые несколько лет она появлялась, чтобы напомнить Донии, что холод не будет длится вечно, хотя это и казалось невозможным.
- А эти ужасные штаны, которые ты носишь?
- Это Рики. У нас один размер.
Рика не приходила к ней уже больше двадцати лет, но она была странной девушкой: ей было проще нести холод, чем быть королевой Кинана. Все они были разными. Сила воли - вот все, что было у Зимних девушек. Это лучше, чем быть похожими на ничем не примечательных Летних, которые повсюду следовали за Кинаном, словно дети.
Бейра ждала, пока Дония пыталась взять себя в руки. Наконец, Дония сдалась:
- Зачем вы пришли?
- У меня на все есть причины. - Бейра подошла к ней и положила руку на ее спину.
Дония не попросила ее убрать руку, потому что Бейра стала бы делать это только чаще.
- Не хотите мне о них рассказать?
- Тише-тише, ты еще хуже, чем мой сын. Хотя, разумеется, и не так темпераментна. - Бейра придвинулась ближе и обвила рукой талию Донии, впиваясь пальцами в ребра. - Ты была бы намного привлекательнее, если бы лучше одевалась. Может быть, тебе стоит сделать что-нибудь с волосами.
Дония отступила и приоткрыла заднюю дверь, чтобы выпустить нарастающий холод.
Она бы хотела быть такой же "темпераментной", как Кинан, но это было прерогативой Летнего Короля. Он был так же изменчив, как летние грозы, такой же капризный и непредсказуемый; он мог смеяться, когда, казалось, должен был бушевать от ярости. Но не его сила владела ею, а холод Бейры, с тех пор как много лет назад она подняла посох. Если бы этого не случилась, если бы она могла противостоять всеобъемлющему холоду Зимней Королевы, она была бы с Кинаном, у нее была бы целая вечность с ним. Но холод, заключенный в посохе Зимнее Королевы заполнил ее, и она стала его простым отражением. Дония до сих пор не знала, на кого злилась больше: на Кинана, за то что заставил ее поверить в его любовь, или на Бейру, за то что она убила эту мечту. Если он по-настоящему любил ее, почему она не стала единственной? Почему не стала его королевой?
Дония вышла на улицу. Деревья тянулись к серому небу, будто пытались кончиками ветвей прикоснуться к последним проблескам солнечных лучей. Где-то вдалеке она услышала зов оленя, который бродил по маленькому заповеднику, примыкавшему к ее двору. Знакомые места. Успокаивающие звуки. Почти идиллия, но теперь все было иначе. Ничто не приносило покоя, с тех пор как началась эта игра.
В тенях она увидела слуг Кинана. Рябинники, фейри-лисы и другие солдаты его Двора, и те, кто был почти похож на смертных, даже через десятки лет, что она видела их, казались ей странными. Они всегда были там, сдедили за ней, передавали ему все, что она делала.
И неважно, что она тысячи раз говорила ему, что хочет, чтобы они ушли. Неважно, что она чувствовала себя, как в ловушке, когда они были рядом, наблюдали и выжидали.
- Это в порядке вещей, Дон. Я несу ответственность за Зимнюю девушку. Так всегда было. - Он пытался взять ее за руку, но теперь это причиняло ей боль.
Она отошла:
- Не в этот раз. В самом деле, Кинан, убери их, или это сделаю я.
Он не видел, как она плачет, но слышал. Все слышали. Однако он не услышал ее просьбы. Он слишком привык к обществу Рики, привык к тому, что все старались ему угодить. Поэтому Донии пришлось заморозить многих его охранников в течение первых десяти лет. Если они подходили слишком близко, она покрывала их толстым слоем инея, пока они не теряли способность пошевелиться. Большинство из них приходило в себя, но не все.
Кинан же просто посылал новых. Он даже не жаловался. И неважно, насколько ужасны были ее поступки, он настаивал на том, чтобы его слуги присматривали за ней. И она замораживала их, пока он, наконец, не велел им оставаться вдали, в укрытии тисов и дубов, или на верхушках деревьев, где она не смогла бы их достать. Это был прогресс.
Бейра тоже вышла и встала плечом к плечу с ней.
- Они все еще здесь. Послушные маленькие пешки, которых он посылает следить за тобой.
- Они видели, что вы здесь. Кинан узнает об этом. - Она смотрела не на Бейру, а на молодого рябинника, который никогда не держался так далеко, как другие.



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:30 | Сообщение # 14
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline

Он подмигнул ей. В последние десять лет он редко покидал свой пост у ее дома. Другие приходили и уходили, их количество оставалось прежним, но лица менялись. Этот был другим. Они обменялись всего лишь парой слов, но она считала его почти своим другом.
- Несомненно. Но не сейчас. - Бейра засмеялась, и ее смех напомнил ссору воронов, не поделивших падаль. - Бедняжка не может вынести холод.
Дония никогда не могла обмануть Бейру, притворяясь безразличной, поэтому, посмотрев в чащу деревьев, она попыталась сменить тему, пока не спросила, насколько плохо все прошло для Кинана:
- А где сегодня ваши слуги?
Бейра поманила пальцем кого-то из рощи.
И они вышли: три громадных косматых черных козла с тремя преданными Бейре ведьмами верхом на них. И хотя ведьмы казались изможденными, - жалкие ссохшиеся подобия женщин, - они были устрашающе сильными, способными разорвать на куски даже самых взрослых горных троллей.
Они пугали Донию: кудахча, как бешенные курицы, они выстроились по периметру ее дворика, как будто кто-то из соглядатаев Кинана осмелился бы подойти ближе.
Дония отошла к крыльцу подальше от Бейры и приблизилась к подобиям женщин, прислуживавшим Зимней Королеве:
- Прекрасно выглядишь, Агата. - Агата плюнула в ее сторону. Глупо было насмехаться над ними, но Дония делала это всякий раз, когда они появлялись. Она должна была доказать себе и им, что не боится. - Вы же понимаете, что охранники не приближаются совсем не из-за вас?
Конечно, они держались на расстоянии и не из-за ее угроз. Если бы Кинан приказал им приблизиться, они бы так и сделали. И плевать на то, чего хотела она, плевать на их раны и их смерть. Только желание Кинана имело для них значение.
Ведьмы молча нахмурились. Так же, как и охранники Кинана, слуги Бейры старались держаться от нее подальше. Никто не хотел злить Бейру, кроме Кинана. Кстати, о семейных разногласиях: и Кинан, и Бейра защищали ее, будто каждый из них был для нее худшей угрозой.
Когда ведьмы не ответили, Дония снова повернулась к Бейре:
- Я устала. Чего вы хотите?
На мгновение Донии показалось, что она была чересчур резка и Бейра вот-вот набросится на нее. Зимняя Королева была настолько же расчетливой, насколько непостоянным был Кинан, однако в гневе Бейра была ужасна.
Бейра только улыбнулась, пугающей, но не злой улыбкой:
- Есть те, кто хотел бы видеть Кинана счастливым, те, кто хотел бы, чтобы он нашел свою девушку, которая разделит с ним трон. Я в их число не вхожу.
И она обрушила весь свой холод на Донию. Он врезался в нее, заставляя чувствовать себя так, словно она была заключена в самом сердце ледника. Если бы она до сих пор была смертной, это убило бы ее.
Бейра подняла заледеневшую руку Донии и обвила ее ладонь вокруг посоха, придерживая ее своей холодной рукой. Ничего не произошло, ничего не изменилось, но это простое прикосновение всколыхнуло воспоминания о первых годах, когда ее боль была такой острой.
Пока Дония изо все сил пыталась дышать, Бейра продолжала:
- Не дай ей взять посох, и я заберу из тебя свой холод - освобожу тебя. Он не может предложить тебе свободу. Я - могу. Иначе, - Бейра провела ногтем по центру ее груди, и жест этот был настоящей насмешкой над нежностью, - если ты этого не сделаешь, мы сможем увидеть, как много холода я смогу пропустить через тебя, пока ты не превратишься в тень.
Дония могла направлять холод, но не была способна держать его в себе. Холод вылился из нее, отвечая на прикосновение Бейры, отчетливо давая понять, кто здесь главный.
- Я знаю свое место, - сказала Дония срывающимся голосом. - Я должна убедить ее не доверять ему. Я согласилась на это, когда взяла посох.
Бейра положила ладонь на грудь Донии, слегка согнув пальцы. Ногти царапали кожу под блузкой:
- Так сделай это. Лги. Обманывай. Все, что угодно. Не дай ей прикоснуться к посоху.
- Что? - Дония подалась вперед, стараясь обойти Бейру так, чтобы не разозлить ее, и попыталась собраться с мыслями.
Были правила. Все знали их. Эти правила были против Кинана, но они были. То, что предлагала Бейра, далеко выходило за рамки этих правил.
Бейра крепко обвила рукой Донию и прошептала:
- Если ты не справишься, я лишу тебя тела. Он не остановит меня. И ты тоже. Ты станешь блуждающей тенью, более холодной, чем ты можешь себе представить. Подумай об этом. - И отпустила ее.
Дония пошатнулась, удержавшись на ногах только благодаря посоху, который все еще держала в руках. Она уронила его. Ей было противно прикасаться к нему. Она помнила боль, появившуюся, когда она впервые коснулась его, отчаяние всякий раз, когда все новые и новые смертные отказывались взять его у нее. Дония схватилась за крыльцо, пытаясь удержаться на ногах. Не получилось.
- Счастливо. - Бейра погрозила пальцем охранникам Кинана и исчезла во тьме вместе с ведьмами.

Когда Кинан проснулся, Бейра сидела в кресле-качалке у его кровати: у ног - корзина с лоскутками, в руке - игла.
- Шьешь? - Он прокашлялся. В горле болело после холода, который ему пришлось проглотить, когда она заморозила его. - А тебе не кажется, что это уж слишком, даже для тебя?
Она подняла сшитые лоскутки:
- Думаешь? Вообще-то у меня неплохо получается.
Он резко сел. Толстые меховые шкуры - некоторые все еще в крови - укрывали его.
- Это намного лучше, чем твои настоящие пристрастия.
Она махнула рукой, отпустив иглу. Та все еще торчала в ткани.
- Она не та, не единственная. Новая девушка.
- Она может быть ею. - Он подумал о том, как Эйслинн контролировала свои эмоции. - Она снилась мне+
Служанка-лисица внесла поднос с горячими напитками и дымящимся супом и поставила его на низкий столик у кровати.
- Так было со всеми, милый. - Бейра вздохнула и откинулась в кресле. - Ты знаешь, я не хочу бороться с тобой. Если бы я знала, что произойдет+ Ты был зачат в тот самый день. Разве могла я знать, что это случится, когда убила его? Я понятия не имела, что ты уже существовал+
Это не объясняло, почему она связала его силы, почему использовала их кровную связь, чтобы заставить Темный Двор проклясть его. Она никогда не объясняла этого. Только то, что его силы были скованы. Но никогда не говорила, как ей удалось это сделать.
Кинан взял чашку горячего шоколада. Тепло в его руках было замечательным, еще лучше он почувствовал себя, когда сделать глоток.
- Просто скажи, кто она, - произнес он. Когда Бейра не ответила, он продолжил: - Мы можем найти компромисс. Поделить годы, регионы, как это было при отце. - Он выпил одну чашку и взял другую, просто чтобы почувствовать жар в своих руках.
Она рассмеялась. Маленький снежный вихрь закружился по комнате.
- И все бросить? Стать обычной колдуньей? Ради чего?
- Ради меня? Потому что это правильно? Потому что+ - Он опустил ноги на пол и вздрогнул, когда они погрузились в снег. Иногда старые традиции были самым худшим из всего - они исполняли свои роли как по сценарию в течение многих веков. - Ты знаешь, я должен был спросить.
Бейра вновь воткнула иглу в ткань.
- Знаю. Твой отец тоже спрашивал, всегда. Следовал всем правилам. Он был таким+ - Она нахмурилась и взяла еще один лоскут из корзины. - Таким предсказуемым.
- Каждый год все больше и больше смертных голодает. Холод+ убивает урожай. Люди умирают. - Кинан сделал глубокий вздох и снова закашлялся. Теперь, когда он был ослаблен, чем дольше он будет здесь оставаться, тем дольше будет выздоравливать. - Им нужно больше солнца. Им нужен настоящий Летний Король.
- Меня это не волнует. - Она бросила шитье в корзину и поднялась, чтобы уйти. - Ты знаешь правила.
- Да-да, правила+ - Правила, которые были удобны ей. Правила, из-за которых он оказался в ловушке в течение стольких столетий. - Да, я знаю правила.



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:32 | Сообщение # 15
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 6.

Вид сутаны (рясы священника) или звук
колокола заставляет фейри летать.
"Мифология фейри" (1870)
Томас Кейтли

В понедельник Эйслинн проснулась до того, как прозвенел будильник. Приняв душ, она надела свою школьную форму и пошла в кухню. Бабушка стояла у плиты - жарила яичницу с беконом.
Наклонившись, чтобы чмокнуть ее в щеку, Эйслинн поинтересовалась:
- Особый повод?
- Ничего подобного, - бабушка слегка толкнула ее локтем. - Просто решила приготовить тебе нормальный завтрак.
- Ты хорошо себя чувствуешь? - Эйслинн потрогала ладонью ее лоб.
Бабушка слабо улыбнулась.
- В последнее время ты выглядишь уставшей. Вот я и решила, что тебе нужно поесть что-нибудь, кроме йогрута.
Эйслинн налила себе маленькую чашку кофе, добавила две щедрых ложки сахара и снова встала рядом с бабушкой.
- Скоро тесты , и я готовлюсь усерднее, чем к последнему сочинению по английскому. - Бабушка одарила ее недоверчивым взглядом, и Эйслинн закатила глаза. - Ну, не то чтобы я тогда плохо справилась, но могла бы и лучше.
Бабушка разложила яичницу по ожидающим своей очереди тарелки и подошла к маленькому столу.
- Так это из-за школы?
- По большей части.
Эйслинн села и взяла вилку. Уставившись в тарелку, она принялась ковырять свой завтрак.
- Что еще? - Спросила бабушка обеспокоенным голосом. Ее рука сжала кофейную чашку.
Но Эйслинн не могла сказать ей всего. Она не могла рассказать, что приближенные ко двору фейри следят за ней, что один из них "надел" иллюзию, чтобы поговорить с ней, что ценой огромных усилий ей удалось противостоять желанию прикоснуться к нему, пока он стоял рядом. Поэтому она упомянула единственного человека, который волновал ее:
- М-м, есть один парень+ - Рука бабушки, сжимавшая чашку, немного расслабилась, и Эйслинн продолжила: - Он потрясающий. Просто мечта. Но мы только друзья.
- Он тебе нравится? - Эйслинн кивнула. - Ну, тогда он просто идиот. Ты умница, красавица, и если он отшил тебя+
- Я вообще-то его не спрашивала, - перебила Эйслинн.
- Тогда это твоя проблема. - Бабушка кивнула с самодовольным видом. - Спроси. Хватит переживать. Когда я была молода, у нас не было такой свободы, как у вас, но+ - И бабушку понесло, как всегда, когда она рассуждала на любимую тему - прогресс в правах женщин.
Эйслинн ела завтрак, кивая в нужных местах и задавая бабушке вопросы, чтобы та продолжала говорить, пока не пришло время идти в школу. Лучше, если бабушка будет думать, что ребята из школы - источник всех ее проблем. А в жизни бабушки проблем и так было достаточно: дедушка умер, когда она была молодой матерью, и ей пришлось самой растить дочь, а потом и внучку, к тому же она тоже обладала даром видеть фейри. И если бы бабушка узнала, как странно они вели себя+ все шансы Эйслинн на более или менее свободную жизнь мгновенно испарились бы.
Они уже смеялись, когда Карла постучала в дверь, чтобы вместе с Эйслинн идти в школу.
Эйслинн открыла дверь и нахмурилась, увидев за спиной Карлы трех фейри.
Они не подходили к двери - несомненно из-за причудливых завитушек из кованого железа, которые украшали дверь снаружи. Бабушке пришлось получить специальное разрешение, чтобы установить новую дверь, но это того стоило.
- Ого, - язвительно заметила Карла, когда Эйслинн неуверенно улыбнулась. - Даже не буду пытаться испортить тебе настроение.
- Ты тут ни при чем. - Она попыталась стереть с лица угрюмое выражение. - Сегодня же понедельник.
Карла убедилась в том, что бабушка ее не услышит, и тихо спросила:
- Хочешь прогулять?
- И завалить математику? - Фыркнула Эйслинн. Она схватила рюкзак, помахала бабушке и вышла в коридор.
Карла пожала плечами:
- Если хочешь, я с тобой позанимаюсь. В магазине электроники распродажа+
- Не сегодня. Пошли.
Эйслинн сбежала по лестнице, заметив еще нескольких фейри. Обычно они не заходили в квартирные дома. Это было одно из самых безопасных мест: никакой растительности в поле зрения, железные решетки на окнах - не самое приятное окружение, зато далеко от опасных деревьев и кустов на окраинах города.
Они прошли несколько кварталов, и от хорошего настроения Эйслинн не осталось ни следа. Фейри сидели в беседках, шли за ними, что-то бормотали, когда они проходили мимо. Это было уже чересчур.
В ее голове эхом прозвучали слова бледной девушки: "Беги, пока можешь".
Эйслинн не думала, что ей удастся сбежать, но если бы она знала, от чего бежать, она, наконец, перестала бы постоянно паниковать.
Один из волкоподобных фейри стал обнюхивать ее, прозрачный мех звенел тысячами осколков, когда он двигался. Эйслинн вздрогнула. Возможно, знания недостаточно, чтобы унять панику.
В течение дня утренние волнения Эйслинн отошли на задний план. Да уж, она не могла сказать отцу Джеймсу, что была недостаточно внимательна, потому что ее преследовали фейри. Церковь предостерегала от опасностей оккультизма, но найти современного священника, который верил бы в сверхъестественное - разумеется, кроме Бога, - было так же возможно, как и найти такого, который допускал бы, что священником может стать женщина.
Вообще-то, подумала Эйслинн, криво усмехнувшись по пути в класс английского, где-то должны быть священники, признававшие равенство женщин, но только не в ее школе.
- Ты прочитала книгу? - Спросила Лесли, доставая сумку из шкафчика, и рывком захлопнула дверцу.
- Ага, - закатила глаза Эйслинн. - Отелло просто козел.
Лесли подмигнула ей:
- Они все козлы, солнышко. Абсолютно все.
- Как вечеринка? - Поинтересовалась Эйслинн, когда они проскользнули в класс.
- Как обычно, но+ - Лесли наклонилась через проход: - Родители Доминика уехали на целую неделю. Повеселимся, погуляем, подцепим парочку парней+
- Это как-то не для меня.
- Да ну, Эш, - Лесли украдкой осмотрелась, чтобы убедиться, что никто, кто не должен был этого слышать, не ошивается поблизости, и добавила: - К тому же друг Ри из музыкального магазина достал ей то, что она заказывала.
Иногда Эйслинн хотелось иметь возможность немного покурить, немного выпить, но она не могла. Однажды она даже позволила себе помечтать, как, опьянев, останется на диване Сета, но не могла позволить себе рисковать бродить по Хантсдейлу беззащитной.
- Это не для меня, - уже тверже сказала она.



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:32 | Сообщение # 16
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
- Ты можешь просто прийти. Необязательно зажигать, как я. Просто пообщаешься с людьми, расслабишься. - Лесли сделала еще одну попытку: - Должны прийти парочка кузенов Доминика.
- А я думала, все они козлы, - ухмыльнулась Эйслинн.
- Однозначно, но его кузены - очень, очень сексуальные козлы. И если ты не собираешься ничего иметь с Сетом+ - Лесли похотливо улыбнулась. - У девушки есть потребности. Просто подумай об этом.
Вошла сестра Мария Луиза и спасла Эйслинн от еще одной нотации подруги.
Она, как обычно, встала перед классом, оглядывая учеников сквозь свои жуткие очки:
- Итак, что вы можете мне рассказать?
Вот почему Эйслинн нравились ее занятия: сестра Мария Луиза не просто читала лекцию. Она поощряла их дискуссии, время от времени вставляя свои мысли, постепенно раскрывая все больше и больше информации, но в этом чувствовался стиль, не то что у других учителей.
Прежде чем кто-то другой открыл рот, Лесли заявила:
- Все было бы по-другому, если бы Отелло доверял Дездемоне.
Сестра Мария Луиза наградила ее одобрительной улыбкой и повернулась к Джефу, который оспаривал большинство комментариев Лесли:
- Вы согласны?
Урок тут же превратился в дебаты мужду Эйслинн и Лесли с одной стороны и одиноким мужским голосом Джефа - с другой. Время от времени к дискуссии присоединялись и другие, но основными действующими лицами оставались они втроем.
Позже Эйслинн оставила Лесли у ее шкафчика и присоединилась к толпе, направляющейся к двери. В целом, настроение у нее было хорошим. Конечно, лучше бы любимый урок был вначале дня, а не в конце, вместо пытки математикой с самого утра.
Эйслинн вышла на улицу. Страх, который она обуздала утром, нахлынул на нее снова и затопил все ее существо: снаружи на спине своего волка сидела мертвенно-бледная девушка, выглядевшая так же поразительно, как и другой фейри, Кинан, тогда в "Мире комиксов".



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:33 | Сообщение # 17
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 7.

Фейри мстительны и очень высокомерны,
они не допускают вмешательства
в свои давно сложившиеся законы.
"Античные легенды, мистические заклинания и
ирландские суеверия" (1887)
Леди Франческа Сперанца Уайлд

- Эй, - Лесли щелкнула пальцами перед лицом Эйслинн, и серебристый лак для ногтей привлек ее внимание, - ты идешь или нет?
- Чего?
- К Доминику, - вздохнула Лесли, и уже знакомое раздражение отразилось на ее лице.
Позади них Карла подавила смешок.
Лесли шумно выдохнула, сдувая с лица слишком длинную челку.
- Ты не слышала ни слова из того, что я сказала, так ведь?
- Подождите меня! - Прокричала Рианна, сбегая по ступенькам. Как и Лесли, она уже сняла форменную куртку и успела расстегнуть две верхние пуговицы на блузке. Эта показуха уже привела к тому, что ей пришлось посещать лекции сразу на нескольких факультетах.
Со стороны здания их окликнул отец Эдвин:
- Леди, вы все еще на территории школы.
- Уже нет, - Рианна перепрыгнула границу, отделяющую территорию школу от улицы, и послала ему воздушный поцелуй. - Увидимся завтра, отец!
Отец Эдвин подергал свой католический воротничок, прочищая горло:
- Постарайтесь не влезать в неприятности.
- Да, отец, - покорно ответила Лесли и понизила голос: - Так ты идешь, Эш?
Не останавливаясь, она шла к углу улицы, ожидая, что все пойдут за ней.
Эйслинн покачала головой:
- У меня встреча с Сетом в библиотеке.
- Ну вот, теперь он просто душка, - Рианна многозначительно посмотрела на нее. - Ты от нас что-то скрываешь. Лес сказала, что именно поэтому ты не пришла вчера.
Через дорогу мертвенно-бледная девушка слушала все, о чем они говорили. Она сидела на спине своего волка, шагающего по улице наравне с ними.
- Мы просто друзья, - покраснела Эйслинн, смущенная больше обычного оттого, что ее подслушивала фейри.
Эйслинн остановилась, наклонилась и сняла ботинок, как будто в него забился камешек. Она оглянулась: бледная девушка и ее волк замерли в тени аллеи на другой стороне улицы. Люди, как всегда, проходили мимо, разговаривали, смеялись, совершенно не замечая неестественно огромного волка и его мертвенного вида наездницу.
- Держу пари, вы могли бы быть больше, чем просто друзьями, - Рианна схватила Эйслинн за руку и потащила вперед. - А ты как думаешь, Лес?
Лесли медленно и задумчиво улыбнулась:
- Из того, что я слышала, у него достаточно опыта, чтобы стать первым кандидатом! Поверь мне: для первого раза нужен кто-то искушенный в этих делах.
- А я слышала, Сет вполне искушен, - низким голосом вторила Карла.
Они с Лесли засмеялись. Эйслинн покачала головой.
- Шейла сказала, что в кабинете отца Эдвина видела новенького, он появится на этой неделе, какой-то сирота, - сказала Карла, когда они стояли у пешеходного перехода. - Сказала, он определенно красавчик.
- Сирота? Она действительно сказала сирота? - Лесли закатила глаза.
Радуясь, что тема разговора больше не касается ее, Эйслинн слушала вполуха, думая больше о преследовавшей ее фейри, чем о новом ученике. Фейри не отставала, даже когда они двигались.
Бледная девушка отличалась от других фейри, которые встречались по пути и рассматривали ее. Никто из них не приближался к ней. Некоторые склоняли головы, когда она проходила мимо, но она не обращала на них никакого внимания.
На углу Эджхилл и Вайн, где их пути обычно расходились, Карла снова спросила:
- Ты уверена? Можешь взять его с собой.
- А? - Эйслинн потрясла головой. - Нет. Сет помогает мне готовиться, м-м, к этим тестам. Созвонимся потом. - Загорелся зеленый, и она пошла по переходу. - Повеселитесь там.
Мертвенно-бледная девушка не последовала за ней. Может, она, наконец, ушла?
- Эй, Эш! - Позвала Лесли, когда они были уже так далеко друг от друга, что все вокруг могли ее услышать. - Ты в курсе, что в этом месяце нет никаких тестов?
- Похотливая девчонка! - Погрозила пальцем Рианна.
Люди поблизости не обратили на это внимания, но Эйслинн вспыхнула:
- Ради бога!

Эйслинн шла через парк к библиотеке, думая о Сете и о бледной девушке. Она не обращала внимания на то, что происходит вокруг, когда вдруг кто-то - не фейри - схватил ее за руки и притянул к груди, лишив возможности двигаться.
- Кто тут у нас? Симпатичная маленькая католичка+ Милая юбчонка.
Он потянул за край ее плиссированной юбки, и два его дружка заржали:
- Как поживаешь, детка?
Эйслинн попыталась пнуть его, но это не принесло результатов.
- Прекрати!
- Прекрати! - Передразнили его друзья. - Ой-ой-ой, прекрати!
Где же все? В такое время в парке обычно всегда есть люди. Ни людей, ни фейри, никого вообще не было сейчас в поле зрения.
Она открыла рот, чтобы закричать, но парень другой рукой сжал ее челюсть и засунул указательный палец в ее приоткрытые губы.
Она укусила его. На вкус - как старые сигареты.
- Сучка, - но здоровяк не убрал руку. Он стиснул пальцы еще сильнее, внутренняя поверхность ее щек вдавилась в зубы - пошла кровь.
Парень справа засмеялся:
- Похоже, ей нравится погрубее, а?
Эйслинн почувствовала в глазах слезы. Рука крепко сжимала ее. Ладонь на ее лице снова сжалась, и она опять почувствовала во рту кровь. Она пыталась думать, вспомнить все, что знала о самообороне. Используй все, что можешь. Кричи. Повисни на его руке. Она так и сделала.
Он только переместил захват.
А потом она услышала рычание.



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:33 | Сообщение # 18
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Возле нее волк бледной девушки оскалил клыки. Выглядел он, как большая собака, но Эйслинн знала, кем он был. Видимая всем и выглядящая обманчиво по-человечески, бледная девушка держала волка на поводке, позволяя ему быть достаточно близко к трем негодяям - одного его рывка хватило бы, чтобы пролилась кровь.
- Убери свои руки. - Ее голос был пугающе спокойным.
Два парня отступили, но здоровяк, державший Эйслинн, процедил:
- Тебя это не касается, блондиночка. Иди, куда шла.
Фейри секунду подождала, потом пожала плечами и отпустила поводок:
- Ну что ж, Саша, взять!
И волк - Саша - рванул запястье здоровяка.
Тот заорал и отпустил Эйслинн, прижимая к себе истекающую кровью руку. Эйслинн упала на землю.
Не сказав больше ни слова, все трое бросились бежать. Волк бежал позади, кусая их за ноги, когда они переходили на шаг.
Бледная девушка присела и спросила с непонятным выражением лица:
- Ты можешь встать?
- Почему ты+ - Эйслинн отпрянула, когда фейри протянула руку к ее подбородку. - Спасибо. - Девушка вздрогнула от этих слов. - Не понимаю, в чем дело. - Эйслинн посмотрела в ту сторону, куда убежали трое дружков. Хантсдейл не был криминальным городом. Может, немного опасным в позднее время. Безработица и избыток баров заставляли людей избегать множества переулков и темных аллей поздней ночью. Но чтобы нападение в парке+ это уж слишком. Она поймала взгляд фейри и прошептала: - Почему?
Не отвечая на вопрос, бледная девушка протянула руку:
- Мне жаль, что я не смогла прийти раньше.
- Почему ты+ - Эйслинн замолчала, прикусив губу, и поднялась.
- Я Дония.
- Эш, - она неуверенно улыбнулась.
- Тогда пойдем, Эш.
Дония направилась к библиотеке бок о бок с ней, не прикасаясь, но слишком близко, чтобы Эйслинн могла чувствовать себя спокойно.
Эйслинн остановилась у одной из колонн, возвышавшихся по обе стороны от дверей здания библиотеки.
- Разве тебе не нужно идти искать своего, м-м, пса?
- Нет. Саша вернется. - Дония изобразила то, что было бы приветливой улыбкой, будь она человеком, и шагнула к двери. - Идем.
Эйслинн открыла резную деревянную дверь, понемногу приходя в себя. Двери библиотеки, как и колонны, резко выделялись на фоне неописуемой архитектуры Хантсдейла, как будто один из основателей города вдруг решил, что среди всех этих уродливых конструкций просто необходима капелька красоты. Ей захотелось смеяться, не потому что что-то показалось забавным, а потому что она неожиданно осознала: правила, по которым она жила все эти годы, уверенно катились ко всем чертям. Не фейри напали на нее, а люди. Правило 1: никогда не привлекай внимание фейри. Но если бы этого не случилось, что тогда произошло бы в парке?
Ноги Эйслинн сделались ватными, в желудке что-то зашевелилось.
- Тебе нужно присесть? - Дония мягко направляла Эйслинн через холл туда, где находились уборные. - То, что они сделали, ужасно.
- Я чувствую себя идиоткой, - прошептала Эйслинн, - ведь ничего особенного не произошло.
- Иногда угроза ужасна сама по себе+ - Дония пожала плечами. - Пойди умойся. Тебе станет лучше.
В одиночестве Эйслинн смыла кровь с лица и немного успокоилась.
Там, где пальцы впились в ее кожу, был синяк. На губе - уже засохший разрыв. Все выглядело не так уж плохо. Могло быть гораздо хуже.
Эйслинн снова умылась и пригладила волосы. Она стянула с себя школьную форму, свернула ее и засунула в рюкзак. Влезла в поношенные джинсы и надела легкую блузку, которую отыскала в комиссионном магазине, и вышла в почти пустой холл, тихонько прикрыв за собой дверь.
Дония стояла в холле, теперь невидимая, и разговаривала с одной из "костлявых" девушек-фейри. Как и все "костлявые" фейри, эта была жутко белой и такой тощей, что можно было видеть каждую ее кость под почти прозрачной кожей. То, что она вообще двигалась, казалось выходящим за рамки основных законов физики. Разве не должно было то, что выглядит таким хилым, иметь проблемы с передвижением? Однако "костлявые" скользили по земле без видимых усилий. Несмотря на "трупный" внешний вид, их лица были до боли прекрасными.
На Донию тоже было больно смотреть: белые волосы извивались, словно вьюга, окружавшая ее одну. Крошечные сосульки звеня падали на пол за ее спиной.
- Найдите их. Узнайте, почему они напали на нее. Если кто-то приказал им сделать это, я должна знать. Эйслинн не должны причинить вред.
Голос "костлявой" походил на сухой шепот, будто словам приходилось продираться сквозь колючки:
- Я должна сказать об этом Кинану?
Дония не ответила, но глаза ее потемнели, стали такими же блестяще-черными, какими были у "Мира комиксов".
"Костлявая" отшатнулась, в мольбе протягивая к ней руки. Дония отступила от девушки-фейри, скрывшись за углом.
Через мгновение она появилась из-за того же угла, снова видимая для людей, и улыбнулась Эйслинн:



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:34 | Сообщение # 19
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
- Тебе лучше?
- Да, я в порядке, - ответила Эйслинн голосом, который был не громче, чем у "костлявой" фейри.
Она не была в порядке. Она совершенно запуталась во всем этом. У Кинана и Донии были причины, чтобы преследовать ее, но она не могла спросить, какие именно. Может, им просто скучно, и они играют со мной, чтобы убить время? Многие старые истории рассказывали о таких случаях, но Дония, похоже, ужасно разозлилась на тех парней из парка, а еще она, кажется, была уверена, что кто-то мог послать их, чтобы причинить ей вред. Почему? Что происходит?
- Я тут немного почитала, пока тебя не было. Перед тем, как уйти, я хотела удостовериться, что кто-нибудь может проводить тебя домой. - Улыбаясь, Дония склонила голову. Ее поза казалась вполне дружелюбной, безопасной. Она пошла назад к рядам столов. - Эш? Ты+ хорошо себя чувствуешь?
- Да. - Эйслинн проследовала за Донией до стола за углом, на котором лежали открытая книга и потрепанная кожаная сумка.
- Ты можешь кому-нибудь позвонить?
- Да, со мной все будет хорошо.
Дония кивнула и засунула книгу в сумку.
Открылась дверь, и в комнату вошла мать с двумя детьми.
Прямо за ними была группа фейри, невидимых для других. Все шестеро были прекрасны - они двигались, как модели, одежда на них выглядела так, будто ее сшили специально для их гибких тел. Если бы не украшавшие в прямом смысле слова их кожу вены, они выглядели бы как люди. Вены эти были похожи на живые татуировки, движущиеся по собственной воле по телам девушек-фейри.
Одна из них закружилась в каком-то старинном танце, пересекая комнату. Остальные захихикали и поклонились друг другу, прежде чем последовать за ней.
И тогда первая увидела Донию. Она что-то прошептала остальным, и они остановились.
Даже извивающиеся вены застыли.
Прошло несколько мгновений.
Дония не сказала ни слова. И Эйслинн тоже. Что мы можем сказать, если обе притворяемся, что не видим их?

Наконец, Эйслинн проговорила:
- Если бы тебя там не было+
- Что? - На лице Донии отразилась боль, когда она отвела взгляд от фейри.
- В парке. Если бы тебя там не было+
- Но я же была. - Она улыбнулась, но выражение ее лица говорило о том, что она нервничает и с нетерпением ждет, когда сможет уйти.
- Да уж. Мне нужно найти моего+ кого-нибудь. - Эйслинн шагнула к лестнице, ведущей в хранилище библиотеки. - Только кое-что возьму. Но я хотела поблагодарить тебя за все.
Дония бросила короткий взгляд на фейри, которые снова хихикали.
- Просто хочу убедиться, что ты не будешь одна, когда выйдешь отсюда. У тебя точно получится?
- Точно.
- Хорошо. Мы увидимся снова, при лучших обстоятельствах, разумеется. - Дония улыбнулась. Фейри была ошеломительно прекрасна, как гроза, когда, просыпаясь от внезапного громового раската, вы с восхищением наблюдаете за молнией, разрезающей небо пополам.
И наверняка так же опасна.



 
ФемидаДата: Вторник, 21.09.2010, 14:35 | Сообщение # 20
Мастер
Группа: Создатель
Сообщений: 521
Награды: 14
Репутация: 195
Замечания: 0%
Статус: Offline
Глава 8.

Одной корнуэльской женщине, которой
довелось стать опекуншей ребенка-эльфа,
дали святую воду, чтобы умыть его лицо+
Женщина попробовала умыться ею сама, и
вода, попав ей в глаза, подарила ей Видение.
"Легенды и сказания Британии" (1917)
Льюис Спенс

Эйслинн застыла, глядя вслед уходящей фейри, - в этот момент Дония была так прекрасна, что на глаза Эйслинн навернулись слезы.
Сзади подошел Сет. Она знала, что это он еще до того, как его руки обвились вокруг нее. Она многие вещи осознавала до того, как они происходили. Это пугало ее.
- Кто она? - Прошептал он.
- Кто? - Было трудно ответить ему, когда он вот так стоял рядом, ростом на целый фут выше ее самой.
- Та, с кем ты говорила. - Он указал головой в ту сторону, куда ушла Дония.
Не отвечая, она повернулась к нему. Сет увидел ее лицо и забыл, о чем спрашивал.
- Что случилось? - Он уставился на ее распухшую губу и протянул руку, чтобы дотронуться до нее.
- Я все расскажу тебе дома. - Она обняла его, не имея желания даже думать о том, что произошло - только не сейчас.
Ей просто хотелось уйти, хотелось оказаться у Сета дома, где она могла бы почувствовать себя в безопасности.
- Я только заберу свои вещи. - И он прошел мимо группы фейри, которые направлялись прямо к Эйслинн.
Одна из девушек-фейри обошла ее кругом:
- Это новенькая.
Вторая провела рукой по волосам Эйслинн:
- Симпатичная.
Еще одна пожала плечами:
- Наверное.
Эйслинн старалась придать своему лицу беззаботное выражение. Концентрация. Она сконцентрировалась на исходящем от их одежды шелесте листьев, изо всех сил стараясь не замечать странноватый приторно-сладкий аромат, который словно пропитал воздух вокруг них, и обжигающие прикосновения их кожи, когда они стали руками исследовать ее. Ей было неспокойно, но после кошмара в парке их прикосновения почему-то казались менее ужасными. Нападение тех троих+ Она вздрогнула.
Теперь, когда ушла Дония и больше никто в библиотеке не мог их слышать, фейри громче болтали друг с другом.
- Похоже, Зимняя взялась за дело.
- Теперь эта девушка неприкосновенна.
- Какая разница? Девушки не в моем вкусе. А вот ее друг+ Он не неприкосновенный. Лакомый кусочек!
Они захихикали.
- Может быть, она поделится с нами, когда присоединится к нам.
- Если она та самая, разве у нее есть выбор? Ее друг станет легкой добычей.
Сет вернулся с сумкой на плече, и Эйслинн протянула к нему руки, словно ожидая очередных объятий.
Он вопросительно посмотрел на нее.
- Кто сказал, что мы должны ждать? - Одна из фейри погладила его по щеке, вторая ущипнула его.
Сет широко раскрыл глаза.
Сердце Эйслинн подпрыгнуло. Он почувствовал. Ей никогда не приходилось говорить с кем-нибудь, кто не видит их, так, чтобы фейри не могли понять ее. Надеясь, что фейри ничего не заметили, она обвила рукой талию Сета и подтолкнула его к двери, подальше от похотливых невидимых красоток:
- Ну что, пойдем?
- Конечно. - Он ускорил шаг и обнял ее за плечи.
- Кажется, у Летнего Короля есть конкурент.
- Сама хочешь сказать ему об этом? "О, Кинан, любовь моя, ее игрушка - просто прелесть!"
- Не будь такой противной. Это же просто королевские забавы.
Все они снова захихикали.
- И как долго он будет забавляться с ней? Ты же знаешь, как он действует, когда добивается благосклонности. Я добровольно предложу ему отвлекать смертного, чтобы Кинан мог добиться ее. Только посмотри на весь этот пирсинг на его лице. Интересненько, в языке у него тоже есть колечко?

Как только они оказались в металлической безопасности поезда Сета, Эйслинн вздохнула с облегчением.
"Прогулка" до дома напоминала средневековую казнь - фейри наблюдали за ними, стараясь подобраться поближе. Они ни разу не тронули ее, зато у Сета наутро появится парочка необъяснимых синяков. Эйслинн радовалась, что он не мог видеть их.
Она быстро обняла его и отступила:
- Прости меня.
- За что? - Он размотал Бумера, свернувшегося вокруг заварника, и положил его в террариум.
- За них. - Она подошла к барной стойке на "кухне".
Сет щелкнул выключателем, чтобы нагреть камни в террариуме и зажечь лампы для Бумера.
- Чаю?
- Давай. Ты чувствовал их?
- Возможно. - Он замолчал, наливая воду в чайник. - В библиотеке что-то такое было+ Расскажи мне о том, что случилось раньше. И в первую очередь - об этом. - Он указал на синяки на ее лице.
И она все рассказала. О парнях в парке, о том, как Дония спасла ее, о том, как она злилась, когда разговаривала с "костлявой" фейри. Она позволила словам свободно литься, ничего не утаивая.
Несколько минут он неподвижно стоял, а потом напряженным голосом спросил:
- Ты как?
- Нормально. Ничего особенного не произошло. Просто испугалась. Я в порядке. - И это было действительно так.
Однако вид Сета говорил о том, что он изо всех сил старался держать себя в руках, - челюсти стиснуты, черты лица заострились. Он отвернулся, пытаясь успокоиться, но она слишком хорошо его знала.
- Серьезно, я в полном порядке, - заверила она. - Немножко побаливает там, где он хватал меня, но это пустяки.



 
Форум » КНИЖНЫЙ КЛУБ » Книги целиком » Мелисса Марр - Любимый грешник (Серия "Татуированные фейри ")
Страница 2 из 9«123489»
Поиск:

Добавить свой баннер

Copyright chicagoland-vam.ucoz.ru © 2010 - 2014

Сайт посвящен творчеству Хлои Нейл.
Сайт является некоммерческим проектом. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна

Рейтинг@Mail.ru